Сценарии развития и стратегии управления теневой экономикой

Дробот Е.В.1, Макаров И.Н.2
1 АНО «Развитие инноваций» Центр дополнительного профессионального образования, Россия, Москва
2 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Липецкий филиал), Россия, Липецк

Статья в журнале

Теневая экономика
Том 5, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Дробот Е.В., Макаров И.Н. Сценарии развития и стратегии управления теневой экономикой // Теневая экономика. – 2021. – Том 5. – № 3. – С. 183-198. – doi: 10.18334/tek.5.3.112237.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46551991

Аннотация:
На основе анализа данных отчета Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (the Association of Chartered Certified Accountants, ACCA), материалов Всемирного банка, ООН, в частности, Международной организации труда и Продовольственной и сельскохозяйственной организации, Организации экономического сотрудничества и развития в статье определены стратегии экономической деятельности в условиях внешнего давления на общество и экономику на фоне предпринимаемых правительством мер по борьбе с теневой экономикой. Проанализированы меры поддержки занятых в неформальном секторе в условиях пандемии COVID-19. Рассмотрены возможные сценарии развития теневой экономики, а также разработаны рекомендации для управления теневой экономикой.

Ключевые слова: неформальная занятость, пандемия, стрессоры, теневая экономика

JEL-классификация: O17, J16, F62



Введение

Исследованию различных аспектов теневой экономики посвящено достаточно много научных исследований [1–11, 14–16, 17] (Burov, 2017; Dmitrieva, Drobot, 2018; Drobot, 2021; Kaybalina, 2018; Kapitonova, Kapitonova, 2020; Lomsadze, 2020; Novenkova, 2017; Novenkova, 2017; Khanchuk, 2019; Khudaynazarov, 2019; Packard, Koettl, Montenegro, 2012; Jutting, De Laiglesia, 2009; Neuwirth, 2011; Elgin, Oztunali, 2012; Schneider, Buehn, Montenegro, 2010), однако интерес представляет анализ стратегий экономической деятельности в условиях внешнего давления на общество и экономику на фоне предпринимаемых правительством мер по борьбе с теневой экономикой.

Цель нашего исследования – определить стратегии экономической деятельности в условиях внешнего давления на общество и экономику на фоне предпринимаемых правительством мер по борьбе с теневой экономикой, проанализировать меры поддержки занятых в неформальном секторе в условиях пандемии COVID-19, установить возможные сценарии развития теневой экономики, а также разработать рекомендации для управления теневой экономикой.

В исследовании использованы данные отчета Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (the Association of Chartered Certified Accountants, ACCA), материалы Всемирного банка, ООН, в частности Международной организации труда и Продовольственной и сельскохозяйственной организации, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Стратегии и сценарии экономической деятельности в условиях борьбы с теневой экономикой

В мире, охваченном многочисленными кризисами (конфликтующими мировоззрениями, конфликтующими экономическими парадигмами, быстро приближающимися системными ограничениями, связанными с исчерпаемостью ресурсов, эпидемиологическими кризисами и т.д.), стрессоров, которые могут способствовать росту теневой экономики, предостаточно. Как они будут развиваться дальше? Какие страны могут подвергнуться негативному воздействию, а какие смогут избежать любых потенциально неблагоприятных последствий? Очевидно, что для любой страны одна неопределенность будет заключаться в том, насколько сильно эти стрессоры будут воздействовать на экономику в будущем. Еще одна неопределенность в этом вопросе заключается в том, сможет ли правительство конкретной страны разработать и реализовать эффективные меры реагирования на рост масштабов теневой экономики.

Выражение этих двух неопределенностей в виде пар противоположных результатов приводит к следующим осям:

Для визуального представления о возможных стратегиях и сценариях развития теневой экономики интересно рассмотреть матрицу, построенную на двух осях:

1) внешнее давление на общество (увеличение или уменьшение);

2) реакция правительства на теневую экономику (эффективная или неэффективная).

В результате возникает четыре возможных сценария (рис. 1):

1. Рост внешнего давления на общество и экономику и неэффективная реакция правительства – «Жизнь в тени», возможный сценарий – «Коллапс».

2. Уменьшение внешнего давления на общество и экономику и неэффективная реакция правительства – «Бездумные действия», возможный сценарий – «Коррупция».

3. Рост внешнего давления на общество и экономику и эффективная реакция правительства – «Жизнь под давлением», возможный сценарий – «Если надо, сделаю».

4. Уменьшение внешнего давления на общество и экономику и эффективное реагирование правительства – «Работа в свете», возможный сценарий – «Сотворчество».

Рисунок 1. Стратегии экономической деятельности в условиях внешнего давления на общество и экономику на фоне предпринимаемых правительством мер по борьбе с теневой экономикой

Источник: составлено авторами по данным [12].

Самый пессимистичный сценарий, когда более 75% мирового населения работает в неформальной экономике, – это «Коллапс». Сценарий «Коррупция», по сути, можно рассматривать как продолжение настоящей ситуации, когда 45–74% работают в теневом секторе. Сценарий «Если надо, сделаю» предлагает будущее, в котором правительства и местные сообщества более активно реагируют на кризисы, в результате чего 15–44% всей рабочей силы приходится на неформальный сектор. Сценарий «Сотворчество» – это самый оптимистичный вариант, когда неформальная занятость составляет менее 15% населения. Этот сценарий, вероятно, возможен только для нескольких стран, не подверженных серьезным внешним кризисам (если такое вообще возможно!), правительства которых гибко принимают соответствующие стратегии.

В таблице 1 представлены возможные сценарии развития теневой экономики с учетом действующих факторов и формирующихся стрессоров.

Таблица 1

Сценарии и факторы развития теневой экономики

Факторы
«Жизнь в тени» – «Коллапс»
«Бездумные действия» – «Коррупция»
«Жизнь под давлением» – «Если надо, сделаю»
«Работа в свете» – «Сотворчество»
Экономические факторы
• Непрерывные региональные экономические спады сопровождаются глобальными рецессиями.
• Налоговая нагрузка воспринимается как высокая из-за низких доходов населения
• Быстро растет шеринговая экономика и бартер.
• Легкость уклонения от уплаты налогов провоцирует граждан скрывать часть своих доходов
• Рост иностранных инвестиций в местную экономик.
• Высокий уровень интеграции между местной и глобальной экономикой создает хорошие условия для бизнеса.
• Глобальное неравенство не увеличивается, но все еще остается высоким.
• Рост численности населения
• Темпы глобализации продолжают быть высокими.
• Экономическая турбулентность создает регулярные региональные рецессии.
• Высокое качество государственных услуг приводит к высокой налоговой нагрузке.
• Увеличение численности населения приводит к увеличению глобального предложения рабочей силы
• Стабильность национальных доходов.
• Низкий уровень коррупции.
• Появление новых парадигм и мировоззрений в области экономического и политического управления.
• Переосмысление капитализма в сторону альтернативных экономических моделей
Деловая среда
• Малый бизнес все больше борется за выживание.
• Богатство и власть сосредоточены в руках небольшого числа олигархов
• Малый бизнес все больше борется за выживание в глобальной гонке.
• Глобальные сервисные корпорации увеличивают аутсорсинг всех видов деятельности.
• Те, кто может управлять данными и программным обеспечением, получают все большую власть над теми, кто не принимает цифровую трансформацию
• Малый бизнес все больше борется за выживание в глобальной гонке.
• Глобальная конкуренция и автоматизация снижают цены на товары и услуги
• Появляются новые бизнес-модели устойчивого развития.
• Высокий интерес к социальному предпринимательству, уход от бизнеса, ориентированного только на получение прибыли.
• Размытые границы между бизнесом (производителями) и потребителями
Социально-демографические факторы
• Растет уровень бедности.
• Ограниченный доступ к образованию и профессиональной подготовке оставляет многих людей, работающих в тени, без возможности улучшить свое положение.
• Рост расовых, межэтнических и прочих разногласий усиливает конфликты
• Бедность сокращается медленно.
• Постепенное и частичное сокращение безработицы.
• Доступ к образованию и профессиональной подготовке расширяется благодаря предоставлению услуг частным сектором
• Продолжается миграция из сельских районов в города.
• Рост и старение населения планеты.
• Доступ к образованию/ профессиональной подготовке расширяется благодаря вмешательству правительства
• Снижение уровня бедности.
• Низкий уровень безработицы, обусловленный широким доступом к образованию и профессиональной подготовке.
• Рост среднего класса
Социально-экологические факторы
• Отсутствие «угрызений совести» и низкое доверие к институтам власти приводит к тому, что все больше людей становятся неформально занятыми.
• Риск обнаружения низок.
• Занятость в теневом секторе не наказывается из-за высокого уровня коррупции.
• По всему миру происходят периодические экологические катастрофы и наблюдаются серьезные последствия изменения климата
• Растет число социально ориентированных субъектов малого и среднего бизнеса.
• Высокий уровень коррупции среди государственных чиновников.
• Широко применяются экологические рыночные механизмы, направленные на поощрение устойчивого развития
• «Угрызения совести» не позволяют гражданам заниматься теневой деятельностью.
• Высокий риск обнаружения.
• Серьезные периодические последствия изменения климата и периодические экологические катастрофы, наблюдаемые во всем мире.
• Государственные субсидии на альтернативные источники энергии
• Рост социально ориентированного бизнеса.
• Увеличение числа инициатив по смягчению последствий изменения климат.
• Снижение конкуренции за природные ресурсы из-за достижений в области науки и техники.
• Рост популярности альтернативных источников энергии.
• Повсеместное внедрение «зеленых» производственных стандартов
Управления
• Растущая политическая нестабильность во многих регионах мира приводит к системной нестабильности.
• Качество государственных услуг снижается, в результате качество жизни граждан остается низким.
• Законодательство, оторванное от реальной жизни граждан, отчуждает граждан от институтов власти
• Периодическая политическая нестабильность, возникающая в регионах с замороженными конфликтами.
• Государственные расходы сокращаются, большинство государственных услуг предоставляются частными корпорациями.
• Законодательство, оторванное от реальной жизни граждан, отчуждает граждан от институтов власти
• Растущая политическая нестабильность во многих регионах мира приводит к системной нестабильности.
• Повышение качества государственных услуг и рост социальных инвестиций повышают качество жизни граждан.
• Широкое внедрение электронного управления ведет к повышению прозрачности и доверия к правительству
• Повышение качества экономического управления.
• Высокое качество услуг государственного сектора.
• Реальная демократия
Научно-технологические факторы
• Наука и техника развиваются медленными темпами.
• Высокая степень доступа в Интернет в некоторых регионах и отсутствие постоянного доступа в Интернет в других регионах.
• Криптовалюты (например, биткойн), используемые в незаконной торговле
• Прогресс в науке и технике ведет к дальнейшему прогрессу в области искусственного интеллекта, передовой робототехники, технологий распознавания
• Прорывные инновации приводят к глубоким изменениям в обществе и бизнесе
• Прогресс в области науки и техники ведет к дальнейшему развитию искусственного интеллекта, передовой робототехники, технологий распознавания.
• Высокое проникновение Интернета увеличивает возможности подключения.
• 3D-печать способствует росту местной экономики
• Широкое внедрение цифровых технологий.
• Расширение возможностей подключения к сети Интернет.
• Глобальное распространение науки, ведущее к ускорению темпов научного прогресса
Источник: составлено авторами по данным [12].

Теневая экономика в условиях пандемии COVID-19

Во многих странах теневая экономика является реальной действительностью для большинства граждан. Даже в экономически развитых странах 40–50% рабочей силы в какой-то момент оказываются занятыми в неформальном секторе [12, c. 24]. В некоторых странах правительства отказываются от попыток контролировать теневую экономику и принимают ее в качестве части инфраструктуры гражданского общества.

Здесь интересно рассмотреть влияние кризиса, спровоцированного пандемией COVID-19, на отношение к теневой экономике в части поддержки граждан, занятых в неформальном секторе.

По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (Food and Agriculture Organization of the United Nations, FAO), в мае 2020 г. 181 страна планировала или уже внедрила программы социальной защиты населения, включая денежные субсидии и распределение продовольствия для особо уязвимых групп населения, из них в 26 странах (14%) были специально разработаны и реализованы программы, ориентированные на неформальных работников, включая схемы временной занятости [13]. В число этих 26 стран вошли девять стран Африки, девять стран Латинской Америки и Карибского бассейна, пять стран Азии и Тихого океана, две страны Европы и одна страна Ближнего Востока [1].

Рассмотрим эти программы поддержки.

Основной формой помощи стали целевые денежные переводы (эту форму реализовали 19 из 26 стран). Сумма варьируется в зависимости от региона и страны в диапазоне от 17 долл. США (например, Того и Тунис) до 300 долл. США (Сальвадор). В четырех странах одной из основных форм поддержки стала продовольственная помощь. Наряду с продуктовым пакетом в Руанде и Судане также распространяются другие предметы первой необходимости, например мыло. На Филиппинах неформальным работникам, работающим в сфере дезинфекции и санитарии, предоставляется возможность принять участие в общественных работах. В Индонезии среди безработных неформальных работников распространяются субсидируемые ваучеры на обучение, получение новых профессиональных навыков и переподготовки. В Мексике, где значительное число микропредприятий, – это неформальный семейный бизнес, предоставляются льготные кредиты в размере 1000 долл. США [13].

Для выявления и охвата целевых получателей некоторые страны используют существующие платформы, которые уже содержат исчерпывающую информацию о неформальных работниках, или внедряют новые механизмы регистрации, такие как специальные веб-сайты, в т.ч. для саморегистрации работников неформального сектора в качестве бенефициаров. Такие сайты созданы в Тунисе, Египте, Колумбии, Аргентине, Марокко и даже в США, где создан простой веб-сайт, на котором работники, не работающие официально, могут предоставить свой номер социального страхования и адрес для получения денежной субсидии.

Помимо программ социальной защиты, во многих странах были приняты меры по поддержанию цепочки поставок сельскохозяйственной продукции, что также косвенно, как ожидается, принесет пользу неформальным работникам. Основная идея: выявить спрос на рабочие места в сельскохозяйственном секторе, включая потребности фермеров в сезонных и временных работниках, и задействовать неформальный сектор. Такие программы были реализованы в Китае, Южной Корее, Австралии и Германии.

Стратегии управления теневой экономикой

Существует пять основных стратегий, которые могут способствовать сокращению теневой экономики:

1. Принуждение бизнеса к большему количеству транзакций на электронных платформах.

2. Усиление контроля за фирмами для обеспечения соблюдения законодательства, нормативов и стандартов.

3. Сокращение безработицы.

4. Увеличение инвестиций в создание новых возможностей для наиболее маргинализированных слоев общества.

5. Рост использования новых технологий для выявления правонарушителей.

Интересно отметить, что в рамках международного опроса ACCA эксперты отметили эти стратегии как эквивалентные по воздействию на сокращение теневой экономики [12].

Кто же несет ответственность за борьбу с теневой экономикой?

Для анализа используем результаты опроса, проведенного ACCA [2] [12, c. 13–20].

Мнения экспертов разделились относительно того, как лучше всего решить этот вопрос. Традиционно считается, что главная ответственность лежит на правительстве. Но есть и мнения о том, что ответственность за правильный выбор лежит на каждом человеке, а также на местном сообществе, которое играет значительную роль в установлении культурных норм и правил, препятствующих участию в неформальной экономике (рис. 2).

Рисунок 2. Кто должен нести основную ответственность за борьбу с теневой экономикой?

Источник: составлено авторами по данным [12].

Какие рекомендации могут быть приняты правительствами для контроля и сокращения теневой экономики?

Представляется, что наиболее эффективным способом уменьшения доли теневой экономики является сокращение коррупции (70%). Еще одна интересная, но все-таки несколько спорная идея состоит в том, чтобы легализовать часть теневой экономики и интегрировать ее с официальной экономической деятельностью (55%). Традиционные рекомендации для сокращения теневого сектора также включают: повышение прозрачности управления (55%), совершенствование глобального налогового законодательства с целью предотвращения уклонения крупного бизнеса от уплаты налогов (55%). Также для мониторинга и борьбы с неформальной экономикой могут быть эффективно использованы новые технологии (54%) (рис. 3).

Рисунок 3. Рекомендации правительствам для контроля и сокращения теневой экономики

Источник: составлено авторами по данным [12].

Как правительствам следует относиться к теневой экономике?

Более спорной концепцией, которая получает все большее распространение в последнее время, является концепция признания существования теневой экономики и учета неформального сектора в качестве постоянной характеристики всей экономики. Это связано с тем, что во многих странах местные сообщества в значительной степени традиционно полагаются на неформальный сектор для предоставления важнейших социальных услуг, таких как образование, здравоохранение и охранная деятельность.

Поэтому некоторые эксперты предлагают признать, что теневая экономика будет существовать, и поэтому правительствам следует учитывать ее при измерении ВВП [12, с. 29].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Эффективное управление теневой экономикой требует действий на всех уровнях регулирования: правительств, городов, местных сообществ, наднациональных институтов и отдельных лиц.

Представляется, что для эффективного управления теневой экономикой в будущем весьма полезными могут оказаться следующие идеи:

1. Разработка единых подходов к регулированию теневой экономики на международном уровне, в региональных блоках и в рамках деятельности транснациональных корпораций.

2. Реализация политики, направленной на сокращение неравенства и создание более справедливой экономической системы. Реализация государственных программ повышения оплаты труда вместо системы пособий и льгот.

3. Демократизация процесса законотворчества и обеспечение более широкого участия представителей гражданского общества в законотворчестве, обеспечение справедливой правовой защиты.

4. Решение инфраструктурных проблем, приближение рабочей силы к местам производства и развитие инфраструктуры в районах, где ранее экономическая деятельность отсутствовала.

5. Обеспечение лучшей подготовки государственных служащих для повышения качества государственных услуг.

[1] 26 стран: Буркина-Фасо, Египет, Кабо-Верде, Марокко, Намибия, Руанда, Судан, Того и Тунис (Африка); Аргентина, Бразилия, Колумбия, Коста-Рика, Эквадор, Ямайка, Мексика и Сент-Люсия (Латинская Америка и страны Карибского бассейна); Австралия, Фиджи, Индонезия, Непал и Филиппины (Азиатско-Тихоокеанский регион); Грузия, Македония (Европа); Иордания (Ближний Восток). Далее, на протяжении 2020 г. число стран, предложивших программы поддержки для неформального сектора увеличилось более чем вдвое (за счет стран Латинской Америки и Карибского бассейна с крупной неформальной экономикой).

[2] В АССА входит 188 000 членов из 178 стран мира. Также ACCA поддерживает около 480 000 студентов по всему миру, помогая им развивать успешную карьеру в области бухгалтерского учета и бизнеса. В 2016 г. АССА сформировала стратегический альянс с австралийский компанией «Дипломированные бухгалтеры Австралии и Новой Зеландии» (Chartered Accountants Australia and New Zealand, CA ANZ), объединивший 788 000 членов. Таким образом, проводя опрос, ACCA имеет возможность апеллировать к огромному числу профессионалов. И выборка опроса является репрезентативной.


Источники:

1. Буров В.Ю. Теоретические основы исследования теневой экономики: ретроспективный анализ // Теневая экономика. – 2017. – № 2. – c. 57-72.
2. Дмитриева Е.О., Дробот Е.В. Теневая экономика: угрозы и последствия // Теневая экономика. – 2018. – № 1. – c. 9-16.
3. Дробот Е.В. Теневая экономика в Африке в условиях пандемии COVID-19 // Теневая экономика. – 2021. – № 2. – doi: 10.18334/tek.5.2.112175.
4. Кайбалина Н.Б. Влияние теневых экономических отношений на конкурентоспособность регионов // Теневая экономика. – 2018. – № 3. – c. 89–103.
5. Капитонова Н.В., Капитонова А.А. Теневая экономика в условиях пандемии COVID-19 в России // Теневая экономика. – 2020. – № 4. – c. 193-204.
6. Ломсадзе Д.Г. Концептуальные проблемы методологии научных подходов в исследованиях феномена теневой экономики // Теневая экономика. – 2020. – № 1. – c. 11-22. – doi: 10.18334/tek.4.1.100606.
7. Новенькова А.З. Влияние теневой экономики на динамику показателей регионального социально-экономического развития // Теневая экономика. – 2017. – № 2. – c. 73-81.
8. Новенькова А.З. Особенности теневого сектора региональной экономики // Теневая экономика. – 2017. – № 1. – c. 13-21.
9. Ханчук Н.Н. Теневая экономическая деятельность как историческая категория // Теневая экономика. – 2019. – № 3. – c. 191-202.
10. Худайназаров А.К. Определение, виды и основные факторы теневой экономической деятельности: обобщение на основе обзора исследований // Теневая экономика. – 2019. – № 4. – c. 213-224.
11. Elgin C., Oztunali O. Shadow Economies Around the World: Model Based Estimates. / Working papers 2012/05. - Istanbul: Bogazici University, Department of Economics, 2012.
12. Emerging from the shadows: The shadow economy to 2025. - London: The Association of Chartered Certified Accountants, 2017.
13. FAO (2020) Impact of COVID-19 on informal workers. [Электронный ресурс]. URL: http://www.fao.org/3/ca8560en/CA8560EN.pdf (дата обращения: 06.06.2021).
14. Jutting J., De Laiglesia J. R. (2009). Is Informal Normal? Towards More and Better Jobs in Developing Countries. OECD Development Centre, Paris. [Электронный ресурс]. URL: www.materialien.org/planet/oecdinformellersektor.pdf (дата обращения: 06.06.2021).
15. Neuwirth R. (2011). The Shadow Superpower. Foreign Policy. [Электронный ресурс]. URL: http://foreignpolicy.com/2011/10/28/the-shadow-superpower/ (дата обращения: 06.06.2021).
16. Packard T., Koettl J., Montenegro C.E. (2012). In From the Shadow: Integrating Europe's Informal Labor. World Bank. [Электронный ресурс]. URL: http://documents.worldbank.org/ curated/en/458701468035954123/pdf/706020PUB0EPI0067902B0978082 1395493.pdf (дата обращения: 06.06.2021).
17. Schneider F., Buehn A., Montenegro C.E. (2010). Shadow Economies All Over the World: New Estimates for 162 Countries from 1999 to 2007. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gfintegrity.org/storage/gfip/documents/reports/world_bank_ shadow_economies_all_over_the_world.pdf (дата обращения: 06.06.2021).

Страница обновлена: 20.11.2021 в 19:58:36