Основные критерии для оценки теневой экономики на современном этапе социально-экономического развития России и регионов

Федоров М.А.1, Ермакова Е.А.1, Гуреева О.В.1
1 Саратовский государственный технический университет им. Гагарина Ю.А., Россия, Саратов

Статья в журнале

Теневая экономика
Том 5, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Федоров М.А., Ермакова Е.А., Гуреева О.В. Основные критерии для оценки теневой экономики на современном этапе социально-экономического развития России и регионов // Теневая экономика. – 2021. – Том 5. – № 1. – С. 19-40. – doi: 10.18334/tek.5.1.112064.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46338221

Аннотация:
На современном этапе развития социально-экономических отношений, совершенствования финансовой системы и её контроля, особую актуальность обретают вопросы распространения теневой экономики. В данной статье предполагается выделение неклассических критериев оценки теневого сектора в России и её регионах по средствам анализа факторов, влияющих прямо или косвенно на процессы, обуславливающие феномен развития теневой экономики в стране в XXI веке. Проводимый в статье анализ факторов будет состоять из 8 коррелирующих между собой блок-факторов (таблиц и рисунков), основанных на динамике 13 статистических показателей официальной государственной статистики. В результате исследования будет оценено распространение теневого сектора в России в целом и его изменение за последние годы. Высказано мнение относительно влияния коррелирующих между собой факторов (уровня безработицы, номинально начисленных заработных плат, структур доходов населения и поступлений в бюджет) в настоящее время. Оценен дальнейший вектор социально-экономической ситуации в стране и регионе на данный момент, на основе выявленных тенденций и результатов, обозначающих долю присутствия теневого сектора в экономике страны

Ключевые слова: теневой сектор, теневая экономика, эконометрическое корреляционное моделирование, прогнозирование, социально-экономическое развитие

JEL-классификация: O11, O17, R13



Теоретические позиции, определения и критически важные аспекты теневой экономики сформированы и были проведены в качестве полноценных научных исследований данной тематики и отдельных ее факторов ранее [10] (Dmitrieva, Drobot, 2018), о чем свидетельствует большое разнообразие в методах, проведенных работах и опубликованных научных статьях в последнее время [11] (Zhemerikina, 2017).

Интерес к проблематике вопроса теневой экономики увеличился в период возникновения пандемии, что ознаменовало и выделило ряд существенных проблем в ходе проводимой цифровизации производственного и банковского сектора страны, неточности и статистические расхождения в официальных методах оценки объема и размаха теневого сектора в стране, а также отсутствие контроля за изменением состояния коррелирующих факторов, влияющих на ряд значимых для сдерживания теневой экономики показателей.

Кратко охарактеризуем методы, применяемые в данной статье для поиска новых критериев оценки, и перейдем к предпосылкам и причинам увеличения теневого сектора на современном этапе.

Ключевыми методами стали: исторический и логический, метод научных экстраполяций, прогнозирования и моделирования, научного сравнения, описания и обобщения, а также методы анализа и синтеза, индукции и дедукции.

Рассматривая длительный исторический период развития и становления современной социально-экономической и финансовой системы страны, стоит отметить, что сама проблема теневой экономики и присутствия теневого сектора возникает не впервые в качестве приоритетного направления для научного и управленческого решения.

Начиная с советского периода 1970–1980-х гг. проблема теневой экономики довольно часто остро становилась важнейшей и ключевой для дальнейшего успешного развития страны и экономического роста [8] (Burov, 2017).

Борьба с кустарным производством, скрытием части доходов и незарегистрированной занятостью населения успешно велась и на тот момент. Однако, учитывая некоторые институциональные особенности и командно-административную систему того исторического периода, не могла быть решена полностью и навсегда [23] (Khanchuk, 2019).

Следующим важным звеном в социально-экономическом развитии страны и региона стало постперестроечное время 1990-х и 2000-х годов, где масштабы теневого сектора существенно расширились частично за счет кустарных производств и серых рынков предприятий, частично за счет перехода и миграции населения [13] (Kalmanbetova, Gapurbaeva, 2017) на иные источники заработка кроме основной зарегистрированной и регулярной занятости (о чем свидетельствует официальная статистика по уровню безработицы тех лет). Имевший место в переходный период развития и становления финансовой системы и нового институционального устройства социально-экономической сферы феномен «экономики выживания» вынуждал и требовал резкой смены структуры занятости, а следовательно, и получаемых доходов среди населения. Большинство граждан перестраивались на рыночный тип поведения, переходя от наемного труда и работы на предприятиях (до этого обычно – заводах, фабриках и производственных объединениях) к торговому бизнесу, рынку недвижимости и имущества, а также мелкому предпринимательству.

Данная тенденция в начале 2000-х годов продлилась недолго в силу быстрого охлаждения новых рынков из-за череды банкротств его участников и ужесточения контроля за экономической деятельностью как граждан, так и субъектов малого предпринимательства, зарегистрированных в стране и регионах.

С одной стороны, это способствовало снижению теневого сектора и объема теневой экономики в России и большинстве регионов, но с другой стороны, открывало возможности для возникновения структурных, финансовых и экономических кризисов, которые в силу неразвитости институциональной структуры и несовершенства налогового законодательства в то время имели высокие шансы возникновения [24] (Kharlamova, 2018).

При этом ужесточение контроля, ведение статистики и особых мер сдерживания теневого сектора, в том числе налоговых и бухгалтерских решений в учете, способствовало снижению неофициальной занятости и незарегистрированных производств, но не до конца решали данную проблему.

Из-за нескольких подобных решений институциональная структура смогла устранить множество существующих перекосов инфраструктуры, однако до полного решения проблемы было далеко, так как любая экономика подвержена периодическим кризисам, воздействиям от фаз развития (подъемы и спады), а также экономических циклов и влиянию цикличности процесса.

Проведем корреляционный анализ нескольких факторов, влияющих на размер теневого сектора, и сформируем таблицы, графики и ключевые выводы на основе полученных данных.

Анализ факторов будет состоять из 8 коррелирующих между собой блок-факторов, основанных на динамике 13 статистических показателей официальной государственной статистики [18] (Novenkova, 2017), на базе данных и показателей Росстата, включающих предпосылки и причины возникновения феномена теневой экономки [24] (Kharlamova, 2018), а также аналитического обзора и анализа официальных органов отдельных показателей в совокупности с корреляцией факторов возникновения теневой экономики, приведенных в таблицах и расчетах [22] (Simutina, Leventov, 2019).

Например, на 2015 год основными положениями, фигурирующими в понимании теневой экономики России, стали следующие критерии: уход от налогообложения среди организаций, большой процент в статистике по недостоверной бухгалтерской отчетности предприятий и организаций, некоторые структурные недостатки законодательства, ошибки оформления накладных документов при поставках, отгрузках, погрузках и отправке товаров, уход в теневой сектор части производств в связи с финансовыми сложностями, увеличение действия коррупции и преступлений в социально-экономической и финансовой сфере.

В качестве контрольных точек исследования и сравнения возьмем периоды и годы, связанные с крупными и значимыми финансовыми и экономическими событиями в России и в мире, в том числе включая такие даты, как 1993/1994/1995 гг., 2000/2001/2002 гг., 2007/2008/2009 гг., 2014/2015/2016 гг., и дальнейшее развитие в рамках прогнозов на 2021/2022/2023 гг.

При этом налогообложение и поступления в бюджет рассмотрены в статье и проведенном анализе исключительно с результатов деятельности производственного сектора и экономически активного населения, то есть с официальной экономической деятельности в России и регионах [12] (Kaybalina, 2018), признанной в значениях показателей ВВП и ВРП [16] (Novenkova, 2017).

Для анализа показателей использованы данные официальной статистики, Центрального банка России и Росфинмониторинга с применением научных методов систематизации и оценки полученных значений с применением эконометрическо-математического аппарата и классического корреляционного анализа, за исключением отслеживания теневой экономики по физическим и материальным расходам, так как этот показатель в современных условиях развития и воздействия пандемии стал недостаточно показательным для оценки размаха и размера теневой экономики в стране.

Рисунок 1. ВВП в рыночных ценах по методологиям СНС 1993 и 2008 в млн руб. Источник: составлено авторами на основе данных Росстата.

Выделим определение теневой экономики, исходя из вышесказанного:

1) теневая экономика – это совокупность неучтенных и противоправных видов хозяйственной деятельности, включает такие сегменты, как неформальная, криминальная и фиктивная экономика;

2) теневая экономика – это вся хозяйственная деятельность, не зарегистрированная официально уполномоченными органами [25] (Khudaynazarov, 2019).

Определяющими признаками теневой экономики являются уклонение от официальной регистрации сделок и предприятий или умышленное искажение условий их выполнения (функционирования) [15] (Menshikov, 2020).

В состав теневой экономики входят следующие сегменты:

- неформальная экономика («серый рынок») – законные экономические операции, масштаб которых скрывается или занижается хозяйствующими субъектами [5] (Burov, 2019), в том числе трудовой наем без оформления, нерегистрируемые ремонтно-строительные работы, репетиторство, сдача в аренду недвижимости и другие способы уклонения от налогов [20] (Romanenko, Shcheglov, 2018);

- криминальная экономика («черный рынок») – экономическая деятельность, запрещенная законом в любой экономической системе и в подавляющем большинстве стран: наркобизнес, контрабанда и подобные запрещенные виды деятельности [4] (Burov, 2019);

- фиктивная экономика – предоставление взяток (коррупция [21] (Rudenko, Subbotina, Fedotova, 2019), индивидуальных льгот и субсидий на основе организованных коррупционных связей.

В 2017 году произошло значительное уменьшение доли неучтенного дохода в общей структуре экономики страны и, как следствие, снижение доли теневого сектора России (табл. 1).

Таблица 1

Статистика теневой экономики в России

Год
Размер теневой экономики, трлн руб.
Доля от ВВП, %
Размер ВВП, трлн руб.
2018
20,7
20
103,6
2017
18,9
20,5
92
2016
24,3
28,3
86
2015
23,4
28,1
83,1
2014
12,35 (только Росстат)
17,3
71,4
2013
11,01 (только Росстат)
16,5
66,7
2012
9,36 (только Росстат)
15
62,4
2011
8,2 (только Росстат)
15,1
54,4
2010
7,12 (только Росстат)
16
44,5
2009
7,8 (только Росстат)
19,9
39,2
Источник: составлено на основе данных Росстата и Росфинмониторинга.

Эксперты считают, что это могло быть связано не только с действительным сокращением теневого бизнеса (на показатель могли повлиять изменения в законодательстве [3] (Burov, 2018), поэтому часть теневого сектора перестала быть таковой, что и отразилось в итоге и на мониторинге), но и с изменением методики оценки самого Росфинмониторинга.

Помимо этого, по словам экспертов этой службы, в России снизился объем нелегально поступающих в страну денежных средств из зарубежных стран, а также сократилась доля теневых финансовых потоков из России в банки других стран.

При проведении мониторинга в оценку были включены следующие данные:

- объем нелегального импорта (товаров, у которых занижена таможенная госпошлина из-за недостоверных налоговых деклараций);

- скрытая прибыль от налогообложения;

- криминальные деньги;

- «черные» зарплаты.

Если сопоставить объем скрытой экономической деятельности в сравнении с другими наиболее заметными показателями в экономике Российской Федерации, то можно заметить следующее:

По оценкам МВФ, на 24 января 2018 года уровень теневой экономики в России на протяжении долгого времени держится в диапазоне от 30–40% (табл. 2). В данном докладе отмечалось, что при составлении отчета были взяты в расчет все составляющие теневого сектора, включая криминальную.

Таблица 2

Размер теневой экономики в РФ по данным МВФ в 2005–2015 гг.

Год
Доля теневой экономики от ВВП, %
2005
36,41
2006
35,47
2007
34,59
2008
32,6
2009
36,79
2010
33,7
2011
32,03
2012
31,88
2013
32,21

Так как рассчитывать возможный размер теневой экономики необходимо по расходам, а значит, и сопутствующим им всплескам повышения цен из-за ажиотажного спроса, вызванного расширенным потреблением и приводящего к скрытой инфляции (в России уровень инфляции рассчитывается по индексу потребительских цен), то рост теневого сектора можно отследить в основном по затратам предприятий и расходам насления.

Однако этот фактор не всегда связан именно с расширением теневой экономики в стране, а зачастую с последствиями экономических, структурных и циклических кризисов, которые возникают в результате воздействия значительного числа разнообразных внешних и внутренних факторов (в том числе социально-экономических, финансовых и политических решений: например, наложение на Россию санкций и ограничений в торговле, а также в сырьевом и производственном экспорте со стороны стран Запада) и отчасти являются закономерностью вследствие функционирования любой рыночной экономики, согласно теориям о цикличности и фазам спада и оживления. Поэтому оптимально будет использовать для анализа и оценки корреляции факторов расширения и развития теневой экономики на современном социально-экономическом этапе функционирования российской экономической системы следующие показатели: динамику ВВП и ВРП (по паритету покупательской способности), уровень безработицы, номинальные официальные зарплаты [5] (Burov, 2019) в стране и регионах, число и количество экономических преступлений (в финансовом секторе), структуру доходов населения, количество поступлений в федеральный консолидированный бюджет и показатель оценки значимости факторов, ограничивающих деятельность предприятия в стране и регионах.

Необходимо понимать, что объемы теневой экономики в 2020 году, по данным Росфинмониторинга, составят 20,5 трлн рублей, тогда как расходы федерального бюджета за этот период составили 18 трлн руб., поэтому становится очевидным, что улучшения в разных сферах жизни для граждан и дальнейшего усиления производительности труда в промышленности не придется ожидать до тех пор, пока не получится вывести из тени большую часть экономики страны и регионов [2] (Bochkareva, 2019), развитие которых в посткризисный период будет зависеть от возможностей снижения теневого сектора.

Далее предлагается сравнить обще положение экономики в рамках поступлений в федеральный и региональный бюджет на примере федерального бюджета РФ и бюджета региона (Саратовская область взята в качестве примера региона).

Рисунок 2. Поступление налогов и сборов в бюджетную систему РФ по основным видам экономической деятельности, в млн руб.

Источник: составлено авторами на основе данных Росстата.

Для сравнения динамики и тренда относительно собираемых налогов и сборов приведем аналогичный график для поступлений в бюджетную систему в рамках региона [17] (Novenkova, 2017) на примере Саратовской области.

Рисунок 3. Поступление налогов и сборов в бюджетную систему РФ по основным видам экономической деятельности (на примере региона – Саратовская область)

Источник: составлено авторами на основе данных Росстата.

Далее сравним уровень безработицы с поступлениями в консолидированный бюджет в рамках страны и в отдельном регионе.

Таблица 3

Корреляция поступлений в бюджет относительно уровня безработицы в стране

Критерий
РФ
Период
Уровень безработицы, в % от экономически активного населения
Критерий
Рост/cнижение поступлений налогов и сборов в бюджет
Поступило платежей в консолидированный бюджет Российской Федерации – всего
Год
Рост/cнижение % безработицы в стране
Базовый год
5 441 025,612
2006
7,1
Базовый год
Рост
6 967 626,144
2007
6
Снижение
Рост
7 967 804,308
2008
6,2
Медленный рост **
Снижение
6 307 025,697
2009
8,3
Рост
Медленный рост *
7 687 882,970
2010
7,3
Снижение
Рост
9 733 597,392
2011
6,5
Медленное снижение **
Рост
10 952 640,696
2012
5,5
Снижение
Рост
11 322 649,585
2013
5,5
Стагнация
Рост
12 606 291,943
2014
5,2
Медленное снижение
Рост
13 707 085,995
2015
5,6
Медленный рост
Рост
14 387 742,053
2016
5,5
Медленное снижение
Рост
17 194 238,140
2017
5,2
Медленное снижение
Рост
21 148 837,494
2018
4,8
Медленное снижение
Рост
22 510 631,071
2019
4,6
Медленное снижение
Снижение
20 713 744,276
2020
5,3 ***
Рост
* Критерий медленный рост в бюджетных поступлениях означает увеличение значения не превзошедшего значения до начала снижения.

** Критерии «медленный рост» и «медленное снижение» означают изменение % (уровня безработицы) менее чем на 1%.

*** Процент уровня безработицы в стране приводится в усредненном значении [1], фактическая безработица на конец 2020 (диапазон 4,7% в январе – 5,9% в декабре) показала более значительный рост (более 1%), что соответствует критерию «Рост».

Источник: составлено авторами на основе данных Росстата.

Таблица 4

Корреляция поступлений в бюджет относительно уровня безработицы в регионе (Саратовская область)

Критерий
Саратовская область
Период
Уровень безработицы, в % от экономически активного населения
Критерий
Рост / Снижение поступлений налогов и сборов в бюджет
Поступило платежей в консолидированный бюджет Российской Федерации - всего
Год
Рост / Снижение % безработицы в регионе
Базовый год
43 782,184
2006
8,2
Базовый год
Рост
55 967,281
2007
8
Медленное снижение *
Рост
69 711,133
2008
7,8
Медленное снижение
Снижение
61 202,846
2009
8,8
Рост
Рост
71 342,445
2010
6,3
Снижение
Рост
75 823,816
2011
6
Медленное снижение
Рост
99 123,361
2012
5,4
Медленное снижение
Рост
107 969,748
2013
5,2
Медленное снижение
Рост
117 929,593
2014
4,6
Медленное снижение
Рост
124 360,182
2015
4,7
Медленный рост *
Рост
146 432,826
2016
5,1
Медленный рост
Рост
167 820,265
2017
4,8
Медленное снижение
Рост
188 879,307
2018
5
Медленный рост
Снижение
175 517,079
2019
4,3
Медленное снижение
Снижение
153 209,803
2020
- **
- **
* Критерии «медленный рост» и «медленное снижение» означают изменение % (уровня безработицы) менее чем на 1%.

** Процент уровня безработицы в регионе не рассчитан в официальной статистике по итогам 2020.

Источник: составлено авторами на основе данных Росстата.

Таблица 5

Количество преступлений экономической направленности в России и регионе (Саратовская область) как фактор присутствия [14] (Kondrateva, 2017) и увеличения теневого сектора [7] (Burov, 2019)

Показатель / Год
Количество преступлений экономической направленности, зарегистрированных в отчетном периоде (единица)
Количество предварительно расследованных преступлений экономической направленности (из числа находившихся в производстве или зарегистрированных в отчетном периоде) (единица)
Количество преступлений, зарегистрированных в отчетном периоде (единица)
РФ
Сар. область
РФ
Сар.
область
РФ
Сар.
область
2010
276 435
3 424
202 879
2 558
2 628 799
38 320
2011
202 454
3 353
144 843
2 774
2 404 807
32 740
2012
172 975
2 792
120 210
2 248
2 302 168
28 730
2013
141 229
1 867
105 674
1 442
2 206 249
28 310
2014
107 797
1 412
71 418
842
2 190 578
27 182
2015
112 445
1 467
69 841
973
2 388 476
29 757
2016
108 754
1 441
67 191
951
2 160 063
25 026
2017
105 087
1 598
64 737
854
2 058 476
28 833
2018
109 463
1 597
66 592
1 020
1 991 532
29 032
2019
104 927
1 605
64 003
719
2 024 337
29 315
2020
105 480
1 647
64 385
670
2 044 221
30 563

Источник: составлено авторами на основе данных Росстата.

Таблица 6

Структура доходов населения РФ

Вид в структуре доходов
Доходы от предпринимательской деятельности
Доходы от собственности
Другие доходы
Оплата труда
Социальные трансферты
1995
16,4
6,5
1,2
62,8
13,1
1996
13,1
5,3
1,1
66,5
14
1997
12,5
5,7
0,6
66,4
14,8
1998
14,4
5,5
1,8
64,9
13,4
1999
12,4
7,1
0,9
66,5
13,1
2000
15,4
6,8
27,5
36,5
13,8
2001
38,5
5,7
28
12,6
15,2
2002
11,9
5
26,7
41,1
15,3
2003
12
7,8
26,7
39,4
14,1
2004
11,7
8,2
26,9
40,3
12,8
2005
11,4
10,3
26
39,6
12,7
2006
11,1
10
27
39,5
12
2007
10
8,9
28,1
41,9
11,6
2008
10,2
6,2
25,7
44,7
13,2
2009
9,5
6,4
28,5
40,8
14,8
2010
8,9
6,2
26,9
40,3
17,7
2011
8,9
5,2
27,6
40
18,3
2012
9,4
5,1
25,9
41,3
18,3
2013
7
4,7
14,5
55,1
18,7
2014
7
4,8
15,1
54,9
18,2
2015
6,5
5,1
17,4
52,8
18,2
2016
6,4
5,1
15,8
53,9
18,8
2017
6,3
4,6
14,7
55,1
19,3
2018
6,1
4,6
12,8
57,2
19,1
2019
6
5,1
12,3
57,7
18,9
Источник: составлено авторами на основе данных Росстата.

Таблица 7

Структура доходов населения Саратовской области

Вид в структуре доходов
Доходы от предпринимательской деятельности
Доходы от собственности
Другие доходы
Оплата труда
Социальные трансферты
2000
21
3,8
27,3
33
15
2001
34,2
3,5
29,7
15,4
17,2
2002
13,4
3,3
28,9
36,4
18,1
2003
13,6
6,2
28,2
34,9
17,1
2004
13
4,4
27,3
37,8
17,5
2005
12,7
4,7
28,6
36,6
17,4
2006
11,8
5,5
27,5
38,2
17
2007
8,1
5,9
26,5
42,3
17,2
2008
7,9
6
24,5
43,9
17,7
2009
7,2
5,6
27,2
40,5
19,5
2010
7,9
4,4
24,7
38,1
24,9
2011
8,6
3,1
23,2
39,1
26
2012
8,8
3,2
20,6
40,8
26,6
2013
5
3
14,5
52,1
25,4
2014
4,5
3,3
16,7
50,9
24,6
2015
4,4
3,7
20
48,3
23,6
2016
4,5
3,5
17
50,1
24,9
2017
4,6
3,4
14,9
51,4
25,7
2018
4,5
3,2
15
52,2
25,1
2019
4,5
3,5
14,8
52,2
25
Источник: составлено авторами на основе данных Росстата.

Далее перейдем к рассмотрению факторов, влияющих на юридических лиц (организации и предприятия в рамках всей страны как отдельный фактор присутствия теневой экономики).

В таблице 8 представлена поквартальная оценка значимости факторов, ограничивающих деятельность предприятия (в процентах), по следующим факторам:

- большой объем теневого бизнеса у конкурентов,

- высокая конкуренция,

- высокий уровень налогообложения,

- недостаток финансовых средств,

- недостаточный платежеспособный спрос,

- незаконные сборы органов контроля всех уровней,

- другие факторы.

Таблица 8

Оценка значимости факторов, ограничивающих деятельность предприятия (без субъектов малого предпринимательства), %

Год
Период / Объем влияния
Влияет несущественно
Влияет существенно
Не влияет
2010
I квартал
33 33 23 14 22 30 9
28 57 74 82 72 15 62
39 10 3 4 7 55 29
II квартал
33 33 23 15 23 29 10
27 57 73 81 70 15 67
40 10 4 4 7 56 24
III квартал
33 35 22 13 22 28 8
27 55 73 83 70 16 65
40 11 5 5 8 57 27
IV квартал
30 37 23 13 22 28 6
28 54 73 82 70 16 67
42 10 5 5 8 56 28
2011
I квартал
44 46 19 27 36 25 14
23 44 78 68 58 12 54
33 10 4 4 7 63 33
II квартал
34 34 19 13 21 28 13
23 53 77 81 70 14 56
43 13 4 6 9 58 31
III квартал
35 34 18 12 21 27 12
24 53 78 82 68 17 55
41 13 4 6 11 56 33
IV квартал
36 34 17 13 24 29 12
24 53 80 83 68 17 59
40 13 3 4 9 54 31
2012
I квартал
37 35 18 14 25 27 15
22 52 78 82 67 18 58
42 14 4 5 8 55 27
II квартал
39 35 19 15 25 25 18
22 52 76 80 67 18 58
39 14 5 5 8 57 24
III квартал
36 34 20 15 25 25 21
24 52 76 78 66 18 56
40 14 4 7 9 58 23
IV квартал
36 38 19 15 26 23 22
25 51 76 78 65 18 57
40 12 4 7 9 59 22
2013
I квартал
33 37 18 12 24 20 11
27 51 77 80 66 19 58
40 13 5 8 10 61 31
II квартал
42 43 29 27 35 31 55
23 46 67 67 56 16 30
35 11 5 7 8 53 15
III квартал
43 44 29 27 35 35 58
24 47 67 67 57 15 28
33 10 4 6 8 50 14
IV квартал
44 41 29 26 35 37 59
23 48 66 68 56 15 26
34 11 5 6 9 49 15
2014
I квартал
36 38 27 22 26 29 17
30 52 68 72 65 18 43
34 11 4 6 9 53 40
II квартал
35 35 26 20 27 28 19
33 54 69 73 64 19 45
32 11 5 6 10 53 36
III квартал
35 36 26 20 26 28 17
33 53 69 73 64 18 45
31 11 5 6 10 54 38
IV квартал
36 36 27 14 28 30 21
33 53 68 79 63 19 40
31 11 5 7 10 52 40
2015
I квартал
34 36 25 15 27 29 19
31 53 70 79 63 17 40
35 11 5 6 10 54 41
II квартал
34 34 20 15 22 29 22
33 55 75 80 67 17 20
34 11 5 6 10 54 58
III квартал
35 35 23 15 23 31 20
32 55 73 79 67 16 29
33 11 4 6 10 53 51
IV квартал
33 35 22 16 22 30 22
30 55 74 78 68 16 30
36 11 4 6 11 54 48
Среднее за период анализа
36 37 23 17 26 28 20
27 52 73 77 65 17 48
37 11 4 6 9 55 32
Источник: составлено авторами на основе данных Росстата.

По состоянию показателей оценки факторов развития и присутствия теневого сектора у конкурирующих на рынке компаний самыми значимыми факторами за период с 2010 по 2015 год стали следующие: высокий уровень налогообложения, недостаток финансовых средств, недостаточный платежеспособный спрос, соответствующие критерию «влияют существенно на деятельность в отрасли» (более 70% влияния относительно корреляции факторов в структуре). Это свидетельствует о том, что максимальное влияние на рост теневой экономики в России в этот период оказали именно эти критерии, соответствующие выделенному фактору и его влиянию на деятельность коммерческих компаний, в процентах, определенных в конкретные анализируемые годы.

В заключение статьи можно отметить следующие итоги исследования: по данным официальной статистики, доля теневой экономики относительно ВВП/ВРП снижается и остается на примерно одинаковом уровне.

Анализ различных факторов влияния и оценка корреляции поступлений в бюджет относительно уровня безработицы с 2015 года показали значительное уменьшение теневого сектора в России, связанного с доходами, полученными преступным путем.

Это свидетельствует о повышении налогового и административного контроля в рамках учета деятельности предприятий и налогообложения различных экономических агентов на территории страны, что привело к снижению незарегистрированной деятельности, в том числе за счет внедрения широкой цифровизации с 2017 года.

При этом частичный отказ от старых методологий и систем статистических показателей, используемых Росфинмониторингом и Росстатом до 2015 года, позволял более качественно отслеживать риски возникновения теневой деятельности, используя не только оценку по индексу ВВП (ВРП в регионах) в совокупности с фактической оценкой расходов разного вида (в том числе непроизводственного типа или резких скачкообразных изменений показателей расходов по энергоносителям, топливу и сырью) у фирм, организаций и компаний, а также частных лиц и индивидуальных предпринимателей, в том числе и в рамках таможенного и налогового контроля в соответствии с практикуемой и реализуемой ими деятельностью и соответствующего усредненного уровня доходов данных экономических агентов (субъектов) по этой экономической отрасли.

Этот способ позволял выделять коррелирующие факторы, ликвидировать их воздействие и последствия на конкуренцию на внутреннем и внешнем рынке, а также уменьшать долю теневого сектора и незаконной или незарегистрированной занятости, что помогало как ключевой фактор борьбы с безработицей и падением уровня жизни (состоятельности населения) в регионах, о чем свидетельствуют коррелирующие с этим фактом факторы, исходящие из структур доходов за соответствующие периоду анализа годы.

Однако процент теневой занятости сильно меняется и возрастает в период кризисных воздействий и инфляционной турбулентности в связи с отсутствием конкретных мер, направленных на поддержку официально занятого населения в регионах, в связи с инфраструктурной и институциональной проблемой социально-экономического развития, периодически возникающей из-за ряда внешних и внутренних факторов влияния и стадий экономического цикла, феномен теневой экономики все еще остается важным дискуссионным вопросом, в том числе для самозанятых граждан и индивидуальных предпринимателей в настоящее время.


Источники:

1. Абдуллина И.Р., Щеглов В.Ю. Теневой рынок труда России // Теневая экономика. – 2018. – № 2. – c. 47-53.
2. Бочкарева И.В. Определение размера теневого сектора малого бизнеса на региональном уровне (на примере забайкальского края) // Теневая экономика. – 2019. – № 3. – c. 165-174.
3. Буров В.Ю. Обзор нормативно-правовой базы противодействия теневой экономике // Теневая экономика. – 2018. – № 4. – c. 129-138.
4. Буров В.Ю. Опыт Российской Федерации по противодействию оттоку капитала за рубеж и легализации доходов, полученных преступным путем // Теневая экономика. – 2019. – № 3. – c. 153-164.
5. Буров В.Ю. Противодействие государственных органов выдаче работникам скрытой (неофициальной) заработной платы // Теневая экономика. – 2019. – № 4. – c. 235-244.
6. Буров В.Ю. Теневая экономическая деятельность субъектов малого предпринимательства: анализ проблем и её экономической сущности // Теневая экономика. – 2018. – № 2. – c. 39-46.
7. Буров В.Ю. Теневая экономическая деятельность субъектов предпринимательства как фактор развития экономической преступности // Теневая экономика. – 2019. – № 2. – c. 87-96.
8. Буров В.Ю. Теоретические основы исследования теневой экономики: ретроспективный анализ // Теневая экономика. – 2017. – № 2. – c. 57-72.
9. Буров В.Ю., Шемякин А. Особенности управления финансами малых предприятий при осуществлении теневой экономической деятельности // Теневая экономика. – 2018. – № 1. – c. 23-28.
10. Дмитриева Е.О., Дробот Е.В. Теневая экономика: угрозы и последствия // Теневая экономика. – 2018. – № 1. – c. 9-16.
11. Жемерикина Ю.И. К вопросу о психологическом аспекте ненаблюдаемого сектора экономики // Теневая экономика. – 2017. – № 1. – c. 47-52.
12. Кайбалина Н.Б. Влияние теневых экономических отношений на конкурентоспособность регионов // Теневая экономика. – 2018. – № 3. – c. 89-103.
13. Калманбетова Г.Т., Гапурбаева Ш.Р. Влияние миграционных процессов на формирование теневой занятости // Теневая экономика. – 2017. – № 1. – c. 23-30.
14. Кондратьева Е.А. Кондратьева Е.А // Теневая экономика. – 2017. – № 1. – c. 31-46.
15. Меньшиков А.С. Методы оценки количественной составляющей теневой экономики Российской Федерации // Теневая экономика. – 2020. – № 3. – c. 111-126.
16. Новенькова А.З. Влияние теневой экономики на динамику показателей регионального социально-экономического развития // Теневая экономика. – 2017. – № 2. – c. 73-81.
17. Новенькова А.З. Особенности теневого сектора региональной экономики // Теневая экономика. – 2017. – № 1. – c. 13-21.
18. Новенькова А.З. Расширение состава индикаторов результативности регионального управления с учетом состояния теневого сектора // Теневая экономика. – 2017. – № 3. – c. 101-114.
19. Новрузов В.Т. На научном небосклоне загорелась новая звезда - международная научно-практическая конференция // Теневая экономика. – 2019. – № 3. – c. 203-208.
20. Романенко К.В., Щеглов В.Ю. Влияние теневого сектора на экономическую безопасность России // Теневая экономика. – 2018. – № 2. – c. 61-66.
21. Руденко М.Н., Субботина Ю.Д., Федотова А.С. Коррупция как фактор теневой экономики: тенденции и перспективы развития (на примере приволжского федерального округа) // Теневая экономика. – 2019. – № 1. – c. 33-47.
22. Симутина Н.Л., Левентов Н.Н. Оценка тенденций функционирования неформального предпринимательства на основе динамической модели панельных данных // Теневая экономика. – 2019. – № 1. – c. 49-65.
23. Ханчук Н.Н. Теневая экономическая деятельность как историческая категория // Теневая экономика. – 2019. – № 3. – c. 191-202.
24. Харламова Е.В. Теневая экономика в России: причины и формы её проявления // Теневая экономика. – 2018. – № 1. – c. 17-21.
25. Худайназаров А.К. Определение, виды и основные факторы теневой экономической деятельности: обобщение на основе обзора исследований // Институт прогнозирования и макроэкономических исследований. Теневая экономика. – 2019. – № 4. – c. 213-224.

Страница обновлена: 26.07.2021 в 18:36:22