Промышленная политика как инструмент обеспечения экономической безопасности Казахстана

Кайгородцев А.А.1
1 Восточно-Казахстанский государственный университет им. С. Аманжолова

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 4, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Кайгородцев А.А. Промышленная политика как инструмент обеспечения экономической безопасности Казахстана // Экономическая безопасность. – 2021. – Том 4. – № 3. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112037.

Аннотация:
В статье на материалах Республики Казахстан рассматривается актуальная проблема взаимосвязи промышленной политики и экономической безопасности. Проведен анализ тенденций развития промышленности республики. В среднесрочном периоде имеет место тенденция роста промышленного производства, в том числе обрабатывающей промышленности и машиностроения. При этом существенно повысился уровень производительности труда в обрабатывающей промышленности, в том числе в машиностроении, нефтеперерабатывающей промышленности, химической промышленности, металлургии, производстве продуктов питания и напитков. Однако невысокий уровень инновационной активности предприятий и низкая доля инновационной промышленной продукции отрицательно сказывается на ее конкурентоспособности. Происходит увеличение доли обрабатывающей промышленности и машиностроения в объеме производства промышленной продукции. Однако эта доля значительно ниже порогового уровня экономической безопасности. В статье проведен концептуальный анализ промышленной политики республики. Показано, что эффективность хозяйственной деятельности определяется не формой собственности, а эффективностью менеджмента. Государству не следует отказываться от регулирования национальной экономики и от реализации промышленной политики. Импортозамещение и экспортная ориентация являются взаимосвязанными моделями развития обрабатывающей промышленности. Модель импортозамещения должна основываться не на протекционизме, а на создании государством условий для развития конкуренции. По мере насыщения отечественного рынка промышленными товарами необходимо увеличивать объемы их экспорта. Необходимо оптимизировать соотношение между государственной поддержкой отдельных предприятий и общесистемными мерами промышленной политики. Направления и объемы инвестиций в развитие промышленности необходимо определять исходя из ключевых компетенций, дающих возможность развивать присущие стране конкурентные преимущества. При этом приоритетными должны быть прямые внутренние инвестиции. В Казахстане пока еще отсутствуют условия для перехода к постиндустриальной экономике. Поэтому базисом социально-экономического развития по-прежнему является материальное производство. Промышленная политика республики должна быть нацелена на реиндустриализацию, осуществляемую на современной технологической основе, которая будет способствовать постепенному переходу к сервисно-технологической экономике.

Ключевые слова: промышленность, промышленная политика, экономическая безопасность, промышленное производство, Казахстан

JEL-классификация: F52, L52, O14



Введение

Промышленная политика представляет собой реализуемый на всех уровнях национальной экономической системы комплекс экономических, политических и организационных мероприятий, направленных на развитие и эффективное функционирование промышленного производства [4] (Abdikarimova, 2017).

Наличие сбалансированной промышленной политики является условием повышения конкурентоспособности и эффективности не только промышленного комплекса, но и национальной экономики в целом, что в конечном счете приводит к обеспечению экономической безопасности государства и росту благосостояния населения.

Целью настоящей статьи является анализ промышленного развития и промышленной политики Республики Казахстан (РК) в контексте обеспечения экономической безопасности страны.

Теоретической и методологической основой исследования являются исследования отечественных и зарубежных ученых по вопросам государственного регулирования экономики, а также разработки и реализации промышленной политики. В ходе исследования были использованы системный подход, абстрактно-логический и экономико-статистический методы анализа.

Информационной основой исследования являются данные Бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан, статистическая информация, а также приведенная в научных публикациях и иных источниках.

Тенденции развития казахстанской промышленности

По данным Бюро национальной статистики, доля промышленности РК в ВВП в 2010 г. составляла 32,9%, после чего началось ее сокращение, и в 2015 г. этот показатель был равен 24,7%. В последующие годы наметилась тенденция к росту удельного веса промышленности в ВВП, и в 2018 г. он составил 28,2%. Однако после этого данный показатель снова начал снижаться, и в 2019 г. составил 27,5%, а в 2020 г. – 27,1%.

Из таблицы 1 видно, что в 2020 г. общий объем промышленного производства в РК увеличился по сравнению с 2015 г. на 79,4% и составил 26,7 трлн тенге. За тот же период объем производства в обрабатывающей промышленности увеличился в 2,2 раза, в горнодобывающей промышленности – на 56%, в сфере энергетики – на 36,3%, в водоснабжении и канализации – на 45,8%. Таким образом, в республике сложилась тенденция роста не только промышленного производства в целом, но и обрабатывающей промышленности, которая в значительной степени обеспечивает экономический суверенитет и экономическую безопасность страны.

Вместе с тем в условиях пандемии коронавируса общий объем производства промышленной продукции уменьшился по сравнению с предыдущим годом на 9%, а спад производства в добывающей промышленности составил 26,6%, что объясняется снижением общемировой потребности в минеральном сырье и энергоресурсах. В то же время объем производства в добывающей промышленности увеличился на 12,7%, в энергетике – на 9,7%.

Таблица 1

Производство промышленной продукции в РК, млн тенге

Отрасль
2015 г.
2019 г.
2020 г.
2020 г. в % к 2015 г.
2020 г. в % к 2019 г.
Промышленность – всего
14903099
29380342
26743437
179,4
91,0
Горнодобывающая промышленность и разработка карьеров
7521180
15978061
11735101
156,0
73,4
Обрабатывающая промышленность
5949728
11573350
13039387
219,2
112,7
в том числе машиностроение
458068
995316
1319855
288,1
132,6
электроснабжение, подача газа, пара и воздушное кондиционирование
1256429
1561366
1712607
136,3
109,7
водоснабжение; канализационная система, контроль над сбором и распределением отходов
175761
267565
256342
145,8
95,8
Источник: составлено автором по данным Бюро национальной статистики РК [7].

Из таблицы 2 видно, что в 2020 г. доля обрабатывающей промышленности в структуре промышленного производства страны увеличилась по сравнению с 2015 г. на 8,9 процентных пункта и составила 48,8%, в то время как доля добывающей промышленности сократилась с 50,5 до 43,9%.

Удельный вес обрабатывающей промышленности в ВВП в 2010 г. составил 11,3%, в 2015 г. – 10,1%, в 2019 г. – 11,4%; горнодобывающей промышленности – 19,5%, 12,7% и 14,5% соответственно; сферы услуг – 51,7%, 59,4% и 55,6% [3].

Таким образом, имеет место положительная тенденция увеличения доли обрабатывающей промышленности как в ВВП, так и в общем объеме промышленного производства республики.

Несмотря на тенденцию к росту удельного веса обрабатывающей промышленности в общем объеме производства промышленной продукции, данный показатель по-прежнему значительно ниже порогового уровня экономической безопасности, равного 70%.

В условиях глобализации промышленная продукция должна быть конкурентоспособной не только на внутреннем, но и на мировом рынке. Конкурентоспособность производимой продукции в значительной степени зависит от инновационной активности товаропроизводителей. Однако в 2019 г. объем инновационной продукции, произведенной казахстанскими предприятиями, составил 981,3 млрд тенге, или 3,3% от общего объема производства промышленной продукции. Таким образом, несмотря на то, что объем произведенной в республике инновационной продукции увеличился по сравнению с 2010 г. в 6,9 раза, удельный вес такой продукции по-прежнему невысок. Это можно объяснить низким уровнем инновационной активности хозяйствующих субъектов, из которых лишь 14,4% осуществляют технологические инновации, а также недофинансированием инновационной деятельности предприятий. Так, в 2019 г. затраты на технологические инновации в обрабатывающей промышленности уменьшились по сравнению с 2015 г. на 7 п.п. и составили 3,2% от валовой добавленной стоимости [3].

Таблица 2

Структура промышленного производства РК, %

Отрасль
2015 г.
2019 г.
2020 г.
млн тенге
%
млн тенге
%
млн тенге
%
Промышленность – всего
14903099
100,0
29380342
100,0
26743437
100,0
Горнодобывающая промышленность и разработка карьеров
7521180
50,5
15978061
54,4
11735101
43,9
Обрабатывающая промышленность
5949728
39,9
11573350
39,4
13039387
48,8
в том числе машиностроение
458068
3,1
995316
3,4
1319855
4,9
электроснабжение, подача газа, пара и воздушное кондиционирование
1256429
8,4
1561366
5,3
1712607
6,4
водоснабжение; канализационная система, контроль над сбором и распределением отходов
175761
1,2
267565
0,9
256342
0,9
Источник: составлено автором по данным Бюро национальной статистики РК [7].

Одним из важнейших индикаторов результативности промышленной политики является производительность труда, характеризующая эффективность использования рабочей силы. Обрабатывающая промышленность Казахстана занимает по этому показателю ведущее место в экономике страны.

По данным АО «Казахстанский центр индустрии и экспорта QazIndustry, за период 2010–2019 гг. производительность труда в обрабатывающей промышленности республики увеличилась в 3,1 раза и составила 13,7 млн тенге.

Наиболее высокие темпы роста производительности труда продемонстрировали фармацевтические отрасли, в которых за 10 лет данный показатель увеличился в 11,6 раза (с 2,8 млн тенге в 2009 г. до 32,5 млн тенге в 2019 г.), производство напитков – в 7,2 раза (с 4 до 29 млн тенге), химическая промышленность – в 5,9 раза (с 1,7 до 10 млн тенге), машиностроение – в 4,2 раза (с 1,4 до 5,9 млн тенге), нефтеперерабатывающая промышленность – в 3,2 раза (с 17,9 до 58,1 млн тенге), производство продуктов питания – в 3,2 раза (с 3,2 до 10,3 млн тенге), металлургия – в 3,1 раза (с 7,8 до 24,1 млн тенге).

Однако в долларовом исчислении вследствие неоднократных девальваций национальной валюты производительность труда в обрабатывающей промышленности уменьшилась с 41 тыс. долларов США (долл.) в 2010 г. до 35,1 тыс. долл. При этом максимального уровня производительность труда в обрабатывающей промышленности достигла в 2012 г. (68,6 тыс. долл.), минимального – в 2016 г. (27,4 тыс. долл.).

Для сравнения: производительность труда по экономике страны в целом за 2010–2019 гг. увеличилась с 17,3 до 19,2 тыс. долл. Максимальный уровень этого показателя, равный 25,2 тыс. долл., был достигнут в 2013 г., минимальный (15,1 тыс. долл.) – в 2016 г. [9] (Dmitryuk, 2020).

Рост производительности труда в промышленности и национальной экономике в целом в значительной степени зависит от эффективности функционирования машиностроения. В 2020 г. объем производства продукции машиностроения увеличился по сравнению с 2015 г. в 2,9 раза и составил 458,1 млрд тенге, а его доля в общем объеме промышленного производства – с 3,1 до 4,9%. Несмотря на пандемию, объем производства машиностроительной продукции увеличился по сравнению с предыдущим годом на 32,6%. Однако, несмотря на положительную тенденцию, удельный вес машиностроения в общем объеме промышленного производства по-прежнему значительно ниже порогового уровня экономической безопасности республики, равного 20%.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что промышленная политика Казахстана должна обеспечивать доведение доли обрабатывающей промышленности и машиностроения в общем объеме промышленного производства до пороговых уровней экономической безопасности – 70% и 20% соответственно.

Концептуальный анализ промышленной политики Казахстана

Промышленная политика РК была сформирована в 2003 г. в Стратегии индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003–2015 годы (Стратегия-2015) [1].

По мнению М. Темирханова [15], содержащаяся в данном программном документе промышленная политика республики практически полностью соответствовала лучшим мировым практикам, в то время как в Государственной программе индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2020–2025 годы (ГПИИР-2025) [2] подходы к промышленной политике отклоняются от лучших мировых практик в худшую сторону.

Так, в Стратегии-2015 предусматривалось создание государством благоприятных условий и оказание поддержки частному предпринимательскому сектору в целях формирования в республике конкурентоспособной и эффективно функционирующей промышленности.

ГПИИР-2025 нацелена на углубление индустриализации национальной экономики на основе повышения потенциала промышленного предпринимательства. В то же время данная программа не предусматривает отказа в промышленной политике от административных подходов к управлению промышленным сектором экономики в пользу рыночных.

Мы согласны с точкой зрения М. Темирханова [15] о том, что государство не должно подменять собой рынок и частный бизнес. Однако это отнюдь не означает того, что государство должно играть роль «ночного сторожа» национальной экономики, поскольку, как свидетельствует хозяйственная практика Казахстана, России и других постсоветских стран, частное предпринимательство далеко не всегда превосходит по эффективности государственное. Эффективность производственно-хозяйственной деятельности определяется не формой собственности, а эффективностью менеджмента.

По мнению М. Темирханова [15], ссылающегося на исследования зарубежных ученых-экономистов, прорывы в технологическом развитии и диверсификация национальной экономики возможны лишь в странах с развитыми частным сектором и рыночными отношениями.

Мы считаем, что данный тезис является спорным, поскольку в мире существует устойчивая тенденция усиления роста государственных расходов в ВВП [13, с. 225] (Saks, Larren, 1996, р. 225). При этом, по мнению К.А. Хубиева [16, с. 138] (Khubiev, 2017, р. 138), указанная тенденция «не является исторической случайностью и неожиданностью для экономической науки». Она была предсказана немецким экономистом А. Вагнером, именем которого назван закон – тенденция увеличения доли государства в ВВП с ростом последнего. Дело в том, что государственные услуги стали «высококачественным благом», эластичность спроса на государственные расходы со стороны домашних хозяйств превышает 1, следовательно, каждый процент прироста доходов домашних хозяйств приводит к росту их спроса на государственные услуги, большему, чем 1% [13, с. 225] (Saks, Larren, 1996, р. 225).

Таким образом, можно сделать вывод об отсутствии достаточных научных оснований для отказа государства увеличивать свою роль в казахстанской экономике в целом и в реализации промышленной политики в частности. В то же время необходимо решать проблему повышения качества государственного участия в развитии национальной экономики.

Импортозамещение является одним из направлений индустриально-инновационного развития отечественной промышленности, способствующим обеспечению экономической безопасности Казахстана. При этом не следует противопоставлять импортозамещение экспортной ориентации, поскольку, на наш взгляд, импортозамещение является первым шагом на пути возрождения казахстанской промышленности, которой был нанесен значительный ущерб в результате непродуманных рыночных реформ, приведших к деиндустриализации национальной экономики.

В то же время следует избрать оптимальную модель импортозамещения, базирующуюся не на административных и тарифных барьерах и прямом субсидировании бизнеса, а на создании государством условий для развития конкуренции. В этом случае у отечественных товаропроизводителей будет стимул для инновационного развития производства, способствующего повышению его конкурентоспособности сначала на внутреннем рынке, а впоследствии после его насыщения – на международном. Таким образом, на смену импортозамещению неизбежно придет экспортная ориентация производства в обрабатывающей промышленности.

Эффективность промышленной политики в значительной мере зависит от нахождения оптимального соотношения между оказанием государственной поддержки отдельным предприятиям и производствам и общесистемными мерами развития промышленного предпринимательства.

В первом случае государственная поддержка осуществляется в форме инвестиционных субсидий, льготных кредитов, налоговых преференций, льготного предоставление земельных участков и объектов инфраструктуры, государственных закупок продукции отечественных товаропроизводителей и т.п. Во втором – речь идет об улучшении делового климата, способствующего росту инновационной активности предприятий. Для этого необходимы:

- обеспечение макроэкономической стабильности;

- развитие конкуренции;

- борьба с коррупцией и обеспечение верховенства закона;

- увеличение государственных инвестиций в развитие инфраструктуры, образования, науки и технологий и т.п. [15].

В кризисных условиях особенно остро проявляется фундаментальное противоречие между двумя подходами к реализации промышленной политики, которое выражается в том, что стремление государства обеспечить социально-экономическую стабильность приводит к оказанию поддержки действующим, но неэффективным, неконкурентоспособным предприятиям. В результате происходит фактический отказ от использования инструментов промышленной политики, ориентированных на развитие промышленного комплекса на инновационной основе, что, в свою очередь, препятствует росту его конкурентоспособности и эффективности в посткризисный период [5] (Abdullaev, 2010).

Конкурентоспособность промышленного комплекса страны в значительной степени определяется эффективностью использования средств, инвестированных в развитие промышленного потенциала. Объем инвестиций регулируется промышленной политикой, определяющей такую конфигурацию факторов производства в промышленном комплексе и их целевую ориентацию, которая обеспечивает рост конкурентоспособности отечественной промышленности на мировом рынке.

Определяя направления и объемы инвестиций, следует исходить из того, что в силу ограниченности экономических ресурсов ни одна страна мира не может быть конкурентоспособной во всех без исключения отраслях промышленности. Государственным органам, ответственным за разработку и реализацию промышленной политики, следует определить ключевые компетенции, которые позволяют обеспечить максимальное развитие изначально присущих той или иной стране конкурентных преимуществ, в первую очередь природных ресурсов и человеческого потенциала.

Что же касается источников инвестиций в выбранные ключевые компетенции, то приоритет следует отдавать прямым внутренним инвестициям, поскольку, во-первых, как свидетельствует опыт России, страны Запада, осуществляя недобросовестную конкуренцию на мировых рынках, могут вводить запреты или ограничения на финансирование зарубежных компаний, во-вторых, решения о привлечении иностранных инвестиций находятся в компетенции бизнеса, следовательно, такие решения не контролируются государством в рамках его промышленной политики.

Прямые внутренние инвестиции следует оптимально распределять между гражданскими отраслями, военно-промышленным комплексом (ВПК) и социальной сферой. При этом необходимо учитывать не только сложившуюся социально-экономическую ситуацию, обеспечивая, к примеру, в условиях экономического кризиса приемлемый уровень занятости населения и блокируя социальные потрясения, но и ориентироваться на перспективу, так как высокий уровень инновационности промышленных предприятий является залогом быстрого выхода из кризиса и дальнейшего развития экономики [5] (Abdullaev, 2010).

Так, после начала в 2008 году глобального системного кризиса правительства США, Франции и других стран, спасая крупные промышленные компании от банкротства, требовали от руководства этих компаний разработку программ реструктуризации производства и достижения приемлемого уровня конкурентоспособности.

Государство должно инвестировать предприятия промышленного комплекса на принципах проектного финансирования, а не осуществлять «вливание» денег в банки, так как банки предпочитают направлять имеющиеся у них средства не в реальный сектор экономики, а на фондовые или валютные биржи.

Начиная с конца 1990-х годов и по настоящее время в экономической литературе растет число публикаций о формировании по крайней мере в экономически развитых странах постиндустриального общества. Свидетельством перехода к такому обществу является рост удельного веса третичного сектора в ВВП. На деле же экономически развитые страны перенесли свою промышленность в страны третьего мира, обладающие дешевой рабочей силой. Так, в начале XXI века среднечасовая ставка заработной платы составляла в Германии около 32 долл., в Японии – 24 долл., в США – 17 долл., во Франции – 19 долл., в Китае – 0,57 долл., а в Индии и Индонезии – менее 0,3 долл. [12, с. 337] (Ryazanov, 2017, р. 337).

Перенос промышленного производства в развивающиеся страны привел к их ускоренной индустриализации, росту «геополитико-экономического влияния и могущества таких стран, как Китай и Индия, в целом сообщества БРИКС», а также к возникновению «производственной зависимости стран Центра от стран периферии» [6, с. 38] (Bodrunov, 2017, р. 38). При этом центры прибыли остаются в экономически развитых странах, что позволяет им получать технологическую ренту [12, с. 333] (Ryazanov, 2017, р. 333).

Разумеется, население развитых стран не может обходиться без потребительских товаров и экспортирует их из развивающихся. В результате, к примеру, у США возникло значительное отрицательное сальдо в торговле с Китаем, ставшее причиной «пошлинной войны» между этими странами.

В последние годы в экономически развитых странах стали осознавать, что постиндустриальная экономика пока еще не может рассматриваться в качестве надежной основы социально-экономического развития, так как для этого необходим базис – материальное производство, в котором формируется спрос на инновации, обеспечивающие динамичное развитие национальной экономики. Без материального производства невозможно гармоничное развитие взаимосвязанных секторов экономики – науки, инноваций, технологий, финансовых, транспортных и др. услуг. В свою очередь, цифровизация экономики выводит материальное производство на принципиально иной качественный уровень [11].

Результаты проведенного В.Т. Рязановым анализа структуры занятости мирового хозяйства свидетельствуют не о вытеснении материального производства сервисным сектором, а о переформатировании структуры совокупного работника. В современном обществе третичный сектор экономики не только выполняет важную социально-воспроизводственную функцию, но и играет возрастающую роль в обеспечении повышения производительности труда в материальном производстве, обеспечивая его прогрессивными технологиями и работниками, обладающими компетенциями, необходимыми для работы в высокотехнологичных производствах.

В условиях глобализации тесная взаимосвязь между материальным производством и сферой услуг проявляется во встраивании отраслей третичного сектора экономики в начальные и конечные звенья цепочек создания добавленных стоимостей [12, с. 333] (Ryazanov, 2017, р. 333).

Что касается Казахстана, то для него актуальной является промышленная политика, нацеленная на диверсификацию экономики, способствующая постепенному отходу от ее сырьевой направленности и созданию условий для перехода в долгосрочном периоде к сервисно-технологической экономике. Речь здесь идет именно о долгосрочной перспективе такого перехода, поскольку в настоящее время Казахстан к этому не готов, а как писал К. Маркс [10, с.10] (Marks, Engels, 1960, р. 10), «общество, если даже оно напало на след естественного закона своего развития, …не может ни перескочить естественные фазы своего развития, ни отменить последние декретами».

Мы согласны с точкой зрения М. Пшембаева [11], который отмечает, что для Казахстана приоритетным направлением экономической политики в области развития промышленного комплекса является реиндустриализация, осуществляемая на современной технологической основе.

В свою очередь, для осуществления реиндустриализации необходим мобилизационный сценарий структурной перестройки промышленного производства. На первых этапах его реализации потребуется жесткая централизация управления промышленностью с концентрацией всех ресурсов на приоритетных направлениях, которые необходимо вывести из механизма рыночного саморегулирования, в то время как производство продукции массового потребления, малый и средний бизнес должны регулироваться рынком [8, с. 274–275] (Voeykov, 2017, р. 274–275).

В настоящее время приоритетными базовыми отраслями обрабатывающей промышленности Казахстана являются черная и цветная металлургия, нефтехимия, машиностроение и производство строительных материалов, дальнейшее развитие которых имеет целью расширение производства инновационной продукции с высокой добавленной стоимостью, конкурентоспособной на мировом рынке. Наряду с этим в обрабатывающей промышленности республики предусмотрено создание условий для развития высокотехнологичных производств пятого и шестого технологических укладов, таких как производства мобильных и мультимедийных, космических технологий, робототехники, нано- и биотехнологий, альтернативной энергетики [14, с. 42–43].

Государство создает условия для повышения инвестиционной привлекательности промышленного комплекса в целях привлечения частных и иностранных инвестиций, развития государственно-частного партнерства. Основой для этого являются совершенствование нормативно-правовой базы и государственное стимулирование эффективных инновационных проектов в форме: грантового, льготного, лизингового и долевого финансирования; субсидирования ставки вознаграждения по кредитам; экспортно-технологического сопровождения реализуемых проектов; предоставления налоговых льгот; осуществления государственных закупок; создания и развития инновационных кластеров, специальных экономических и индустриальных зон [3].

Заключение

Результаты анализа тенденций развития промышленности Республики Казахстан свидетельствуют о наличии в среднесрочном периоде тенденции к росту промышленного производства. При этом увеличиваются не только объемы продукции обрабатывающей промышленности и машиностроения, но и их удельный вес в общем объеме произведенной промышленной продукции. Однако эта доля значительно ниже порогового уровня экономической безопасности.

Производительность труда в обрабатывающей промышленности, являющаяся одним из индикаторов результативности промышленной политики, за 10 лет увеличилась в 3,1 раза, в том числе в машиностроении – в 4,2 раза. При этом из-за слабости национальной валюты имеет место тенденция к снижению уровня производительности труда, исчисленной в долларах США.

Недостаточно высокий уровень инновационной активности промышленных предприятий и низкая доля инновационной промышленной продукции сдерживают рост конкурентоспособности отечественной промышленности на мировом рынке.

Хозяйственная практика ряда постсоветских стран свидетельствует о том, что частный бизнес необязательно превосходит по эффективности государственное предпринимательство, поскольку эффективность производственно-хозяйственной деятельности определяется не формой собственности, а эффективностью менеджмента.

Глобальная тенденция к росту государственных расходов в ВВП позволяет сделать вывод о том, что государству не следует отказываться от регулирования национальной экономики и от реализации промышленной политики. При этом необходимо постоянно повышать качество государственного участия в развитии национальной экономики в целом и промышленности в частности.

Не следует противопоставлять импортозамещение и экспортную ориентацию промышленного производства, так как это две взаимосвязанные модели развития промышленного комплекса. По мере насыщения отечественного рынка промышленными товарами и повышения их качества отечественным предприятиям при поддержке государства необходимо увеличивать объемы экспорта. Это возможно в том случае, если модель импортозамещения базируется не на протекционизме, а на создании государством условий для развития конкуренции.

При разработке промышленной политики необходимо найти оптимальное соотношение между оказанием государственной поддержки отдельным предприятиям и общесистемными мерами развития промышленного предпринимательства. Даже в условиях экономического кризиса государству не следует отказываться от использования инструментов промышленной политики, способствующих развитию промышленности на инновационной основе.

Направления и объемы инвестиций в развитие промышленного комплекса должны определяться на основе ключевых компетенций, позволяющих максимально развивать имеющиеся у страны конкурентные преимущества. При этом приоритет следует отдавать прямым внутренним инвестициям, которые необходимо оптимально распределять между гражданскими отраслями, ВПК и социальной сферой.

Результаты анализа произведений казахстанских и российских ученых свидетельствуют о том, что в настоящее время постиндустриальную экономику не следует рассматривать в качестве основы социально-экономического развития республики. Базисом для такого развития является материальное производство. При этом переход к более высоким технологическим укладам выводит материальное производство на принципиально иной качественный уровень.

Казахстану необходима промышленная политика, нацеленная на диверсификацию экономики, способствующую созданию условий для перехода в долгосрочной перспективе к сервисно-технологической экономике. Приоритетным направлением промышленной политики является реиндустриализация, осуществляемая на современной технологической основе. При этом для успешного осуществления реиндустриализации необходимо разработать и реализовать мобилизационный сценарий структурной перестройки промышленного производства.


Источники:

1. Указ Президента Республики Казахстан от 17 мая 2003 года № 1096. «О Стратегии индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2003-2015 годы»
2. Постановление Правительства Республики Казахстан от 31 декабря 2019 года № 1050. «Об утверждении Государственной программы индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2020-2025 годы»
3. Концепция закона Республики Казахстан «О промышленной политике». Legalacts.egov.kz. [Электронный ресурс]. URL: https://legalacts.egov.kz/npa/view?id=5075625 (дата обращения: 21.03.2021).
4. Абдикаримова К. Современное состояние и развитие промышленной политики регионов Казахстана // Интернет-журнал Науковедение. – 2017. – № 5. – c. 29.
5. Абдуллаев К.Н. Теория и методология реализации промышленной политики (на примере Республики Казахстан). / Автореф… дисс. д-ра эконом. наук. - СПб., 2010. – 40 c.
6. Бодрунов С.Д. Новое индустриальное общество второго поколения: переосмысливая Гэлбрейта. / Гэлбрейт: возвращение. Монография. - М.: Культурная революция, 2017. – 27-71 c.
7. Бюро национальной статистики Республики Казахстан. Stat.gov.kz. [Электронный ресурс]. URL: https://stat.gov.kz/official/dynamic (дата обращения: 19.03.2021).
8. Воейков М.И. Капитализм, новое индустриальное общество и современное государство. / Гэлбрейт: возвращение. Монография. - М.: Культурная революция, 2017. – 250-284 c.
9. Дмитрюк Л. Как развивается промышленность Казахстана. Strategy2050.kz. [Электронный ресурс]. URL: https://strategy2050.kz/ru/news/kak-razvivaetsya-promyshlennost-kazakhstana (дата обращения: 19.03.2021).
10. Маркс К., Энгельс Ф. Капитал. / Т. 1. Предисловие к первому изданию. Соч. 2-е изд. Т. 23. - М.: Политиздат, 1960.
11. Пшембаев М. Промышленность Казахстана: итоги, тенденции и перспективы. Liter.kz. [Электронный ресурс]. URL: https://liter.kz/promyshlennost-kazahstana-itogi-tendenczii-i-perspektivy (дата обращения: 07.03.2021).
12. Рязанов В.Т. Теория неоиндустриального общества Гэлбрейта: глобальная финансократия или новая технологическая революция?. / Гэлбрейт: возвращение. Монография. - М.: Культурная революция, 2017. – 321-348 c.
13. Сакс Д., Ларрен Ф. Макроэкономика. Глобальный подход. - М.: Дело, 1996.
14. Состояние промышленных комплексов государств-членов ЕАЭС в 2015 году и меры, принимаемые в целях улучшения ситуации в реальном секторе. - М.: Департамент промышленной политики ЕАЭС, 2016. – 61 c.
15. Темирханов М. Промышленная политика Казахстана: что пошло не так?. Forbes.kz. [Электронный ресурс]. URL: https://forbes.kz/process/expertise/promyishlennaya_politika_kazahstana_chto_poshlo_ne_tak (дата обращения: 07.03.2021).
16. Хубиев К.А. Тенденции и перспективы современного экономического развития: интегративный тренд?. / Гэлбрейт: возвращение. Монография. - М.: Культурная революция, 2017. – 114-153 c.

Страница обновлена: 27.04.2021 в 21:01:44