Предпосылки создания системы социального рейтинга в России: оценка ситуации в условиях пандемии коронавируса

Руф Ю.Н.1, Каримова Д.В.1
1 Тюменский государственный университет, Россия, Тюмень

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 4 (Апрель 2021)

Цитировать:
Руф Ю.Н., Каримова Д.В. Предпосылки создания системы социального рейтинга в России: оценка ситуации в условиях пандемии коронавируса // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 4. – С. 845-862. – doi: 10.18334/epp.11.4.111960.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=45714406

Аннотация:
Одними из последствий продолжающейся во всем мире пандемии коронавируса явились стремительное внедрение и повсеместное использование цифровых платформ и сервисов, в которых аккумулируется значительный объем информации о каждом пользователе. Среди экспертов, исследователей и граждан нашей страны нередко высказываются опасения: не приведет ли в конечном итоге такая стремительная цифровизация к тотальному контролю общества со стороны государства и введению системы социального рейтинга (кредита) (Social Credit System) подобно той, что уже реализуется в Китае. В научных публикациях последнего времени широко освещается история возникновения и суть Китайской системы социального рейтинга (кредита), однако исследований, направленных на изучение возможностей и анализ перспектив внедрения аналогичной системы в Российской Федерации, сравнительно немного. В данной статье авторы попытались определить, насколько реальным может стать создание подобной системы в России, и может ли пандемия коронавируса способствовать этому процессу

Ключевые слова: пандемия коронавируса, система социального рейтинга (кредита), предпосылки введения системы социального рейтинга (кредита), цифровой контроль, цифровизация

JEL-классификация: G21 G24, E51, O33



Введение

Пандемия коронавируса и вынужденная изоляция граждан нашей страны обусловили стремительное внедрение и активное использование различных цифровых платформ и сервисов, способных фиксировать и накапливать различную информацию о каждом пользователе. Разумеется, это обусловило возникновение опасений в обществе относительно того, не приведет ли такая стремительная цифровизация к тотальному контролю граждан со стороны государства.

Изучению генезиса китайской системы социального рейтинга (кредита) посвящено значительное количество научных публикаций. Неоднозначность проводимого китайскими властями эксперимента предопределяет различные векторы его изучения. Одни авторы акцентируют внимание на политических, экономических, социальных и этических последствиях вводимой системы государственного контроля [1–3, 6, 7, 9–14, 16, 17, 19, 20] (Bespalko, 2019; Bespalko A.A., 2019; Butkevich S. A., 2019; Grafov, 2019; Grafov, 2020; Eliseeva, Gao, Bespalko, Kurbatov, 2019; Krylov, Bekirova, Krylov, 2018; Lavrinenko, Shelomikhin, 2019; Larina, Ovchinskiy; Poberezhnaya, Pritulchik, 2019; Razumov, 2019; Samuseva, 2019; Urintsov, Smirnov, 2019; Kobie; Mistreanu), другие – на организационных и технологических аспектах ее функционирования [2, 4, 5] ((Bespalko, 2019; Vishnevskaya, 2019; Galiullina, Bresler, Suleymanov, Rabogoshvili, Bayramgulova, 2018). Однако в научной литературе практически не встречается исследований [можно отметить только, например, 8, 15] (Danilin, Khilko, 2018; Ruf, Karimova, 2020), направленных на изучение возможностей внедрения аналогичной системы в России, при том, что отдельные элементы этой системы отчетливо проявляются уже в текущих условиях.

В этой связи оценка предпосылок и перспектив введения системы социального рейтинга (кредита) в России, способной стать серьезным инструментом управления обществом, представляется весьма актуальной. Авторами предпринята попытка рассмотреть существующие формы цифрового контроля и скоринга, применяемые российскими органами власти и бизнесом, которые могут стать основой для введения системы социального рейтинга (кредита) в России, а также спрогнозировать возможное влияние этой системы на власть, бизнес, общество и граждан.

«Программа создания системы социального кредита на 2014–2020 г.» была опубликована Государственным советом КНР в июле 2014 года [1]. Внедрение системы социального рейтинга (кредита) в Китае происходило поэтапно и с учетом специфики каждого региона. С 1 января 2021 года в Китае вступил в силу новый гражданский кодекс, узаконивший систему социального рейтинга на всей территории страны. Реализация системы контролируется специальной комиссией при Политбюро ЦК КПК и осуществляется в разрезе следующих направлений:

- судебная достоверность (контроль со стороны судебных и правоохранительных органов);

- коммерческая целостность (контроль над предпринимательской деятельностью);

- честность в государственных делах (контроль над государственной службой в стране);

- общественная целостность (общественный контроль) [7] (Grafov, 2020).

Технологически система социального кредита представляет собой информационную базу данных практически о каждом физическом и юридическом лице КНР. Программное обеспечение для системы разрабатывают несколько коммерческих компаний, лидером среди которых является Alipay [12] (Larina, Ovchinskiy, 0). Источниками данных для оценки индивидуального поведения физических и юридических лиц выступают государственные и муниципальные органы, частные компании (например, торговая площадка Alibaba), окружающий социум (родственники, соседи, коллеги, друзья, клиенты и т.п.).

На основе цифровой оценки действий гражданина или компании каждому (каждой) из них присваивается определенный рейтинг. В зависимости от количества присвоенных системой баллов деление физических лиц осуществляется в разрезе 18 категорий: от наивысшего уровня (ААА, от 1250 баллов) – уровня образцового гражданина до уровня «черного списка» (D, менее 599 баллов). Юридические лица классифицируются по 8 категориям (от уровня ААА до уровня D) [16] (Samuseva, 2019).

По своей сути система социального рейтинга (кредита) подразумевает прямую взаимосвязь:

- положительные действия объекта оценивания – поощрение (увеличение баллов и вознаграждение за ответственное поведение в соответствии с рейтингом);

- отрицательные действия объекта оценивания – наказание (уменьшение баллов, снижение рейтинга и соответствующие меры воздействия).

Как свидетельствуют различные источники, за время действия программы многие китайские граждане уже столкнулись с различными ограничениями из-за низкого индивидуального рейтинга (ограничения в получении определенных услуг, скидок и льгот, ограничения свободы передвижения и др.).

В публикациях последнего времени нередко высказывалось восхищение дисциплинированностью китайских граждан, которая помогла в короткие сроки остановить распространение коронавирусной инфекции на территории страны [18]. Не умаляя действительно присущую китайцам дисциплину, обусловленную и национальными традициями, и местным менталитетом, необходимо понимать, что немаловажную роль в этом сыграла система социального рейтинга, которая не только «поощряет все формы позитивного активизма, поддерживаемого властью» [7], будь то волонтерство, благотворительность или общественные работы, но и дисциплинирует граждан, не желающих оказаться в «черном списке» лиц с низкой степенью благонадежности.

Несмотря на то, что система социального рейтинга (кредита) вызывает неоднозначную реакцию мирового сообщества, Китай охотно делится своими наработками с другими странами. В 2019 г. система видеонаблюдения и отдельные блоки для создания системы внутренней безопасности были переданы в дар Никарагуа. Подписаны контракты о создании адаптированных к потребностям стран программно-аппаратных, видео- и поведенческих модулей системы рейтингования с Боливией, Эквадором, Танзанией, Мозамбиком и Эритреей. В 2020 г. китайскими специалистами была начата работа по подготовке специальных документов с обоснованием системы социального рейтинга для Казахстана, Киргизии и Монголии [12].

Цель исследования – определение предпосылок и перспектив введения системы социального рейтинга (кредита) в России.

Научная новизна: по результатам проведенного исследования определены предпосылки возможного введения системы социального рейтинга в России и, одновременно, факторы, сдерживающие применение этой системы в полной мере.

В качестве материалов для исследования по заявленной теме были использованы законодательные и нормативные правовые акты, научная литература, статистические данные, данные электронных порталов и сервисов.

Для достижения поставленной цели применялись анализ научной литературы, контент-анализ, классификация, структуризация.

Результаты исследования показали, что внедрение системы социального рейтинга в России технологически возможно благодаря интенсивной цифровизации всех сфер общественной жизни, особенно в условиях пандемии коронавируса. Однако не следует забывать о неготовности человека впустить государство в свою личную жизнь намного больше, чем это было до пандемии.

Цифровое взаимодействие власти и граждан в России

В России вопрос о внедрении какого-либо аналога системы социального рейтинга на государственном уровне не обсуждался. Актуальным на данном этапе является вопрос создания экосистемы цифровой экономики страны, в которой данные в цифровой форме будут являться ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности и в которой будет обеспечиваться эффективное взаимодействие бизнеса, научно-образовательного сообщества, государства и граждан. На это, в частности, направлена национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации», включающая шесть федеральных проектов и, по сути, предусматривающая цифровизацию практически всех сфер общественной жизни. Разумеется, реализация указанной программы будет способствовать значительному увеличению уже имеющегося объема данных о физических и юридических лицах нашей страны и сделает их объектом пристального внимания со стороны различных органов власти.

Летом 2020 г. был утвержден Федеральный закон №168-ФЗ от 08.06.2020 г. «О едином федеральном информационном регистре, содержащем сведения о населении Российской Федерации». Согласно ст. 2 данного закона, на информационном ресурсе должны храниться такие сведения о россиянах, как ФИО, дата и место рождения и смерти, гражданство, пол и его изменения, СНИЛС, ИНН, семейное положение, сведения о выданных паспортах, образовании, для индивидуального предпринимателя – о его регистрации, воинской обязанности гражданина и др. (вплоть до информации о родственных связях), а также данные иностранцев и лиц без гражданства, выполняющих работы на территории Российской Федерации. Оператором нового информационного ресурса выступает Федеральная налоговая служба России. Уже имеющаяся информация о гражданах в МВД, Министерстве обороны, Министерстве образования и науки, Федеральной службе по труду и занятости, государственных внебюджетных фондах и других ведомствах должна быть передана ими в новый информационный реестр. Закон вступил в силу со дня опубликования и предусматривает переходный период до 31 декабря 2025 года.

По мнению депутата Госдумы РФ, главы комитета по СМИ, Александра Хинштейна, создание единой базы данных будет являться основой для стратегического, экономического и социального планирования в стране [2]. Однако формирование такого масштабного регистра даже на государственном уровне не исключает утечки этой информации и использования ее другими заинтересованными сторонами.

Определив в качестве основы направления реализации китайской системы социального рейтинга (кредита), рассмотрим, в каких сферах в нашей стране уже осуществляется цифровое взаимодействие граждан, юридических лиц и государства, используемое в том числе для сбора и накопления информации о пользователях, а также для контроля и оценивания их действий (рис.).

Рисунок. Ресурсы и сервисы цифрового взаимодействия граждан, юридических лиц и государства, используемые в том числе для сбора информации, контроля и оценивания пользователей

Источник: составлено авторами

В области контроля со стороны правоохранительных и судебных органов отдельно следует выделить разрабатываемое МВД России мобильное приложение «Мигрант», которое будет обязан устанавливать на свой смартфон каждый приезжающий в Россию на работу или постоянное место жительства иностранец. По замыслу разработчиков, приложение должно содержать биометрические данные, сведения о здоровье и криминальном прошлом приезжего (при наличии), а также его рейтинг, который будет определяться по китайскому образцу [3].

Согласно пп.24 и 25 «Плана мероприятий по реализации в 2019–2021 годах Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019–2025 годы», утвержденного распоряжением Правительства РФ № 265-р от 22.02.2019 (с изм. от 30.05.2020 г.), ко второму кварталу 2021 года МВД, Минкомсвязи, а также Минэкономразвития должны разработать и запустить «государственную информационную инфраструктуру, необходимую для обеспечения функционирования создаваемых миграционных правил, электронных сервисов и механизмов контроля (единая информационная платформа, сопряжение, интеграция и модернизация имеющихся информационных ресурсов, развитие федеральной государственной информационной системы «Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)», национальной системы управления данными, системы «Мир», цифрового профиля иностранного гражданина, мобильных решений и др.), а также «системный проект инфраструктуры оформления, выдачи и применения идентификационного документа иностранного гражданина».

Пандемия коронавируса как фактор усиления цифрового контроля и возможного введения системы социального рейтинга (кредита)

Несмотря на удобство использования электронных сервисов до пандемии, люди оказались не готовы к использованию их же в чрезвычайной ситуации. Этому способствовали и слабые мощности Интернета, и отсутствие у многих технических средств. По всей России в СМИ прокатилась волна сообщений о том, что в семьях не хватает компьютеров для организации учебных мест детям и рабочих мест родителям.

Продолжительный карантин, запреты на передвижение по улице, отсутствие работы, обучение детей на дому привели к обострению психологического состояния граждан [4].

На этом фоне не все понимали опасность вируса, и люди начинали свободно передвигаться вне дома. Власти, понимая всю сложность ситуации, ввели контрольные меры: ограничение дистанции и причин выхода из дома; позже введение пропускной системы (цифровые пропуска были введены в некоторых регионах страны, в Москве нарушителей выявляли с помощью QR-кодов); введение штрафов за нарушение режима самоизоляции. Всего было получено заявок на внедрение федерального решения выдачи цифровых пропусков от 21 субъекта Российской Федерации. В первой очереди были подключены семь регионов Центрального федерального округа – Костромская, Тульская, Тамбовская, Ярославская, Владимирская, Белгородская и Орловская области. Затем еще в 14 регионах Поволжья, Сибири, Дальнего Востока, Северного Кавказа.

Контроль за гражданами осуществлялся с помощью уличных камер и камер в подъездах, данных сотовых операторов, а также информации об оплате посредством банковских карт. В Москве на базе технологий NtechLab использована система распознавания лиц, развернутая на 175 тыс. городских камерах. Известно об использовании этой системы и в Нижнем Новгороде и еще в девяти городах, названия которых в NtechLab назвать отказались [5].

На этом этапе у населения логичным становится вопрос о нарастании контроля со стороны государства. Если в период карантина еще было понятно, цель контроля – нераспространение инфекции. Сейчас ситуация боле менее стабилизируется, а информации о себе человек должен заявить намного больше. Причем большая часть ее формируется именно в цифровом формате. И примером тому явилось предоставление информации в связи с получением выплат на детей от 3 до 16 лет. Получить данные выплаты было возможно только при наличии подтвержденной учетной записи на «Официальном интернет-портале государственных услуг», в свою очередь, подтвердить которую можно было через услуги Сбербанк-онлайн. Своего рода замкнутый круг, но тут же и проявляется лояльность граждан и соблюдены интересы государства. Получая стимулирующие выплаты, гражданин самостоятельно формирует часть большой базы данных, о которой задумалась Госдума РФ.

В продолжение темы самостоятельного предоставления информации о себе можно привести пример предоставления Справки о наличии (отсутствии) судимости и/или факта уголовного преследования либо о прекращении уголовного преследования. Работодатели вправе сегодня требовать такую справку от работника. Это касается сферы образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, сферы детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних. При получении ее через «Официальный интернет-портал государственных услуг» необходимо предоставить сканированные страницы паспорта, указывающие на семейное положение, а также о регистрации по месту жительства, причем все страницы о постановке на регистрацию и снятии с нее. Такая формальность представляет собой элемент контроля, по-своему дисциплинирующий гражданина, несмотря на то, что вся эта информация есть в паспортных столах и ЗАГСах.

Отдаленно все движения государства в направлении формирования единой базы данных напоминают путь к созданию системы социального рейтинга (кредита) в России аналогичной китайской.

31 июля 2020 года в СМИ появилась информация о том, что от крупнейших российских банков поступило предложение о разрешении банкам списывать с так называемых «спящих» счетов клиентов денежные средства, если отсутствует связь с клиентом и сведения о нем невозможно обновить в течение года. Банки назвали свое нововведение удобством и для клиента, и для банка, а уж тем более, по их мнению, это должно привести к уменьшению фактов мошенничества. Как вариант можно предположить, сначала это будут «спящие» счета, потом и обычные работающие.

Более года назад 16 июля 2019 года в интервью газете «Известия» глава Следственного комитета Александр Бастрыкин предложил банкам давать сотрудникам Следственного комитета доступ к банковской тайне еще на стадии доследственных проверок, не имея на то решения суда [6]. По мнению главы Следственного комитета, следует изменить Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» с целью повышения эффективности борьбы с коррупцией. Такой же позиции придерживается и Федеральная антимонопольная служба России.

Активная работа государства по сбору данных о физических и юридических лицах постоянно сопровождается комментариями представителей власти, что это во благо населения. Можно принять такое объяснение, глядя на работу Центра прикладного анализа больших данных Томского государственного университета под руководством Михаила Мягкова, профессора университета штата Орегон.

Томским государственным университетом и Всероссийским центром изучения общественного мнения подписано соглашение о научно-техническом сотрудничестве. В основу положена разработка совместного проекта по мониторингу настроений россиян в социальных сетях. Цель проекта – выявление мнений граждан о социальной, экономической, политической и других сферах [7].

По мнению Михаила Мягкова, создание совместной лаборатории Томского государственного университета и Всероссийского центра изучения общественного мнения должно привести к объединению подходов и методик классической и «цифровой» социологии в области работы с вызовами общества. Данное направление еще совсем недавно не было доступно для исследователей и аналитиков. Совместная работа Томского государственного университета и Всероссийского центра изучения общественного мнения предполагает использование данных «цифрового следа» (цифровой след – это высказывания в социальных сетях и блогах) около 90 миллионов пользователей социальных сетей, которые интегрированы с данными опросов Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

25 мая 2020 на базе Томского государственного университета прошло заседание Университетского консорциума исследователей больших данных. Инициатором также выступил Центр прикладного анализа больших данных Томского государственного университета. Причиной встречи послужил совместный проект российских вузов, подразумевающий изучение настроений российских граждан на переход в онлайн в условиях пандемии COVID-19. В рамках проекта планируется анализ «цифровых следов», а далее на основе анализа больших данных оценка успешности перехода среднего и высшего образования на дистанционную форму обучения, определение вопросов, волнующих всех участников этого процесса (педагогов, родителей, школьников, студентов). В итоге ученые должны сформулировать рекомендации по корректировке образовательной политики государства [8].

В ходе онлайн-встречи 02 июля 2020 года со слушателями Международного научно-методического центра по математике, информатике и цифровым технологиям Томского государственного университета на вопрос, а не является ли формирование базы больших данных и их анализ подготовкой к внедрению системы социального рейтинга (кредита), ответ Михаила Мягкова был однозначным, что их Центр не принимает участия в создании системы социального рейтинга (кредита) аналогичной китайской, а также он и его коллеги не сторонники присвоения всякого рода рейтингов человеку, поскольку каждый по-своему индивидуален и уникален. Цель их проектов – использование данных в социальных сетях лишь для изучения мнения человека [9].

В преддверии нового учебного 2020–2021 года школьники России и их родители увидели новые правила поведения в школах с 1 сентября 2020 года.

При более внимательном рассмотрении этих правил возникли вопросы и выявлены противоречия. Бесспорно, дисциплинировав с детства, дальше проще управлять человеком.

Одно из правил – общаться с ребятами из других классов запрещено. Ребенку предлагают ограничить круг общения, с детства он к этому привыкает. Следующее правило – по возможности сократить количество детей в классе. При отсутствии дополнительных площадей в школах, руководству школы и учителям по логике должны быть сообщены действенные способы по сокращению количества детей в классах. Одним из таких способов было предложение родителям, переживающим за здоровье ребенка, перевести его на домашнее дистанционное обучение. В соответствии с одним из правил дезинфекция кабинета должна проводиться после каждого урока. Противоречит первому правилу. Дезинфекцию после каждого урока будут проводить в присутствии детей, ведь все находятся в одном кабинете, не пересекаются с другими классами. Ответственные на разных уровнях за соблюдение этих правил учителями и учащимися, безусловно, будут получать поощрения.

Простому же человеку от этого никаких преимуществ, кроме того, что не заболел. Ведь никто не вспомнит при поступлении в вуз ребят из того или иного класса, что они не выходили из кабинета или обрабатывали руки антисептиками. Бонусов за это не предусмотрено. Большая часть граждан и так живет по правилам и законам.

Однобокая система контрольных мер получается. Уже не раз говорилось, что менталитет российских граждан можно охарактеризовать фразой «а что нам с этого будет?». Человек готов к решительным действиям только за вознаграждение или из страха наказания.

Президентский указ «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года» определил пятой целью цифровую трансформацию, первоочередным показателем которой должна стать «цифровая зрелость» именно тех отраслей экономики и социальной сферы, о которых выше шла речь. Остальные три показателя характеризуют обеспечение доступа населения к информационно-телекоммуникационной сети Интернет и максимуму электронных услуг.

Именно всеобщей цифровизации в свое время и не хватило Китаю. Еще задолго до внедрения системы социального рейтинга данные о населении Китая собирались на бумаге. Но владение такой информацией само по себе не дает нужного результата контроля. Поэтому перевод информации о гражданах Китая в электронный формат позволяет власти контролировать население и манипулировать им, достигая поставленной цели – «построение гармоничного социалистического общества». По сути своей только наличие этой цели и лежало в основе построения системы социального рейтинга. При том что цифровизация-то всех сфер жизни в Китае пока больше носит локальный характер, так как граждане Китая имеют ограничения в использовании сети Интернет.

Можно заметить, что правительство России как раз пошло от обратного. Цифровая трансформация, определенная указом, должна привести почти к стопроцентной охваченности территорий страны сетью Интернет и посредством нее доступом населения к электронным услугам. А дальше дело за малым. Базы данных уже создаются. Остается грамотно научиться их использовать для контроля и управления.

Представленная оценка поведения граждан и государства в период пандемии коронавируса уже, на наш взгляд, позволяет сформулировать следующие предпосылки для создания системы социального рейтинга (кредита) в Российской Федерации:

- определение перечня мер, дисциплинирующих население (масочный режим, обработка рук антисептическими средствами, соблюдение дистанции между гражданами, ограничение по количеству человек на массовом мероприятии, реестр работающих и неработающих предприятий и организаций);

- создание единого цифрового пространства;

- большое количество государственных электронных порталов или взаимосвязанных с ними негосударственных;

- создание единого Федерального информационного регистра, содержащего сведения о населении России;

-поощрительные выплаты населению для выработки лояльности граждан к государству;

- незамедлительное закрепление на законодательном уровне всех мер контроля;

- расширение полномочий правоохранительных органов в отношении населения.

Однако следует уточнить, что это только предпосылки создания системы социального рейтинга (кредита) и, как видно, система эта носит пока дисперсный характер. Все это далеко не похоже на систему. Не выработан четкий комплекс мер по поощрению или наказанию граждан. Точнее нет системы поощрения, а вот система наказания как раз существует (штрафы за нарушение карантина, за несообщение о заграничных поездках и т.д.). И смотрится это как будто вот-вот все научатся жить правильно (а как это правильно, пока никому не известно), а может и системы поощрения не понадобится.

Заключение

Пандемия сама по себе все-таки на фоне страха и привычки оказывает влияние на население, а государство, используя пандемию как инструмент повышения дисциплины населения, внедряет в жизнь задуманные проекты. Тем не менее если какие-то из экспериментов окажутся успешными, вполне вероятно, что цифровой контроль будет распространен на всей территории страны.

Сложившаяся вокруг пандемии коронавируса ситуация в стране и та череда контрольных мер со стороны государства позволили, конечно, определить перечисленные выше предпосылки для создания системы социального рейтинга (кредита) в Российской Федерации. В то же самое время следует учесть особенности нашей страны. И при малейшем желании внедрить хоть какой-то минимум элементов системы социального рейтинга необходимо признать наличие факторов, определяющих, на наш взгляд, затруднения скорого внедрения этой системы. К таким факторам можно отнести:

- преобладание частного над коллективным. Начиная со времен «перестройки» нас пытаются приучить отвечать только за себя, нам предлагают конкуренцию, используя всякого рода рейтинги, балльную систему в вузах; нам разрешают свободу слова; элементарно и банально, одежда людей стала ярче и разноцветней. В условиях пандемии человеку предложили отказаться от частного, подумать о близких и неблизких людях;

- большая доля пожилого населения. Пенсионеры в России составляют значительный удельный вес в общей численности населения. Необходимости хоть какого-то рейтинга для них в принципе не возникает. Люди в возрасте независимо от их прошлого статуса хотят просто жить и заниматься своими делами, приусадебным участком, внуками. Им не нужно соревноваться с кем-то. Большая часть пенсионеров – это тоже своего рода средний класс. И соответственно запросы у них средние. Проезд в общественном транспорте бесплатный, в зависимости от льготной категории прибавки к пенсиям и компенсации по квартплате, программы обучения, профпереподготовки и трудоустройства «Третий возраст». Это все государственная поддержка;

- разрыв между богатыми и бедными. В России преобладает население среднего класса, которому, по большому счету, не принципиально, будет у него автомобиль бизнес-класса или эконом-, потому что именно этот автомобиль среднестатистическая семья купит в кредит. Люди с высоким достатком вряд ли задумываются о рейтинге. При достижении определенного уровня дохода рейтинг возникает только один – стремление в Список Forbes; - большая территория страны с разными климатическими условиями и уровнем жизни. Россия – специфическая страна, состоящая из регионов с разными климатическими условиями. Так, проживание в районах с более суровым климатом подразумевает определенные доплаты гражданам со стороны государства. В случае участия в Программе переселения на Дальний Восток граждане могли получить до двух миллионов рублей подъемных. А стартовавшие в начале 2020 года программы «Земский доктор» и «Земский учитель» предполагают выплаты в размере до одного миллиона. Это система поощрения, но она не подразумевает выплаты за достижение определенного рейтинга, а, скорее, наоборот, многие граждане от невозможности заработать на «большой земле» переезжают в регионы с менее благоприятным климатом и отдаленные от центра регионы;

- миграционные процессы, перенаселение городов. Государство пытается решить проблему перенаселения больших городов, предлагая населению переезд в сельскую местность, сопровождая это специальными выплатами. Налицо тот факт, что молодежь предпочитает на сегодня столичные вузы, а то и дальше, учебные заведения европейских стран. При том что государственной политики в части заинтересованности оставить абитуриентов в вузах страны не наблюдается;

- престиж высшего образования падает. Тенденция показывает, что школьники приходят к выводу: нужно получать профессию, близкую к населению страны (мастер ногтевого сервиса, парикмахер, кондитер на дому, изготовление товаров ручной работы (самозанятость), блогер). Здесь говорить можно только о рейтинге между мастерами своего дела. И этот рейтинг определяют именно потребители услуг, то есть то самое население, к которому хотел быть ближе мастер.

Таким образом, говорить о скором внедрении комплексной системы рейтингования в России пока преждевременно. Помимо необходимости изыскания значительных финансовых ресурсов на разработку и технологическое внедрение подобного аналога, как и решения организационных вопросов (разработка критериев оценки поступков, системы поощрения и наказания) существуют и самые главные вопросы – ограничение прав и свобод человека и доверие граждан к институтам власти. Построить систему социального рейтинга в России будет гораздо сложнее, чем в Китае, где в силу традиций коллективное преобладает над индивидуальным.

[1]社会信用体系建设规划纲要. [Электронный ресурс] URL:http://www.gov.cn/zhengce/content/2014-06/27/content_8913.htm (дата обращения: 27.08.2020).

[2] Балашова А., Антонова Е., Скобелев В., Агеева О., Скрынникова А. Госдума одобрила создание единого ресурса с данными россиян. Зачем государство решило собрать сведения о населении в одном месте // РБК.21.05.2020. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/society/21/05/2020/5ec6c2619a7947e13410b79f (дата обращения: 20.08.2020).

[3] Дударова Ф., Половинко В. Неславянский интерфейс. В Россию приходит китайская система «социального рейтинга». Первые испытания – на приезжих СНГ // Новая газета, № 64 от 22.06.2020. URL: https://novayagazeta.ru/articles/2020/06/19/85924-plyus-tsifrovizatsiya-migrantov (дата обращения: 20.12.2020).

[4] Голованов Р., Как не нарваться на штраф, выйдя в карантин на улицу: Отвечаем на главные вопросы о самоизоляции вместе с юристом. [Электронный ресурс]. URL: https://www.tumen.kp.ru/daily/27113.7/4190905/ (дата обращения: 18.11.2020).

[5] Тишина Ю., Степанова Ю., Аминов Х., Камеры нарушенного соблюдения. Контролировать перемещения москвичей будет система распознавания лиц». [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4308979 (дата обращения: 18.11.2020).

[6] Надо вернуть конфискацию имущества как дополнительный вид наказания // Известия. 16.07.2019. [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/899404/izvestiia/nado-vernut-konfiskatciiu-imushchestva-kak-dopolnitelnyi-vid-nakazaniia (дата обращения: 27.08.2020).

[7] ТГУ и ВЦИОМ разрабатывают сервис для мониторинга качества жизни Россиян. [Электронный ресурс]. URL: http://www.tsu.ru/news/tgu-i-vtsiom-razrabatyvayut-servis-dlya-monitoring/?nv=on (дата обращения: 01.09.2020).

[8] Ученые выясняют, как коронавирус повлиял на российское образование. URL: http://www.tsu.ru/news/uchyenye-vyyavlyayut-kak-koronavirus-povliyal-na-r/ (дата обращения: 20.09.2020).

[9] Более 1000 участников начали обучение в МНМЦ ТГУ. URL: http://cpdit.tsu.ru/info/news/477/ (дата обращения: 20.09.2020).


Источники:

1. Беспалько А.А. К вопросу о критике системы социального кредита // System and Management. – 2019. – № 2. – c. 72-80.
2. Беспалько А.А. Возможности использования системы, аналогичной системе социального кредита SCS, в сфере государственного управления человеческим капиталом (потенциалом) // System and Management. – 2019. – № 2. – c. 81-89.
3. Буткевич С. А. Система социального кредита в Китайской Народной Республике в зеркале криминологии // Вестник Уральского юридического института МВД России. – 2019. – № 1. – c. 111-116.
4. Вишневская Е.Н. Проблемы и перспективы построения эффективного государства в условиях цифровой революции // Инженерная экономика и управление в современных условиях: Материалы научно-практической конференции, приуроченной к 50-летию инженерно-экономического факультета. 2019. – c. 39-45.
5. Галиуллина С.Д., Бреслер М. Г., Сулейманов А. Р., Рабогошвили А.А., Байрамгулова Н.Н. Система социального кредитования в Китае как элемент цифрового будущего // Вестник УГНТУ. Наука, образование, экономика. – 2018. – № 4 (26). – c. 114-121.
6. Графов Д. Б. Повышение устойчивости политической системы КНР и система социального рейтинга // Вестник Института востоковедения РАН. – 2019. – № 3 (9). – c. 235-248.
7. Графов Д.Б. Система социального рейтинга в КНР как информационно-коммуникационная технология поощрения и наказания // Власть. – 2020. – № 2. – c. 250-259.
8. Данилин П.Н., Хилько И.Ю. История развития и перспективы внедрения системы социального кредита (рейтинга) в Китайской народной республике и Российской Федерации // Евразийский юридический журнал. – 2018. – № 8 (123). – c. 48-50.
9. Елисеева А.Д., Гао Л., Беспалько А.А., Курбатов Д.С. Система социального кредита как инструмент информационной поддержки для современной меритократии // System and Management. – 2019. – № 4. – c. 195-205.
10. Крылов В.С., Бекирова Э.А., Крылов Д.В. Цифровая экономика в Китае: качественный анализ системы социального рейтинга // Ученые записки Крымского инженерно-педагогического университета. – 2018. – № 3 (61). – c. 79-83.
11. Лавриненко Э.В., Шеломихин О.А. Система социального рейтинга (кредита) в КНР: первые итоги и перспективы // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества: Материалы IX международной научно-практической конференции:
Издательство: Благовещенский государственный педагогический университет. Благовещенск, 2019. – c. 90-93.
12. Ларина Е., Овчинский В. Китайская система социального кредита: традиции и технологии. 05.09.2019. [Электронный ресурс]. URL: https://izborsk-club.ru/17650 (дата обращения: 26.08.2020).
13. Побережная О.Е., Притульчик Е.И. Социально-правовая защита личного пространства граждан и системы социального рейтинга // Конституционно-правовые основы развития Республики Беларусь как социального государства в современных условиях: Материалы международной научно-практической конференции. Редколлегия: Г.А. Василевич. 2019. – c. 246-251.
14. Разумов Е.А. Цифровое диктаторство: особенности системы социального кредита в китайской народной республике // Труды института истории, археологии и этнографии ДВО РАН. – 2019. – № 24. – c. 86-97. – doi: 10.24411/2658-5960-2019-10029.
15. Руф Ю.Н., Каримова Д.В. Возможности внедрения системы социального рейтинга в России в условиях цифровизации // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 2. – c. 881-890. – doi: 10.18334/vinec.10.2.100772.
16. Самусева О.А. Социальный рейтинг как системная характеристика политической надежности в китайском обществе // Социально-гуманитарные науки. – 2019. – № 6. – c. 349-361.
17. Уринцов А.И., Смирнов Н.В. Некоторые вопросы внедрения системы социального рейтинга // Аллея Науки. – 2019. – № 5(32). – c. 948-952.
18. Huaiyu Tian, Yonghong Liu, Yidan Li, Chieh-Hsi Wu, Bin Chen, Moritz U. G. Kraemer, Bingying Li, Jun Cai, Bo Xu, Qiqi Yang, Ben Wang, Peng Yang, Yujun Cui, Yimeng Song, Pai Zheng, Quanyi Wang, Ottar N. Bjornstad, Ruifu Yang, Bryan T. Grenfell, Oliver G. Pybus, Christopher Dye, See all authors and affiliations. An investigation of transmission control measures during the first 50 days of the COVID-19 epidemic in China // Science 08 May 2020,Vol. 368, Issue 6491, pp. 638-642.DOI: 10.1126/science.abb6105 [Электронный ресурс] URL: https://science.sciencemag.org/content/sci/early/2020/03/30/science.abb6105.full.pdf
19. Kobie N. The complicated truth about China\'s social credit system, 7 June 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.wired.co.uk/article/china-social-credit-system-explained (дата обращения: 26.08.2020).
20. Mistreanu S. Life inside China’s Social Credit Laboratory. The party’s massive experiment in ranking and monitoring Chinese citizens has already started. – Foreign Policy. 03.04.2018. [Электронный ресурс]. URL: https://foreignpolicy.com/2018/04/03/life-inside-chinas-social-credit-laboratory/ (дата обращения: 20.08.2020).
21. Skipin D. L., Yukhtanova Yu.A., Koltsova T. A., Ruf Yu. N. A person in the digital transformation of tax administration: opportunities and reality. Advances in Economics, Business and Management Research. [Электронный ресурс]. URL: https://doi.org/10.2991/aebmr.k.200730.057 (дата обращения: 27.08.2020).

Страница обновлена: 21.09.2021 в 21:07:21