Распространение коронавируса в Африке: региональные паттерны и экономические последствия

Дробот Е.В.1, Макаров И.Н.2, Сапунцов А.Л.3
1 Первое экономическое издательство Центр дополнительного профессионального образования, Россия, Москва
2 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Липецкий филиал) Институт деловой карьеры, Россия, Липецк
3 Институт Африки Российской академии наук, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Дробот Е.В., Макаров И.Н., Сапунцов А.Л. Распространение коронавируса в Африке: региональные паттерны и экономические последствия // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 13-38. – doi: 10.18334/eo.11.1.111816.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=45625178
Цитирований: 3 по состоянию на 20.09.2021

Аннотация:
На основе анализа статистических данных о распространении COVID-19 в статье проведен количественный анализ последствий пандемии COVID-19 для субрегионов и стран Африки. В статье исследуется, как глокализация ответов на COVID-19 влияет на управление пандемией в Африке. Статья будет интересна специалистам в области мировой экономики и международных отношений, студентам и аспирантам.

Ключевые слова: Африка, глобализация, глокализация, локдаун, пандемия, социальное дистанцирование, экономическая безопасность

JEL-классификация: F01, F52, F62, F63



Введение

Коронавирус COVID-19 возник в китайской провинции Ухань в декабре 2019 года и начал быстро распространяться в Китае и в других частях мира в начале 2020 года. Распространение COVID-19 повлияло на экономическую активность в Китае, и в феврале китайская экономика остановилась. Китай является крупным экспортером сырьевых товаров в африканские страны, и экономический спад в Китае оказал отрицательное влияние на экономику африканских стран через негативное воздействие на африканские предприятия, которые в значительной степени зависят от Китая в поставках первичного и промежуточного сырья. Кризис, связанный с распространением коронавируса, затрагивает многие африканские страны, и число подтвержденных случаев заболевания быстро растет с особенно тяжелой ситуацией в ЮАР, Марокко, Тунис, Египте.

Следует отметить, что за 2020–2021 гг. было опубликовано достаточно много научных публикаций, посвященных оценке влияния пандемии COVID-19 на экономику стран мира. Здесь можно отметить исследования таких авторов, как Волошин А.А. [1] (Voloshin, 2020), Дробот Е.В. [2–5, 7] (Drobot, 2020; Drobot, 2020; Drobot, Makarov, Nazarenko, Manasyan, 2020; Drobot, Makarov, Manasyan, Nazarenko i dr., 2020; Makarov, Drobot, Avtsinova, 2020), Макаров И.Н. [4, 5, 7] (Drobot, Makarov, Nazarenko, Manasyan, 2020; Drobot, Makarov, Manasyan, Nazarenko i dr., 2020; Makarov, Drobot, Avtsinova, 2020), Костин К.Б., Хомченко Е.А. [6] (Kostin, Khomchenko, 2020), Осама Али Маер, Мун Д.В., Фатма Джиха [8] (Osama Ali Maer, Mun, Fatma Dzhikha, 2020), Торкановский Е.П. [9] (Torkanovskiy, 2020). В тоже время несмотря на наличие достаточного числа публикаций, в которых рассматриваются различные аспекты экономического развития африканских стран [10–15, 17–21] (Konstantinova, 2020; Pavlov, Sapuntsov, 2020; Sapuntsov, 2020; Sapuntsov, 2020; Sunguryan, 2020; Tsibikov, 2021; Zhang, Hu, , 2020; Chinazzi, et al., 2020; Gossling, Scott, Hall, 2020; Wilder-Smith, Freedman, 2020; Barro, Ursua, Weng, 2020), без внимания оставлены проблемы влияния пандемии COVID-19 на субрегионы Африки.

Именно поэтому интерес представляет анализ влияния пандемии COVID-19 на страны Африки.

Цель нашего исследования – на основе анализа статистических данных о распространении COVID-19 выявить субрегионы и страны Африки, наиболее подверженные пандемии.

Научная новизна состоит в том, что впервые в одном исследовании представлен количественный анализ распространения пандемии COVID-19 в субрегионах и странах Африки.

До пандемии COVID-19 большая часть инфраструктуры здравоохранения в африканских странах пришла в упадок. В настоящее время в Африке 65% расходов на здравоохранение приходится на местные расходы по сравнению с Европой, где национальные и региональные органы власти несут ответственность за политику в области здравоохранения и расходы граждан [16] (Ozili, 2020). Во время пандемии COVID-19, несмотря на карантин и другие меры, принятые для прекращения распространения COVID-19 в африканских странах, число инфицированных продолжало значительно увеличиваться. Эта ситуация оказала беспрецедентное давление на системы общественного здравоохранения во многих африканских странах. Некоторые частные больницы отказывались принимать инфицированных пациентов, в то время как государственные больницы превышали свои возможности. Это вынудило правительства некоторых стран построить изоляционные центры на больших открытых полях по всей стране; в частности, футбольные стадионы были преобразованы в изоляционные центры в таких странах, как Камерун и Нигерия. В тех африканских странах, где системы здравоохранения функционируют достаточно эффективно, правительствам пришлось расширить отделения интенсивной терапии и предоставить больше ресурсов больницам и системам здравоохранения для борьбы с распространением коронавируса.

Серьезный социальный эффект коронавирусного кризиса проявился во введении ограничений на передвижение во многих африканских странах. Некоторые ограничительные меры, которые были введены для борьбы с распространением коронавируса, включают в себя: ограничение отдельных видов деятельности, закрытие школ и университетов, режим самоизоляции граждан, блокирование целых городов, переход на удаленные формы занятости. Эти меры неизбежно сказались на экономической деятельности в африканских странах, и директивные органы должны были использовать экономическую политику, как фискальную, так и денежно-кредитную, чтобы смягчить негативное воздействие на экономику. Многие африканские страны использовали национальный бюджет и поддержку Центрального банка для разработки политики смягчения последствий кризисов в области здравоохранения и экономики. Растущая пандемия повлияла на социальное взаимодействие и экономическую деятельность в результате политики социального дистанцирования, степень строгости которой различается по странам.

Вспышка коронавируса в Африке повлияла на социальное и экономическое благополучие большинства граждан во многих африканских странах в этот период, хотя меры социального дистанцирования и были временными. Гражданам не разрешалось общаться в больших группах, а также заниматься предпринимательской деятельностью на рынке из-за введенных в рассматриваемый период правил социального дистанцирования.

Вспышка коронавируса показала, как биологический кризис может трансформироваться в социально-экономический. Наиболее важными социальными последствиями коронавируса для африканских граждан является увеличение социальной напряженности среди семей и домашних хозяйств в регионе.

На данный момент по-прежнему неизвестно, как долго продлится кризис, обусловленный коронавирусом, и сколько африканских граждан пострадает. Но число инфицированных и умерших от COVID-19 в Африке намного ниже, чем в Европе, Северной Америке, Азии и Южной Америке.

Так, по данным на 2 февраля 2021 г., в мире выявлено 103 996 866 случаев заражения COVID-19, из них на страны Африки приходится всего 3 600 331 случай, или около 3,5% (тогда как на Европу и Северную Америку приходится почти по 30% всех случаев инфицирования) [1].

Таблица 1

Статистика распространения COVID-19 в мире (по данным на 02.02.2021)

Регион
Всего случаев
Смертей
Выздоровлений
Европа
30428822
708226
17214420
Северная Америка
30786306
656972
19706532
Азия
23184379
374222
21640567
Южная Америка
15946797
417493
14164750
Африка
3600331
91606
3087000
Океания
50231
1077
34072
Всего в мире
103996866
2249596
75847341
Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Рисунок 1. Всего случаев заражения по регионам, в % от общего числа заболевших в мире

Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Рисунок 2. Процент умерших от COVID-19 в регионах, в % от общемирового значения

Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Рисунок 3. Процент выздоровевших от COVID-19 в регионах, в % от общемирового значения

Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Рассмотрим результаты анализа социально-экономической ситуации в субрегионах Африки в 2020 году.

Таблица 2

Статистика распространения COVID-19 в субрегионах Африки (по данным на 02.02.2021)

№ п/п
Страны
Всего случаев заражения, чел.
Численностей умерших от COVID-19, чел.
Численность выздоровевших, чел.
Численность населения, чел.
1
Южная Африка
1537919
45646
1370256
68013844
2
Северная Африка
1103270
31052
938017
248811799
3
Восточная Африка
508108
8292
390723
451996949
4
Западная Африка
344539
4541
296764
407830160
5
Центральная Африка
106495
2075
91240
182611784

Всего
3600331
91606
3087000
1359264536
Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Рисунок 4. Статистика распространения COVID-19 в субрегионах Африки (по данным на 02.02.2021)

Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Рисунок 5. Всего случаев заражения по регионам Африки, в % от общего числа заболевших в Африке

Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Северная Африка

Североафриканские страны находятся на втором месте по числу подтвержденных случаев заболевания COVID-19 в Африке – 30,64% на 2 февраля 2021 г. Аналогичная ситуация и с числом случаев полного выздоровления – 30,38%.

Таблица 3

Статистика распространения COVID-19 в Северной Африке (по данным на 02.02.2021)

№ п/п
Страны
Всего случаев заражения, чел.
Численностей умерших от COVID-19, чел.
Численность выздоровевших, чел.
Численность населения, чел.
1
Марокко
471438
8287
450052
37167266
2
Тунис
210045
6802
162223
11891244
3
Египет
166492
9360
130107
103461917
4
Ливия
120434
1896
100593
6926058
5
Алжир
107578
2894
73530
44313849
6
Судан
27273
1812
21504
44445579
7
Западная Сахара
10
1
8
605886
Северная Африка, всего
1103270
31052
938017
248811799
Справочно: в % от общего значения для Африки
30,64
33,90
30,38
18,3
Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Восточная Африка

В восточноафриканских странах зарегистрировано более 14% подтвержденных случаев заболевания в Африке.

Таблица 4

Статистика распространения COVID-19 в Восточной Африке (по данным на 02.02.2021)

№ п/п
Страны
Всего случаев заражения, чел.
Численностей умерших от COVID-19, чел.
Численность выздоровевших, чел.
Численность населения, чел.
1
Эфиопия
138384
2103
122968
116620650
2
Кения
100856
1766
83936
54461772
3
Замбия
55042
780
49394
18682904
4
Уганда
39606
325
14229
46577748
5
Мозамбик
39460
386
24593
31763885
6
Зимбабве
33548
1234
26583
14989664
7
Малави
24365
712
8945
19417395
8
Мадагаскар
19065
281
18215
28105003
9
Руанда
15459
198
10272
13139047
10
Реюньон
10194
46
9528
899072
11
Майотта
8588
61
2964
276647
12
Джибути
5933
63
5845
996416
13
Сомали
4784
130
3666
16150703
14
Южный Судан
3929
64
3613
11270736
15
Коморские острова
2811
98
1834
880405
16
Эритрея
2135
7
1594
3575186
17
Бурунди
1635
2
773
12096168
18
Сейшельские острова
1223
5
1052
98705
19
Маврикий
582
10
536
1273014
20
Танзания
509
21
183
60721829
Восточная Африка, всего
508108
8292
390723
451996949
Справочно: в % от общего значения для Африки
14,11
9,05
12,6
33,26
Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Западная Африка

В странах Западной Африки зарегистрировано 9,55% подтвержденных случаев заболевания в Африке. Общее число смертей в Западноафриканском регионе незначительно, менее 5%, что значительно ниже, чем в Североафриканском регионе.

Таблица 5

Статистика распространения COVID-19 в Западной Африке (по данным на 02.02.2021)

№ п/п
Страны
Всего случаев заражения, чел.
Численностей умерших от COVID-19, чел.
Численность выздоровевших, чел.
Численность населения, чел.
1
Нигерия
131918
1607
106275
209112611
2
Гана
67010
416
61236
31451342
3
Кот-д'Ивуар
28475
156
26495
26758376
4
Сенегал
27080
641
22363
17000415
5
Мавритания
16662
422
15738
4720705
6
Гвинея
14555
83
14228
13339756
7
Кабо-Верде
14098
134
13251
559532
8
Буркина-Фасо
10768
121
9397
21236221
9
Мали
8100
330
5959
20589332
10
Того
5092
79
4282
8391730
11
Нигер
4537
161
3800
24712595
12
Гамбия
4139
131
3803
2456088
13
Бенин
3893
52
3421
12307802
14
Сьерра-Леоне
3634
79
2329
8071655
15
Гвинея-Бисау
2634
45
2427
1995088
16
Либерия
1944
84
1760
5126912
Западная Африка, всего
344539
4541
296764
407830160
Справочно: в % от общего значения для Африки
9,55
4,95
9,62
30
Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Южная Африка

В южноафриканских странах зарегистрировано максимальное число подтвержденных случаев заболевания в Африке – 41,6%. На южноафриканский регион приходится 49,83% от общего числа смертей и 44,38% от общего числа выздоровлений. ЮАР имеет самое большое число подтвержденных случаев заболевания в Африке, почти 1,5 млн. Это говорит о том, что южноафриканский регион пострадал наиболее сильно по сравнению с другими африканскими регионами.

Таблица 6

Статистика распространения COVID-19 в Южной Африке (по данным на 02.02.2021)

№ п/п
Страны
Всего случаев заражения, чел.
Численностей умерших от COVID-19, чел.
Численность выздоровевших, чел.
Численность населения, чел.
1
ЮАР
1456309
44399
1306022
59747249
2
Намибия
34168
353
32564
2567799
3
Ботсвана
22738
148
18468
2379340
4
Эсватини
15804
574
10650
1167219
5
Лесото
8900
172
2552
2152237
Южная Африка, всего
1537919
45646
1370256
68013844
Справочно: в % от общего значения для Африки
41,6
49,83
44,38
5
Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Центральная Африка

В странах Центральной Африки зарегистрировано менее 3% подтвержденных случаев заболевания в Африке и менее 3% смертей. Это говорит о том, что Центральноафриканский регион пострадал умеренно по сравнению с другими африканскими регионами.

Таблица 7

Статистика распространения COVID-19 в Центральной Африке (по данным на 02.02.2021)

№ п/п
Страны
Всего случаев заражения, чел.
Численностей умерших от COVID-19, чел.
Численность выздоровевших, чел.
Численность населения, чел.
1
Камерун
29617
462
28045
26930346
2
Демократическая Республика Конго
23043
675
15050
91139849
3
Ангола
19829
466
18180
33458658
4
Габон
10952
68
10419
2256318
5
Республика Конго
7887
117
5846
5597130
6
Экваториальная Гвинея
5534
86
5300
1429661
7
Центрально-Африканская Республика
4989
63
4885
4878868
8
Чад
3385
121
2470
16699417
9
Сан-Томе и Принсипи
1259
17
1045
221537
Центральная Африка, всего
106495
2075
91240
182611784
Справочно: в % от общего значения для Африки
2,95
2,26
2,96
13,44
Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Подведем итоги. Проведенный анализ показывает, что по данным на 2 февраля 2021 г., самое большое число подтвержденных случаев заболевания и общее число смертей в Африке зарегистрировано в таких странах, как ЮАР, Марокко, Тунис, Египет, Эфиопия, Нигерия, Ливия, Алжир, Кения, Гана. Причем на ЮАР приходится 40% всех случаев заражения и около 50% всех смертей. И, наоборот, в таких государствах, как Западная Сахара, Танзания, Маврикий число подтвержденных случаев заболевания в Африке самое низкое [2]. В тоже время если рассчитать отношение числа случаев заражения COVID-19 к численности населения, то можно увидеть, что только в ЮАР и в Кабо-Верде этот показатель составляет более 2%, на острове Майота – 3,10%, а в таких странах, как Марокко, Тунис, Ливия, Намибия, Сейшельские острова, Эсватини, Реюньон этот показатель находится в диапазоне от 1 до 2%. Соответственно, в большинстве стран Африки отношение числа случаев заражения COVID-19 к численности населения весьма незначительно: менее 1%.

Таблица 8

Статистика распространения COVID-19 в Африке (по данным на 02.02.2021)

№ п/п
Страны
Всего случаев заражения, чел.
Численностей умерших от COVID-19, чел.
Численность выздоровевших, чел.
Численность населения, чел.
Число случаев заражения в процентах от общей численности населения, %
1
ЮАР
1456309
44399
1306022
59747249
2,43
2
Марокко
471438
8287
450052
37167266
1,26
3
Тунис
210045
6802
162223
11891244
1,76
4
Египет
166492
9360
130107
103461917
0,16
5
Эфиопия
138384
2103
122968
116620650
0,11
6
Нигерия
131918
1607
106275
209112611
0,06
7
Ливия
120434
1896
100593
6926058
1,73
8
Алжир
107578
2894
73530
44313849
0,24
9
Кения
100856
1766
83936
54461772
0,18
10
Гана
67010
416
61236
31451342
0,21
11
Замбия
55042
780
49394
18682904
0,29
12
Уганда
39606
325
14229
46577748
0,085
13
Мозамбик
39460
386
24593
31763885
0,124
14
Намибия
34168
353
32564
2567799
1,33
15
Зимбабве
33548
1234
26583
14989664
0,22
16
Камерун
29617
462
28045
26930346
0,10
17
Кот-д'Ивуар
28475
156
26495
26758376
0,10
18
Судан
27273
1812
21504
44445579
0,061
19
Сенегал
27080
641
22363
17000415
0,159
20
Малави
24365
712
8945
19417395
0,125
21
ДРК
23043
675
15050
91139849
0,025
22
Ботсвана
22738
148
18468
2379340
0,955
23
Ангола
19829
466
18180
33458658
0,059
24
Мадагаскар
19065
281
18215
28105003
0,067
25
Мавритания
16662
422
15738
4720705
0,35
26
Эсватини
15804
574
10650
1167219
1,35
27
Руанда
15459
198
10272
13139047
0,117
28
Гвинея
14555
83
14228
13339756
0,10
29
Кабо-Верде
14098
134
13251
559532
2,52
30
Габон
10952
68
10419
2256318
0,485
31
Буркина-Фасо
10768
121
9397
21236221
0,05
32
Реюньон
10194
46
9528
899072
1,13
33
Лесото
8900
172
2552
2152237
0,41
34
Майотта
8588
61
2964
276647
3,10
35
Мали
8100
330
5959
20589332
0,039
36
Конго
7887
117
5846
5597130
0,14
37
Джибути
5933
63
5845
996416
0,595
38
Экваториальная Гвинея
5534
86
5300
1429661
0,387
39
Того
5092
79
4282
8391730
0,06
40
Центральноафриканская Республика (ЦАР)
4989
63
4885
4878868
0,10
41
Сомали
4784
130
3666
16150703
0,029
42
Нигер
4537
161
3800
24712595
0,018
43
Гамбия
4139
131
3803
2456088
0,16
44
Южный Судан
3929
64
3613
11270736
0,034
45
Бенин
3893
52
3421
12307802
0,031
46
Сьерра-Леоне
3634
79
2329
8071655
0,045
47
Чад
3385
121
2470
16699417
0,02
48
Коморские острова
2811
98
1834
880405
0,319
49
Гвинея-Бисау
2634
45
2427
1995088
0,13
50
Эритрея
2135
7
1594
3575186
0,059
51
Либерия
1944
84
1760
5126912
0,037
52
Бурунди
1635
2
773
12096168
0,013
53
Сан-Томе и Принсипи
1259
17
1045
221537
0,56
54
Сейшельские острова
1223
5
1052
98705
1,2
55
Маврикий
582
10
536
1273014
0,0045
56
Танзания
509
21
183
60721829
0,008
57
Западная Сахара
10
1
8
605886
0,001
Всего
3600331
91606
3087000
1359264536
0,26
Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Рисунок 6. Всего случаев заражения COVID-19 в странах Африки, в % от общего числа заболевших в Африке (по данным на 02.02.2021)

Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Рисунок 7. Всего смертей от COVID-19 странах Африки, в % от общего числа заболевших в Африке

Источник: составлено авторами по данным: Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

Тем не менее последствия пандемии являются серьезными, особенно для зависящих от нефти африканских стран и для африканских стран, которые получают значительные выгоды от участия в глобальной цепочки поставок. Поэтому большинство африканских стран в ближайшее время вступят в неизбежную рецессию [22] (Hanan Morsy, Adeleke Salami, Adamon N. Mukasa, 2021). И хотя ожидается, что пандемия ударит по всем секторам, сельскохозяйственный сектор Африки относится к числу наиболее уязвимых [22] (Hanan Morsy, Adeleke Salami, Adamon N. Mukasa, 2021).

Пандемия затрагивает продовольственные системы во всем мире и оказывает негативное воздействие на продовольственную безопасность.

Учитывая наличие взаимосвязи между экономическим спадом и обеспечением продовольственной безопасности в Африке, пандемия COVID-19 приводит к тому, что в результате потери доходов и активов населением [3] (в т.ч. вследствие локдауна) сокращается доступ к продовольствию. Последствия пандемии также ощущаются в виде сдвигов потребительского спроса в сторону более дешевых и менее питательных продуктов, а также нестабильности цен на продовольствие [23, 24] (Wendy Janssens, Menno Pradhan, Richard de Groot, Estelle Sidze, Hermann Pythagore Pierre Donfouet, Amanuel Abajobir, 2021; Victor Nechifor, Maria Priscila Ramos, Emanuele Ferraria, Joshua Laichena, Evelyne Kihiu, Daniel Omanyo, Rodgers Musamali, Benson Kiriga, 2021). И эти проблемы предстоит решать.

Тем не менее следует отметить, что несмотря на прогнозы о том, что число смертей в Африке из-за COVID-19 достигнет 10 млн человек [25] (Binagwaho, et al., 2020), в целом на континенте зарегистрировано относительно мало случаев заболевания по сравнению с остальными странами мира. Многие африканские страны добились успеха в сдерживании распространения пандемии, быстро используя адаптированные к местным условиям стратегии.

Глокализация, т.е. глобализация с учетом локальных особенностей, в нашем исследовании касается прежде всего реализации местных (региональных) программ управления (предотвращения распространения) пандемией COVID-19.

Итак, рассмотрим, как глокализация мер ответного реагирования на COVID-19 влияет на управление пандемией в Африке.

Результаты проведенных в 2020 г. в двадцати африканских странах полевых исследований [26] (Victor C. Iwuoha, Ezinwanne N. Ezeibe, Christian Chukwuebuka Ezeibe, 2020), показали, что опора на местные лекарственные средства наряду с другими важными глобальными инициативами по сдерживанию COVID-19 эффективны в борьбе с пандемией в Африке. И несмотря на высокую уязвимость африканских стран к COVID-19, глокальный подход дает положительные результаты за счет увеличения числа пациентов, выздоравливающих после COVID-19, и снижения смертности по сравнению с другими регионами [26] (Victor C. Iwuoha, Ezinwanne N. Ezeibe, Christian Chukwuebuka Ezeibe, 2020).

Таблица 9

Результаты скайп-интервью «Влияние глокального подхода на управление последствиями распространения COVID-19 в Африке»

Вариант ответа
Частота ответов
Использование местных трав и других натуральных продуктов для лечения COVID-19 является обычным явлением
83
Большинство инфицированных COVID-19 пациентов в изоляторах полагаются на местные лекарства в процессе лечения
86
Зависимость от местного подхода к лечению COVID-19 обусловлена плохим доступом к традиционной медицине
93
Правительства поддерживают местную медицину для профилактики и лечения
79
Люди используют местные продукты наряду с традиционной медициной
89
Люди используют местные продукты наряду с соблюдением глобальных мер безопасности
84
Использование местных лекарственных средств увеличило темпы выздоровления
91
Использование местных лекарств наряду с применением лучших мировых практик снижает смертность
92
Источник: [26] (Victor C. Iwuoha, Ezinwanne N. Ezeibe, Christian Chukwuebuka Ezeibe, 2020).

В таблице 9 представлены результаты скайп-интервью, проведенного в 2020 г., о том, как глокальный подход влияет на управление COVID-19 в Африке.

Как показали результаты опроса, большинство пациентов, которые выздоровели от COVID-19 в Африке, сообщали, что они широко использовали местные растительные средства для предотвращения и лечения вирусной инфекцией.

В тех африканских странах, которые значительно адаптировали местные растительные лекарственные средства для лечения пандемии, зарегистрировано больше случаев выздоровления и меньше смертельных исходов от COVID-19. Это такие страны, как Нигерия, Гана, Марокко, Кот-Д’Ивуар, Кения, Сенегал, Эфиопия, Гвинея, Габон, Мадагаскар и Центральная Африканская Республика [26] (Victor C. Iwuoha, Ezinwanne N. Ezeibe, Christian Chukwuebuka Ezeibe, 2020).

Также интересно отметить, что африканские страны добились больших успехов в сдерживании распространения COVID-19 и борьбе с пандемией, чем страны, расположенные в относительно более развитых регионах, особенно в Америке и Европе.

Заключение

Вспышка коронавируса повлияла на социальное и экономическое благополучие большинства граждан во многих африканских странах в этот период, хотя меры социального дистанцирования и локдауна были временными. Из-за введенных правил социального дистанцирования гражданам не разрешалось заниматься предпринимательской деятельностью, а также общаться в больших группах.

Вспышка коронавируса показала, как биологический кризис может трансформироваться в социально-экономический. И проводимая социальная политика может влиять на социальное и экономическое благосостояние граждан.

Важными социальными последствиями вспышки коронавируса для африканских граждан стал рост социальной тревожности и напряженности среди семей и граждан. Вспышка коронавируса также показала, насколько уязвимы африканские общества перед лицом опасностей для здоровья.

На данный момент невозможно точно сказать, как долго продлится кризис, обусловленный коронавирусом, и сколько африканских граждан пострадает. Но наши расчеты показали, что число инфицированных в Африке намного ниже по сравнению с числом тех, кто заражен в Европе и США.

Наши дальнейшие исследования будут связаны с анализом негативных последствий распространения коронавируса в Африке и с оценкой эффективности предпринимаемых правительствам африканских стран мер для борьбы с пандемией COVID-19.

[1] Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

[2] Worldometers. URL: https://www.worldometers.info/coronavirus/ (дата обращения 02.02.2021).

[3] По оценкам экспертов, кризис COVID-19 может привести к тому, что от 40 до 60 млн человек окажутся в ситуации крайней нищеты. И большинство из этих людей находятся в странах Африки, а именно к югу от Сахары [23] (Wendy Janssens, Menno Pradhan, Richard de Groot, Estelle Sidze, Hermann Pythagore Pierre Donfouet, Amanuel Abajobir, 2021).


Источники:

1. Волошин А.А. Мировая экономика в условиях пандемии коронавируса // Креативная экономика. – 2020. – № 10. – c. 2205-2222. – doi: 10.18334/ce.14.10.111042.
2. Дробот Е.В. Влияние пандемии COVID-19 на рынок труда США // Экономика труда. – 2020. – № 7. – c. 577-588. – doi: 10.18334/et.7.7.110715.
3. Дробот Е.В. Мировая экономика в условиях пандемии COVID-19: итоги 2020 года и перспективы восстановления // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 937-960. – doi: 10.18334/eo.10.4.111375.
4. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Назаренко В.С., Манасян С.М. Влияние пандемии COVID-19 на реальный сектор экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2135-2150. – doi: 10.18334/epp.10.8.110790.
5. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Манасян С.М., Назаренко В.С. и др. Малый и средний бизнес в России: как жить во время и после кризиса? // Креативная экономика. – 2020. – № 10. – c. 2413-2430. – doi: 10.18334/ce.14.10.110897.
6. Костин К.Б., Хомченко Е.А. Влияние пандемии COVID-19 на мировую экономику // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 961-980. – doi: 10.18334/eo.10.4.111372.
7. Макаров И.Н., Дробот Е.В., Авцинова А.А. Пандемия и экономическая безопасность регионов: логистика в условиях ограничений // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1387-1404. – doi: 10.18334/eo.10.4.111306.
8. Осама Али Маер, Мун Д.В., Фатма Джиха Ответные меры на пандемию COVID-19: экономика и здравоохранение экономически развитых и развивающихся стран // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – doi: 10.18334/eo.10.4.111083.
9. Торкановский Е.П. Автаркия 2.0: глобальная экологическая повестка, пандемия COVID-19 и новая нормальность // Экономические отношения. – 2020. – № 3. – c. 663-682. – doi: 10.18334/eo.10.3.110600.
10. Константинова О.В. Сможет ли Африка воспользоваться демографическим дивидендом? // Экономические отношения. – 2020. – № 2. – c. 319-330. – doi: 10.18334/eo.10.2.100906.
11. Павлов В.В., Сапунцов А.Л. Расширение участия стран Африки в международной промышленной кооперации // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 12. – c. 3109-3120. – doi: 10.18334/epp.10.12.111506.
12. Сапунцов А.Л. Двусторонние инвестиционные договоры как инструмент регулирования деятельности иностранных инвесторов в странах Африки // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 12. – c. 3237-3248. – doi: 10.18334/epp.10.12.111505.
13. Сапунцов А.Л. Институциональные подходы к регулированию деятельности иностранных инвесторов в Уганде и ее инвестиционный кодекс // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1131-1142. – doi: 10.18334/eo.10.4.111430.
14. Сунгурян А.С. Взаимоотношения Африканского банка развития с нерегиональными участниками // Экономические отношения. – 2020. – № 4. – c. 1143-1156. – doi: 10.18334/eo.10.4.110902.
15. Цибиков В.А. О миграционном потенциале и тенденциях миграции граждан Южно-Африканской Республики в Россию // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 1. – c. 69-80. – doi: 10.18334/epp.11.1.111221.
16. Ozili P.K. COVID-19 in Africa: socioeconomic impact, policy response and opportunities. International Journal of Sociology and Social Policy // MPRA Paper. – 2020. – № 103316.
17. Zhang D., Hu M., Ji Q. Financial markets under the global pandemic of COVID-19 // Finance Research Letters. – 2020. – p. 101528.
18. Chinazzi M., et al. The effect of travel restrictions on the spread of the 2019 novel coronavirus (COVID-19) outbreak // Science. – 2020. – № 368(6489). – p. 395-400. – doi: 10.1126/science.aba9757.
19. Gossling S., Scott D., Hall C. M. Pandemics, tourism and global change: a rapid assessment of COVID-19 // Journal of Sustainable Tourism. – 2020. – № 29(5). – p. 1-20. – doi: 10.1080/09669582.2020.1758708.
20. Wilder-Smith A., Freedman D. O. Isolation, quarantine, social distancing and community containment: pivotal role for old-style public health measures in the novel coronavirus (2019-nCoV) outbreak // Journal of travel medicine. – 2020. – № 27(2). – p. taaa020. – doi: 10.1093/jtm/taaa020.
21. Barro R. J., Ursua J. F., Weng J. The coronavirus and the great influenza pandemic: Lessons from the // National Bureau of Economic Research. – 2020.
22. Hanan Morsy, Adeleke Salami, Adamon N. Mukasa Opportunities amid COVID-19: Advancing intra-African food integration // World Development. – 2021. – № 139 (2021). – p. 105308. – doi: 10.1016/j.worlddev.2020.105308.
23. Wendy Janssens, Menno Pradhan, Richard de Groot, Estelle Sidze, Hermann Pythagore Pierre Donfouet, Amanuel Abajobir The short-term economic effects of COVID-19 on low-income households in rural Kenya: An analysis using weekly financial household data // World Development. – 2021. – № 138. – p. 105280. – doi: 10.1016/j.worlddev.2020.105280.
24. Victor Nechifor, Maria Priscila Ramos, Emanuele Ferraria, Joshua Laichena, Evelyne Kihiu, Daniel Omanyo, Rodgers Musamali, Benson Kiriga Food security and welfare changes under COVID-19 in Sub-Saharan Africa: Impacts and responses in Kenya // Global Food Security. – 2021. – № 28. – p. 100514. – doi: 10.1016/j.gfs.2021.100514.
25. Binagwaho A., et al. Changing the COVID-19 Narrative in Africa: Using an Implementation Research Lens to Understand Successes and Plan for Challenges Ahead // Annals of Global Health. – 2020. – № 86(1). – p. 1–5. – doi: 10.5334/aogh.3001.
26. Victor C. Iwuoha, Ezinwanne N. Ezeibe, Christian Chukwuebuka Ezeibe Glocalization of COVID-19 responses and management of the pandemic in Africa // Local Environment. – 2020. – № 25:8. – p. 641-647. – doi: 10.1080/13549839.2020.1802410.

Страница обновлена: 11.10.2021 в 07:15:38