Пандемия коронавируса и энергетический фактор

Борисюк Н.К.1, Кирхмеер Л.В.1
1 Оренбургский государственный университет, Россия, Оренбург

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 11, Номер 12 (Декабрь 2021)

Цитировать:
Борисюк Н.К., Кирхмеер Л.В. Пандемия коронавируса и энергетический фактор // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 12. – С. 3029-3040. – doi: 10.18334/epp.11.12.113861.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=47943167
Цитирований: 1 по состоянию на 05.09.2022

Аннотация:
Введение. Повсеместно развитие локдауна в меньшей степени сказалось на предприятиях топливно-энергетического комплекса, так как их основной производственный персонал не подлежал самоизоляции на период карантинных мер. Однако кризисные явления, связанные с пандемией коронавируса, начали проявляться через нарушение соотношения спроса и предложения на рынке углеводородного сырья, скачков волатильности на рынке ценных бумаг нефтяных и газовых компаний, а также компаний отраслей ключевых потребителей топлива. В условиях турбулентности экономики, усиливающейся в периоды волн пандемии, приобретает актуальность исследование, связанное с оценкой влияния пандемии коронавируса на топливно-энергетический комплекс добывающего региона и разработкой предложений по стабилизации его деятельности. Материалы и методы. На основе обзора трудов отечественных и зарубежных ученых, посвященных влиянию пандемии коронавируса на деятельность как отдельных компаний, так и всего топливно-энергетического комплекса (ТЭК), выделены основные проблемы функционирования нефтегазовой отрасли на региональном, федеральном и мировом уровнях. В статье использованы данные официальной статистики по Оренбургской области, а также открытые данные сети Internet.Применяемые методы исследования включают анализ и синтез теоретического и практического материала, методы описательной статистики, табличный и графический анализ. Результаты. В процессе исследования на основе проведенного анализа выделены и обобщены основные проблемы функционирования нефтегазохимического комплекса региона в сложившихся условиях хозяйствования. Решение выделенных проблем представляется авторам в формировании нефтегазохимического кластерас реализацией смежных бизнес-процессов, перспективных разработок по производству новых продуктов. Также рекомендуется привлечение различных проектов малых и средних предприятий. Обсуждение. Влияние коронавирусного кризиса на ТЭК регионов, специализирующихся на добыче и переработке нефти и газа, носит вариативный характер и может регулироваться на региональном и федеральном уровне на основе не только нормативно-правовых актов, но и в большей степени на основе раскрытия потенциала ТЭК регионов. Заключение. Обобщенные и изложенные теоретические и практические материалы могут быть использованы при разработке программ социально-экономического развития регионов, кластеризации отдельных отраслей экономики в условиях пандемии коронавируса. Предложенная модель создания газохимического кластера по сути включает и развивает применительно к практике основные теоретические функции менеджмента и представляют определенные элементы научной новизны.

Ключевые слова: топливно-энергетический комплекс, нефтегазовый кластер, пандемия, кризис, стабилизация экономики

JEL-классификация: Q31, Q35, Q38, L26, M21



Введение

Актуальность исследования обусловлена необходимостью выработки новых подходов к стимулированию развития экономики в условиях пандемии коронавируса. Почти двухлетний период функционирования экономики в условиях пандемии коронавируса действительно является новым этапом современного развития цивилизации. Во многих развитых странах пандемия существенно повлияла на развитие экономики, торговые взаимосвязи и стабильность социальной сферы.

Отличие анализируемого периода состоит в том, что пандемия значительно изменила и усложнила экономическую среду, что ставит под угрозу выживание всего российского народно-хозяйственного комплекса [1] (Kletukhina, Noskov, 2020). Важнейшая особенность экономического развития в данной период заключается в том, что одной из наиболее устойчивых отраслей экономики является топливно-энергетический комплекс (ТЭК), который выступает локомотивом функционирования всей экономики, ориентируя народное хозяйство страны на высокотехнологическое обновление и высший уровень эффективности.

На этапах общественного развития, включая и особенный коронавирусный период, экономическое положение и условия жизни населения зависят от деятельности энергетического фактора, включающего деятельность предприятий по производству электроэнергии, добыче, переработке, транспортировке и хранению топливно-энергетических ресурсов. ТЭК как России, так и Оренбургской области, хотим мы этого или не хотим, был, есть и пока остается основой хозяйственной деятельности практически во всех отраслях экономики.

Несмотря на то, что экономика России, как и Оренбургской области, уже не один десяток лет является рыночной, пандемия значительно изменила внешнюю среду, что, в свою очередь, ставит под вопрос выживание всего российского народно-хозяйственного комплекса. Положение дел в экономике усложняет цикличность наступления пандемии, когда одна волна сменяется другой, а мягкий карантин сменяется жестким, выводя из строя трудовые коллективы.

Исходя из этого, исследование состояния экономики в условиях пандемии, выработка модели использования ТЭК в целях стабилизации экономики представляют теоретико-практический интерес.

Материалы и методы

Вопросы функционирования экономики в условиях пандемии коронавируса, обеспечения финансовой устойчивости экономических субъектов, включая использование возможностей топливно-энергетического комплекса, рассматриваются в научных трудах таких отечественных ученых и специалистов, как Ефимов А., Королев А. [2] (Efimov, Korolev, 2021), Медведева А. [3] (Medvedeva, 2020), Новак А. [4] (Novak, 2020), Хузмиев И. [5] (Khuzmiev, 2021), Великороссов В. [6] (Velikorossov, Zakharov, Nazarenko, 2020), Левченко Е. [7] (Levchenko, Naloeva, 2021), Сендеров С. [8] (Senderov, Rabchuk, 2020), Ахунов Р. [9] (Akhunov, Nizamutdinov, 2021), Дмитриев А.С. [10] (Dmitriev, Knippel, Chekhovskaya, 2021).

В работах зарубежных ученых Хаваш, Б., Абузавайда, Ю.И. [14] (Hawash, Burkan, Abuzawayda, Mokhtar, Umi, Yusof, Zawiyah, Mukred, Muaadh, 2020), Гутте С., Хчайчи Р. [15] (Goutte Stéphane, Hchaichi Rafla, Aloui Donia, 2020), Джовитт С. [16] (Jowitt, 2020), Хитцман М., Кетер Д. [17] (Hitzman, Kaeter, Doran, Boland, Zhou, Drejing-Carroll, Tsuruoka, Johnson, Burke, Stratford, Brady, McAuliffe, 2020), проанализированы реакция на пандемию отраслей по добыче и переработке полезных ископаемых как отдельных предприятий, так и целых стран. Исследователи отмечают, что глобальный локдаун привел к снижению спроса на некоторые виды конечной продукции топливно-энергетического комплекса, кроме того, ограничения привели к приостановке некоторых значимых проектов и договоров, что в конечном итоге нашло отражение в финансовых показателях крупнейших нефтяных и газовых компаний. Все это привело к определенным негативным результатам, преодоление которых возможно за счет пересмотра подходов к управлению.

Также следует указать научный вклад в данной области авторов данной статьи Борисюка Н.К. и Кирхмеер Л.В., которые в своих исследованиях рассматривают особенности функционирования добывающего региона и его ТЭК, а также предлагают мероприятия по реструктуризации экономики такого региона [18–20] (Kirkhmeer, 2019; Borisyuk, Kutsenko, Kirkhmeer, Berezhnaya, 2020; Borisyuk, 2017). Однако проведенные исследования проведены до пандемии COVID-19 и не учитывали ее влияние на топливно-энергетический комплекс добывающего региона.

В процессе написания статьи авторами использовались такие методы исследования, как анализ и обобщение, научная классификация, ретроспективный анализ, моделирование.

Форсирование модели развития экономики региона

Далее рассмотрим экономический потенциал топливно-энергетического комплекса Оренбургской области как фактора развития экономики, его положительные и отрицательные аспекты. По объемам запасов и добычи полезных ископаемых Оренбургская область занимает одно из ведущих мест среди регионов России. На ее территории открыто свыше 2,5 тыс. месторождений 75 видов полезных ископаемых, область обеспечивает в общероссийском производстве свыше 4% нефтедобычи, около 3% добычи природного газа, почти 2% производства электроэнергии.

Объемы добычи природного газа, нефти и газового конденсата, производства и потребления электроэнергии в регионе за последние 10 лет представлены в таблице 1. Согласно представленным данным, за период с 2010 по 2020 год добыча природного и попутного газа снизилась на более чем 24%, производство электроэнергии сократилось на 36,8%, при этом добыча нефти, включая газовый конденсат, снизилась на 6,9%. Следует отметить, что потребление электроэнергии возросло в рассматриваемом периоде, при этом только в 2020 году по сравнению с 2019 годом рост потребления превысил 6%, что, возможно, связано с введением карантинных мер и большим потреблением электроэнергии населением.

Таблица 1

Динамика производства топливно-энергетических ресурсов Оренбургской области

Показатели
Годы
2010
2015
2018
2019
2020
Газ природный и попутный, млн м
21073
19400
16190
16101
16000
Нефть, включая газовый конденсат, тыс. т
22292
21800
20764
21700
20754
Объем переработки нефти, тыс. т
5133
5527
4751
4794
3246
Глубина переработки нефти, %
60,97
72,24
81,03
87,18
88,18
Производство электроэнергии, млн кВч
17998
15361
11727
10806
11362
Потребление электроэнергии, млн кВтч
16098
15515
16499
16414
17416
Источник: составлено авторами на основе данных Территориального органа государственной статистики по Оренбургской области: https://orenstat.gks.ru/storage/document/document_statistic_collection/2021–06/01/Оренбургская%20область%20в%20цифрах.2021.pdf (дата обращения 26.11.2021).

По таблице 1 видно, что глубина переработки нефти за рассматриваемый период 2010–2020 гг. возрастала с 60,97% до 88,18%, что говорит об уходе от продажи сырой нефти и расширении производимых нефтяных продуктов на территории региона. Однако объем переработки нефти при этом снижался (рис. 1).

Рисунок 1. Результат прогнозирования объема переработки нефти, тыс. тонн

Источник: составлено авторами на основе данных Территориального органа государственной статистики по Оренбургской области.

На рисунке 1 представлена динамика и модель прогнозирования объема переработки нефти в Оренбургской области. Для разработки модели прогнозирования положим 2010 год как t=1, данные за 2015 года за t=2 и т.д. Таким образом, 2021 год t=6, 2022 год t=7. Наилучшая аппроксимация в виде линейного тренда дала показатель качества модели 67,79%. В соответствии с моделью ежегодно в регионе объем переработки нефти снижается в среднем на более чем 450 тыс. тонн и примет значение меньше 3000 тыс. тонн уже в 2022 году. Наибольшее снижение при этом наблюдалось в 2020 году более чем на 32% по сравнению с 2019 годом.

Рисунок 2. Результат прогнозирования потребления электроэнергии, млн кВт*ч

Источник: составлено авторами на основе данных Территориального органа государственной статистики по Оренбургской области.

Согласно модели, представленной на графике, ежегодный средний прирост потребления эдектроэнергии составлял 353,5 млн кВт*ч, при этом в 2022 году прогнозируется объем потребления не менее 17802,5 млн кВт*ч.

Основу ТЭК Оренбургской области составляет газохимический комплекс (ГХК), который представлен полным комплексом технологически связанных предприятий от добычи газа до его переработки в товарный газ и сопутствующие ему продукты (углеводородный конденсат, сера, гелий, меркаптан и др.).

Нефтеперерабатывающая отрасль области представлена ПАО «Ореннефтеоргсинтез», стабилизировавшим переработку на уровне 4–5 млн т нефти в год при активно проводимой модернизации производства. Основные виды выпускаемой продукции: бензин, дизельное топливо, технические масла и др.

Оренбургская область располагает значительными электроэнергетическими мощностями, представленными 5 крупными электропредприятиями установленной суммарной мощностью 3636 МВт.

Общая численность персонала предприятий ТЭК области составляет немногим более 50 тыс. чел. При разразившейся в области пандемии коронавируса процент заболеваемости при последнем обострении составляет порядка 5% населения и 4% в Оренбургской области, что не может не сказаться на стабильной работе предприятий ТЭК. В прошедшем 2020 г. в области по причине карантина, вызванного пандемией, разорились и обанкротились 2 предприятия разных видов собственности и отраслевой принадлежности.

Исходя из вышеизложенного представляется перспективным в условиях пандемии использование предприятий газохимического комплекса в целях возможного фактора стабилизации экономики региона. Рассмотрим аргументы, подтверждающие объективность данной точки зрения. Это, прежде всего:

- расположение предприятий ГХК в пределах территории одного региона;

- наличие перспективы увеличенных запасов углеводородного сырья;

- присутствие равного научного потенциала;

- создание перспективных хозяйственных агломераций с использованием финансовых и материально-технических ресурсов ТЭК, в т.ч. стран СНГ.

В качестве такого концентратора направлений развития экономики региона может быть предложено создание газохимического кластера с реализацией смежных бизнес-проектов и перспективных разработок по производству новых продуктов. Это не исключает привлечения к проектам малых и средних предприятий (рис. 3).

На рисунке 3 представлен возможный вариант формирования газохимического кластера с привлечением в качестве партнеров предприятий как смежных отраслей, так и других субъектов малого и среднего бизнеса.

Рисунок 3. Схема организационно-производственной структуры нефтегазохимического кластера

Источник: составлено авторами.

К участию в деятельности предлагаемого кластера юридические лица могут быть привлечены в качестве как участников, так и дополнительно привлеченных. Рассмотрим возможных участников кластера с учетом их производственной специализации:

- предприятия машиностроения, химической и металлургической промышленности, научно-исследовательские организации с перспективой выпуска оборудования и запасных частей в корозиеустойчивом исполнении, в том числе по программам импортозамещения;

- в кооперации с предприятиями химической промышленности, сельскохозяйственных организаций и научно-исследовательских учреждений организации производств по выпуску таких продуктов, как газ высокой очистки, серы и другие углеводороды в компактной фасовке.

Заключение

Слагаемые представленного нами проекта модели организации газохимического кластера в условиях пандемии коронавируса, создание новых продуктов и выход на новые рынки – все это представляет определенную научную ценность.

Таким образом, считаем возможным сформулировать следующие выводы:

- в условиях продолжающегося глобального кризиса, вызванного пандемией коронавируса, видится более эффективное и комплексное использование потенциала предприятий топливно-энергетического комплекса, особенно в регионах его доминирования в экономике;

- обобщены и сформированы аргументы в пользу создания газохимического кластера на основе выполненного анализа особенностей развития Оренбургского ТЭК;

- предложена модель реструктуризации экономики региона на основе кластеризации ТЭК региона в условиях пандемии коронавируса.

В статье теоретические и практические материалы могут быть использованы при разработке программ социально-экономического развития регионов, кластеризации отдельных отраслей экономики в условиях пандемии коронавируса.

Статья также обосновывает возможность обеспечивать взаимосвязь отдельных отраслей экономики с развитием предприятий ТЭК, может быть полезна для аспирантов, научных сотрудников и преподавателей вузов, занимающихся проблемами кластеризации экономики.

Кроме того, создание новых предприятий, а следовательно, создание новых рабочих мест в структуре и на основе партнерских отношений с предприятиями газохимического кластера, будет иметь в условиях пандемии коронавируса важное социальное значение, стабилизирующее экономику региона.


Источники:

1. Клетухина А.В., Носков В.А. Последствия пандемии COVID-19 в экономической сфере России // Проблемы развития предприятий: теория и практика. – 2020. – № 1-2. – c. 138-140.
2. Ефимов А., Королев А. Пандемия - толчок для развития: как компании ТЭК и МСК работают с кадрами в условиях пандемии // Уголь. – 2021. – № 7(1144). – c. 75-76.
3. Medvedeva E.A. COVID-19 pandemic impact on the oil and gas industry // Экономика. – 2020. – № 1. – p. 102-108.
4. Новак А.В. Российский ТЭК: программа «Антивирус» // Энергетическая политика. – 2020. – № 5(147). – c. 4-13. – doi: 10.46920/2409-5516_2020_5147_4.
5. Хузмиев И.К. Пандемия коронавируса COVID-19 и энергетика // Автоматизация и IT в энергетике. – 2021. – № 5(142). – c. 4-9.
6. Великороссов В.В., Захаров А.К., Назаренко Я.В. Проблемы и перспективы развития топливно- энергетического комплекса России в условиях пандемии COVID-19 (на примере нефтегазовой отрасли) // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2020. – № 11(107). – c. 22-32. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2020.11.05.004.
7. Левченко Е.А., Налоева Л.З. Влияние коронакризиса на основные показатели потребления топливно-энергетического сектора // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2021. – № 5-2. – c. 230-236. – doi: 10.17513/vaael.1710.
8. Сендеров С.М., Рабчук В.И. Старые и новые угрозы энергобезопасности России в сфере газа // Энергетическая политика. – 2020. – № 11(153). – c. 84-95. – doi: 10.46920/2409-5516_2020_11153_84.
9. Ахунов Р.Р., Низамутдинов Р.И. Пандемический кризис в нефтяных регионах России (на примере Республики Башкортостан) // Экономика и управление: научно-практический журнал. – 2021. – № 3(159). – c. 4-11. – doi: 10.34773/EU.2021.3.1.
10. Дмитриев А.С., Книппель А.С., Чеховская И.А. О перспективах развития российского нефтяного экспорта в условиях глобального экономического кризиса // Ученые записки Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского. Экономика и управление. – 2021. – № 1. – c. 52-62.
11. Чаликова-Уханова М.В., Самаруха А.В. Развитие нефтегазовых проектов на основе кластерного подхода на примере Иркутской нефтяной компании // BaikalResearch Journal. – 2020. – № 2. – c. 16. – doi: 10.17150/2411-6262.2020.11(2).16.
12. Османов Ж.Д., Нургалиева К.О. Стратегия формирования кластеров в нефтегазовой отрасли // Актуальные научные исследования в современном мире. – 2021. – № 2-7(70). – c. 129-134.
13. Блинков И.О., Блинков О.Г. Создание кластера по производству нефтегазового оборудования – механизм повышения конкурентоспособности отрасли // Сфера. Нефть и Газ. – 2021. – № 2(81). – c. 44-45.
14. Hawash, Burkan&Abuzawayda, Y.I. & Mokhtar, Umi &Yusof, Zawiyah&Mukred, Muaadh. Digital Transformation in the Oil and Gas Sector during COVID-19 Pandemic // International journal of management. – 2020. – № 11. – p. 725-735. – doi: 10.34218/IJM.11.12.2020.067.
15. Goutte Stéphane, Hchaichi Rafla, Aloui Donia COVID 19’s impact on crude oil and natural gas S&P GS Indexes // SSRN Electronic Journal. – 2020. – doi: 10.2139/ssrn.3587740.
16. Simon M. Jowitt COVID-19 and the Global Mining Industry // SEG Discovery Search. – 2020. – p. 33-41. – doi: 10.5382/SEGnews.2020-122.fea-02.
17. Murray Hitzman, David Kaeter, Aileen Doran, Maeve Boland, Lingli Zhou, David Drejing-Carroll, Subaru Tsuruoka, Sean Johnson, Siobhan Burke, James Stratford, Aoife Brady, Fergus McAuliffe Impact of the COVID-19 Pandemic on the Minerals Sector: A Real Time Survey // SEG Discovery. – 2020. – p. 26-33. – doi: 10.5382/SEGnews.2020-122.fea-01.
18. Кирхмеер Л.В. Мониторинг эколого-социально-экономического развития добывающего региона // Азимут научных исследований: экономика и управление. – 2019. – № 1(26). – c. 173-175. – doi: 10.26140/anie-2019-0801-0036.
19. Borisyuk N.K., Kutsenko E.I., Kirkhmeer L.V., Berezhnaya L.Y. Economics restructuring model on the base of fuel and energy complex clustering // Quality - Access to Success. – 2020. – № 176. – p. 130-135.
20. Борисюк Н.К. Ресурсный потенциал и особенности функционирования ТЭК как основа реструктуризации экономики // Азимут научных исследований: экономика и управление. – 2017. – № 3(20). – c. 72-74.

Страница обновлена: 06.09.2022 в 15:03:18