Инклюзивное развитие экономики в «коронавирусный» период пандемии

Корабейников И.Н.1, Борисюк Н.К.1, Смотрина О.С.2
1 Оренбургский государственный университет, Россия, Оренбург
2 Оренбургский государственный аграрный университет, Россия, Оренбург

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 1 (Январь 2021)

Цитировать:
Корабейников И.Н., Борисюк Н.К., Смотрина О.С. Инклюзивное развитие экономики в «коронавирусный» период пандемии // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 11-26. – doi: 10.18334/epp.11.1.111431.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44741513
Цитирований: 1 по состоянию на 06.04.2021

Аннотация:
Актуальность рассматриваемой в статье проблемы обусловлена тем, что в «коронавирусный» период пандемии заметно замедлился экономический рост не только развивающихся, но и развитых стран, и как следствие отдельных регионов. Подобное обстоятельство требует корректировки инструментов текущей социальной и финансово-экономической политики, способной преодолеть кризисные явления. В условиях пандемии «коронавируса» провоцирующего вынужденные простои многих отраслей, особенно предприятий среднего и малого бизнеса, можно прогнозировать ощутимый рост безработицы, снижение доходов населения, его обнищание. Цель статьи заключается в определении и систематизации индикаторов инклюзивного развития экономики. В рамках анализа авторами раскрыты приоритетные направления стратегии инклюзивного развития экономики и определены меры по достижению основных показателей устойчивого развития.

Ключевые слова: инклюзивное развитие экономики, «коронавирусный» период пандемии, приоритетные направления развития экономики, индикаторы устойчивого развития экономики

JEL-классификация: F69, O11, Q56



Введение

Кризисные явления в экономике в «коронавирусный» период пандемии обозначились не только в развивающихся, но и развитых странах и затронули целые регионы. По оценке специалистов Минэкономразвития РФ, за каждую нерабочую неделю только в апреле 2020 г. снижение ВВП составляло около 500 млрд руб., прогнозируемое снижение за год должно составить - 2,5–4% [14] (Levenkov, 2015). В данной ситуации неизбежно следует ожидать падения валового внутреннего и регионального продукта (ВВП и ВРП), что влечет такие социальные проблемы, как безработица, бедность и рост неравенства различных слоев населения. В условиях объявленной Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) пандемии коронавируса и вынужденных простоев многих отраслей производства, особенно предприятий среднего и малого бизнеса, можно прогнозировать ощутимый рост безработицы, равно как и снижение доходов населения, его обнищание. Подобное обстоятельство требует пересмотра существующих инструментов монетарной, экономической и социальной политики во всем мире. Представляется целесообразным всестороннее рассмотрение одного из вариантов «неглобального» выхода из сложившегося кризиса региональной экономики. В данной ситуации, по нашей оценке, необходима выработка новой модели экономического развития – модели инклюзивного развития экономики, что определяет актуальность темы исследования. Цель исследования заключается в определении и систематизации индикаторов инклюзивного развития экономики. Научная новизна работы состоит в уточнении содержания приоритетных направлений стратегии инклюзивного развития экономики России и характеристики мер по достижению основных показателей устойчивого развития.

Теоретико-методический подход

Инклюзивный экономический рост обеспечивает стабильное и долгосрочное улучшение жизни всех слоев населения, что стимулирует ускорение роста ВВП. Концепция инклюзивного развития экономики в настоящее время активно обсуждается широким кругом специалистов. Однако пока не выработан единый подход к понятию и содержанию «инклюзивное развитие экономики». Например, Всемирный банк определяет инклюзивное развитие экономики как устойчивое, широко распространенное по всем секторам экономики, вовлекающее значительную часть трудовых ресурсов и характеризующееся равенством возможностей в доступе к рынкам и ресурсам [14] (Levenkov, 2015).

Исследование инклюзий или социальных страт современного общества представляет уникальные возможности оценки стимулирования развития экономики. Такой подход дает возможность государству более эффективно исполнять свои социальные обязательства перед населением страны. Системный анализ баз данных по инклюзивной экономической модели значительно воздействует на коррупцию, а сформированный через цифровые решения подход к различным инклюзиям позволит значительно сократить промежуточные затраты при перечислении социальных выплат государства населению. Такая экономическая модель позволяет рассчитывать на более прозрачные взаимоотношения между человеком и системой.

По мнению многих исследователей, разработка модели инклюзивной экономики таит в себе потенциал не только вывода мировой экономики из регресса и стагнации, но и стимулирование экономического роста в более чем значимых параметрах [17] (Novikov, Vitkina, 2018). Миссия любого социально ориентированного государства – найти баланс между интересами государства, общества и бизнеса. Каркасом социально ориентированного управления может служить инклюзивная экономика, обеспечивающая экономическую независимость и беспрепятственное взаимодействие между социальными группами [17] (Novikov, Vitkina, 2018).

Ретроспективный анализ проблемы

В условиях кризисного периода экономика России вступила в экономическую турбулентность. При этом в отличие от финансового кризиса 2008–2009 годов, когда рушились банки и финансовая система, а их клиенты, в том числе и бизнес, теряли деньги, нынешний кризис основной удар наносит по спросу и предложению, производительности труда. Люди уже сегодня покупают в основном жизненно необходимые вещи. Следовательно, спрос упадет, а за ним и предложение. Тем более что в стране двойной кризис: и пандемия, и низкие цены на нефть. По данным Росстата, в стране в докризисный период 26% предприятий были убыточными. Отсюда можно сделать вывод, что они создают никому не нужный продукт, и если эти финансово неустойчивые организации уйдут с рынка, ничего усугубляющего кризис не случится. Только через разрушительное обновление возможно выйти на созидательную экономическую траекторию.

Охвативший мир коронавирус многие аналитики сравнивают со временем Великой депрессии. В России ее не было, хотя в недалеком прошлом пришлось пережить в 90-е гг. XX в. распад страны, переход экономики на рыночные отношения и дефолт 98-го, кризис 2008 года. В качестве механизма безопасности, как правило, правительством формируется подушка безопасности. Перед кризисом 98-го года золотовалютные резервы Центрального банка РФ составляли 5 млрд долл. США (по данным бывшего министра экономики РФ А. Нечаева). Сейчас резервы ЦБ составляют порядка 587,6 млрд долл. США. К 1998 году Россия подошла с огромными внешними долгами, образовавшимися в результате принятия на себя долгов бывшего СССР и кредитов Российской Федерации. Сегодня внешний долг России составляет 461,2 млрд долл. США [6].

В 90-е годы XX века зависимость страны от нефти не была значительной, так как цена нефти составляла 8 долл. за баррель. Сейчас же доходы от нефти составляют почти половину доходов федерального бюджета. Исходя из того, что сегодня цена на нефть значительно упала и дошла до отрицательных цен, а согласно новой сделке ОПЕК+ Россия должна сократить добычу нефти на 2,5 млн баррелей в сутки, следует принимать меры по реструктуризации экономики.

Предложения по инклюзивному развитию экономики

Индекс инклюзивного развития включает в себя 12 индикаторов, объединенных в три группы и отражающих устойчивое повышение уровня жизни населения [12] (Kalaytanova, Vakhrusheva, 2018). ВЭФ ежегодно составляет рейтинг стран по уровню инклюзивного развития, отдельно осуществляется ранжирование развитых и развивающихся стран. Главное отличие двух групп – уровень бедности. В последнем рейтинге верхние строчки среди развитых стран занимают Скандинавские страны. Экономика Норвегии признана самой инклюзивно развитой [17] (Novikov, Vitkina, 2018).

В рамках стратегии инклюзивного развития экономики можно выделить пять приоритетных направлений (рис. 1).

1. Качественное воспроизводство человеческого потенциала и эффективное его использование.

Воспроизводство человеческого потенциала предполагает создание условий для накопления населением запаса здоровья, компетенций, творческой, предпринимательской и гражданской активности, необходимых для реализации индивидуальных и общественных целей. Ученые выделяют множество индикаторов, позволяющих оценить воспроизводство и использование человеческого потенциала.

Рисунок 1. Приоритетные направления стратегии инклюзивного развития экономики

Источник: составлено авторами.

Отдельные показатели, характеризующие воспроизводство человеческого потенциала в России в 2019 году, представлены в таблице 1. В качестве предельно критических значений были взяты показатели, предложенные Глазьевой С.Ю., Локосовой В.В. [9] (Glazeva, Lokosova, 2012). Фактическое состояние показателей определялось по данным Росстата за 2019 год.

Таблица 1

Показатели, характеризующие воспроизводство человеческого потенциала в России в 2019 г.

Показатель
Предельно критическое значение
Фактическое состояние
Фактическое состояние к предельно критическому
Коэффициент рождаемости (на 1000 человек населения)
22
11
В 2 раза меньше
Уровень смертности (на 1000 человек населения)
12,5
12
На 0,5 меньше
Естественный прирост (на 1000 человек населения)
12,5
-1
Убыль населения
Миграционный прирост населения (человек на 1000 жителей)
1,1
8,5
В 7,7 раз больше
Доля мигрантов (% к численному составу населения)
3
8,5
В 2,8 раза больше
Темпы роста производительности труда, % в год
12
2,8
В 4 раза меньше
Продолжительность жизни населения, лет
75
71,2
На 3,8 года меньше
Уровень бедности, %
7
19
В 2,7 раза больше
Уровень безработицы по методологии Международной организации труда (МОТ)
5
4,4
На 0,6 меньше
Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), пунктов
0,800
0.743
На 0,057 меньше
Источник: составлено авторами.

Анализ данных таблицы 1 позволил установить, что сохраняются негативные тенденции в показателях, характеризующих воспроизводство человеческого капитала. Снижение рождаемости, высокая смертность, рост мигрантов, снижение продолжительности жизни привели к тому, что одним из приоритетов экономической политики государства в 2018 году была заявлена ее «человекоориентированность».

С целью создания условий для всестороннего раскрытия потенциала граждан в различных сферах общественных отношений и повышения продуктивности человеческого капитала Правительством Российской Федерации осуществляется реализация федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» [4].

Основные показатели развития человеческого потенциала в рамках реализации проекта «Кадры для цифровой экономики» представлены в таблице 2.

Таблица 2

Показатели развития человеческого потенциала в России

Показатели
2018 г.
2024 г.
Доля населения обладающего цифровыми навыками, %
26
40
Количество выпускников системы профессионального образования с ключевыми компетенциями цифровой экономики, тыс. чел.
230
800
Количество специалистов, прошедших переобучение по компетенциям цифровой экономики в рамках дополнительного образования, тыс. чел
200
1000
Место в рейтинге привлечения талантов The Global Talent Competitiveness Index, место
52
320
Источник: Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.

В соответствии с заявленными проектными целями развития человеческого потенциала планируемый рост должен составить от 300 до 500%.

Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» были сформулированы следующие цели развития человеческого потенциала, представленные в рисунке 2, которые могут быть приняты к руководству и на региональном уровне.

2. Ускоренное развитие высокотехнологичных производств и услуг.

Развитие высокотехнологичных производств и услуг предполагает производство наукоемкой продукции и услуг при помощи инновационных технологий, конкурентоспособных на мировом рынке. Основная цель государства в рамках реализации данного направления – ускорение технологического развития Российской Федерации, увеличение количества организаций, осуществляющих технологические инновации, до 50 процентов от их общего числа.

Согласно исследованию И.Е. Ильиной, Е.Н. Жаровой, А.В. Клыпина, А.В. Ясакова «Финансирование науки в цифрах», объем внутренних затрат на исследования и разработки в России составляет около 41,9 млрд долл. (по паритету покупательской способности), что позволяет занимать 8-е место в рейтинге ведущих стран мира [20] (Ilyina, Zharova, Klypin, Yasakov, 2019). Основным источником финансирования российской науки являются средства государственного сектора (66,1%). Средства федерального бюджета составляют 776,7 млрд руб. (с учетом расходов на научные исследования в области национальной обороны, а также в области национальной безопасности и правоохранительной деятельности).

Объем внутренних затрат на исследования и разработки по отраслям в 2017–2018 гг. представлен в таблице 3 [20] (Ilyina, Zharova, Klypin, Yasakov, 2019). Анализ данных таблицы показывает, что приоритетными отраслями в сфере научно-технологического развития в России являются информационно-коммуникационные технологии – рост затрат составил почти 8%; здравоохранение и социальная работа – почти 31%; торговля и ремонт автотранспорта – почти 72%; военная отрасль – почти 61%. Сокращение затрат на исследования и разработки наблюдается в сфере культуры, спорта и досуга – на 7,5%; в сельскохозяйственной отрасли, лесном хозяйстве и рыбоводстве – на 37,1%; в сфере операций с недвижимостью – в 4,6 раза. Строительство и финансовая деятельность остаются аутсайдерами научно-технологического развития.

Рисунок 2. Целевые показатели развития человеческого потенциала в России

Источник: [2].

Развитие высокотехнологичных производств и услуг в государстве связано с внедрением сквозных цифровых технологий, цифровой трансформации государственных компаний; развитием искусственного интеллекта; созданием системы государственной поддержки инноваций в регионах и российских компаниях; формированием новой модели управления и регулирования интеллектуальной собственности.

Таблица 3

Объем внутренних затрат на исследования и разработки по отраслям в России в 2017–2018 году, млн руб.

Отрасль
2017 г.
2018 г.
Темпы роста
Информация и связь
5788,8
6233,6
107,7
Здравоохранение и социальная работа
3628,3
4747,8
130,9
Культура, спорт, организация досуга и развлечений
2337,3
2162,8
92,5
Торговля оптовая и розничная, ремонт автотранспортных средств и автомобилей
1071,8
1838,7
171,6
Обеспечение военной безопасности
825,6
1326,5
160,7
Добыча полезных ископаемых
1071,6
1142,7
106,6
Сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство
568,5
357,8
62,9
Операции с недвижимым имуществом
990,7
215,6
21,8
Транспортировка и хранение
156,3
160,4
102,6
Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздухом
24,0
46,7
194,6
Строительство
59,6
0
-
Финансовая и страховая деятельность
47,8
0
-
Источник: составлено авторами на основе [16, 20] (Ilyina, Zharova, Klypin, Yasakov, 2019).

Указом Президента РФ от 10 октября 2019 г. № 490 «О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации» была утверждена Национальная стратегия развития искусственного интеллекта на период до 2030 года [1]. К ожидаемым результатам внедрения стратегии развития искусственного интеллекта можно отнести: увеличение благосостояния населения; повышение производительности труда; повышение безопасности сотрудников при выполнении бизнес-процессов и т.д.

Система государственной поддержки инноваций в регионах включает в себя 10 инновационных научно-технологических центров, которые будут созданы в соответствии с дорожной картой сети ИНТЦ. Для стимулирования инновационной деятельности компаний предполагается реализация проекта «Поддержка частных высокотехнологических компаний-лидеров» («национальные чемпионы»).

3 Совершенствование институциональной среды и формирование благоприятной бизнес-среды. Принимая за основу определение институциональной среды развития экономики в России как совокупности основополагающих социальных, политических и юридических правил, включающих нормы и правила социальной жизни общества, а также базовые правовые нормы, сформулируем основные пути ее совершенствования: совершенствование законодательства в области предпринимательства и поддержка предпринимательской деятельности, включающие инструменты развития территорий, стимулирования инвестиционной деятельности, а также формирование компетенций и ценностей, необходимых для создания и управления бизнесом в современных условиях [19].

Формирование благоприятной институциональной среды и бизнес-среды в России в настоящее время осуществляется в рамках нескольких национальных проектов, одним из которых является федеральный проект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». Цели проекта: улучшение условий ведения предпринимательской деятельности; расширение доступа предприятий малого и среднего бизнеса к финансовым ресурсам; акселерация субъектов малого и среднего бизнеса; создание системы поддержки фермеров и развитие сельской кооперации; популяризация предпринимательства. Ожидаемые результаты Национального проекта представлены в таблице 4.

Таблица 4

Показатели федерального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы»

Показатели
Базовое значение
2020 г.
2024 г.
Количество самозанятых граждан, зафиксировавших свой статус, с учетом введения налогового режима для самозанятых, тыс. чел
0
800
2400
Объем кредитов, выданных субъектам МСП на реализацию проектов в приоритетных отраслях по субсидируемой ставке, в том числе обеспеченных гарантийной поддержкой в рамках Национальной гарантийной системы, млрд рублей
80
1200
2000
Объем финансовой поддержки, оказанной субъектам МСП в рамках Национальной гарантийной системы, млрд рублей
181
180,1
178,9
Количество субъектов МСП и самозанятых граждан, получивших поддержку в рамках федерального проекта, тыс. единиц
165,7
457,5
2770,7
Общий объем инвестиций в основной капитал субъектов МСП, получивших доступ к производственным площадям и помещениям в рамках созданных в субъектах Российской Федерации на принципах ГЧП промышленных парков, технопарков, млрд рублей
0
20,8
14,1
Количество вовлеченных в субъекты МСП, осуществляющие деятельность в сфере сельского хозяйства, в том числе за счет средств государственной поддержки, в рамках федерального проекта «Система поддержки фермеров и развития сельской кооперации», человек
-
31222
126690
Количество работников, зарегистрированных в Пенсионном фонде Российской Федерации, Фонде социального страхования Российской Федерации, принятых крестьянскими (фермерскими) хозяйствами в году получения грантов «Агростартап», человек
-
4356
17982
Количество принятых членов сельскохозяйственных потребительских кооперативов (кроме кредитных) из числа субъектов МСП, включая личные подсобные хозяйства и крестьянские (фермерские) хозяйства, в году предоставления государственной поддержки, единиц
-
22 319
92 260
Количество вновь созданных субъектов малого и среднего предпринимательства в сельском хозяйстве, включая крестьянские (фермерские) хозяйства и сельскохозяйственные потребительские кооперативы, единиц
-
4 911
18 029
Количество обученных основам ведения бизнеса, финансовой грамотности и иным навыкам предпринимательской деятельности, тыс. человек
0
187,05
453,16
Источник: Министерство экономического развития Российской Федерации.

В условиях сложившейся пандемии Министерством экономического развития РФ в апреле 2020 г. были разработаны и утверждены «Меры поддержки бизнеса для преодоления последствий новой коронавирусной инфекции» [5]. Основная поддержка, оказываемая государством, направлена на девять сфер, включающих 22 отрасли экономики, объединяющие 4 млн человек: авиаперевозки, культура, спорт, гостиничный бизнес и туризм, общественное питание и другие.

4. Рост экспортного потенциала.

Рост экспортного потенциала предполагает стимулирование экспортоориентированного производства продукции и услуг. Деятельность Правительства РФ в международной торговле выстраивается с учетом целей, зафиксированных в Указе Президента Российской Федерации (2018 г.), а также стратегических приоритетов внешнеэкономической политики России, сформулированных в нормативных документах Министерства экономического развития РФ. Товарооборот России в 2018–2019 гг. представлен на рисунке 3.

Рисунок 3. Товарооборот России в 2018–2019 гг., млн долл.

Источник: составлено авторами на основе: https://russian-trade.com/

Анализ товарооборота России за два года свидетельствует, что обозначенные государством стратегические цели пока недостижимы. Происходит пусть незначительное, но снижение экспорта (6,04%) и рост импорта (2,4%) при общем сокращении товарооборота (3,1%).

Товарная структура экспорта России в 2018–2019 гг. представлена на рисунке 4.

Рисунок 4. Товарная структура экспорта России в 2018–2019 гг., млрд. долл.

Источник: составлено авторами на основе: https://russian-trade.com/

Анализ статистических данных показывает, что экспорт сырья по-прежнему является главным направлением внешнеторговой деятельности России. Развитие экспорта несырьевых товаров и услуг – это задача будущего, в частности планируемый рост продукции машиностроения с 14,4 до 50 млрд долл. и агропромышленного комплекса – с 15,6 до 45 млрд долл. к 2024 г.

Ключевые показатели развития экспортного потенциала России в 2016–2019 гг. представлены в таблице 5.

Таблица 5

Показатели развития экспортного потенциала России в 2016–2019 гг.

Показатель
2016
2017
2018
2019
Темпы роста
Товарооборот, млн долл.
467 753
584 050
688 115
666 558
142,5
Экспорт, млн долл.
285 491
357 083
449 964
422 777
148,1
Импорт, млн долл.
182 262
226 966
238 151
243 781
133,8
Сальдо торгового баланса, млн долл.
+103 229
+130 117
+211 812
+178 997
173,4
Объем экспорта несырьевых неэнергетических товаров, млн долл.
109100
116000
148000
146700
134,5
Доля экспорта несырьевых неэнергетических товаров в общем объеме экспорта товаров
38,2
32,5
32,9
34,7
-
Коэффициент покрытия импорта экспортом
1,6
1,6
1,9
1,7
-
Источник: составлено авторами на основе: https://russian-trade.com/

Как показывает анализ данных таблицы 5, объем экспорта несырьевых неэнергетических товаров за рассматриваемый период вырос на 34,5% и в 2019 г. составил 146,7 млрд долл. (при целевых показателях 2024 г. – 250 млрд долл.), при этом доля экспорта несырьевых неэнергетических товаров в общем объеме экспорта составляет чуть больше трети.

5. Экологизация производства и обеспечение экологической безопасности.

Экологизация производства предполагает трансформацию современного производства в чистое, высокоэффективное и технологически совершенное, обеспечивающее экологическую защищенность природы и общества. Функционирование экологически безопасной экономики, обеспечивающей рациональное ресурсопотребление, основано на широко обсуждаемой сегодня концепции устойчивого развития. Так называемая зеленая экономика отличается оптимальной отраслевой структурой, предполагающей пропорциональность в развитии природоэксплуатирующих, обрабатывающих и перерабатывающих отраслей [11] (Ignateva, Mochalova, 2008).

К основным направлениям экологизации общественного производства в соответствии с целями устойчивого развития ООН относятся: защита и восстановление экологических систем; разработка и внедрение прогрессивных технологий добычи и использования природного сырья; рациональное использование материальных ресурсов; бережливое производство; размещение и территориальная организация производства с учетом требований экологического контроля; предотвращение и ликвидация последствий загрязнения окружающей природной среды.

Указом Президента России от 19 апреля 2017 года № 176 была утверждена Стратегия экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года, определившая приоритетные направления в сфере обеспечения экологической безопасности [3]: совершенствование законодательства в области охраны окружающей среды и природопользования, а также институциональной системы обеспечения экологической безопасности; внедрение инновационных и экологически чистых технологий, развитие экологически безопасных производств; развитие системы эффективного обращения с отходами производства и потребления, создание индустрии утилизации, в том числе повторного применения таких отходов; повышение эффективности осуществления контроля в области обращения радиационно, химически и биологически опасных отходов; строительство и модернизация очистных сооружений, а также внедрение технологий, направленных на снижение объема или массы выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух и сбросов загрязняющих веществ в водные объекты; минимизация (снижение до установленных нормативов) рисков возникновения аварий на опасных производственных объектах и иных чрезвычайных ситуаций техногенного характера и т.д.

Исследования ученых позволяют выявить взаимосвязь между устойчивым развитием экономики и обеспечением экологической безопасности производства [10] (Bobylyov, Kiryushin et al., 2019). Отмечается, что с 2019 г. в экономике страны началась своеобразная технологическая революция. Индикаторы, отражающие состояние экобезопасной экономики России, представлены в таблице 6.

Таблица6

Показатели развития зеленой экономики в России

Показатель
Значение
Доля производства электроэнергии за счет солнца и ветра,%
0,2
Доля ВИЭ в производстве электроэнергии, %
2,25
Энергоемкость ВВП, %
58
Ожидаемая продолжительность жизни населения, лет
70
Доля переработки ТКО,%
10
Источник: составлено авторами [10] (Bobylyov, Kiryushin et al., 2019).

Анализ данных таблицы 6 показывает, что развитие зеленой экономики для России – это сложнейшая цель, которая требует трансформации экономической системы.

Заключение

На основе проведенного анализа авторами был сделан вывод о том, что инклюзивная экономика может служить инструментов выхода из кризиса в условия пандемии. Для реализации приоритетных направлений стратегии инклюзивного развития экономике России требуется кардинальная перестройка. В настоящее время подготовлена нормативная база для модернизации экономики в стране. Однако анализ фактических показателей по всем пяти направлениям показал их отставание от целевых по отдельным индикаторам в несколько раз. Как вывод, прежде чем формулировать перспективные значения новой модели экономики, необходимо вывести существующие показатели развития человеческого потенциала, экспортного потенциала, экологической безопасности и инновационного производства к предельно критическим. Только в этом случае возможно построение инклюзивной экономики.


Источники:

1. Указ Президента РФ от 10 октября 2019 г. № 490 «О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации» - Режим доступа: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/72738946/
2. Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» - Режим доступа: https://base.garant.ru/71937200/ (дата обращения: 24.09.2020 г.)
3. Указ Президента России от 19 апреля 2017 года №176 «О Стратегии экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года». – Режим доступа: http://kremlin.ru/acts/bank/41879 (дата обращения: 30.09.2020 г.)
4. Паспорт федерального проекта «Кадры для цифровой экономики» - Режим доступа: https://digital.gov.ru/ru/activity/directions/866/ (дата обращения: 12.11.2020 г.)
5. Меры поддержки бизнеса для преодоления последствий новой коронавирусной инфекции. Правительство РФ – Режим доступа: Режим доступа: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/73745400/ (дата обращения: 30.09.2020 г.)
6. Оценка внешнего долга Российской Федерации на 1 октября 2020 года. Банк России – Режим доступа: https://www.cbr.ru/statistics/macro_itm/svs/ext-debt/#:~:text=По%20оценке%20Банка%20России%2C%20внешний,461%2C2%20млрд%20долларов%20США (дата обращения: 14.11.2020 г.)
7. Борисюк Н.К., Прытков Р.М. Основные направления развития экспортного потенциала региона // Вестник ОГУ. – 2008. - №85. – С. 64-70
8. Васютченко И.Н. Система показателей оценки экспортного потенциала региона // Региональная экономика: теория и практика. – 2010. - №21(156). – С. 40-46
9. Глазьева С.Ю., Локосова В.В. Оценка предельно критических значений показателей состояния Российского общества и их использование в управлении социально-экономическим развитием // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2012. - №4(22). – С. 22-41
10. Зелёная экономика и цели устойчивого развития для России: коллективная монография / Под науч. ред. С. Н. Бобылёва, П. А. Кирюшина, О. В. Кудрявцевой. - М.: Экономический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, 2019. - 284 с
11. Игнатьева М.Н., Мочалова Л.А. Экологизация промышленного производства: направления, инструментарий // Экономика региона. – 2008. - №1. - 154
12. Калайтанова Д.В., Вахрушева А.И.Индекс инклюзивного развития как показатель благосостояния государства // Современные тенденции развития экономики России в условиях глобализации: материалы межрегиональной научно-практической конференции 13 апреля 2018 г. – Ростов н/Д: Изд-во ООО «АзовПринт», 2018. – С. 17-20.
13. Кнобель А.Ю., Фиранчук А.С. Внешняя торговля России в 2019 году: стабилизация несырьевого неэнергетического экспорта // Экономическое развитие России. – 2020. - Том 27. - №4. – С. 7-15
14. Левенков, А. Инклюзивный рост: понятие, индикаторы, международный опыт // Банковский вестник. - 2015. - №12(629). - С. 41-46. – Режим доступа: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=38554592
15. Морозенкова О.В. Потенциал несырьевого неэнергетического экспорта России // Российский внешнеэкономический вестник. - 2018. - №12. – 31-49
16. Научно-технологическое развитие Российской Федерации – Режим доступа: http://www.xn--m1agf.xn--p1ai/analytics/finansirovanie-nauki-v-tsifrakh/ (дата обращения: 24.09.2020 г.)
17. Новиков А.И., Виткина М.К. Инклюзивная экономика и социальная ответственность в регионах мира: дилемма или общественное согласие// Региональная экономика и управление: электронный научный журнал. – 2018. - №2 (54). - https://www.elibrary.ru/item.asp?id=35176876(дата обращения: 12.11.2020 г.)
18. Петровская И.А., Титов В.А. Институциональная среда предпринимательства в России // Вестник МГУ. – 2017. – Серия 6. Экономика. – №5. – С. 21-39
19. Руководство по измерению бедности. Information Service United Nations Economic Commission for Europe. – Режим доступа: https://www.unece.org/fileadmin/DAM/stats/publications/2018/ECECESSTAT20174_ru.pdf (датаобращения: 12.11.2020 г.)
20. Финансирование науки в цифрах / И. Е. Ильина, Е. Н. Жарова, А. В. Клыпин, А. В. Ясаков. - М.: IMG Print, 2019. - 48 с. - Режим доступа: http://www.xn--m1agf.xn--p1ai/analytics/finansirovanie-nauki-v-tsifrakh/ (дата обращения: 24.09.2020 г.)
21. Хаирова Э.А. Методика определения инклюзивной экономики // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2019. - №11 (часть 3). С. 90-94

Страница обновлена: 03.08.2021 в 21:13:14