Особенности социально-экономического развития территорий в зоне Северного морского пути в логике реализуемых инвестиционных и инфраструктурных проектов

Файков Д.Ю.1, Файкова Е.Д.2
1 Российский федеральный ядерный центр - Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, Россия, Саров
2 Московский Государственный Университет имени М.В. Ломоносова, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 4 (Апрель 2021)

Цитировать:
Файков Д.Ю., Файкова Е.Д. Особенности социально-экономического развития территорий в зоне Северного морского пути в логике реализуемых инвестиционных и инфраструктурных проектов // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 4. – С. 875-894. – doi: 10.18334/epp.11.4.111916.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=45714408

Аннотация:
На современном этапе развития Северного морского пути реализуются крупнейшие инвестиционные и инфраструктурные проекты на прилегающих территориях, однако остается без должного внимания их социальное развитие. В статье выявлен ряд особенностей современного социально-экономического развития регионов, на которые оказывает влияние Северный морской путь, Отмечен дисбаланс между растущим экономическим развитием и снижением количества населения, особенно в более «обжитых» и диверсифицированных регионах (Мурманская, Архангельская области, Камчатский край), что связано с развитием проектов в зоне Северного морского пути и недостаточными усилиями в повышении качества жизни существующих населенных пунктов; переходом крупнейших компании на вахтовый метод работ, позволяющий минимизировать вложения в социальное развитие территорий. Целенаправленное государственное участие в развитии инвестиционных и инфраструктурных проектов, формирование различных форм государственно-частного партнерства, что может быть важно с точки зрения наработки опыта их использования. Основные проекты сконцентрированы в таких сферах, как освоение новых и расширение существующих месторождений полезных ископаемых; увеличение грузопотока по Северному морскому пути путем строительства судов и морской инфраструктуры; развитие энергетической и транспортной инфраструктуры; развитие военных объектов; экологические проекты. Многие проекты обладают заметным мультипликативным эффектом, и потенциалом переноса перспективных высокотехнологичных направлений деятельности на территорию арктических регионов. Сделаны выводы о том, что формируется новая модель государственного управления пространственными мегапроектами, которая может быть использована для управления другими проектами территориального развития; о необходимости специальных решений федерального уровня по приоритетному развитию социальной сферы.

Ключевые слова: социальное развитие, государственно-частное партнерство, Арктическая зона Российской Федерации, государственное управление, территориальное развитие

JEL-классификация: L32, R12, R13



Введение

Современный этап освоения российской Арктики, связанный с развитием Северного морского пути (СМП) – проект как минимум национального масштаба в пространственном, временном, социально-экономическом выражении. Он имеет и серьезное международное значение, поскольку может оказать влияние на перераспределение международного грузопотока, что затрагивает интересы не только перевозчиков (а это уже немало), но и всей морской транспортной инфраструктуры на направлении Западная Европа – Юго-Восточная Азия. Один из важных аспектов «переосвоения» Арктики (в терминах В.Н. Лексина и Б.Н. Порфирьева [1] (Leksin, Porfirev, 2019)) – ее социальное развитие. Реализуемые в зоне СМП крупнейшие инвестиционные и инфраструктурные проекты зачастую не имеют долгосрочных целей в социальном плане. Все шире применяется вахтовый способ проживания сотрудников, а в то же время идет деградация существующих городов и поселков, накапливаются проблемы в ЖКХ, здравоохранении, образовании. Цель статьи – выявить особенности социально-экономического развития регионов, на которые оказывает влияние Северный морской путь, через рассмотрение основных населенных пунктов и влияние реализуемых проектов. Для этого проведем краткий анализ территорий, выделим основные проекты, заявленные и реализуемые в зоне СМП, рассмотрим их влияние на социально-экономическое развитие регионов и населенных пунктов. Такой подход видится важным и актуальным, поскольку может помочь формированию необходимого научно-методического инструментария для целей государственного и муниципального управления при реализации крупных инвестиционных и территориальных проектов.

Ранее проведенные исследования

«Переосвоение» Арктики отличается масштабностью, вовлеченностью в процесс государства и крупнейших российских компаний, постепенной выработкой необходимых, и, верится, эффективных форм государственного управления [1] (Leksin, Porfirev, 2019), то есть явно выраженной «национальной значимостью» этого мегапроекта [2] (Zhuravel, Nazarov, 2020). Внимание государства к развитию СМП и Арктической зоны в целом значительно увеличило количество научных публикаций на эту тему. Среди наиболее популярных для рассмотрения вопросов – международно-правовое положение СМП, перспективы международных перевозок [2, 3] (Zhuravel, Nazarov, 2020; Zvorykina, Teteryatnikov, 2019), влияние Китая на развитие СМП [4] (Kheyfets, 2018), анализ российского законодательства о СМП и развитии Арктики, геостратегические последствия изменений климата для развития СМП [5], влияние СМП на развитие судостроения в РФ [6, 7] (Egorov, Lopatkina, 2019; Kravchuk, 2019)) и пр. Глобальность и многоаспектность темы, как и ее географический охват, приводят к тому, что многие публикации изобилуют описанием особенностей Арктики и СМП [3] (Zvorykina, Teteryatnikov, 2019), описанием природных ресурсов и инфраструктуры в Арктической зоне [8, 9] (Katysheva, 2019; Kondrateva, 2017), предложениями общего характера без четких выводов и рекомендаций [10] (Naumov, 2017). К более детально исследуемым вопросам стоит отнести, например, анализ деятельности портов, расположенных на СМП [11] (Zaostrovskikh, 2018).

В то же время заметен дефицит исследований в области социального развития арктических регионов. В небольшом количестве работ, посвященных данной тематике, отмечается разрыв между экономическим и социальным развитием [12] (Krapivin, 2020), «гипертрофированные противоречия точечного роста и соседствующего с ним упадка» [13] (Leksin, 2018), наличие серьезных проблем в социальной инфраструктуре и невозможность их решения за счет местных бюджетов [14, 15] (Larchenko, 2019; Volgin, Shirokova, Mosina, 2019), особые проблемы с развитием здравоохранения в Арктической зоне [1] (Leksin, Porfirev, 2019) и пр.

Методика и материалы

В настоящем исследовании рассматриваются территории Арктической зоны Российской Федерации [1], на развитие которых оказывает влияние не только Северный морской путь [2], но, скорее, Северный морской транзитный коридор (СМТК) [3], границами которого являются важные логистические точки большинства транспортных маршрутов в Арктике – Мурманск и Петропавловск-Камчатский. Мы ограничиваем рассматриваемую зону на востоке Камчаткой, хотя, безусловно, согласны с тем, что СМП исторически рассматривается как трасса до Владивостока [10] (Naumov, 2017). Такое ограничение объясняется тем, что, во-первых, Петропавловск-Камчатский развивается сейчас как транспортно-логистический хаб, в котором предполагается перегрузка с судов ледового класса на обычные суда, то есть он является пунктом окончания особых условий плавания по арктическим морям, во-вторых, на социально-экономическое развитие Приморского края значительно влияют и другие эффекты, например близость Китая и стран Юго-Восточной Азии, и выделить влияние СМП там сложнее. На западе границей нашего рассмотрения является Мурманск как основной транспортно-логистический хаб СМП, крупная база ледокольного флота, в том числе атомного, и т.д. Несмотря на то, что формально территории западнее Новой Земли не входят в акватории СМП, исторически термин «Северный морской путь» применялся к пути, начинающемуся от Мурманска. Именно в этом значении – как путь от Мурманска до Петропавловска-Камчатского – мы и будем его употреблять в работе. Мы рассматриваем не все регионы (субъекты РФ) Арктической зоны, а только те из них, которые имеют выход к трассе СМП, в том числе и части регионов (например, северные районы Красноярского края и Якутии, южные части которых менее зависимы от СМП).

Для исследования выбраны наиболее крупные проекты, которые реализуются или намечены к реализации в ближайшее время. Проекты оборонного значения, в силу закрытости информации, не рассматриваются.

Информационной базой исследования являются документы государственного стратегического планирования (такие как Государственная программа РФ «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации», «План развития инфраструктуры Северного морского пути на период до 2035 года», «Перечень инвестиционных проектов, планируемых к реализации на территории Арктической зоны Российской Федерации», «Стратегия развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года», «Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры на период до 2024 года», «Стратегия социально-экономического развития Сибири до 2020 год» и др.), данные Федеральной службы государственной статистики, материалы федеральных СМИ и специализированных отраслевых информационных ресурсов («Нефтегаз», «Росатом» и пр.).

Результаты

Развитие арктических регионов зависит от наличия ресурсов, существующей промышленности, транспортной, энергетической и иной инфраструктуры, численности населения. Для того чтобы оценить возможное влияние на регионы деятельности по развитию СМП, рассмотрим их основные характеристики (табл. 1).

Таблица 1

Характеристика регионов, имеющих выход на СМП

Регион
Ресурсы, имеющиеся производства и инфраструктура
Численность, млн чел.
ВРП на душу населения, тыс. руб.
2005
2015
2019
2005
2015
2018
Мурманская область
Апатиты, железная руда, цветные и редкоземельные металлы, металлургическая промышленность, рыбная промышленность, глубоководный незамерзающий порт, база «Атомфлота», база Северного флота
839
762
741
156,6
525,5
642,7
Архангельская область (в скобках – без Ненецкого АО)
Лес, деревообрабатывающая промышленность, рыбная промышленность, железная и автодороги в центр РФ, порт, судостроение
1282
1174
1136
129,0
532,5
(352,8)
712,6
(464,9)
Ненецкий АО
Газ, нефть (Варандейское, Приразломное и пр. месторождения), вахтовый поселок и нефтяной терминал Варандея, платформа «Приразломная» и пр.
42
44
44
1067
5210
6950
Ямало-Ненецкий АО
Газ, нефть (Уренгойское, Ямбургское, Бованенковское, Медвежье, Русское, Заполярное, Харасавэйское и пр. месторождения), действующая трубопроводная инфраструктура, завод «Ямал СПГ», порт и вахтовый поселок Сабетта, вахтовый поселок Харасавэй, проект «Арктик СПГ-2», проекты наземных путей, связывающих с единой системой железных и автомобильных дорог РФ («Северный широтный ход» и пр.)
517
534
544
856,1
3336,4
5710,1
Север Красноярского края
Цветные и редкоземельные металлы (никель, медь, палладий, платина, кобальт и пр.), ПАО «Норильский никель», порты Дудинка, Игарка, Диксон
*
*
*
*
*
*
Республика Саха (Якутия)
Золото, медь, серебро. Наземных путей, связывающих север республики с единой системой железных и автомобильных дорог РФ, нет
954
960
972
191,9
780,1
1123,1
Чукотский АО
Золото, серебро, редкоземельные металлы, уголь. Наземных путей, связывающих с единой системой железных и автомобильных дорог РФ, нет
52
50
50
237,1
1226,1
1578,5
Камчатский край
Рыбная промышленность, порт, база Тихоокеанского флота
337
316
313
129,2
553,8
750,4
* – отдельно показатели по части региона не рассчитываются

Источник: составлено авторами по: Федеральная служба государственной статистики. Регионы России. Социально-экономические показатели URL: https://gks.ru/bgd/regl/b20_14p/Main.htm (дата обращения 02.03.2021); Валовой региональный продукт на душу населения URL: https://gks.ru/bgd/regl/b20_14p/Main.htm (дата обращения 02.03.2021)

ВРП на душу населения Мурманской области и Камчатского края уступает только нефтегазодобывающим регионам, Москве (1423,5 руб.) и Санкт-Петербургу (781,2 руб.) и превышает показатели ряда основных инвестиционноемких регионов – Московской (556,4 руб.), Ленинградской областей (603,2 руб.), Республики Татарстан (633,8 руб.). Это указывает на выросшие объемы экономик северных регионов, что в немалой степени связано с развитием СМП. В то же время именно в этих регионах, а также в Архангельской области сохраняется тенденция на снижение количества населения. Несмотря на реализацию крупных проектов, люди уезжают, что свидетельствует о снижении качества жизни, недостаточном социальном развитии регионов. В сырьевых регионах численность населения или постоянна, или несколько увеличивается, но общая численность и плотность населения в северных частях этих регионов невысокая.

Основными ресурсами арктических регионов являются полезные ископаемые. Именно они будут оставаться базой для экономического роста. Развитие СМП позволит увеличить их вывоз, в том числе на экспорт. Сегодня в арктических регионах России создается около 20% ВВП страны и 22% экспортной продукции [14] (Larchenko, 2019).

В качестве особенностей регионов стоит отметить: незначительное количество железных и автомобильных дорог, связывающих районы СМП с единой транспортной сетью страны (такие дороги есть только в европейской части российской Арктики), развитие вахтового способа проживания работников сырьевых отраслей. Эти особенности не способствуют социальному развитию регионов, а также развитию иных отраслей экономики и сфер деятельности, в том числе развитию малого и среднего бизнеса [12] (Krapivin, 2020).

Среди серьезных проблем северных регионов отмечается также изношенность инженерной, коммунальной, дорожной инфраструктуры в городах и поселках; нехватка специалистов практически во всех областях: в органах власти, на предприятиях, в социальной сфере [14] (Larchenko, 2019).

Для более детального анализа рассмотрим основные населенные пункты, находящиеся на СМП (или в непосредственной близи от него). Некоторые из них расположены в глубине континента вверх по рекам (Дудинка, Игарка, Норильск – на Енисее в нескольких сотнях километров от Карского моря, Хатанга – аналогично на реке Хатанга). В рассмотрение не включаются вахтовые поселки (Варандей, Сабетта, Харасавэй, вахтовый поселок угледобытчиков в районе пос. Беринговский и др.) (табл. 2)

Таблица 2

Основные населенные пункты на СМП

Населенный пункт
Специализация населенного пункта
Население, тыс. чел.
Изменение численности населения 2000–2020 гг., %
2000 г.
2010 г.
2020 г.

Мурманск
Транспортно-логистический хаб, включая порты, базу ледокольного флота и пр.; ж/д и автодорога в европейскую часть РФ
376,3
307,2
287,7
-23,5
Архангельск
Лесная промышленность, рыбная промышленность, судостроение (в том числе в Северодвинске), порт, ж/д и автодорога в европейскую часть РФ
356
349
347
-2,5
Игарка
Порт. Специализации нет (ранее был экспорт леса, ЛПК закрылся в начале 2000-х годов). Предполагается развитие с освоением нефтегазовых месторождений Ванкорской группы
8,6
6,1
4,3
-50,0
Дудинка
Порт ПАО «Норильский Никель»
26,8
22,2
20,8
-22,4
Норильск
Добыча никеля, меди, палладия, платины, кобальта (ПАО «Норильский никель»)
140,8
175,3
181,8
29,1
Диксон
Порт, база СМП
1,2
0,6
0,5
-58,3
Хатанга
Порт, база СМП
3,4
2,6
2,6
-23,5
Тикси
Северо-Восточное управление морского флота РФ, отвечает за транспортное сообщение в море Лаптевых, Восточно-Сибирском и Чукотском морях, за судоходство по рекам Лена, Хатанга, Оленок, Индигирка, Колыма.
База СМП, судоремонтная база. Порт – перевалка грузов для Тикси и поселков, расположенных на реках Хатанга, Оленок, Яна, Индигирка, Колыма
5,8
5,0
4,8
-17,2
Певек
Порт. База СМП. ПАТЭС, обеспечивающая жизнедеятельность Чаунского и Билибинского районов Чукотки, освоение Баимской рудной зоны (золото, медь, серебро)
5,6
4,1
4,5
-19,6
Провидения
Порт, база СМП
2,7
1,9
2,1
-22,2
Анадырь
Порт СМП, обслуживающий перевозки грузов для населенных пунктов, расположенных на реках Чукотки, а также угольные, золоторудные месторождения
11,9
13
15,8
32,8
Эгвекинот
Порт СМП.
2,4
2,8
3,1
29,2
Беринговский
Порт, угледобыча (вахтовый поселок)
2,0
1,4
0,9
-55,0
Петропавловск-Камчатский
Рыболовство, рыбная промышленность. Транспортно-логистический хаб
202
194
179,6
-11,1
Примечание: во многих населенных пунктах Арктической зоны расположены воинские части, которые также влияют на социально-экономическое развитие.

Источник: составлено авторами по: Федеральная служба государственной статистики. Регионы России. Социально-экономические показатели городов. URL: https://gks.ru/bgd/regl/b20_14p/Main.htm (дата обращения: 21.02.2021).

Численность населения можно рассматривать как интегрирующий показатель социально-экономического развития. Движение населения зависит, прежде всего, от наличия рабочих мест, доходов и комфортности проживания.

Население практически всех населенных пунктов в районе СМП, за исключением Норильска и Анадыря, уменьшается. Такая ситуация характерна для всех северных и восточных регионов страны как минимум с начала 1990-х годов [4], она связана со значительными изменениями в экономике за последние десятилетия. Развитие вахтового способа работ на северных месторождениях усиливает тенденцию снижения постоянного населения. Стоит отметить небольшой рост населения в последние годы в населенных пунктах Чукотского АО (Певек, Провидения, Анадырь, Эгвекинот). Вероятно, это связано с развитием СМП, в том числе строительством новых объектов энергетики, разработкой новых залежей полезных ископаемых, расширением инфраструктуры СМП и пр., а также переселением в них людей из более мелких поселков (в том числе прекративших свое существование).

Для оценки перспектив социально-экономического развития регионов в зоне влияния СМП рассмотрим с этой точки зрения основные проекты, которые реализуются или заявлены к реализации, в том числе государственное участие и влияние на социальное развитие (табл. 3).

Таблица 3

Основные проекты, связанные с развитием СМП, и их влияние на социальное развитие территории

Населенный пункт, регион
Проект
Инициатор
Инвестиции, государственное участие в проекте
Социальное влияние
Мурманск
Перегрузочный СПГ-терминал, 41,4 млн тонн в год
«НОВАТЭК»
Более 70 млрд руб., включая федеральные средства. Инвестпроект (распоряжение Правительства РФ от 26.04.2019 № 834-р)
Новые рабочие места
Мурманск
Сортировочная станция и второй путь ж/д
РЖД
220 млрд руб.
1000 рабочих мест
Мурманск
Центр строительства крупнотоннажных морских сооружений
«НОВАТЭК»
Проект - резидент ТОР «Столица Арктики»
150 млрд руб.
Стратегический инвестиционный проект (распоряжение Правительства РФ от 17.06.2015 № 1129-р)
10000 (до 15000) рабочих мест. К строительству привлечено более 100 российских производителей.
В 2020 году Мурманская область получила от всех работодателей, занятых в проекте, более 1 млрд руб. налогов
Мурманск
«Лавна» – угольный порт, 20 млн тонн в год и ж/д ветка к порту 28 км
ГТЛК, «Бизнес Глобус», РЖД
Проект – резидент ТОР «Столица Арктики»
До 50 млрд руб., из них 32 млрд руб. – бюджетное финансирование
До 1000 рабочих мест
Мурманск
Терминал для удобрений (Тулома), 6 млн тонн в год
«Фосагро»
Проект – резидент ТОР «Столица Арктики»
12 млрд руб. Инвестпроект с гос. финансированием*
250 рабочих мест
Мурманск
Рыбный терминал-сервис «Ударник», 800 тыс. тонн в год, в том числе 500 тыс. тонн рыбопродукции
Группа «Норебо»
Проект – резидент ТОР «Столица Арктики»
3,5 млрд руб.
223 рабочих места
Мурманск
Нефтеналивной терминал, 18 млн тонн в год
«Восток Ойл» («Роснефть»)
Н.д.
Новые рабочие места
Мурманск
Контейнерный терминал, 1 млн TEU в год
«Росатом»
42 млрд руб.
Новые рабочие места
Мурманск
Реконструкция торгового порта (угольный терминал) 9,6 млн тонн в год
СУЭК, РЖД
Н.д.
1300 рабочих мест.
Реконструкция станции Мурманск, в результате чего значительно сократился простой вагонов
Витино, Мурманская область
Морской порт и нефтебаза, 4 млн тонн нефтепродуктов в год
ООО «Норд Стар»
2,3 млрд руб. Инвестпроект с гос. финансированием*
246 рабочих мест
Мурманская область
Месторождение и ГОК «Федорова тундра» – платина, палладий, родий, 16 миллионов тонн руды или 250 тысяч тонн концентрата – более 8 тонн конечной продукции в год
Консорциум, включая ГК «Ростех»
60 млрд руб., в том числе, 6,13 млрд руб. – государственная субсидия. Инвестпроект с гос. финансированием*
1200 рабочих мест
Архангельская область, Республика Коми, Пермский край
Ж/д Белкомур (Архангельск – Сыктывкар – Соликамск) (проект) 1161 км, включая 712 км новых участков
В стадии рассмотрения
251,5 млрд руб.
Включен в «План развития инфраструктуры СМП на период до 2035 года»
Связь территорий с единой сетью ж/д РФ
Ненецкий АО, Республика Коми, Свердловская область, Ханты-Мансийский АО
Ж/д Баренцкомур (Индига – Сосногорк – Сургут) (проект) 1200 км
В стадии рассмотрения
Включен в «План развития инфраструктуры СМП на период до 2035 года»
Связь территорий с единой сетью ж/д РФ
Ненецкий АО
Порт Индига (проект)
Корпорация AEON
300 млрд руб.
Освоение территорий, новые рабочие места
Новая Земля, Архангельская область
Месторождение «Павловское», 220 тыс. тонн цинкового и 47 тыс. тонн свинцового концентрата в год
АРМЗ («Росатом»)
79 млрд руб., включая 7 млрд руб. – государственная субсидия
Инвестпроект с гос. финансированием*
Более 2000 новых рабочих мест
П-ов Гыдан, Ямало-Ненецкий АО
«Арктик СПГ-2» – разработка месторождения Утреннее и строительство завода по сжижению газа, 19,8 млн тонн СПГ в год
«НОВАТЭК»
21,3 млрд долл., участие инвесторов из Франции, Китая, Кореи, Японии, Саудовской Аравии
Строительство судов-газовозов на заводе «Звезда» (Большой Камень), освоение территорий, новые рабочие места
П-ов Гыдан, Ямало-Ненецкий АО
СПГ-терминал «Утренний», 20 млн тонн СПГ в год
«НОВАТЭК»
164 млрд руб., включая 103 млрд руб. - бюджетное финансирование (распоряжение Правительства РФ от 28.03.2019 №554-р)
Освоение территорий, новые рабочие места
Ямало-Ненецкий АО
Ж/д «Северный широтный ход» (Обская –Салехард-Надым – Новый Уренгой – Коротчаево), 707 км (проект)
Правительство РФ, РЖД, «Газпром», «Корпорация развития»
235,9 млрд руб., из них свыше 110 млрд руб. – средства концессионеров.
Связь территорий с единой сетью ж/д РФ
П-ов Ямал, Ямало-Ненецкий АО
Ответвления от ж/д Обская-Бованенково-Карская к Харасавэю, Сабетте, Новому Порту (проект)
«Газпром»
Государственно-частное партнерство
Связь территорий с единой сетью ж/д РФ
П-ов Таймыр (100 км от Диксона), Красноярский край
Сырадасайское угольное месторождение, ГОК, 5 (далее 12) млн тонн угольного концентрата в год
«Северная Звезда», Корпорация АЕОN
45 млрд руб., включая 4,5 млрд руб. – государственная субсидия
Инвестпроект с гос. финансированием*
Строительство морского порта, аэропорта, вахтового поселка.
До 3000 новых рабочих мест
Диксон, Красноярский край
Строительство угольного, нефтеналивного терминала (проект)
В стадии рассмотрения
Расширение порта – распоряжения Правительства от 09.12.2020 №3276-р, от 22.01.2021 №109-р Порт открыт для иностранных судов (распоряжение Правительства РФ от14.06.2019 №1281-р)
Новые рабочие места
Порт «Бухта Север», Красноярский край
100 млн тонн нефти, 50 млн тонн угля, 30-50 млн тонн СПГ в год (проект)
«Восток Ойл» («Роснефть»)
Распоряжение Правительства РФ от 14.06.2019№1283-р
До 20000 рабочих мест, освоение территории
Усть-Куйга, Республика Саха (Якутия)
Мини АЭС в районе поселка Усть-Куйга (золоторудное месторождение)
«Росатом»
Н.д.
Позволит в 2 раза снизить стоимость электроэнергии в Усть-Янском районе, 800 рабочих мест на строительстве
Жатай, Республика Саха (Якутия)
Жатайская судоверфь, ремонт и строительство судов для рек Лена, Яна, Колыма и СМП
АО «Жатайская судоверфь»
5,7 млрд руб., в том числе, 4,1 млрд руб. бюджетных инвестиций (Постановление Правительства РФ от 18.06.2019 №775)
664 рабочих места, переоснащение устаревшего речного флота Сибири
Тикси, Республика Саха (Якутия)
Реконструкция порта, увеличение грузооборота с 40 до 300 тыс. тонн
Росморречфлот
2,6 млрд рублей бюджетные средства
Новые рабочие места, развитие территории, реконструкция инфраструктуры ВМФ и ПВО
Певек, Чукотский АО
ПАТЭС «Академик Ломоносов»
«Росатом»
30 млрд руб.
Обеспечение электричеством г. Певек, Чаун-Билибинского энергоузла, теплом - г. Певек
Певек, Чукотский АО
Реконструкция порта, увеличение грузооборота с 280 до 700 тыс. тонн
Росморречфлот, «Росатом»
760 млн руб.
Включен в План развития инфраструктуры СМП на период до 2035 года
Новые рабочие места, развитие территории
Петропавловск-Камчатский
Перегрузочный СПГ-терминал, 21,7 (до 40) млн тонн в год
«НОВАТЭК»
70 млрд руб., включая бюджетное финансирование 28,8 млрд руб. Инвестпроект (распоряжение Правительства РФ от 14.03.2019 № 436-р)
200 новых рабочих мест
Петропавловск-Камчатский
Реконструкция рефрижераторного терминала «Сероглазка»
Группа «Норебо»
2,2 млрд руб.
300 рабочих мест
Петропавловск-Камчатский
Контейнерный терминал
«Росатом»
30 млрд руб.
Новые рабочие места
* – распоряжение Правительства от 01.02.2021 №209-р. Общий объем государственных инвестиций по всем проектам планируется более 200 млрд руб.

Источник: составлено авторами по: https://neftegaz.ru/news/transport-and-storage/537825-novatek-poluchil-uchastok-v-murmanskoy-oblasti-dlya-stroitelstva-peregruzochnogo-spg-terminala/, https://www.korabel.ru/news/comments/my_-_vorota_severnogo_morskogo_puti.html; https://neftegaz.ru/news/spg-szhizhennyy-prirodnyy-gaz/523435-odobren-proekt-stroitelstva-peregruzochnogo-spg-terminal-novateka-na-kamchatke-sostavit-22-mln-t-god/; https://gasworld.ru/ru/news/lng/novatek-postroit-perevalochnyy-spg-terminal-na-kamchatke/: https://invest-murman.ru/projects/vozvedenie-centra-stroitelstva-krupnotonnazhnyh-morskih-sooruzhenij/; https://tass.ru/ekonomika/10260441; https://fishnews.ru/news/40273; https://www.atomic-energy.ru/news/2021/01/22/110713; http://infranews.ru/logistika/more/57416-rosatom-rassmatrivaet-proekt-stroitelstva-morskogo-terminala-v-murmanskoj-oblasti/; https://morproekt.ru/projects/426-kompleks-peregruzki-uglya-lavna-v-morskom-portu-murmansk; https://www.kommersant.ru/doc/4539838; https://tass.ru/ekonomika/10260441; https://www.tv21.ru/news/2012/07/20/rosneft-priobrela-neftyanoy-terminal-v-murmanske; https://gov-murman.ru/info/news/371612/; https://www.kommersant.ru/doc/4531662; https://rg.ru/2021/02/05/reg-sibfo/proekt-osvoeniia-syradasajskogo-mestorozhdeniia-na-tajmyre-poluchit-gospodderzhku.html; https://arctic-russia/project/skrytyy-ogon-vechnoy-merzloty/; https://www.ks87.ru/16/45/46/5450.html; https://www.vedomosti.ru/business/articles/2019/12/19/819169-rossii-zarabotala-plavuchaya-stantsiya; https://rosatom.ru/journalist/news/k-2028-godu-v-yakutii-budet-postroena-atomnaya-stantsiya-maloy-moshchnosti/; https://www.korabel.ru/news/comments/skoro_zarabotaet_poslednie_vesti_s_zhatayskoy_sudoverfi.html; https://portnews.ru/news/276363/; https://tass-ru.turbopages.org/tass.ru/s/ekonomika/8879561; https://www.novatek.ru/ru/business/arctic-lng; https://fedorovoresources.com/; https://gold.1prime.ru/news/20210311/401902.html (дата обращения 10.03.2021).

Некоторые крупные проекты, как «Ямал СПГ» («НОВАТЭК»), развитие Новопортовского месторождения компанией «Газпромнефть» и пр., мы впрямую не относим к проектам, инициированным развитием СМП. Эти проекты начались раньше, они обладают собственным флотом, в том числе ледокольным, и т.д. Но в то же время учитываем, что активность указанных проектов и развитие СМП имеют тесную связь, поскольку позволяют увеличить объемы отгрузки продукции через СМП.

В качестве инфраструктурных и поддерживающих проектов, которые стали необходимы в связи с расширением деятельности СМП, отметим также следующие:

- реконструкция аэропортов: Мурманск (международный), Амдерма, Певек, Черский и др.; восстановление 10 и строительство 13 военных аэродромов;

- реконструкция автодороги Р21 «Кола» (Санкт-Петербург – Мурманск – граница с Норвегией), строительство автомобильных дорог в Якутии и Чукотском АО;

- реконструкция баз морской спасательной службы на СМП (Мурманск, Архангельск, Диксон, Тикси, Певек, Провидения, Петропавловск-Камчатский);

- обновление навигационной и гидрометеорологической систем (территориальные центры в Мурманске, Архангельске, Тикси, Певеке);

- строительство судов: ледоколов, как атомных, так и иных, газовозов ледового класса, более 30 обеспечивающих судов (аварийно-спасательной службы, навигационно-гидрографического обеспечения) и пр.;

- создание надежной системы связи в северных широтах, включая запуск не менее 11 спутников;

- создание и внедрение единой платформы цифровых сервисов, предоставляемых в акватории СМП;

- ликвидация накопленного вреда окружающей среде: реализовано не менее 24 проектов, реализуется и планируется к реализации еще минимум 13 проектов в разных частях Арктики (утилизация атомных установок и материалов, вывоз металлолома, подъем затонувших судов и пр.).

Обсуждение

Анализ полученных результатов позволяет выделить приоритетное расширение в зоне СМП нескольких видов деятельности, которые влияют как на социально-экономическое развитие Арктической зоны, так и оказывают серьезный мультипликативный эффект для других регионов:

- увеличение грузопотока по СМП путем реализации таких проектов, как расширение портов; строительство ледоколов и иных судов для работы на СМП (дает развитие предприятиям Владивостока, Санкт-Петербурга); развитие инфраструктуры сопровождения судов и организации логистики (навигация, системы связи, управления, безопасности, аварийные службы и пр.);

- освоение новых и расширение существующих месторождений полезных ископаемых (например, Павловское, Федорова тундра, Сырадаринское, Новопортовское и пр.); такие проекты сегодня проводятся вахтовым методом (как, например, вахтовые поселки Варандей, Харасавэй, Беринговский и пр.), что оказывает меньшее влияние на социально-экономическое развитие региона;

- расширение энергетической инфраструктуры: ПАТЭС, мини-АЭС, тепловые электростанции, линии электропередач (строительство которых сопровождает развитие всех месторождений, вахтовых поселков, новых портов и производств и т.д.);

- развитие транспортной инфраструктуры: железные дороги (Северный широтный ход и другие крупные проекты, новые пути в Мурманске и пр.), автомобильные дороги (например, Колыма – Анадырь), аэродромы;

- создание военных объектов, которые также дают гражданские рабочие места на объектах базирования, обеспечения, ремонта и пр. [16];

- экологические проекты [17].

Исследователями отмечается, что реализация масштабных проектов в российской Арктике на каждый рубль государственных бюджетных вложений привлекает как минимум от 10 до 12 руб. внебюджетных инвестиций, а одно рабочее место в Арктике создает 14 в разных регионах Российской Федерации [3] (Zvorykina, Teteryatnikov, 2019). Не опровергая и не утверждая истинность данных оценок, отметим, что наличие мультипликативного эффекта при освоении СМП и Арктики в целом не подлежит сомнению, в частности в таких сферах деятельности, как судостроение, спутниковые системы связи, оборудование для добывающей промышленности, портов, энергетики и пр.

Необходимо отметить целенаправленную деятельность государства по развитию и СМП, и регионов, на которые он оказывает влияние. Большинство крупных проектов включены в стратегические документы государства, имеют частичное государственное финансирование. Для активизации деятельности в Арктической зоне созданы специальные условия для ведения бизнеса [5], территории опережающего социально-экономического развития (в Мурманске, Беринговском, на Камчатке), распространен режим свободного порта Владивосток (Певек, Петропавловск-Камчатский и пр.). В Арктической зоне формируется модель государственного управления пространственными мегапроектами, которая при удачном воплощении может быть использована для управления другими проектами территориального развития [1] (Leksin, Porfirev, 2019).

Среди реализуемых проектов федерального уровня не отмечено проектов социальной направленности в отношении территорий присутствия. В то же время в стратегических документах такие цели прямо заявляются. Например, целью Государственной программы «Социально-экономического развития Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года» [6] заявлено «повышение уровня социально-экономического развития Арктической зоны Российской Федерации», при этом в самой программе вопросы социального развития практически не рассматриваются. В «Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2035 года» [7] в качестве целевых указаны социальные показатели: ожидаемая продолжительность жизни при рождении, коэффициент миграционного прироста населения, уровень безработицы, количество рабочих мест на новых предприятиях, средняя заработная плата и пр., но механизмы их достижения не указаны, среди направлений реализации Стратегии – промышленные и инфраструктурные (транспорт, энергетика) проекты. Безусловно, реализация инвестиционных и инфраструктурных проектов даст прирост рабочих мест, но отсутствие комфортных условий жизни, медицинского обслуживания, образовательной инфраструктуры и пр. будет способствовать усилению вахтового способа работ.

Сегодня крупнейшие российские компании только начинают поворачиваться в сторону социального развития территорий присутствия. Пока, в большинстве случаев, такая деятельность относится к собственному персоналу, работающему на территории. В частности, указывается на высокий уровень комфортности вахтовых поселков, льгот и дополнительных выплат для работников предприятий [1] (Leksin, Porfirev, 2019). Данная тенденция наблюдается не только в Арктической зоне, но и в ряде моногородов других регионов РФ, в которых градообразующими являются крупные сырьевые компании [18] (Starikova, Trapeznikova, 2018). Положительный опыт развития вахтовых поселков не отменяет необходимости развития населенных пунктов Арктической зоны, позволяющих планировать полноценное будущее этого региона не только как источника сырья. А с такого ракурса видно, что прирост доходов региональных бюджетов (местные бюджеты вряд ли значительно увеличатся), скорее всего, не обеспечит необходимых средств для масштабной реконструкции объектов инженерной, коммунальной, жилищной, социальной инфраструктуры. Предполагается, что необходимы отдельные решения федерального уровня по этим вопросам.

Заключение

Анализ процессов, характерных для отдельных населенных пунктов и основных реализуемых проектов в зоне Северного морского пути, позволяет выделить следующие особенности социально-экономического развития территорий:

1. Наблюдается дисбаланс между растущим ВРП и снижением количества населения, то есть между экономическим и социальным развитием. Это характерно для более «обжитых» и диверсифицированных регионов, которые имеют наземное транспортное сообщение с центральными регионами страны (Мурманская, Архангельская области) и Камчатского края. Увеличивающиеся инвестиции не вкладываются в социальную сферу. Необходимы отдельные решения федерального уровня по приоритетному развитию социальной сферы.

2. В сырьевых малолюдных регионах без доступа к единой транспортной сети отмечается запредельно высокий для страны подушевой ВРП (за счет развития сырьевых проектов в последние годы), стабилизация численности населения. Работа на многих проектах ведется вахтовым методом, что обеспечивает комфортные условия жизни работников, но не способствует социальному развитию регионов.

3. Отмечается целенаправленное государственное участие в развитии проектов, связанных с СМП, как экономическое, так и административное. Развиваются различные формы государственно-частного партнерства, что может быть полезно с точки зрения наработки опыта их использования, в том числе для дальнейшего применения в других регионах и сферах деятельности.

4. Многие проекты обладают заметным мультипликативным эффектом – предприятия на других территориях РФ получают значительные, в том числе долгосрочные, заказы на работы в интересах освоения СМП, на разработку новой продукции и пр. Предполагается, что ряд таких направлений деятельности может быть со временем перенесен и на территорию арктических регионов.

[1] Определенные Федеральным законом от 13.07.2020 N 193-ФЗ «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне Российской Федерации»

[2] Поскольку формально он ограничен островами Новая Земля на западе и мысом Дежнева на востоке, Федеральный закон от 28.07.2012 N 132-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части государственного регулирования торгового мореплавания в акватории Северного морского пути»

[3] В 2019 году Госкорпорация «Росатом» инициировала проект «Северный морской транзитный коридор», предполагающий создание комплексной транспортно-логистической системы для международных транзитных морских грузоперевозок через СМП URL: https://1prime.ru/transport/20191127/830606120.html (дата обращения 01.03.2021)

[4] Мкртчян Н.В. Миграция в России: западный дрейф // Электронная версия бюллетеня «Население и общество». 17.01.2005.URL: https://polit.ru/article/2005/01/17/demoscope185/#mtop; Миграция населения в России: тенденции, проблемы, пути решения / Социальный бюллетень. Аналитический центр при Правительстве России. №11 май 2018. URL: https://ac.gov.ru/archive/files/publication/a/16766.pdf (дата обращения 26.02.2021)

[5] Федеральный закон от 13.07.2020 № 193-ФЗ «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне Российской Федерации».

[6] Утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 апреля 2014 г. № 366 (с изменениями).

[7] Утверждена Указом Президента РФ от 26 октября 2020 г. № 645.


Источники:

1. Лексин В.Н., Порфирьев Б.Н. Российская Арктика: логика и парадоксы перемен // Проблемы прогнозирования. – 2019. – № 6(177). – c. 4-21.
2. Журавель В.П., Назаров В.П. Северный морской путь: настоящее и будущее // Вестник Московского государственного областного университета. – 2020. – № 2. – c. 140-158. – doi: 10.18384/2224-0209-2020-2-1010 .
3. Зворыкина Ю.В., Тетерятников К.С. Северный морской путь как инструмент освоения Арктики // Российский экономический журнал. – 2019. – № 4. – c. 21-44. – doi: 10.33983/0130-9757-2019-4-21-44 .
4. Хейфец Б.А. Северный морской путь - новый транзитный маршрут «Одного пояса - одного пути» // Международная жизнь. – 2018. – № 7. – c. 67-87.
5. Елисеев Д.О. Наумова Ю.В. Роль геополитики и климата в функционировании Северного морского пути // Современные тенденции развития науки и технологий. – 2016. – № 10-11. – c. 31-36.
6. Егоров В.Г., Лопаткина Н.В. Северный морской путь: российская дорога в будущее // Инновации и инвестиции. – 2019. – № 5. – c. 236-246.
7. Кравчук А.А. Арктика и развитие дальневосточного кластера российского судостроения // Мировая экономика и международные отношения. – 2019. – № 1. – c. 88-93. – doi: 10.20542/0131-2227-2019-63-1-88-93.
8. Катышева Е.Г. Освоение газовых месторождений полуострова Ямал как фактор экономического развития Арктической зоны России // Инновации и инвестиции. – 2019. – № 3. – c. 265-268.
9. Кондратьева В.И. Северо-якутская опорная зона Арктической зоны России в стратегии пространственного развития Российской Федерации // Арктика XXI век. Гуманитарные науки. – 2017. – № 1(11). – c. 4-12.
10. Наумов Ю.А. Дальневосточные порты в системе Северного морского пути: история освоения, современное состояние и перспективы их развития // Ойкумена. Регионоведческие исследования. – 2017. – № 3(42). – c. 133-144.
11. Заостровских Е.А. Морские порты Восточной Арктики и опорные зоны Северного морского пути // Регионалистика. – 2018. – № 6. – c. 92-106. – doi: 10.14530/reg.2018.6.92.
12. Крапивин Д.С. Основные факторы и угрозы, влияющие на устойчивое социально -экономическое развитие прибрежных регионов Арктической зоны Российской Федерации // Фундаментальные исследования. – 2020. – № 6. – c. 75-79. – doi: 10.17513/fr.42781 .
13. Лексин В.Н. Социально-экономические проблемы российской Арктики. Между прошлым и будущим // Российский экономический журнал. – 2018. – № 5. – c. 3-25.
14. Ларченко Л.В. Об Арктической зоне Российской Федерации // Инновации. – 2019. – № 1(243). – c. 11-17.
15. Волгин Н.А., Широкова Л.Н., Мосина Л.Л. Российская Арктика: социально-трудовые и демографические особенности развития // Социально-трудовые исследования. – 2019. – № 1(34). – c. 117-133.
16. Круглов В.В., Лопатин М.А. О стратегическом значении Северного морского пути // Военная мысль. – 2020. – № 9. – c. 92-102.
17. Багдасарян А.А. Основные экологические проблемы Северного морского пути в перспективе его развития // Российская Арктика. – 2020. – № 9. – c. 17-29. – doi: 10.10.24411/2658-4255-2020-12092.
18. Старикова Л.Н., Трапезникова И.С. Механизм взаимодействия власти и бизнеса в социально-экономическом развитии моногорода // Вестник Кемеровского государственного университета. – 2018. – № 3. – c. 168-175. – doi: 10.21603/2500-3372-2018-3-168-175.

Страница обновлена: 21.09.2021 в 21:07:23