Исследование факторов, влияющих на поток прямых инвестиций Китая в соседние страны

Ван Ин1
1 Институт экономического менеджмента Хэйхэйского университета, Китай, Хэйхэ

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Ван Ин Исследование факторов, влияющих на поток прямых инвестиций Китая в соседние страны // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 103-120. – doi: 10.18334/eo.11.1.111692.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=45625182

Аннотация:
На основе выборки данных о прямых инвестициях Китая в основных соседних странах в России, Индии, Вьетнаме, Индонезии, Пакистане, Японии, Южной Корее и других странах за период с 2008 по 2019 год, создана модель для проведения эмпирического анализа влияющих факторов прямых инвестиций, и предлагается возможность применения прямых инвестиций. Результаты показывают, что на прямые инвестиции Китая в вышеуказанные страны не оказывают существенного влияния политические отношения, а способность правительства принимающей страны регулировать и контролировать экономику имеет очевидный эффект; жизнеспособность собственного экономического развития принимающей страны также играет косвенную роль, а также модель и цель инвестирования частного капитала Китая. Наряду с закреплением статуса мировой торговой державы, Китай добился существенных успехов в сфере экспорта капитала: с 2012 г. Китай стабильно удерживает позиции в первой тройке мировых инвесторов, с 2015 г. занимает позицию нетто-экспортера прямых иностранных инвестиций.

Ключевые слова: Китай; прямые инвестиции; мировые инвесторы, влияющие факторы

Финансирование:
Данная статья представляет собой проект планирования исследований в области философии и социальных наук в провинции Хэйлунцзян на 2017 год: поэтапные результаты исследования пути развития интернационализации и стратегии культурной индустрии провинции Хэйлунцзян (17GJE310) в рамках стратегии «Один пояс и один путь».

JEL-классификация: F21, F23, F43



Введение

Актуальность выполнения данной статьи заключается в том, что в последние годы усиление влияния экономического развития Китая произошло практически во всех сферах мировой экономики. В последние десять лет Китай стабильно входит в тройку стран – лидеров по объему прямых иностранных инвестиций (ПИИ). На сегодняшний день КНР является крупнейшим мировым импортером ПИИ, которые играют важную роль в экономическом развитии страны.

Цель выполнения данной статьи заключается в комплексном анализе статистических данных и докладов ведущих экономистов в рамках инициативы «Один пояс, один путь», рассматривающих прямое инвестирование КНР с разных точек зрения.

Научная новизна исследования обуславливается успешным развитием китайской экономики на международном рынке, усилением ее позиций во многом благодаря продуманной инвестиционной политике государства, которую уже давно пытаются повторить многие развивающиеся страны.

В статье проанализированы статистические данные прямых иностранных инвестиций из Китая в страны инициативы «Один пояс, один путь», выявлена разнонаправленная динамика отраслевого распределения ПИИ Китая в мире.

В современных условиях рынка КНР демонстрирует, как крупная растущая экономика может достичь высоких темпов роста за счет разумного макроэкономического управления в сочетании с долгосрочной политикой привлечения иностранных инвестиций.

Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) – это долгосрочный международный поток капитала [1] (Khua Chzhu, 2013).

В Китае привлечение иностранного капитала является важной частью теории Дэн Сяопина, это основная концепция государственной политики открытости внешнему миру, одна из великих практик построения социализма с китайскими особенностями [2] (Kuzina E.Yu., Troitskaya O.A., 2016).

Китайские компании планируют налаживать более тесные партнерские отношения с мировыми компаниями, участвующими в инициативе «Один пояс, один путь», чтобы максимально использовать поддержку государства как в торговле товарами, так и в прямых иностранных инвестициях. Исследователь Китайского центра международных экономических обменов в Пекине Чжан Юнцзюнь считает, что это поддержит усилия многих регионов по достижению экономического и социального процветания [3].

За последние пять лет (с 2015 по 2019 г.) размер прямых инвестиций китайских предприятий в страны инициативы «Один пояс, один путь» превысил 90 миллиардов долларов. Нефинансовые исходящие прямые инвестиции Китая в экономики стран, участвующих в инициативе «Один пояс, один путь», выросли за 2019 год почти на 30% и составили за первые девять месяцев года более 13 миллиардов долларов. Это помогло поддержать доверие к таким рынкам и поддержать их долгосрочный экономический рост, о чем свидетельствуют данные министерства коммерции [3].

1. Статистический анализ инвестиций Китая в страны инициативы «Один пояс, один путь».

За первый квартал 2020 года размер инвестиций Китая в страны инициативы «Один пояс, один путь» вырос на 11,7%, а товарооборот увеличился на 3,2%. В 2020 году Китай стал главным направлением новых прямых иностранных инвестиций, обогнав США. Объем прямых иностранных инвестиций КНР в 2020 году достиг 132,9 миллиарда долларов, увеличившись в годовом исчислении на 3,3% [4].

Прямые нефинансовые капиталовложения КНР в экономику 58 стран, участвующих в строительстве «Одного пояса и одного пути», в 2020 году увеличились на 18,3% в годовом исчислении, составив 17 миллиардов 790 миллионов долларов. Стоимость новых подрядных контрактов с заинтересованными государствами составила почти 141,5 миллиарда долларов.

Рисунок 1. Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) Китая, в млн долл. Источник: [5].

Таким образом, за период с 2005 по 2019 г. Китай инвестировал в чужие экономики более 1,98 триллиона долларов. Год 2016 стал пиковым – было вложено более 250 миллиардов.

Основным получателем китайских инвестиций являются США, за ними следуют Австралия и Великобритания. Как видно, дела с англосаксонским миром у китайцев в приоритете. Россия существенно отстает от первой тройки, но находится в десятке ведущих получателей.

По состоянию на 2018–2019 гг. Китай является вторым по величине мировым инвестором, уступая Японии. На рисунке 2 представлены международные прямые инвестиции Китая по секторам в 2005–2019 гг.

Рисунок 2. Международные прямые инвестиции Китая в 2005–2019 гг., по секторам, в млрд долл.

Источник: [6].

За последние два года прослеживаются кардинальные изменения в распределении средств китайскими инвесторами: в 2017–2018 годах почти 50% всех китайских инвестиций пришлось на Европу, тогда как Западная Азия получила только 5,36%. Для сравнения: в 2005 году на Европу приходилось только 4,92%.

В структуре китайских инвестиций в РФ доминирует добывающая промышленность. На сырьевой сектор в 2019 году пришлось 47% вложений. Причем диспропорция в пользу этой отрасли только растет. Так, в 2008 году на нее приходилось лишь 10% инвестиций КНР исходя из данных китайской статистики. Китайские инвестиции преимущественно концентрируются в первичном секторе экономики.

Рисунок 3. Китайские инвестиции по секторам российской экономики в 2019 году, в %

Источник: [7] (Chzhan, Yudina, 2018).

Инвестиционная политика Китая первостепенно направлена на расширение его политического и экономического влияния в регионах.

В настоящее время статус соседних стран в китайской стратегии открытости постоянно улучшается и постепенно он стал точкой роста и стабилизатором внешней торговли Китая. Углубление экономического и торгового сотрудничества с соседними странами стало для Китая важной отправной точкой для ускорения строительства «пояса и пути», важной мерой периферийной дипломатической стратегии и важным содержанием развития и открытия приграничных территорий.

Особое место Европы в интересах китайских инвесторов подтверждается не только увеличением объемов накопленных инвестиций в последние два года, но изменением непосредственных ежегодных потоков инвестиций.

Как следует из представленных данных таблицы 1, объемы ежегодных китайских инвестиций в целом увеличились за 13 лет почти в 8 раз, и в период за 2018–2019 годы они составили 234 млрд долл.

Таблица 1

Диверсификация китайских инвестиций по регионам в периоды за 2006–2007 и 2018–­2019 годы, млн долл. США

Страна
Инвестиции за 2006–2007 гг.
Структура инвестиций, %
Инвестиции за 2018–2019 гг.
Структура инвестиций, %
Изменения в структуре
Северная Америка
860
2,86
3160
1,35
-1,51%
Южная Америка
2400
7,98
21460
9,16
1,18%
США
1740
5,79
30480
13,01
7,23%
Европа
1480
4,92
116910
49,92
44,99%
Западная Азия
11520
38,31
12560
5,36
-32,95%
Восточная Азия
2050
6,82
27410
11,70
4,89%
Ближний Восток и Северная Африка
1230
4,09
4260
1,82
-2,27%
Африка к югу от Сахары
5550
18,46
9610
4,10
-14,35%
Австралия
3240
10,77
8360
3,57
-7,21%
ИТОГО
30070
100,0
234210
100,0
-
Источник: [8].

Экономическое и торговое сотрудничество Китая с соседними странами имеет географические преимущества и преимущества синергии стратегии развития, которые заложили прочную основу для двустороннего экономического и торгового сотрудничества. Однако стоит отметить, что политическая среда в соседних с Китаем странах сложна и хрупка, а также существует множество неопределенностей и нестабильностей. Некоторые соседние страны склонны вводить торговые барьеры для защиты своей собственной промышленности. Это будет препятствовать экономическому и торговому сотрудничеству Китая с соседними странами и сокращать двусторонние отношения [9].

2. Качество торгово-экономического сотрудничества.

В этом контексте ускорение притока прямых иностранных инвестиций Китая в соседние страны поможет снизить производственные затраты и избежать торговых барьеров. Выполнение социальных обязательств может повысить уровень занятости на местном уровне и государственные налоги, снизить неопределенность и нестабильность и снизить риски двустороннего торгово-экономического сотрудничества, что будет способствовать дальнейшему повышению качества торгово-экономического сотрудничества между Китаем и соседними странами.

Китайский ученый Ду Цируи и др. (2020) взяли в качестве объекта исследования особую бизнес-среду китайских компаний на зарубежных рынках, проанализировали бизнес-модель проектного инвестирования, планирования и проектирования, строительства и строительства, эксплуатации и обслуживания взаимной интеграции, изучили ее основные риски и предложили профилактическое решение [10]. Цянь Сюй (Qian Xu, 2020) считает, что качество системы принимающей страны повлияет на относительные транзакционные издержки модели M&A и модели инвестиций с нуля. Чем выше качество системы принимающей страны, тем ниже транзакционные издержки слияния [11]. Чен Вэйю и др. (2020) построили гравитационную модель для эмпирического изучения влияния торговых расстояний, затрат на рабочую силу, стабильности правительства, эффективности правительства, надзора за рынком и т.д., на прямые иностранные инвестиции Китая и анализа рисков прямых инвестиций Китая в странах, расположенных вдоль «пояса и пути» и внесения предложений [12].

Ван Кун и др. (2020) оценили и протестировали проблему выбора местоположения прямых инвестиций Китая в десяти странах АСЕАН, создав модель измерения площади панелей [13] (Tsyan Syuy, 2020). Чжоу Вэй и др. (2020) в ходе исследования обнаружили, что на вывоз ПИИ из Китая в рамках инициативы «Один пояс, один путь» значительно влияют социальные и культурные риски, в то время как политические риски, а также экономические и финансовые риски относительно низки [14] (Chen Veyyuy, Guyuy, 2020).

Объединив результаты исследований вышеупомянутых ученых, в прямых инвестициях Китая в соседние страны местные компании сталкиваются со многими рисками, такими как политические риски, экономические риски, политические риски и риски платежей. Чтобы снизить риски, необходимо ориентироваться на Китай. Факторы, влияющие на прямые инвестиции в соседние страны, тщательно изучаются, и предлагаются целевые контрмеры, чтобы избежать таких проблем, как недостаточное или чрезмерное инвестирование. Основываясь на доступности и важности данных, в этом документе выбираются данные из 7 стран, включая Японию, Южную Корею, Россию, Индию, Индонезию, Вьетнам и Пакистан. Среди этих стран, за исключением Японии и Южной Кореи, остальные пять стран являются странами «пояса и пути».

2.1. Данные, выбор переменных и построение модели [15] (Van Kun, Li Fuyu, 2020). Источники данных. В статье в качестве выборки выбираются панельные данные прямых инвестиций Китая в семи соседних странах, включая Японию, Южную Корею, Россию, Индию, Индонезию, Пакистан и Вьетнам, с 2008 по 2019 год.

2.2. Выбор переменной. Выбираются прямые инвестиции Китая в страны «Пояса и пути» и общую сумму подписанных строительных контрактов в качестве зависимых переменных. В статье в качестве образца выбраны панельные данные прямых инвестиций Китая в страны «Пояса и пути» с 2008 по 2019 год. Выбраны данные по 7 странам, данные взяты из China-Global-Investment-Tracker China-Global-Investment-Tracker, выпущенной Heritage Foundation [16] (Chzhou Vey, Tszyan Khunfey, 2020). Эта переменная может точно отражать изменение конкретного объема прямых иностранных инвестиций Китая каждый год.

Возьмем 2008 год как первый год. Объем внешней торговли Китая взят в натуральном логарифме, данные взяты из базы данных Всемирного банка и выражены в млн лет. Для определения политических отношений, в зависимости от наличия данных, выбираются важные страны вдоль «Пояса и пути»: Россию, Индию, Вьетнам, Индонезию и Пакистан.

Реальная процентная ставка выражается как процентная ставка по кредиту семи принимающих стран за вычетом уровня инфляции, а данные r взяты из базы данных Всемирного банка. Влияние правительства на экономику выбрано как переменная отношения государственных бюджетных расходов к ВВП в 7 принимающих странах, данные взяты из базы данных Всемирного банка. Фактор структуры промышленности, выраженный как отношение добавленной стоимости сельского хозяйства принимающей страны к ВВП, nygdp, источник данных из базы данных Всемирного банка. Среди этих независимых переменных политические отношения между Китаем и принимающей страной и способность правительств принимающей страны влиять на экономику являются неэкономическими факторами, влияющими на инвестиции, в то время как промышленная структура принимающей страны и реальная процентная ставка r являются экономическими факторами, влияющими на инвестиции.

2.3. Выбор модели. В первой модели в качестве зависимой переменной используются инвестиции Китая в соседние страны, а экспорт Китая [17]. Объем торговли является управляющей переменной, а неэкономические факторы, экономические факторы и их взаимодействие используются в качестве независимых переменных. Изучите влияние рыночной экономики и нерыночной экономики на прямые инвестиции Китая в соседние страны.

(1)

где zf – фактор нерыночной экономики,

sc – фактор рыночной экономики,

zzgx – данные из базы данных внешних связей Китая,

czgdp – переменная отношения государственных бюджетных расходов к ВВП,

rjgdp – натуральный логарифм богатства принимающей страны измеряется ВВП на душу населения 7 стран,

nygdp – фактор структуры промышленности, выраженный как отношение добавленной стоимости сельского хозяйства принимающей страны к ВВП.

Во второй модели, поскольку частные предприятия Китая инвестируют в соседние страны со значением 0 в течение многих лет, используется логит-анализ модели дискретного выбора. В инвестициях Китая в различные принимающие страны на протяжении многих лет имел место инвестиционный выбор 1, а выбор 0 не имел места, что выражается показателем, который является объясняемой переменной модели ВВП на душу населения отобранных 7 стран и используется в качестве контрольной переменной, а неэкономические факторы, экономические факторы и их взаимодействие используются в качестве независимых переменных. Для этого изучается влияние рыночной экономики и нерыночной экономики на инвестиции Китая в соседних странах.

(2)

2.4. Анализ модельных эмпирических результатов. Для модели 1 в таблице 2 существуют две формы фиксированной полезной модели и случайной полезной модели. Тест отношения правдоподобия показывает, что уравнение применимо к модели фиксированного эффекта, поэтому модель фиксированной полезности используется для оценки Модели 1.

Модель 1 – это базовая модель, которая измеряет только влияние регулирующей переменной объема торговли Китая на ПИИ Китая.

Модель 2 измеряет влияние неэкономических факторов, политических отношений Китая с принимающей страной и собственных возможностей макроконтроля принимающей страны на ПИИ Китая.

Результаты показывают, что способность принимающей страны регулировать и контролировать экономику имеет наибольшее влияние на ПИИ Китая с коэффициентом 0,118, что указывает на то, что ПИИ Китая имеют тенденцию к межправительственному сотрудничеству через участие правительства принимающей страны в экономической деятельности. Во-вторых, промышленная структура самой принимающей страны также влияет на ПИИ с коэффициентом 0,35, что указывает на то, что чем выше доля добавленной стоимости сельского хозяйства в ВВП, тем больше ПИИ Китая.

Это показывает, что прямые иностранные инвестиции Китая в соседние страны идут не в страны с высоким уровнем доходов и развитой рыночной экономикой, а в развивающиеся страны с относительно отсталой рыночной экономикой.

Таблица 2

Данные по факторам, влияющим на прямые инвестиции, результаты по регрессии

Переменная
Модель 1
Модель 2
Модель 3
Модель 4
Модель 5
Модель 6
Управляемая переменная






Значение mye
2.0
1.7
1.6
1.3
1.6
1.6
Неэкономические факторы






zzgx (политические отношения Китая и принимающих стран (П.О.К.И.П.С))

0.06
0.08
-0.02
0.04
0.04
czgdp (переменная отношения гос. бюджетных расходов к ВВП в принимающих странах (О.Г.Р. к ВВП))

0.12
0.10
0.15
0.16
0.08
Экономические факторы






r (реальная процентная ставка (Р.П.С.))

-0.01
-0.08
-0.01
0.19
-0.002
nygdp (отношение добавленной стоимости с/х принимающей страны (фактор структуры промышленности (Ф.С.П.))

0.35
0.37
-0.012
0.32
0.14
Синергетический эффект






zzgx (П.О.К.И.П.С)× r (Р.П.С.)


0.012



zzgx (П.О.К.И.П.С) ×
nygdp (Ф.С.П.)



0.044


czgdp (О.Г.Р. к ВВП))×r (Р.П.С.)




-0.0092

czgdp (О.Г.Р. к ВВП)×
nygdp(Ф.С.П.)





0.0075
F-статистика
51.92
149.96
115.54
189.04
126.19
203.30
Статистический показатель R2
0.83
0.96
0.95
0.97
0.96
0.97
Источник: разработка автора.

Переменные политических отношений между Китаем и принимающей страной не имеют очевидной положительной связи с китайскими ПИИ. Модель 3 – Модель 4 представляет собой взаимодействие рыночных и нерыночных факторов. Исходя из результатов, политические отношения могут косвенно влиять на ПИИ только тогда, когда они действуют одновременно с отраслевой структурой. Другими словами, пока эти развивающиеся страны с отсталой рыночной экономикой, политические отношения могут влиять на ПИИ.

И Модель 5, и Модель 6 показывают, что реальная процентная ставка прямых инвестиций зависит от факторов рыночной экономики. Только те принимающие страны, которые имеют сильный контроль над экономикой, могут играть роль, а реальная процентная ставка принимающей страны может оказывать влияние на ПИИ Китая.

Для Модели 1 в таблице 3 с помощью теста Хаусмана [18] (Luzyanin et al., 2018) модель фиксированных эффектов связана с моделью случайных эффектов.

Таблица 3

Прямые инвестиции частных предприятий, логит-анализ

Переменная
Модель 1
Модель 2
Модель 3
Модель 4
Модель 5
Модель 6
Управляемая переменная






rjgdp (богатства принимающей страны (ВВП))
2.77
2.90
3.1
2.52
2.93
3.04
Неэкономические факторы






czgdp (О.Г.Р. к ВВП)

0.173
0.22
0.185
0.28
0.128
zzgx (П.О.К.И.П.С.)

-0.323
-0.41
-0.554
-0.4
-0.317
Экономические факторы






nygdp (Ф.С.П.)

-0.598
-0.02
-0.94
-0.25
-0.25
r (Р.П.С.)

0.0017
0.28
-0.01
0.539
-0.0058
Синергетический эффект






zzgx (П.О.К.И.П.С.)×r (Р.П.С.)


-0.047



zzgx (П.О.К.И.П.С.)×
nygdp (Ф.С.П.)



0.103


czgdp (О.Г.Р. к ВВП)× r (Р.П.С.)




-0.025

czgdp (О.Г.Р. к ВВП)×
nygdp (Ф.С.П.)





0.007965
Значение квадрата Вальда Чи
11.24
15.8
16.78
19.3
17.35
15.95
Источник: разработка автора.

Модель 1 – это базовая модель, в которой ВВП на душу населения принимающей страны используется в качестве контрольной переменной и измеряется только его влияние на ПИИ Китая.

Результаты измерения показывают, что вероятность инвестиций в частные предприятия положительно коррелирует с ВВП на душу населения в принимающей стране, то есть прямо пропорциональна богатству страны. Модель 2 использует все неэкономические факторы и экономику в качестве независимых переменных одновременно и выполняет регрессию вместе с контрольными переменными. Получается, что неэкономические факторы и экономические факторы двух стран не имеют очевидного влияния. Модель 3 – Модель 6 представляют собой интерактивную модель эффекта. Результаты показывают, что политические отношения играют прямую роль только в определенных обстоятельствах и только тогда, когда они одновременно взаимодействуют со структурой промышленности принимающей страны, они могут косвенно влиять на ПИИ Китая. Экономическое влияние принимающей страны повлияет на ПИИ Китая только при определенных обстоятельствах. И рыночные факторы: реальная процентная ставка принимающей страны и промышленная структура принимающей страны не влияют на ПИИ Китая.

Для сравнения: на прямые инвестиции Китая в соседние страны, как правило, больше всего влияет собственный торговый масштаб Китая. В то же время на них влияют возможности экономического регулирования и контроля принимающей страны, а также собственная промышленная структура принимающей страны. Основная цель инвестиций Китая в свои инвестиции заключается в освоении новых рынков. Инвестиции частного капитала в Китай основаны на богатстве и покупательной способности самой принимающей страны и направлены на захват зрелых рынков.

3. Выбор пути развития.

3.1. Использование потенциала внутреннего рынка Китая для усиления экономического влияния на соседние страны [19] (Luzyanin, Afonaseva, 2017).

Как показывает эмпирический анализ, решающей переменной, влияющей на прямые инвестиции Китая в соседние страны, является торговля с этими странами. Таким образом, вероятность прямых инвестиций в соседние страны может составлять более 70%. Китайская инвестиционная модель опирается на низкозатратные промышленные мощности Китая. Такое преимущество используется для увеличения своей доли на рынке соседних стран, а затем за счет прямых инвестиций увеличивается и экономическое влияния Китая.

Главным конкурентным преимуществом Китая являются низкие затраты. Только при наличии конкурентного преимущества Китай сможет поддерживать определенный объем торговли и инвестиций. Однако конкурентное преимущество Китая в виде демографических дивидендов постепенно снижается. Это происходит вследствие двух основных факторов: стареющего общества и низкого уровня рождаемости в Китае. Таким образом, конкурентное преимущество в виде низких затрат на производство неизбежно станет неустойчивым. Поэтому Китаю для сохранения влияния китайской экономики необходимо ускорить темпы промышленной модернизации страны, использовать современные технологии для восполнения нехватки рабочей силы, расширить производства и сохранить преимущество низкой стоимости выпускаемых товаров. Китаю также следует усилить меры по защите прав на интеллектуальную собственность, активнее поощрять внедрение инновационных технологий в производство и расширить торговлю с другими странами.

3.2. Влияние правительства и рынка.

Под влиянием правительства и рынка Китай расширяет прямые инвестиции в соседние страны. Согласно экономической модели, китайские инвестиции в соседние страны больше ориентированы на такие страны, в которых правительства имеют сильное политическое влияние на экономику, рассчитывая тем самым на прочный альянс. Эффективность работы китайского правительства весьма высока. Поэтому при соответствующем проявлении политической воли появляется возможность качественного обслуживания инвестиций. Китаю следует укреплять взаимное доверие с соседними странами на политическом уровне. Такой подход поможет преодолеть культурные и институционные различия, межгосударственные торговые барьеры, а также даст гарантии китайскому капиталу выйти на международный уровень.

Инвестиции Китая также направляются в некоторые аграрные страны с целью реализации экспорта промышленных технологий и капитала. Таким образом, правительство ищет направления безопасного инвестирования, поскольку безопасность собственного капитала предоставляет правительству возможность трудоустройства и повышения стоимости государственных активов.

3.3. Использование инициативы «Один пояс, один путь» для поддержки развития частных предприятий.

Прямые инвестиции Китая в соседние страны можно разделить на два вида: государственные и частные. Инвестиции от государственных и частных предприятий имеют очевидные различия в целях, направлениях и масштабах. Доминирующее положение по инвестициям в соседние страны занимают государственные предприятия. Такие инвестиции способствуют реализации национальных стратегий и накоплению государственного капитала. Однако отрицательный эффект заключается в том, что возникает сильный эффект вытеснения инвестиций.

Для строительства объектов инициативы «Один пояс, один путь» государственные предприятия получают поддержку от национальных политиков, а также финансовую поддержку. Получив такую мощную поддержку, государственные предприятия имеют меньше рисков и затрат. Поскольку большой объем государственных ресурсов направляется в государственные предприятия, а у частных предприятий, в свою очередь, такие привилегии отсутствуют, они ограничены своими инвестиционными возможностями и капиталом.

Заключение

Таким образом, в настоящее время с учетом избыточных производственных мощностей в Китае, загруженности производств и работников, отсутствия инвестиционных каналов, государственная политика должна больше ориентироваться на оказание содействия отечественным частным предприятиям, работающим в странах инициативы «Один пояс, один путь».

Главный проект Китая инициатива «Один пояс – один путь» и уверенное намерение властей относительно его реализации доказывают, что КНР претендует на роль глобального лидера в рамках ПИИ. Поэтому важным мотивом инвестиционной политики КНР является превращение отечественных корпораций в международные корпорации для расширения своего влияния в мире. При этом географическое и отраслевое распределение ПИИ КНР показывает, что план находится еще только на начальном этапе реализации.

Для поддержки частных предприятий китайскому государству следует массово выдавать им ссуды, способствовать снижению их издержек, провести частичную приватизацию государственных предприятий, повышать инновационный потенциал. Только комплекс мер поддержки частных предприятий поможет им устойчиво инвестировать в соседние страны.


Источники:

1. Хуа Чжу Эволюция структуры теории ПИИ в развивающихся странах // Международный бизнес (журнал внешнеэкономического и торгового университета). – 2013. – № 3. – c. 91-92.
2. Кузина Е.Ю., Троицкая О.А. Использование прямых иностранных инвестиций КНР в российской экономике // Российский внешнеэкономический вестник. – 2016. – № 10. – c. 114-119.
3. Инициатива «Один пояс, один путь» поможет процветанию регионов Китая. Российская газета. [Электронный ресурс]. URL: https://news.rambler.ru/tech/45265142-initsiativa-odin-poyas-odin-put-pomozhet-protsvetaniyu-regionov-kitaya (дата обращения: 25.12.2020).
4. Официальный сайт Фонда Шёлкового Пути. [Электронный ресурс]. URL: http://www.silkroadfund.com.
5. Прямые иностранные инвестиции в Китай. Агентство экономической информации «Прайм». [Электронный ресурс]. URL: https://1prime.ru/experts/20201215/832587500.html (дата обращения: 28.12.2020).
6. Инвестиции в Китай - для тех, кто смотрит в будущее. Финансовый портал «Финам.ру». [Электронный ресурс]. URL: https://www.finam.ru/analysis/newsitem/investicii-v-kitaiy-dlya-tex-kto-smotrit-v-budushee-20200606-12000 (дата обращения: 27.12.2020).
7. Чжан Ч., Юдина Т.Н. Производственное сотрудничество между Китаем и Россией: возможности и приоритеты (в контексте стратегического партнерства РФ и КНР, решений XIX съезда КПК) // Теоретическая экономика. – 2018. – № 2(44). – c. 13-21.
8. Макроэкономические исследования. Инвестиции Китая. Be5.biz. [Электронный ресурс]. URL: https://be5.biz/makroekonomika/capital_formation/cn.html (дата обращения: 28.12.2020).
9. Годовой обзор состояния экономики и основных направлений внешнеэкономической деятельности Китайской Народной Республики в 2019 году. Экономика КНР. [Электронный ресурс]. URL: http://www.russchinatrade.ru/ru/about-china_-new/economy (дата обращения: 24.12.2020).
10. American Enterprise Institute and Heritage Foundation. China Global Investment Tracker. [Электронный ресурс]. URL: https://www.aei.org/china-global-investment-tracker (дата обращения: 29.12.2020).
11. Statistical Bulletin of China’s Outward Foreign Direct Investment. The Ministry of Commerce of the Peopleʼs Republic of China. - 2019. - P.41 (in Chinese)
12. Ду Цижуй, Чэн Ду Исследование основных рисков и мер противодействия: модели внедрения инвестиций, построение бизнеса для китайских предприятий // Макроэкономическое исследование. – 2020. – c. 32-41.
13. Цянь Сюй Влияние политических систем стран на поступление китайских инвестиций // Форум в Цзянхань. – 2020. – c. 20-27.
14. Чэнь Вэйюй, Гуюй Анализ рисков прямых инвестиций Китая в странах, входящий в инициативу «Один пояс, один путь» // Циркуляционная экономика. – 2020. – c. 48-57.
15. Ван Кунь, Ли Фую Выбор страны АСЕАН для прямых китайских инвестиций // Статистика и стратегия. – 2020. – c. 111-115.
16. Чжоу Вэй, Цзян Хунфэй Выявление и предотвращение рисков для прямых иностранных инвестиций по инициативе «Один пояс, один путь» // Статистика и стратегия. – 2020. – c. 123-125.
17. China's Bungled Overseas Loans Reveal a Key Weakness. Bloomberg.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bloomberg.com/opinion/articles/2020-12-18/china-s-belt-and-road-project-reveals-a-key-economic-weakness (дата обращения: 21.12.2020).
18. Лузянин С.Г. и др. Китайская Народная Республика: политика, экономика, культура. 2017–2018. / Монография. - М.: ИД «ФОРУМ», 2018. – 436 c.
19. Лузянин С.Г., Афонасьева А.В. Один пояс, один путь-политические и экономические измерения // Вестник Томского государственного университета. Экономика. – 2017. – № 40. – c. 5-14. – doi: 10.17223/19988648/40/1.
20. Жуков А.Н., Чукавина К.В. Особенности эмпирических исследований привлечения прямых иностранных инвестиций в российские регионы // Российские регионы в фокусе перемен: сборник докладов XII Международной конференции. Министерство образования и науки Российской Федерации; Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н. Ельцина, Высшая школа экономики и менеджмента. Екатеринбург, 2018. – c. 708-716.
21. Китай за 5 лет вложил $90 млрд. в страны проекта «Один пояс, один путь». Ria.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru (дата обращения: 24.12.2020).

Страница обновлена: 25.10.2021 в 06:57:42