Вопросы формирования и оценки криптовалютного климата страны

Аксенова Н.И.1, Спиридонова Е.В.1
1 Новосибирский государственный технический университет

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 1 (Январь-март 2021)

Цитировать:
Аксенова Н.И., Спиридонова Е.В. Вопросы формирования и оценки криптовалютного климата страны // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 1. – С. 201-220. – doi: 10.18334/eo.11.1.111521.

Аннотация:
Статья посвящена проблемам и перспективам функционирования и развития криптовалют на мировом и российском финансовом рынке. Представлены результаты контент-анализа правового поля функционирования платежных и денежных средств в России. Обозначена наиболее вероятная модель функционирования виртуальных валют и их легализации в обозримом будущем. Введено определение такого понятия, как «криптовалютный климат». Проведен анализ климата, определяющего процессы распространения и использования криптовалют и технологии блокчейн в различных странах с использованием двух подходов

Ключевые слова: криптовалюта, криптовалютный климат, цифровая валюта, цифровизация экономики, распределенный реестр

JEL-классификация: F33, O57, O33



Введение

Активный процесс цифровизации различных сфер экономики, закономерное появление инновационных финансовых продуктов, основанных на новых технологиях хранения и обмена данными, и широкий доступ лиц различных категорий к участию на финансовом рынке порождает повышенный интерес общества и государства к появлению и активной популяризации криптовалют. На сегодняшний день сформировалось неоднозначное отношение правительств различных стран к присутствию криптовалют на национальных финансовых рынках и их правовому статусу. В большинстве стран вопросы легализации криптовалют и необходимости регулирования их оборота не теряют своей актуальности [7–9, 11, 16, 17, 23, 24] (Alekseenko, Belyh, 2020; Andryushin, Burlachkov, 2017; Astrakhantseva, Savina, Astrakhantsev, 2019; Kochetkov, 2018; Krasikova, 2019; Fetisov, Fetisova, 2018; Yakimova, 2020). Существенную долю дискуссионных вопросов занимают рассуждения о криптовалюте как конкуренте законных платежных средств, т.е. фиатных денег [15, 18, 19, 25, 28] (Zakharova, 2019; Kudryashova, 2018; Makarchuk, 2019; Rahman, 2018; Ammous, 2016).

С учетом неизбежности внедрения новых цифровых технологий на финансовом рынке мира особую значимость приобретает создание благоприятного климата для функционирования криптовалют на национальных рынках и действия государства по формированию системы правового регулирования рынка криптовалют. Отдельного внимания заслуживают подходы к оценке такого климата и состав используемых при его оценке критериев и факторов.

Целью настоящего исследования является комплексный анализ конкурентных возможностей и правового положения криптовалют в современном мире, а также систематизация основных факторов, оказывающих влияние на их функционирование на территории различных стран.

Научной новизной проведенного исследования стало введение понятия «криптовалютный климат» и теоретическое обобщение ключевых условий функционирования криптовалют на основании анализа практических подходов к оценке климата для распространения и использования криптовалют и технологии блокчейн.

Авторская гипотеза заключается в том, что создание государством системы мер по принятию и обеспечению функционирования новых финансовых технологий позволяет стране оперативно реагировать на активно происходящие процессы цифровизации экономики в мировом сообществе.

В качестве методологической основы исследования были использованы методы анализа, логические методы сопоставления, сравнения, обобщения, информации, обзор научной литературы, контент-анализ нормативно-правовой базы.

Экономическая сущность криптовалют и их правовой статус в Российской Федерации

Этимология слова «криптовалюта», возникшего изначально в англоязычной среде (сrypto currency) в 2011 г., достаточно прозрачна и ясна. Приставка «крипто» (гр. kryptos – тайный, скрытый) означает, что в процессе создания и функционирования данной валюты используются криптографические методы преобразования информации для защиты личности пользователей финансовой системы, обеспечения безопасности транзакций, а также защиты и хранения всей информации. В целях документирования данных в Интернете используется технология блокчейн как частный случай распределенного реестра. Распределенные реестры являют собой принципиально новый способ сбора и передачи информации, который определяет новую систему взаимодействия между гражданами, юридическими лицами и органами государственной власти.

Под валютой (от итал. valuta – стоимость) в течение длительного времени традиционно понималась денежная единица, используемая в данном государстве как мера стоимости [20]. По мере развития международных валютно-финансовых отношений появились такие понятия, как региональная и мировая (глобальная) валюта, расширив географические рамки применения данного определения. В настоящее время ряд авторов считают, что валюту в широком понимании этого слова может олицетворять любой товар, который может выполнять функцию денег при совершении обменных операций.

В рамках отдельного государства при определении и классификации денежных и платежных средств наиболее существенное значение имеет наличие либо отсутствие устоявшейся системы правового регулирования в данной сфере и закрепленный законодательно понятийный аппарат. Поэтому данное исследование проводилось с учетом норм действующего законодательства. Определенная денежная единица, которую правительство страны объявляет в качестве законного средства платежа, представляет собой фиатные деньги (лат. fiat – декрет, указание). Обеспечением эмиссии такой денежной единицы является исключительно доверие к данному государству. Фиатные деньги выпускаются государством в наличной (банкноты, монеты) и безналичной (в т.ч. электронной) формах.

На территории Российской Федерации статус законного платежного средства имеет исключительно рубль, как установлено статьей 140 Гражданского кодекса, при этом введение на территории РФ иных денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещены законодательно [1]. Расчеты в форме перевода электронных денежных средств, согласно Положению Банка России от 19 июня 2012 г. № 383-П «О правилах осуществления перевода денежных средств», являются одной из форм безналичных расчетов в Российской Федерации [5]. Стоит также отметить, что понятие электронных денежных средств закреплено в Федеральном законе от 27 июня 2011 г. №161-ФЗ «О национальной платежной системе» [2]. Государство вправе вводить ограничения на использование любых фиатных денег на своей территории. Таким образом, основной отличительной характеристикой фиатных денег является государственный контроль за выпуском их и обращением.

Существует также понятие фидуциарной эмиссии (лат. fiducia – доверие), представляющей собой эмиссию банкнот, денежных знаков, не обеспеченную запасом драгоценных металлов эмитента, т.е. основанную на доверии к эмитенту [20]. С полной уверенностью можно сказать, что фиатные деньги относятся к фидуциарным. Анализ публикаций российских авторов выявил, что в большинстве случаев понятия «фиатные деньги» и «фидуциарные деньги» используются как синонимы, что исключает фидуциарное происхождение криптовалют. Этот вопрос следует отнести в разряд дискуссионных, поскольку спрос на криптовалюты, которые согласно проведенному исследованию являются наименее обеспеченной формой денег [13] (Dorofeev, Kosov, 2019), обусловлен исключительно доверием участников рынка к финансовой системе, которая стоит за этим видом активов. Очевидно, что частные валюты, к которым относятся криптовалюты, требуют большего доверия, чем национальные валюты.

Появление и развитие сети Интернет и информационных технологий привело к возникновению электронных денег, широко используемых в международных расчетах и платежах. Так называемые e-money (от англ. electronic money – электронные деньги) представляют собой платежное средство, эмитированное какой-либо организацией и существующее исключительно в виде записей в специализированных электронных системах [20]. Как было сказано выше, в соответствии с законодательством РФ электронные деньги имеют только фиатное происхождение, исключая тем самым включение криптовалюты в состав электронных денежных средств. Превосходство различий между криптовалютами и электронными деньгами над их общими чертами подчеркивается и другими авторами [9, 10, 29] (Astrakhantseva, Savina, Astrakhantsev, 2019; Butenko, Isakhaev, 2018; Ushakov, Podolskaya, Tomashevskaya, Sysoeva, 2019).

Активное развитие информационных технологий и процесса цифровизации экономики в последние годы привело к появлению словосочетания «цифровые деньги», которое часто используется в экономической литературе как синоним понятию «электронные деньги». Понятие «цифровые деньги» не является устойчивым и закрепленным законодательно.

Федеральный закон от 31.07.2020 № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» вводит понятие цифровых финансовых активов как гипероним к понятию «цифровые деньги» [3]. Также указанным законом вводится понятие «цифровая валюта». Определение достаточно емкое, выделение из которого самого существенного дает возможность охарактеризовать цифровую валюту как совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения) в системе, которые могут быть приняты как инвестиции или средство платежа, не являющиеся денежной единицей. Для целей указанного федерального закона также вводится понятие распределенного реестра. Исходя из последнего, а также из установленных в определении «цифровой валюты» ограничений, связанных с отсутствием принадлежности валюты к денежным единицам какого-либо государства, можно предположить, что речь идет о криптовалютах. Стоит отметить, что в рамках налоговых правоотношений в Российской Федерации цифровая валюта в ближайшем будущем будет признаваться имуществом, являющимся объектом налогообложения [4].

Криптовалюты являются частным случаем цифровых денег, которые отличает конфиденциальность, так как криптовалюты могут выпускаться неограниченным кругом анонимных субъектов. На сегодняшний день характерной особенностью ICO (англ. initial coin offering – первичное размещение токенов), выступающего в качестве инструмента привлечения инвестиций (в виде первичного предложения криптовалют), является отсутствие государственного регулирования. Оборот криптовалют происходит в рамках децентрализованных платежных сетей в условиях отсутствия регулятора или центрального администратора. Таким образом, взаиморасчеты с использованием криптовалют осуществляются, как правило, при полной независимости от государственного вмешательства. Появление и стремительная популяризация такого инновационного актива на финансовом рынке вынуждают признать его значение в социально-экономической жизни общества и в качестве ответной меры создавать условия, в т.ч. правовые, для функционирования криптовалют. В ряде стран (Япония, Южная Корея, США и т.п.) криптовалюты уже признаны в качестве легального платежного средства, а также в качестве инструмента уплаты налогов [13] (Dorofeev, Kosov, 2019). Однако Банк России считает преждевременным допуск криптовалют на финансовый рынок страны, а также обращение и использование на территории России любых финансовых инструментов, номинированных или связанных с криптовалютами. Безусловно, одними из основных сдерживающих факторов в данном случае являются вопросы обеспечения экономической и финансовой безопасности страны [23] (Fetisov, Fetisova, 2018). Частный сектор более гибко реагирует на появление финансовых инноваций, в том числе готов взаимодействовать с государственными органами. В целях содействия распространению и глубокой интеграции в экономику России технологии блокчейн, на которой основан процесс создания и пользования криптовалютами, создана и функционирует РАКИБ (Российская ассоциация криптовалют и блокчейна) [6] (Aksenova, 2018).

Особый интерес вызывает объявление в октябре 2020 г. Банка России о возможности выпуска цифровой валюты центрального банка (ЦВЦБ, central bank digital currency, CBDC) – цифрового рубля как дополнительной формы российской национальной валюты, сочетающей в себе свойства наличных и безналичных рублей. Подразумевается, что цифровой рубль сможет быть использован при отсутствии доступа к Интернету, т.е. в офлайн-режиме [12]. В самом факте выпуска цифровой национальной валюты видится некоторое противоречие с п. 3. статьи 1 Федерального закона от 31.07.2020 № 259-ФЗ. Возможно, внесение соответствующих изменений в действующее законодательство сможет устранить возникающие противоречия. Европейский центральный банк также рассматривает возможность введения CBDC в виде цифрового евро, доступного для использования не только банками, но и другими пользователями платежных систем [27]. Следует подчеркнуть, что национальные цифровые валюты являются частным случаем цифровых денег, но не имеют отношения к криптовалютам.

Очевидно, что криптовалюты на настоящий момент не могут полноценно выполнять традиционные функции денег [15, 28] (Zakharova, 2019; Ammous, 2016). Как уже было отмечено, в последнее время в ряде стран криптовалюты стали тестировать как платежное средство на рынке товаров и услуг, в том числе в качестве официального платежного средства. Существует точка зрения, что криптовалюты следует рассматривать как «деньги нового поколения», которые не выполняют часть традиционных функций денег и приобретают новые, не проявляющиеся ранее функции. В частности, криптовалюты могут выполнять обеспечительно-платежную функцию, которая может проявляться при применении смарт-контрактов [18] (Kudryashova, 2018). Что касается возможной конкуренции фиатных денег и криптовалют, то в рамках проводимой регулирующим органом оптимальной денежно-кредитной политики денежное равновесие, соответствующее эффективному распределению по денежному правилу Фридмана, возможно исключительно в режиме обращения фиатных денег [25] (Rahman, 2018). Поэтому дальнейшие перспективы развития рынка криптовалют можно обозначить как отклонение от принципов децентрализации и переход на систему нормативно-правового государственного регулирования рынка легальных криптовалют. Ряд авторов придерживаются аналогичного мнения, отмечая, что такое решение предполагает постепенную утрату роли существующих криптовалют на финансовом рынке и создание новых видов криптовалют, которые фактически будут централизованы и подконтрольны государству [13, 19] (Dorofeev, Kosov, 2019; (Makarchuk, 2019). По сути, речь идет о выпуске национальной виртуальной валюты с использованием технологии блокчейн. Именно такая модель функционирования виртуальных валют будет в полной мере соответствовать интересам государства в части сокращения (ликвидации) наличного оборота в стране, реализации оптимальной денежной политики, противодействия незаконному обороту средств и борьбы с финансированием терроризма и отмыванием денег.

Анализ сложившегося климата для распространения и использования криптовалют и технологии блокчейн в различных странах

С осознанием неизбежности распространения и использования цифровых технологий в финансовой сфере возникает вопрос о возможностях отдельной страны оперативно реагировать на активно происходящие процессы цифровизации экономики и ее готовности принимать и обеспечивать функционирование новых финансовых технологий. В первую очередь речь идет о готовности правительства страны легализовать цифровые валюты, включая криптовалюты, и создать правовое поле для их функционирования. Уровень технологического развития страны должен соответствовать потребностям цифрового финансового рынка, обеспечивая бесперебойность и надежность его функционирования. Кроме того, денежно-кредитная система страны должна быть готова к таким цифровым нововведениям. Таким образом, речь идет о ключевых условиях, оказывающих влияние на распространение и использование криптовалют на территории различных стран. В связи с вышесказанным возникает необходимость введения понятия «криптовалютный климат», которое мы обозначим как «совокупность объективных правовых, технологических, экономических и финансовых факторов, определяющих условия для распространения и использования криптовалют на территории данной страны».

В целях оценки положения криптовалют в современном мире и их развития, в том числе правового, был проанализирован климат для распространения и использования криптовалют и технологии блокчейн в различных странах. Исследовательские организации в России и за рубежом составляют рейтинги государств по этому признаку. Каждая организация разрабатывает и использует собственные методики для оценки климата.

В рамках спецпроекта КомерсантЪ составлена интерактивная карта, на которой 66 стран разделены на три группы [11]:

1. Операции с криптовалютами запрещены – 11 стран.

2. Государство относится к криптовалютам настороженно, введены некоторые ограничения, но граждан за их использование не преследуют – 19 стран.

3. Криптовалюты имеют официальный статус (товара, финансового актива, платежного средства и т. д.), имеется государственный контроль рынка, либо их использование никак не ограничивается властями – 36 стран.

Но, как представляется, границы между этими группами нечеткие. В интерактивной карте не указаны конкретные критерии отнесения той или иной страны в определенную группу. Описание стран позволило выделить следующие признаки:

- наличие законодательной базы, регулирующей оборот криптовалют;

- использование криптовалют как средства платежа;

- наличие налогообложения операций с криптовалютами;

- наличие или планирование выпуска государственной криптовалюты.

Анализ показал, что власти большинства стран настороженно относятся к обороту криптовалют и не признают их как средство платежа, одновременно с этим законодательное регулирование этого рынка есть только в трети рассмотренных стран. В том числе полный запрет операций с криптовалютами введен лишь в 10 странах, все они относятся к первой группе [11].

Проведенный анализ показал, что отсутствие государственного регулирования может быть вызвано различными причинами. Первая и наиболее очевидная – законопроекты находятся в разработке, на данный момент не приняты, но власти видят необходимость их принятия. К таким странам относятся Израиль, Канада, Словакия и другие. Некоторые страны Европейского союза (например, Германия) не имеют собственного законодательства и призывают к введению общеевропейского регулирования. Вторая причина – власти в принципе не видят необходимости регулировать криптовалютный рынок. При этом власти Саудовской Аравии аргументируют свою позицию тем, что этот рынок слишком мал, чтобы оказывать серьезное влияние на экономику страны. Центральный банк Финляндии же заявил, что биткойн и прочие криптовалюты не регулируются, так как не могут быть регулируемыми и не нуждаются в регулировании. Эту позицию разделяют правительства Швейцарии, Нигерии и некоторых других стран [11].

Следует также отметить, что в ряде стран введено частичное регулирование и ограничение криптовалютных операций. Так, в Колумбии, Литве, ОАЭ ограничения в обороте цифровых валют введены для ряда юридических лиц, а для частных лиц их использование является свободным [11].

Отсутствие полноценного законодательного регулирования в большинстве рассмотренных стран обуславливает тот факт, что только в 12 государствах установлены правила налогообложения на цифровых валютных рынках. Особенности налогообложения в большей степени зависят от того, какой статус присвоен криптовалюте в стране. В Аргентине, Израиле, Канаде, США, Швеции криптовалюты рассматриваются как имущество/товар и облагаются налогом на добавочную стоимость, прирост капитала. В Болгарии, Великобритании, Испании они признаются средством платежа, валютой, поэтому облагаются налогом при обменных операциях с/на фиатные деньги, а также, как и в случае использования любой электронной платежной системы. Словения, Швеция, Казахстан установили налоги на майнинг как особый вид предпринимательской деятельности [11, 14] (Makarchuk, 2019).

Еще одним шагом в сторону развития цифрового валютного рынка является выпуск государственных криптовалют различных стран. В 2015 г. Тунис стал первой в мире страной, решившей перевести государственную электронную валюту eDinar на блокчейн. Так же, как и Тунис, Сенегал сначала создал цифровую версию своей национальной валюты, сенегальского франка, а затем перевел ее на блокчейн. Поддерживается она центробанком страны и компанией eCurrency Mint. В 2018 г. запущена продажа государственной криптовалюты Венесуэлы El Petro, которая обеспечена ее нефтяными запасами [11].

Как уже было отмечено, в 2020 г. Россия заявила о намерении выпустить государственную цифровую валюту. Другие развитые страны также понимают необходимость обозначить свое место в криптовалютном пространстве. В этой связи на базе Банка международных расчетов (BIS) для изучения возможностей использования национальных криптовалют (CBDC) – экономических, функциональных и технических вариантов, была создана рабочая группа. В нее вошли центробанки Евросоюза, Англии, Швеции, Швейцарии, Японии и Канады. Примечательно, что о намерениях выпустить собственные криптовалюты высказываются и такие страны, как Индонезия и Эквадор. Криптовалюты в этих государствах законодательно запрещены. А власти Южной Кореи и США, в целом благосклонно относящиеся к цифровым валютам, не видят необходимости выпуска государственных криптовалют [11, 22].

Обобщая вышесказанное, следует сказать, что криптовалюты уже сейчас занимают значимое положение в современном мире. Многие страны еще в самом начале пути, по всей видимости, именно этим объясняется всеобщая настороженность. Одновременно многие страны видят в цифровых валютах потенциал и планируют создание государственных криптовалют.

Альтернативный вариант рейтинга предложил польский университет Flying University. Его основным отличием является то, что позиция государства в рейтинге определяется не только отношением властей и центробанка к криптовалютам, но и наличием инфраструктурных условий, дружественностью к бизнесу, использующему технологии блокчейна и криптовалюты. Также учитываются изменения, которым экономики разных стран подвергались под влиянием блокчейна и сопутствующих технологий [26].

В рейтинге рассматривались 23 страны. Все они, за исключением Украины, разместившейся на последнем 23-м месте, оценены и в интерактивной карте. Большая часть государств, участвующих в данном рейтинге и являющихся лидерами, соответствует третьей группе интерактивной карты, в которую входят страны с наиболее благоприятным климатом для криптовалют. Страны, замыкающие рейтинг, в основном соответствуют второй группе интерактивной карты, к ним относится и Россия. Наибольший интерес представляют Эстония, Южная Корея, Исландия и Турция. В интерактивной карте первые три отнесены ко второй группе, а в данном рейтинге занимают 1, 10 и 14 позиции соответственно. Турция же, напротив, размещена в конце рейтинга, а на карте отнесена к третьей группе. Рассмотрим, какие критерии оценки, особенности расчета обусловили расхождение результатов.

Согласно методике, для расчета общего рейтинга страны необходимо определить 3 частных индекса [30]:

1. Индекс политической среды.

2. Индекс правовой среды.

3. Индекс инфраструктурной среды.

Индекс политической среды определяется уровнем консенсуса основных институциональных субъектов. Особенность расчёта данного индекса заключается в том, что учитывается консенсус как по отношению к криптовалютам, так и по отношению к технологии блокчейн. Большинство институциональных субъектов (правительство, глава государства, центральный банк, суды и бизнес) положительно относятся к новой IT-технологии, разногласия касаются преимущественно цифровых валют. А такие субъекты, как коммерческие банки, имеют разные позиции и по отношению к технологии блокчейн. Существует версия, согласно которой при активном развитии данной технологии банки в конечном счете будут заменены децентрализованными структурами, посредники в форме банков станут не нужны.

Показатели стран по данному индексу варьируются от 5 до 7 по 10-балльной шкале. Политическая дискуссия существует во всех рассматриваемых странах. По оценкам Flying University, в наименьшей степени пришли к консенсусу Швеция и Исландия (по 5 баллов из 10). Одновременно исследователи утверждают, если бы оценка проводилась только по консенсусу по криптовалютам, эти оценки были бы еще ниже.

Индекс правовой среды учитывает правовое регулирование следующих составляющих [30]:

- использование криптовалют в качестве средства платежа;

- оборот криптовалют: владение, обмен, продажа, покупка;

- обмен токенов на фиатные валюты, криптовалютные биржи;

- международные денежные переводы с использованием криптовалют;

- в правовой статус по обязательствам, возникающим из смарт-контрактов;

- использование криптовалют как средства привлечения инвестиций (различные формы из ICO);

- предоставление криптовалютных кошельков;

- налогообложение доходов, полученных от деятельности с использованием криптовалют;

- применение законодательства по борьбе с отмыванием денег и терроризмом;

- применение законодательства о защите персональных данных к деятельности, связанной с блокчейном и криптовалютами.

Именно этим параметрам уделено наибольшее внимание при оценке стран в интерактивной карте.

Вариативность оценок по данному индексу значительно выше, чем по предыдущему (от 2,5 до 9 по 10-балльной шкале). Страны-лидеры Эстония, Австралия, Сингапур, Швейцария, Швеция, Германия имеют законодательные разъяснения, охватывающие все необходимые аспекты для криптовалютной экосистемы (регулирование на биржевых площадках, процедуры для принятия платежей в криптовалюте, предоставление кошельков, ICO, налогообложение и т.д.). Но регуляторы в этих странах не стремятся запрещать или ограничивать развитие блокчейн и оборот криптовалют. Российская Федерация, Китай, Турция, Индия, Украина не могут похвастаться стимулирующей правовой средой для ведения бизнеса, связанного с блокчейн и криптовалютами. А в Индии и Китае операции с криптовалютами официально запрещены, но государства положительно относится к технологии блокчейн.

Индекс развития инфраструктуры среды состоит из двух компонент. Во-первых, учитываются условия для развития технологической инфраструктуры (Интернет, широкополосный доступ, мобильные и телефонные коммуникации), уровень в цифровизации в определенных секторах, уровень общей грамотности населения. Во-вторых, деловая репутация конкретной страны (оценивался уровень электронного правительства, учитывались показатели стран в ООН и рейтинг Doing Business Всемирного банка [26]).

17 из 23 стран высоко оценены по этому индексу (от 8,5 до 10 баллов), в т.ч. и Россия. Значительно отстает от остальных Индия, ее оценка 6,6 баллов [30].

Сравним основные принципы оценки криптовалютного климата стран в двух рассмотренных методиках. Сравнительная характеристика указанных принципов представлена в таблице 1.

Таблица 1

Основные принципы оценки криптовалютного климата стран

Критерии оценки (компоненты методики)
Интерактивная карта (КомерсантЪ)
Методика Flying University
Политические компоненты
Консенсус основных институциональных субъектов по вопросам криптовалют
-
+
Консенсус основных институциональных субъектов по вопросам блокчейн
-
+
Правовые компоненты
Использование криптовалют в качестве средства платежа
+
+
Оборот криптовалют: владение, обмен, продажа, покупка
+
+
Обмен токенов на фиатные валюты, криптовалютные биржи
+
+
Международные денежные переводы с использованием криптовалют
-
+
В правовой статус по обязательствам, возникающим из смарт-контрактов
-
+
Использование криптовалюты как средства привлечения инвестиций (различные формы из ICO)
+
+
Предоставление криптовалютных кошельков
-
+
Налогообложение доходов, полученных от деятельности с использованием криптовалют
+
+
Применение законодательства по борьбе с отмыванием денег и терроризмом
+
+
Применение законодательства о защите персональных данных к деятельности, связанной с блокчейном и криптовалютами
+
+
Инфраструктурные компоненты
Условия для развития технологической инфраструктуры
-
+
Деловая репутация страны
-
+
Источник: составлено авторами на основе [11, 26].

Оба рассмотренных в данной статье подхода учитывают в своей оценке в первую очередь особенности правовой среды государств. В нашем понимании это основополагающая и вместе с тем наименее проработанная часть экосистемы блокчейна и криптовалют в большинстве стран. Выделяются отдельные государства, достигшие определенных успехов в этом направлении, но и им еще многое необходимо доработать. Взаимопонимание и консенсус между основными институциональными субъектами во многом упростят задачу формирования законодательного поля, а наличие развитой инфраструктуры позволит технологии блокчейн и криптовалютам активно развиваться. В этой связи потенциал Эстонии и Южной Кореи не зря учтен в рейтинге польского университета Flying University.

Заключение

Является очевидным тот факт, что распространение и использование цифровых технологий в финансовой сфере – это неизбежность, обусловленная происходящими динамичными процессами цифровизации мирового сообщества в целом. Успешная цифровая трансформация мирового финансового рынка представляется возможной при достаточном уровне восприимчивости правительств отдельных стран к технологическим изменениям и способности оперативно на них реагировать в виде своевременного создания системы правового регулирования и поддержки рынка криптовалют.

Проведенный контент-анализ правового поля функционирования платежных и денежных средств в России, выполненный в совокупности со сравнительным анализом устоявшихся дефиниций в этой области с целью определения экономической сущности криптовалют, позволил сделать вывод о том, что криптовалюта является частным случаем цифровых денег, отличительной особенностью которой является конфиденциальность.

Дальнейшие перспективы развития рынка криптовалют мы связываем с отказом от принципов децентрализации и переходом на систему государственного нормативно-правового регулирования рынка легализованных криптовалют. Авторами было введено понятие «криптовалютный климат».

В результате проведенного анализа криптовалютного климата было выявлено, что правительства большинства стран на настоящий момент не готовы к легальному обороту криптовалют и не готовы признать криптовалюты в качестве средства платежа.

Подводя итоги, следует отметить, что цифровые финансовые активы занимают все более значимое положение в мировом сообществе. Большинство стран находятся на начальном этапе признания и использования криптовалют. Однако многие государства видят в цифровых валютах определенный потенциал, несмотря на связанные с ними новые риски, и рассматривают возможности введения государственных криптовалют.


Источники:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 08.12.2020). // Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&ts=19032376120787726038496009&cacheid=B99B0DE9DDD51A8E83B67973D9F43B92&mode=splus&base=LAW&n=370265&rnd=0.7502019591703988#2j9148o79vs (дата обращения: 30.12.2020).
2. Федеральный закон от 27.06.2011 № 161-ФЗ (ред. от 20.07.2020) «О национальной платежной системе». // Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&ts=19032376120787726038496009&cacheid=B0FAB65A69D3BF5A3755122DC422B4EC&mode=splus&base=LAW&n=356053&rnd=0.7502019591703988#aqjm0jaanrk (дата обращения: 30.12.2020).
3. Федеральный закон от 31.07.2020 № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». // Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&ts=19032376120787726038496009&cacheid=B49959A21C20AF2180B5CC052BC3B05E&mode=splus&base=LAW&n=358753&rnd=0.7502019591703988#1vv2mg2cr5t (дата обращения: 30.12.2020).
4. Проект Федерального закона № 1065710-7 "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации" (ред., внесенная в ГД ФС РФ, текст по состоянию на 01.12.2020) // Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?rnd=7C223892B7F33F7EF8D3238184C1A6E (дата обращения: 05.01.2021).
5. Положение Банка России от 19.06.2012 № 383-П (ред. от 11.10.2018) «О правилах осуществления перевода денежных средств». // Консультант Плюс. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&ts=19032376120787726038496009&cacheid (дата обращения: 30.12.2020).
6. Аксенова Н. И. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения : учеб. пособие. - Новосибирск : Изд-во НГТУ, 2018. – 81 c.
7. Алексеенко А.П., Белых В.С. Криптовалюта как цифровое представление стоимости: опыт Сингапура // Актуальные проблемы российского права. – 2020. – № 7(116). – c. 180-187.
8. Андрюшин С.А., Бурлачков В.К. Биткойн, блокчейн, файл-деньги и особенности эволюции денежного механизма // Финансы и кредит. – 2017. – № 31. – c. 1850 – 1861.
9. Астраханцева И.А., Савина А.С., Астраханцев Р.Г. Криптовалюта как феномен платежа в современной цифровой экономике // Известия высших учебных заведений. Серия: Экономика, финансы и управление производством. – 2019. – № 4(42). – c. 3-10.
10. Бутенко Е.Д., Исахаев Н.Р. Электронные деньги и криптовалюты: противоречия и ловушки // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2018. – № 6. – c. 1092 – 1108.
11. Где биткойну хорошо. Юридический статус криптовалют в мире. Спецпроект КомерсантЪ. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/3498021 (дата обращения: 02.01.2021).
12. Доклад для общественных консультаций «Цифровой рубль». [Электронный ресурс]. URL: https://www.cbr.ru/analytics/d_ok/dig_ruble/ (дата обращения: 30.12.2020).
13. Дорофеев М.Л., Косов М.Е. Роль и перспективы внедрения криптовалют в современную мировую финансовую систему // Финансы и кредит. – 2019. – № 2. – c. 392 — 408.
14. Ершова И.В., Трофимова Е.В. Майнинг и предпринимательская деятельность: в поисках соотношения // Актуальные проблемы российского права. – 2019. – № 6 (103). – c. 73-82.
15. Захарова Д.С. Криптовалюты на современном этапе эволюции денег // Journal of Economic Regulation. – 2019. – № 4. – c. 88-102.
16. Кочетков А.В. Инновационные свойства, позитивные и негативные эффекты оборота криптовалют для экономики // Финансы и кредит. – 2018. – № 9. – c. 2033 — 2041.
17. Красикова А.В. Криптовалюта: проблемы правового регулирования // Вестник Саратовской государственной юридической академии. – 2019. – № 6 (131). – c. 111-114.
18. Кудряшова Е.В. Криптовалюты в правовом поле // Финансы и кредит. – 2018. – № 10. – c. 2175 — 2183.
19. Макарчук Н.В. Правовые перспективы использования криптовалюты как универсального средства платежа // Имущественные отношения в Российской Федерации. – 2019. – № 12 (219). – c. 63-67.
20. Райзберг Б.А. Лозовский Современный экономический словарь..
21. Рейтинг стран «Doing business». [Электронный ресурс]. URL: https://russian.doingbusiness.org/ru/rankings (дата обращения: 02.01.2021).
22. Теткин М. Национальные криптовалюты стали еще ближе. Три вопроса о будущем денег. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/crypto/news/5e280deb9a7947ec4624f6db (дата обращения: 02.01.2021).
23. Фетисов В.Д., Фетисова Т.В. Проблемы использования биткойна и экономическая безопасность России // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2018. – № 3. – c. 452 – 464.
24. Якимова Е.А. Криптовалюты в Израиле // Азия и Африка сегодня. – 2020. – № 6. – c. 52-59.
25. Adib J. Rahman Deflationary policy under digital and fiat currency competition // Research in Economics. – 2018. – № 2. – p. 171-180.
26. Flying University: Рейтинг стран с лучшими условиями для развития блокчейн-проектов. Россия на 18-м месте. [Электронный ресурс]. URL: https://www.tadviser.ru/index.php/Статья:Блокчейн_(мировой_рынок)#Flying_University:_.D0.A0.D0.B5.D0.B9.D1.82.D0.B8.D0.BD.D0.B3_. (дата обращения: 02.01.2021).
27. Lagarde Christine. Payments in a digital world. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ecb.europa.eu/press/key/date/2020/html/ecb.sp200910~31e6ae9835.en.html (дата обращения: 02.01.2021).
28. Saifedean Ammous Can Cryptocurrencies Fulfil the Functions of Money? // Columbia University, Center on Capitalism and Society, Working Paper. – 2016. – № 92.
29. Ushakov D. S., Podolskaya T. V., Tomashevskaya L. A., Sysoeva A. A. Sysoeva A. A. International cryptocurrency market and distinguishing features of its development // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки. – 2019. – № 4. – p. 85-89.
30. Yahorau A., Boguslavskaya A. Blockchain & Cryptocurrencies Rgulation Index. Pilot Edition. [Электронный ресурс]. URL: https://drive.google.com/file/d/1cv7d9aL0xEMToVLHz_55UjrCuR0vcBEb/view (дата обращения: 02.01.2021).

Страница обновлена: 19.04.2021 в 05:59:14