Финансово-хозяйственные дисбалансы компаний оборонно-промышленного комплекса и функциональная поддержка государства

Лугачева Л.И.1, Соломенникова Е.А.1
1 Институт экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения Российской Академии наук

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 12 (Декабрь 2020)

Цитировать:
Лугачева Л.И., Соломенникова Е.А. Финансово-хозяйственные дисбалансы компаний оборонно-промышленного комплекса и функциональная поддержка государства // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 12. – С. 3249-3268. – doi: 10.18334/epp.10.12.111466.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44668164

Аннотация:
Исследование посвящено анализу изменений хозяйственных отношений между государством и субъектами экономики в оборонно-промышленном комплексе (ОПК) РФ. Обсуждается сложившийся и предпочитаемый формат участия государства на рынке продукции ОПК в условиях адаптации российской экономики к санкционному режиму. В систематизированном виде представлена хронология масштабов финансовой поддержки государства компаниям ОПК. Обоснованы действенные механизмы и инструменты финансовой защищенности предприятий ОПК для решения задач по созданию и расширению выпуска конкурентоспособной наукоемкой и высокотехнологичной продукции гражданского назначения, повышению рентабельности производства как военно-технической, так гражданской продукции. Среди них: ускоренное создание научно-промышленных кластеров двойного назначения, цифровизация многопрофильного ОПК (снижение затрат, экоплатформы и т.д.). Отмечена необходимость шагов по дальнейшему стимулированию предложения гражданской продукции производителей ОПК, отправной точкой для которых должно стать долгосрочное целевое видение критериев системы госзакупки, участия структур «Росрезерва», новых форм контрактов (на основе созданного реестра российских производителей, офсетный и др.). Это существенно изменит в перспективе как структуру и правила функционирования рынков гражданской продукции ОПК, так и саму парадигму производства товаров двойного назначения ОПК при разработке которых необходимо учитывать мировые тенденции технологического развития.

Ключевые слова: оборонно-промышленный комплекс, импортозамещение, государственный оборонный заказ, финансовые проблемы предприятий оборонно-промышленного комплекса, государственная поддержка компаний оборонно-промышленного комплекса

Финансирование:
Исследование выполнено по плану НИР ИЭОПП СО РАН в рамках XI.172.1.3 (№ АААА-А17–117022250130–8) «Теория и методология стратегического управления развитием высокотехнологичного бизнеса как базиса новой индустриализации», проекта XL172.1.1. (АААА-А17–117022250132–2) «Интеграция и взаимодействие отраслевых систем и рынков в России и ее восточных регионах: ограничения и новые возможности» и проекта «Разработка единой системной теории и инструментов моделирования функционирования, эволюции и взаимодействия социально-экономических объектов нано-, микро- и мезоэкономического уровня (теории и моделей социально-экономического синтеза)»

JEL-классификация: K23, L52, O43



Введение

В российской экономике оборонные производства являются системообразующими. Их продукция обеспечивает обороноспособность и безопасность страны, вносит свой вклад в развитие высокотехнологичного сегмента потребительского назначения. Продукция оборонно-промышленного комплекса (ОПК) является источником инноваций в выпуске продукции автомобилестроения, транспортных средств, военно-технической продукции ОПК, медицинского оборудования, энергетики и др. [43].

Начиная с 2016 г. деятельность предприятий ОПК поддерживалась государственной программой РФ «Развитие оборонно-промышленного комплекса» [1] [15], в которой предусмотривались меры финансовой адресной поддержки как общесистемного, так и отраслевого характера, в том числе в форме предоставления различного вида стимулирующих субсидий, государственных гарантий организациям ОПК. Однако развитие российских компаний ОПК сдерживает ряд финансовых проблем, разрешить которые систематически пытаются властные структуры [24]. В их числе: конфликты финансовых интересов заказчиков и исполнителей госзаказа (ГОЗ); избыточная кредитная нагрузка у компаний ОПК; отсутствие определенной гибкости при ведении финансовой деятельности в связи с новыми поправками в 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе» в 2018 г.; утрата адекватного механизма ценообразования, существование предельно низких цен на продукцию ОПК.

Конфликты финансовых интересов заказчиков и исполнителей государственного оборонного заказа (ГОЗ) ­– обязательность исполнения сроков выполнения ГОЗ, с одной стороны, и необязательность своевременного и полного авансирования исполнителя, с другой; отсрочка даты окончательного расчета с производителем до сдачи готового изделия конечному потребителю и получения от него оплаты за результаты. Это мультиплицирует лаг отсрочки платежей во всей технологической цепочке поставщиков различных уровней.

Избыточная кредитная нагрузка у компаний ОПК, которая аккумулировалась не одно десятилетие. Периодически масса долговой нагрузки становилась критической, и государственные структуры были вынуждены, не меняя институционального порядка в контрактной системе ОПК, использовать различные варианты списания задолженности: частичное списание, частичная реструктуризация; полное списание за счет банков (однако в этом случае неизбежно возникнет повестка об их рекапитализации за счет бюджетных средств); докапитализация основных интегрированных структур (которая при неизменном порядке контрактной системы вызывала со временем у них новые долговые проблемы).

Отсутствие определенной гибкости при ведении финансовой деятельности в связи с новыми поправками в 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе» в 2018 г. Они предполагают обязательное ведение системы отдельных счетов для каждого контракта по ГОЗ. Алогизмы и несовершенство этих поправок приводят к тому, что компания не может гибко и оперативно использовать временно бюджетные денежные средства, исходя из текущих интересов хозяйственной деятельности, поскольку это средства исключительно целевого назначения. В масштабах всего ОПК гигантские денежные потоки оказываются «замороженными», в то же время на проекты по импортозамещению и диверсификации, на НИОКР и т.п. компании вынуждены прибегать к кредитам в коммерческих банках. Вместе с тем, как показывает практика, рентабельность по ГОЗ во многих случаях ниже даже льготной ставки в 6,5% Промсвязьбанка (ПСБ) [29].

Утрата адекватного механизма ценообразования, существование предельно низких цен на продукцию ОПК. С 2016 г. действует концепция Министерства обороны РФ, в соответствии с которой рентабельность продукции ОПК по ГОЗ устанавливается на минимальном уровне. В ее основе лежит формула наценки: 20% – на собственный труд, 1% – на комплектующие и узлы (покупные изделия). В результате в оборонных производствах с высокой долей комплектующих изделий (до 90%) рентабельность варьирует в интервале 1–5%. Такой низкий уровень прибыли не дает возможности компаниям осуществлять техническое перевооружение, переход к цифровым технологиям и т.д. [34].

Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ (ред. от 08.12.2020) «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» предоставляет право использовать один или нескольких методов установления начальной (максимальной) цены контракта, который заключается с единственным поставщиком из разрешенных пяти методов: метод сопоставимых рыночных цен (анализа рынка); нормативный метод; тарифный метод; проектно-сметный метод; затратный метод [36]. С нашей точки зрения, ни один из предлагаемых методов расчета цен на продукцию по ГОЗ вряд ли сможет обеспечить ей желаемую руководителями предприятий ОПК 20%-ную рентабельность.

Проблемам оборонно-промышленного комплекса и их решению посвящены труды многих исследователей, в том числе Батьковского А.М., Батьковского М.А., Кравчука П.В., Леонова А.В., Пронина А.Ю., Судакова В.А., Фоминой А.В. [4] (Batkovskiy, Batkovskiy, Kravchuk, Leonov, Pronin, Sudakov, Fomina, 2019); Бочкарев О.И., Довгучица С.И. [6] (Bochkarev, Dovguchits, 2019); Еленевой Ю.Я., Андреева В.Н., Абаринова С.Н. [16] (Eleneva, Andreev, Abarinov, 2019). Вопросы финансового состояния предприятий, его мониторинга, пути его улучшения и мера поддержки представлены в работах Вальханской Н. [8] (Valkhanskaya, 2019); Вареница Ю.И., Кимяева Д.И., Асташева М.Г., Вареница Г.Ю., Гусева В.А., Гусева О.А. [9] (Varenitsa, Kimyaev, Astashev, Varenitsa, Gusev, Gusev, 2018); Варшавского А.Е., Макаровой Ю.А. [10] (Varshavskiy, Makarova, 2019); Горгола Е.В., Воронцовой Ю.В., Звягинцева С.А. [14] (Gorgola, Vorontsova, Zvyagintsev, 2020); Караваева И.Е. [18, 19] (Karavaev I.E., 2012); Мурукиной А.Д., Типнера Л.М. [22] (Murukina, Tipner, 2019); Толкачева С.А. [35] (Tolkachev, 2012).

Цифровизация ОПК отражена в исследованиях Бакулиной А.А., Соколовой Е.С. [3] (Bakulina, Sokolova, 2019); проблемы исполнения ГОЗа – в работе Беляевой О.А. [5] (Belyaeva, 2019). Кластеры двойного назначения и эффект от них показан в исследованиях Антипиной Е.А., Журенкова Д.А., Шелоумова М.А. [1] (Antipina, Zhurenkov, Sheloumov, 2019); Буневича К.Г., Петрова Д.М. [7] (Bunevich, Petrov, 2013); Фроловой Е.К. [39] (Frolova, 2017), Щербакова М.Г. [40] (Shcherbakov, 2018); офсетные контракты обсуждаются в статьях Галиевой Д. [13] и Прохорова А. [30].

Целью данной работы является анализ финансовых проблем российских производств ОПК в условиях нестабильной макроэкономической реальности и обоснование механизмов для их сглаживания. Ее научная новизна состоит в разработке комплексного представления о структурированной системе поддержки компаний ОПК в изменившихся геополитических условиях. Авторская гипотеза – преодоление хронических финансовых проблем в ОПК невозможно исправить только систематическим покрытием долгов компаний без пула институциональных мер. Как представляется, для ускорения процесса выхода компаний ОПК на устойчивую финансовую траекторию развития со стороны федеральных властных структур необходимы не только финансовые потоки для устранения закредитованности предприятий ОПК, но и, прежде всего, изменение механизма ценообразования (для гражданской и военной продукции, что позволит использовать в расчетах «справедливую» рентабельность производства), введение институциональных мер в виде ограничений и запретов на использование зарубежных товаров и услуг для государственных нужд, совершенствования системы государственно-частного партнерства, введение новых правил закупки товаров по госконтрактам, субсидии на НИОКР и др.

Финансовая текстура ОПК и

системная неплатежеспособность его компаний

К настоящему времени перспективы технологического развития высокотехнологичных производств в РФ неразрывно связаны с импортозамещением, развитием экспорта вооружений и диверсификацией производства в ОПК. В отличие от стратегии импортозамещения, в рамках которой выпускается продукция, хорошо адаптированная на мировом рынке, диверсификация подразумевает переход на выпуск продукции следующего технологического уровня [27].

В 2014 г. большинство предприятий ОПК попали в санкционный список предприятий, следствием чего явился разрыв производственно-технологических цепочек, что послужило дополнительным импульсом для ускорения процессов импортозамещения. Высокотехнологичным компаниям США, Евросоюза и некоторых других государств запрещено поставлять в Россию товары военного и двойного назначения, передавать новейшие технологии, а также все виды сотрудничества с предприятиями ОПК России.

В результате экспортно-импортных ограничений на товары двойного назначения в последние годы практически у всех предприятий российского ОПК снизилась выручка из-за значительных потерь зарубежных рынков сбыта, роста себестоимости под влиянием запрета на импорт этих же товаров и их комплектующих. Дополнительным существенным минусом явилось ограничение внешнего фондирования российских банков. Все это усугубило накопившиеся финансовые проблемы ОПК: высокая долговая нагрузка предприятий ОПК, неэффективный механизм ценообразования в ОПК и др. [31]. И следствием этого и ряда других причин стал рост долгов предприятий ОПК: на конец 2019 г. они составляли 2 трлн руб.

Чрезмерная кредитная нагрузка накапливалась у предприятий ОПК с конца 1990-х, когда для выполнения гособоронзаказа они были вынуждены брать кредиты по рыночной ставке процента – 22–25% годовых. К тому же в 2012 г. Министерство обороны РФ приняло решение, что при выполнении гособоронзаказа предприятия ОПК должны получать минимальную прибыль, которой не хватало на расширение производства, ни на разработку и освоение новой продукции. Поэтому государству приходилось регулярно списывать долги предприятий ОПК, но причины их возникновения до сих пор не устранены. Так, в 2011 г. часть долгов ОПК закрыл Минфин РФ, заплатив по госгарантиям по ранее выданным кредитам предприятиям ОПК. Согласно данным Института Е. Гайдара, за этот период банки выдали оборонным предприятиям кредитов под госгарантии на сумму 1,22 трлн руб. Крупнейшими кредиторами были два банка: Сбербанк (542 млрд руб.) и ВТБ (541 млрд руб.); остальная часть была предоставлена Газпромбанком и Внешэкономбанком. Правительство РФ в 2009–2010 гг. предоставляло госгарантии по кредитам для ОПК и поддержало системообразующие предприятия, чтобы защитить большинство их от банкротства [7] (Bunevich, Petrov, 2013).

В 2016 г. Правительство РФ опять приняло решение о погашении кредитной задолженности компаний ОПК в размере около 800 млрд руб., которое рекордным образом увеличило бюджетные расходы до 3,78 трлн руб. в разделе «Национальная оборона» [32].

В 2017 г. на досрочное погашение кредитов ОПК за счет федерального бюджета было направлено около 200 млрд руб. Однако при 10–15% годовых по кредитам, получаемым от коммерческих банков, и сложившемся механизме ценообразования предприятия ОПК были неспособны погашать «тело» кредита. Для банков регулятор (ЦБ) жестко ограничивал условия выдачи кредитов, поэтому они не могли позволить себе убыточные операции. Списания 2016–2017 гг. несколько снизили кредитную нагрузку на предприятия ОПК, но не устранили ее. Рост затрат отдельных предприятий ОПК опережал возможности федерального бюджета, по мнению экспертов, что приводило к огромным долгам без возможности их развития [37].

В последние годы сектор ОПК «столкнулся с падением объемов гособоронзаказа, с высокими трансакционными издержками в процессе обслуживания финансовыми институтами выполнения госзаказа, обеспечения процесса организации производства гражданской продукции, что неминуемо привело росту «плохих» долгов [37]. Финансовые менеджеры ряда компаний ОПК стали скрывать убытки от акционеров, создавая тем самым иллюзию стабильности. Так, за 2018–2019 гг. в сфере ОПК зафиксировано почти 90 тыс. нарушений закона, по которым вынесено около 20 тыс. представлений. К дисциплинарной и административной ответственности были привлечены 23 тыс. должностных лиц [37]. В связи с этим в ОПК стали неизбежны системные преобразования, которые были бы направлены на изменение базовой мотивации менеджмента и на стимулирование развития в ОПК государственно-частного партнерства.

К середине 2019 г. закредитованность ОПК достигла гигантской суммы в 2,3 трлн руб., при этом 90% долгов приходилось только на пять корпораций: на ОАК, ОСК, «Уралвагонозавод», «Высокоточные комплексы» и «Алмаз-Антей». Рост закредитованности и убытков в ОПК в 2018–2019 гг. был связан еще и с резким падением производства российских летательных аппаратов, включая космические [33, 37].

В конце 2019 г. был принят указ президента России для решения финансовых проблем со списанием долгов предприятиям оборонно-промышленного комплекса (ОПК) и разработаны «меры финансового оздоровления основных предприятий ОПК при активном участии бюджета и льготной реструктуризации со стороны ведущих банков. Для предприятий ОПК решено реструктурировать 750 млрд руб., из них половина практически подлежат списанию, остальные – реструктуризацици. Она предполагает использование двух механизмов: докапитализацию предприятий с и реструктуризацию кредитных долгов на длительный срок по льготной ставке: на 15 лет под 3% годовых» [28]. Вместе с тем российским компаниям ОПК (в основном ОАК, ОСК, ОДК, «Роскосмос») предложено взять встречные обязательства – увеличить выручку, снизить себестоимость продукции, избавиться от непрофильных активов. Такие меры позволят предприятиям ОПК освободиться от больших платежей банкам и высвободить средства для собственного развития.

Согласно расчетам ПСБ, в 2018 г. «средний долг ОПК к EBIT вырос до показателя 4,6; финансовый – до 3,7. Реструктуризация, которая может затронуть 60–70 компаний ОПК, снизит эти соотношения в отрасли до 3,5 и 3,4 соответственно (уровень 2016 г.) и высвободит около 50 млрд руб. в год средств отрасли для инвестиций (при этом сократив процентные доходы банков на 82 млрд руб. в год), в этом случае можно будет говорить о возможном достижении целей по росту с 2022 г. производства гражданской продукции на 13,4% в год (до 2022 года – 8,9%) и ускорении роста выручки ОПК с 5% до 6,8% в год» [27].

Большие долги предприятий ОПК не позволяют им реализовать программы диверсификации. Стоящие перед ОПК задачи роста доли гражданской продукции с 21% в 2018 г. до 30% в 2025г. и 50% в 2030 г. поставлены в Поручении Президента России от 05.12.2016 г. № Пр-2346, и выполнить их можно, если к 2025 г. нарастить объемы продаж гражданской продукции в 2,2 раза и к 2030 г. в 6,3 раза [42].

Однако реализация этих задач возможна только при получении государственных мер их поддержки (госзакупки, нацпроекты и др., включая запрет на продление сроков службы основных фондов в промышленности). Финансовыми источниками внедрения предложенных направлений могут быть как собственные средства предприятий, так и заемные. Но учитывая финансовое состояние предприятий ОПК (табл. 1), оба эти источника для предприятий 1 и 2 групп фактически не доступны. Именно этим же предприятиям практически невозможно найти финансовые ресурсы для проведения успешной диверсификации (расширения как номенклатуры, так и наращивания объемов выпуска гражданской продукции).

Таблица 1

Структура предприятий ОПК по уровню финансового состояния в 2018 г.

Группа
Колво предприя-тий
Операционная прибыль + (убытки -)
Доля выручки, %
Доля задолжен-
ности, %
Риски
дефолта
Долговая нагрузка
1
140
-
9
23
Высокие дефолта по кредитам

2
142
+
17
33
Ограничение на привлечение новых кредитов и риски по имеющимся
5,2 EBIT
3
583
+
51
12

Ниже 2,3 EBIT
4
454
По ним нет информации
Источник: составлено авторами по [11].

Увеличение санкционного давления на российскую экономику в 2018 г. и периодически возникающая огромная долговая нагрузка привели к ​ необходимости формирования специализированного института, обслуживающего компании ОПК, – ПАО «Промсвязьбанк» (ПСБ), которому должны быть переданы кредиты, которые российские банки выдали предприятиям ОПК. По оценке Минфина России, ПСБ должны перейти кредиты оборонных предприятий от других банков на общую сумму до 1 трлн руб. вместе с соответствующим капиталом [29].

В 2019 г. ПСБ сопровождал уже более 50% всех контрактов по государственному оборонному заказу, портфель финансирования ОПК в 2019 г. вырос до 450 млрд руб. ПСБ выдал оборонным предприятиям более 100 млрд руб. по льготной ставке 6,5%, что позволило предприятиям снижать расходы на обслуживание кредитов, а высвобождающиеся средства направлять на инвестиции. Речь идет примерно о 50 млрд руб. ежегодно, что составляет от пятой части до трети всего объема инвестиций, которые ежегодно осуществляют предприятия ОПК [8, 20] (Valkhanskaya, 2019; (Koshkina, 2020).

В 2021 г. ПСБ планирует принять на себя 70% контрактов в сфере ОПК. На фоне западных санкций против ОПК «идея специализированного банка по кредитованию предприятий отрасли доказала свою эффективность: большая часть контрактов долгосрочные, которые требуют длинных кредитов и институционально устойчивого партнера на финансовом рынке» [29].

В связи со сложным финансовым положением оборонных предприятий возникла настоятельная необходимость в принятии дополнительных решений на государственном уровне. Среди них, например:

· финансовая реструктуризация предприятий ОПК, чтобы средства от уплаты процентов оставить предприятиям, направляя их на инвестиции [11];

· формирование и стимулирование спроса на гражданскую продукцию, выпускаемую предприятиями ОПК, и включение ее в расширенный список продукции, которая необходима для реализации национальных проектов. Это особенно важно в нишевых для этого отраслях: медицина, транспортное машиностроение, радиоэлектроника, строительно-дорожная техника, энергетическое машиностроение, емкость которых в продукции и услугах предприятий ОПК сегодня оценивается в 1,2 трлн руб.;

· отказ от обеспечения исполнения контракта по госзакупкам;

· институциональные меры государственной поддержки в виде введения ограничений и запретов на использование зарубежных товаров и услуг как для российских оборонных, так и гражданских предприятий [35] (Tolkachev, 2012);

· создание преференций и преимуществ в закупках, ограничивая других участников в торгах и др.

Нельзя не согласиться с экспертами ОПК, что для поддержания минимальных темпов технологического его развития рентабельность высокотехнологического производства должна составлять не менее 20% [31].

· 2

·

·

·

·

·

·

Авторы считают, что подход к введению новых рычагов господдержки должен быть гибким и дифференцированным, учитывая текущее состояние отдельных предприятий и отраслей.

Механизмы финансовой защищенности предприятий ОПК

Среднесрочные перспективы развития ОПК связаны с созданием и расширением выпуска конкурентоспособной наукоемкой и высокотехнологичной продукции гражданского назначения, повышением рентабельности производства как военно-технической, так гражданской продукции. В связи с этим ключевыми механизмами и инструментами для решения этих задач, на наш взгляд, выступают: ускоренное создание научно-промышленных кластеров двойного назначения; заключение офсетных контрактов на поставку гражданской продукции; активная цифровизация многопрофильного ОПК (снижение затрат, экоплатформы и т.д.); спецусловия по гозакупкам; государственная поддержка.

Научно-промышленные кластеры двойного назначения (НПКДН) «особая форма кооперации, основанная на принципах государственно-частного партнерства, с участием предприятий ОПК, научно-исследовательских и образовательных институтов, малых и средних инновационных компаний и органов государственной исполнительной власти субъекта Федерации, направленную на выпуск высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения» [2]. Они призваны обеспечить сохранение комплекса элементов: необходимой инфраструктуры, промышленного оборудования, технологических и научных кадров, а также создать заделы для быстрого переключения между режимами диверсификации и мобилизации экономики предприятий ОПК [1] (Antipina, Zhurenkov, Sheloumov, 2019).

НПКДН как инструмент определения и активного использования научно-технического потенциала ОПК в области двойных технологий рассматривается в качестве опоры для диверсификации предприятий ОПК и эффективным инструментом реиндустриализации экономики субъектов РФ.

С 2021 г. Минпромторгом РФ меняется формат системы поддержки промышленных кластеров – наращивание промышленного производства гражданской продукции на основе приоритезации господдержки для кластерных проектов с участием предприятий ОПК. Обязательным критерием предоставления господдержки может стать: организация производства продукции или компонентной базы для нацпроектов и экспорта; масштабное использование ГИСИП [2] РФ; задействование ключевых промышленных специализаций регионов. Существенным моментом являются намерения властных структур о замене компенсации затрат предприятий кластеров на поощрение за достижение результатов в соответствии с четко установленными критериями: «прирост объемов промышленного производства по отношению к размеру субсидии должен составлять 5 к 1; прирост объемов производственной кооперации с другими участниками кластера по отношению к размеру субсидий – 3 к 1; прирост налоговых отчислений в федеральный бюджет по отношению к размеру субсидии – 1,5 к 1» [21].

Чтобы попасть в реестр, кластер должен соответствовать определенному стандарту. Ключевые показатели эффективности кластера определяются той мерой поддержки, на которую претендует инвестор, и той специализацией, которая есть у региона, где функционирует объект.

Одним из механизмов развития научно-промышленных кластеров двойного назначения является офсетный контракт. В его рамках регулируется порядок заключения государственных контрактов, предусматривающих встречные инвестиционные обязательства поставщика-инвестора по созданию или модернизации и (или) освоению производства товара на территории субъекта РФ для обеспечения государственных нужд субъекта РФ (табл. 2). Согласно 44-ФЗ, «поставщик-инвестор обязуется за свой счет наладить на территории субъекта РФ производство определенного товара и поставлять этот товар заказчику. Кроме оплаты за поставленный товар, поставщик на период действия офсетного контракта получает право поставлять этот товар напрямую другим заказчикам региона (ч. 4 ст. 111.4 Закона 44-ФЗ)» [18] (Karavaev, 2012). За вложение инвестиций в производство региона инвестору предоставляются гарантии сбыта производимой продукции государственному или муниципальному заказчику [25].

Таблица 2

Достоинства и недостатки офсетного контракта

Достоинства
Недостатки
В нем указывается «вилка» желаемого размера обеспечения исполнения инвестиционных обязательств по контракту – от 2 до 5% объема инвестиций
Много контрактов, требующих меньшую сумму инвестиций, что может быть актуально для регионов, и они не могут его использовать
Участниками конкурса могут быть только российские юридические лица, вложившие не менее 1 млрд руб. в реализацию крупных проектов на период до 10 лет, что позволит инвестору-поставщику заключить на территории региона государственные (муниципальные) контракты
Реализация многих крупных проектов может превышать 10-летний период, к тому же фиксированный срок не позволит продлевать контракт и/или «замораживать» его, поэтому инвесторы закладывают чрезмерные сроки реализации проектов
Механизм ценообразования выбирают органы исполнительной власти субъекта РФ, устанавливая порядок определения предельной цены единицы товара и определения цены контракта
Установленный порядок определения предельной цены единицы товара и определения цены контракта с учетом специфики региона могут привести к поиску инвесторами льготных территорий, например, с «тихой», налоговой гаванью
Гарантированная закупка произведенной продукции для государственных нужд дополняется встречными инвестиционными обязательствами по локализации их производства
Локализация производства на территории действия офсета.
Гарантия сбыта произведенной продукции на территории реализации контракта должна быть не больше 30% объема производства инвестора
Источник: составлена авторами по [24, 26].

Авторы статьи поддерживают точку зрения экспертов [13], что для распространения этой формы необходимо дифференцированно подходить к применению офсетных контрактов в центре и в регионах. В частности, снижение минимального объема инвестиций (с 1 млрд руб. до 400 тыс. руб.).

Опираясь на немногочисленные результаты внедренных офсетов, можно рекомендовать их использование и для предприятий ОПК [30].

·

·

·

·

·

·

Перспективным направлением финансовой защищенности предприятий ОПК является цифровизация. Состояние предприятий ОПК в части их цифровизации можно оценить двояко: с одной стороны, именно на оборонных предприятиях используются большинство известных цифровых технологий, а с другой стороны, есть и такие предприятия, на которых они не применяются либо цифровые технологии используются локально [38]. Согласно опросу Института экономических стратегий (ИНЭС) Российской академии наук о готовности предприятий ОПК к цифровизации [3] в 2018 г., представляющих 20% от всех организаций ОПК России, у большинства оборонных компаний отсутствуют долгосрочные стратегии цифровизации. 40% опрошенных респондентов оценивают свою готовность цифровой трансформации как низкую, а треть – вообще не готовы к этому [41].

Практически такое же состояние по использованию больших данных в маркетинговой сфере: треть опрошенных предприятий согласны с важностью этого инструмента, а две трети – не готовы к работе с большими данными.

Цифровая трансформация оборонных предприятий требует новых компетенций в самых различных областях их деятельности, но у двух третей компаний таких специалистов нет. Итоги опроса подтвердили, что цифровая трансформация предприятий ОПК неоднородна: на большинстве из них она пока не началась, либо находится в самом начале, но есть примеры успешной цифровизации предприятий ОПК («Росатом», «Ростех» и др.).

Практически все разработанные цифровые технологии и продукты российскими госкорпорациями передаются предприятиям ОПК, что позволяет им надеяться на рост выручки и снижение затрат не только военной, но и гражданской продукции. Но необходимым условием успешной цифровизации является то, чтобы у предприятий по всей цепочке кооперационных поставок предприятиям ОПК и на них самих был одинаковый уровень цифровизации.

Спецусловия по госзакупкам, институциональная господдержка ОПК

Принятые Правительством РФ инициативы по ускорению импортозамещения, локализации производства военной продукции в стране столкнулись с трудностями: отсутствием необходимой компонентной элементной базы и технологий российского производства, для создания которой нужно время и финансы.

Важными стимулирующими документами развития предприятий ОПК стали законодательные акты (ФЗ-44 РФ, Постановления Правительства РФ № 99 и № 878 и др.). Новые нормативно-правовые акты установили ценовые преференции до 30% при осуществлении закупок радиоэлектронной продукции из Единого реестра. Поправки 2020 г. к закону «О промышленной политике» [23] предоставляют право Правительству РФ утверждать список выпускаемой гражданской продукции предприятиями ОПК и ее объемы в рамках программы диверсификации ежегодно; оказывать помощь в получении банковских кредитов, а также федеральных субсидий на финансирование НИОКР по выпуску высокотехнологичной продукции. Кроме того, правительство будет создавать условия для стимулирования экспорта и внутреннего спроса на такую продукцию.

В Госдуму внесен законопроект, направленный на стимулирование участия в госзакупках предприятий ОПК за счет создания благоприятных условий для вывода на рынок и увеличения объема поставок высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения организациями в рамках национальных проектов; распространения действия закона № 44-ФЗ на казенные учреждения ОПК, отменив предоставление обеспечения исполнения контракта для включенных в сводный реестр предприятий ОПК [17]. По нашему мнению, предложения законопроекта можно рассматривать в качестве дополнительных мер поддержки для развития отечественного бизнеса, в том числе и в ОПК.

Еще одной мерой улучшения финансовго состояния предприятий ОПК может быть механизм использования росрезерва не только для выполнения традиционных функций, но и демпфирующих. Ввиду создания больших запасов невостребованной продукции на российских предприятиях (в большей части произведенной по заказам иностранных потребителей) «Росрезерв» мог бы ее выкупать на время (на 2 года) под гарантии выкупа с процентами со стороны предприятия [32].

Заключение

Исчерпание сырьевой модели экономического роста, введение санкций делают безальтернативным приритетное развитие высокотехнологичных оборонных производств. Недобросовестная конкуренция, разрыв производственно-технологических цепочек усилили необходимость ускорения импортозамещения и послужили дополнительным импульсом для ухудшения финансового положения предприятий ОПК, большинство из которых было на грани банкротств.

Принятые государством в 2019–2020 гг. законодательные акты направлены на оказание господдержки предприятиям ОПК. Однако несмотря на все многообразие этих мер, финансовое положение многих оборонных предприятий остается сложным. Перманентное частичное или полное погашение их долгов не приносит должного экономического эффекта.

В краткосрочной перспективе финансовая защищенность российских компаний ОПК зависит от установления адекватного финансового порядка при выполнении гособоронзаказа, изменения формулы ценообразования и др. Решения по ним начинают формироваться.

Предложения по изменению финансовой ситуации в ОПК идут и снизу. Так, заслуживает внимания предложение гендиректора АНО «Телекоммуникационные технологии» Г. Хасьяновой максимально упростить госзакупки радиоэлектроники у компаний ОПК. Это, на наш взгляд, безусловно, повысит стимулы оборонной промышленности производить гражданскую электронику, позволит в 2021–2022 гг. вне конкурентных процедур закупать ее госзаказчикам у компаний ОПК и рассчитываться по кредитам [42].

Для получения синергетического эффекта от действий «сверху» и «снизу» необходимо сочетать их с институциональными мерами, направленными на кардинальное изменение финансовой ситуации в ОПК. Но сроки выхода на устойчивую финансовую тракторию зависят, прежде всего, от активных действий самиих предприятий: эффективности проводимой диверсификацией предприятий ОПК, коммерциализации современных технологий в рамках научно-промышленных кластеров двойного назначения, использования формата офсетных контрактов, незамедлительной цифровой трансформации предприятий ОПК.

[1] В 2019 г. срок реализации Государственной Программы ОПК продлен до 2027 года.

[2] ГИСИП – географическая информационная системв индустриальных парков

[3] В нем приняла участие каждое пятое предприятие ОПК страны, а в целом 500 экспертов. Наибольшее количество организаций, принявших участие в опросе, относятся к радиоэлектронной (34%), авиационной (авиационно-космической) и ракетно-космической промышленности (27%), промышленности обычных вооружений (12%), судостроению (9%). На остальные отрасли приходится 18% опрошенных представителей организаций.


Источники:

1. Антипина Е.А., Журенков Д.А., Шелоумов М.А. Диверсификация организаций оборонно-промышленного комплекса и гражданский рынок закупок // Госзаказ: управление, размещение, обеспечение. – 2019. - № 56. – С. 34- 41
2. Антипина Е. А., Цейко А.П. «Кластер двойного назначения – эффективный механизм диверсификации ОПК [Электронный ресурс] [Эл. ресурс]. URL: https://restec.ru/netcat_files/userfiles/rec/%D0%9F%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B5%D0%BD%D1%82%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8/29-11%2013-30%20%D0%98%D0%BD%D0%B4%D1%83%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B8%D1%8F%204-0/%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BF%D0%B8%D0%BD%D0%B0%20%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D0%B5%D1%80%20%D0%B4%D0%B2%20%D0%BD%D0%B0%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D1%8712%20%D0%90%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%8F11_%D0%A0%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%85.pdf. (Дата обращения: 29.08. 2020)
3. Бакулина А.А., Соколова Е.С. Исследование мирового и отечественного опыта управления процессами диверсификации предприятий ОПК в условиях цифровой экономики // Национальная безопасность. 2019. No 5. С. 1–9.
4. Батьковский А.М., Батьковский М.А., Кравчук П.В., Леонов А.В., Пронин А.Ю., Судаков В.А., Фомина А.В. (2019). Инструментарий управления деятельностью инновационно-активных предприятий в условиях диверсификации. М.: ОнтоПринт. 268 с.
5. Беляева О.А. Государственный заказ: управление, размещение, обеспечение// – 2019. № 56, с. 40-43
6. Бочкарев О.И., Довгучиц С.И. Диверсификация российских оборонных предприятий: проблемы, состояние и перспективы //Научный вестник оборонно-промышленного комплекса России. - 2019№ 2. С. 5-18
7. Буневич К.Г., Петров Д.М. Развитие технологий двойного назначения на основе кластерного подхода // Вестник Московского университета им. С.Ю. Витте. Серия 1: Экономика и управление. – 2013. – № 1 (3). – С. 75-79.
8. Вальханская Н. Эксперты Промсвязьбанка предложили варианты улучшения финансового состояния ОПК. [Эл. ресурс]. URL: https://tvzvezda.ru/news/opk/content/20191018524-EmG38.html. (Дата обращения 20.10.2019)
9. Вареница Ю.И., Кимяев Д.И., Асташев М.Г., Вареница Г.Ю., Гусев В.А., Гусев О.А. Мобильная система удаленного мониторинга последнего поколения как инновационное решение задач оптимизации контроля за производством на предприятии оборонно-промышленного комплекса // Вопросы инновационной экономики. – 2018. – Том 8. – № 2. – с. 327-334. – doi: 10.18334/vinec.8.2.39189.
10. Варшавский А.Е. и Макарова Ю.А. (). Повышение показателей эффективности ОПК на основе расширения производства продукции гражданского назначения // Экономический анализ: теория и практика. 2019 №10. С. 1826–1846
11. Воробьев А. Оборонные предприятия не справляются с обслуживанием кредитов // Ведомости, 17.10.2019
12. В России рухнуло производство самолетов, космических кораблей и ракет. [Эл. ресурс]. URL: urora.network/articles/151-tekhnologii-i-po/66499-v-rossii-rukhnulo-proizvodstvo-samoletov-kosmicheskikh-korabley-i-raket (Дата обращения 06.04.2019)
13. Галиева Д. Держи порог ниже. Минфин готов снизить объем инвестиций для офсетных контрактов // "Коммерсантъ" №220 от 01.12.2020, стр. 2
14. Горгола Е.В., Воронцова Ю.В., Звягинцев С.А. Роль государственно-частного партнерства в обеспечении военно-инновационной сферы финансовыми ресурсами // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 1. – с. 125-138. – doi: 10.18334/epp.10.1.41471.
15. Государственная программа Российской Федерации "Развитие оборонно-промышленного комплекса" утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 13 марта 2020 года N 268-12. [Эл. ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/420356175. (Дата обращения 06.04.2019)
16. Еленева Ю.Я., Андреев В.Н., Абаринов С.Н. Конверсия организаций ОПК: учет внешних условий проведения и ключевых компетенций // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 3. – с. 2041-2050. – doi: 10.18334/eo.9.3.40830.
17. Законопроект об участии предприятий ОПК в госзакупках внесен в Госдуму. МОСКВА, 20 марта 2020,— REGNUM. [Эл. ресурс]. URL: https://regnum.ru/news/economy/2890568.html. (Дата обращения 22.04.2020)
18. Караваев И.Е. Основные меры государственной поддержки инновационного развития предприятий оборонно-промышленного комплекса // Экономические отношения. – 2012. – Том 2. – № 1. – с. 10-19. – url: https://creativeconomy.ru/lib/9855
19. Караваев И.Е. Финансирование инновационного развития предприятий оборонно-промышленного комплекса // Вопросы инновационной экономики. – 2012. – Том 2. – № 3. – с. 45-53. – url: https://creativeconomy.ru/lib/8984.
20. Кошкина Ю. ЦБ предупредил о риске появления «зомби-заемщиков» после пика пандемии. [Эл. ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/finances/26/11/2020/5fbf7dfd9a7947a27c02aab1?from=column_26 (Дата обращения 30.11.2020)
21. Минпромторг предлагает поддерживать промышленные кластеры, участвующие в нацпроектах. [Эл. ресурс]. URL: https://www.audit-it.ru/news/account/1017725.html. (Дата обращения 12.08. 2020)
22. Мурукина А.Д., Типнер Л.М. Актуальные проблемы и мониторинг реализации факторов успеха конверсии // Вопросы инновационной экономики. – 2019. – Том 9. – № 1. – с. 151-166. – doi: 10.18334/vinec.9.1.39960.
23. О внесении изменений в Федеральный закон "О промышленной политике в Российской Федерации". [Эл. ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/550499561 (Дата обращения 15.12.2020)
24. О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд". [Эл. ресурс] URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_144624/. (Дата обращения: 23.12. 2019)
25. Офсетный контракт как способ привлечения инвестиций. [Эл. ресурс] URL: https://zakon.ru/blog/2018/4/2/ofsetnyj_kontrakt_kak_sposob_privlecheniya_investicij. (Дата обращения: 20.05. 2019)
26. Офсетный контракт по 44-ФЗ. [Эл. ресурс]. URL: https://www.vseotenderax.net/post/ofsetnui_kontrakt_po_44fz. (Дата обращения: 20.05. 2019)
27. Почем перековывают мечи. Аналитики ПСБ оценили планы реструктуризации долгов ОПК // "Коммерсантъ" №191 от 18.10.2019, стр. 2.
28. Правительство разработало план финоздоровления по долгам российского ОПК. [Эл. ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/7435681. (Дата обращения: 11. 03.2020)
29. Промсвязьбанк выдал оборонным предприятиям уже более 100 млрд рублей по льготной ставке 6,5%. [Эл. ресурс]. URL: https://1prime.ru/state_regulation/20191227/830744088.html. (Дата обращения: 29.02. 2020)
30. Прохоров А. Глава департамента промполитики Москвы: выгода города от офсетных контрактов — налицо. [Эл. ресурс]. URL: https://tass.ru/interviews/802471. (Дата обращения: 27.11. 2020)
31. Развитие российского оборонно-промышленного комплекса: два вызова и одна критическая проблема. [Эл. ресурс]. URL: https://vpk.name/news/335523_razvitie_rossiiskogo_oboronno-promyshlennogo_kompleksa_dva_vyzova_i_odna_kriticheskaya_problema.html]. (Дата обращения: 15.10.2019).
32. Росрезерв в период кризиса должен выполнять демпфирующие функции – Борисов. [Эл. ресурс]. URL: https://vpk.name/news/407871_rosrezerv_v_period_krizisa_dolzhen_vypolnyat_dempfiruyushie_funkcii-borisov.html. (Дата обращения: 15.07.2020).
33. Силуанов объяснил повышение секретных расходов долгами в ОПК. [Эл. ресурс].URL: https://republic.ru/posts/74981 (Дата обращения: 17.02.2018)
34. Ткачёв И., Агеева О. В России рухнуло производство самолетов, космических кораблей и ракет. [Эл. ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/06/04/2019/5ca72bfa9a7947fcb5c578f2 (Дата обращения 10.05.2019)
35. Толкачев С.А. Совершенствование финансовых механизмов реализации государственного оборонного заказа как средство повышения инновационной активности предприятий отечественного ОПК // Вестник университета, №7, 2012. – С.179—181
36. Условия ограничения и запреты допуска товаров происходящих из иностранных государств. [Эл. ресурс]. URL: http://nwlb.ru/uslovija--ogranichenija-i-zaprety-dopuska-tovarov--proishodjaschih-iz-inostrannyh-gosudarstv-21625 (Дата обращения 20.09.2020)
37. Участие оборонных предприятий в госзакупках предложили упростить // Парламентская газета. 20 марта 2020. Был №31
38. ФАС: предприятия ОПК прячут убытки, создавая иллюзию стабильности. [Эл. ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/4198161. (Дата обращения: 28.02. 2020) Был №32
39. Фролова Е.К. Продукция двойного назначения // Проблемы экономики и юридической практики. 2017. No 4. С. 75–80.
40. Щербаков М.Г. Проблемы режима товаров и технологий двойного назначения // Вестник Казанского юридического института МВД России. 2018. No 2 (32). С. 203–210.
41. Цифровизация российского оборонно-промышленного комплекса: проверка готовности. [Эл. ресурс]. URL: https://tehnoomsk.ru/node/3176. (Дата обращения: 29.02. 2020)
42. Эксперты Промсвязьбанка предложили варианты улучшения финансового состояния ОПК. [Эл. ресурс]. URL: https://tvzvezda.ru/news/opk/content/20191018524-EmG38.html. (Дата обращения 26.12.2019)
43. [Эл. ресурс]. URL: https://minpromtorg.gov.ru/activities/industry/siszadachi/oboronprom (Дата обращения 12.12.2020 )


Страница обновлена: 08.11.2021 в 09:14:36