Современные тенденции гендерного равенства занятости и бедности в Казахстане

Тогайбаева Л.И.1, Вечкинзова Е.А.2, Байкенова Д.Х.1
1 Карагандинский государственный технический университет
2 Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова РАН

Статья в журнале

Экономика труда
Том 7, Номер 12 (Декабрь 2020)

Цитировать:
Тогайбаева Л.И., Вечкинзова Е.А., Байкенова Д.Х. Современные тенденции гендерного равенства занятости и бедности в Казахстане // Экономика труда. – 2020. – Том 7. – № 12. – С. 1201-1216. – doi: 10.18334/et.7.12.111424.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44483251

Аннотация:
Переход к инновационному развитию Казахстана основывается на качественном анализе процессов гендерного развития и гендерного равенства равных прав и возможностей женщин и мужчин на получение работы и достойной заработной платы. В статье представлены результаты анализа сбалансированности отношений между полами в государственной и социально-политических сферах деятельности и экономике Казахстана.

Ключевые слова: гендерное равенство, занятость, бедность, Казахстан

JEL-классификация: J16, J21, I32



Введение

Данные Всемирного банка свидетельствуют о том, что более 70% из 3,4 млрд бедных в мире составляют женщины [1]. В Пекинской платформе действий, принятой четвертой Всемирной конференцией ООН по положению женщин (Пекин, 1995 г.), было определено значение учета гендерной проблематики как основной глобальной стратегии содействия гендерному равенству.

Сложившийся в Казахстане рынок труда характеризуется неравными возможностями для различных категорий женщин. Сельские женщины и молодые матери имеют более высокий риск остаться без работы или не быть трудоустроенными. Как в большинстве других стран, женщины Казахстана численно преобладают в небольшом числе «женских» отраслей и профессий: здравоохранение и образование, искусство и культура, система социального страхования и пенсионного обеспечения.

В последнее десятилетие ХХ столетия произошли значительные изменения в историческом, международно-правовом статусе Казахстана. В 1991 году народ Казахстана в соответствии с Международным пактом об экономических, социальных, культурных правах реализовал свое право на самоопределение. С принятием основного закона Казахстана конституционный процесс не закончен, он продолжается, конкретизируется в законах, концепциях, программах, других нормативных актах.

Актуальной является проблема законодательного процесса по обеспечению равных прав и равных возможностей женщин и мужчин, который основан на том, что права женщины – это неотъемлемая часть всеобщих прав человека.

Цель настоящей статьи – на основе методов компаративного анализа и оценки динамики основных показателей статистики труда и занятости изучить гендерные аспекты бедности и занятости в Казахстане.

Авторская гипотеза состоит в том, что сегодня в Казахстане гендерные вопросы ассоциируются с несбалансированностью отношений между полами в государственной и социально-политических сферах деятельности, экономике и домашнем хозяйстве. На этапе перехода к инновационному развитию экономики Казахстан заинтересован в качественном анализе процессов гендерного развития и соответствующего решения гендерного равенства по обеспечению равных прав и возможностей женщин и мужчин на получение работы и достаточной заработной платы.

Анализ тенденций гендерного равенства в Казахстане

Равенство прав женщин и мужчин обеспечивается предоставлением женщинам равных с мужчинами возможностей в общественно-политической и культурной деятельности, в получении образования и профессиональной подготовки, в труде и вознаграждении за него; специальными мерами по охране труда и здоровья женщин, установлением пенсионных льгот; созданием условий, дающих женщинам возможность сочетать работу с материнством; правовой защитой, материальной и моральной поддержкой материнства и детства, включая предоставление оплачиваемых отпусков и иных льгот беременным женщинам и матерям.

Достижение гендерного равенства отражает практически все компоненты жизни государства: политические и административные права, цели экономического развития – благосостояние, занятость, популяционная динамика, культурные и национальные традиции, развитость структур общества и институтов власти.

На рисунке 1 приведена характеристика и структурная схема первичного (с постоянной занятостью) и вторичного (с временной занятостью) секторов рынка труда. Как видно из рисунка, расхождения между секторами в условиях трансформации экономики при высоком уровне безработицы не сглаживаются.

Фирмы используют высокую зарплату только тогда, когда они рассчитывают на долгосрочные отношения с работниками. Поскольку женщины чаще оставляют сферу первичного сектора занятости в связи с рождением детей, они не рассматриваются как надежные работники и постепенно оттесняются во вторичный сектор занятости. Заметим, что подобные пояснения абсолютно неприемлемы для национальных и этнических групп.

Большая продолжительность жизни, относительно низкая смертность в трудоспособном возрасте, миграционная активность женщин в сравнении с мужчинами определяют их высокий жизненный и трудовой потенциал. По оценкам, жизненный потенциал женщин составляет 109% мужского, трудовой – 92%. То есть жизненный потенциал женщин не в полной мере используется в трудовой деятельности.

Рисунок 1. Характеристика первичного и вторичного рынка труда Источник: составлено авторами.

На положении женщины не могли не отразиться те существенные изменения демографических показателей, которые получили развитие после развала бывшего СССР. Отрицательное сальдо миграции населения за 1991–2000 гг. составило 1969,6 тыс. человек. В этот период стала очевидной необходимость преодолеть отток и сокращение численности населения, а также повысить долю казахов в его составе. В этих целях была разработана «Концепция репатриации этнических казахов на историческую родину» (1998 г.) и специальная программа «Нурлы кош», рассчитанная на 2009–2011 гг. В этих и других документах была заложена законодательная база и проработаны процедурные моменты реализации программы репатриации.

На рисунке 2 представлены основные миграционные процессы в Казахстане с 2003 года по 2019 год. После отрицательного сальдо миграции населения в 2003 году (-8306 человек) до 2006 года наблюдается ежегодный рост положительного сальдо миграции, что свидетельствует о некоторой стабилизации в экономике. В период экономического кризиса и посткризисный период сальдо миграции все еще положительное, но его изменение нестабильно. Наименьший уровень положительного сальдо наблюдается в 2008 году и составляет 1117 человек. К 2011 году сальдо миграции составило 5102 человек, однако уже с 2012 года в стране наблюдается отрицательное сальдо миграции, и за 2019 год оно составило –32970 человек.

Рисунок 2. Миграционные процессы в Казахстане в 2000–2019 годах Источник: составлено автором по данным источника [2].

В общем по странам СНГ с 2007 года также наблюдались постоянные колебания сальдо миграции. В 2008 году было отмечено отрицательное сальдо миграции 11399 человек, и до конца 2019 года сальдо миграции остается отрицательным.

Трудовая миграция регламентируется статьей 16 Конституции Республики Казахстан, в которой закреплено конституционное право на труд рядом законов и договоров, заключенных республикой с Узбекистаном, Россией, Азербайджаном, Таджикистаном в области защиты прав трудовых мигрантов. В 2011–2012 гг. заключены соглашения с Чехией, Латвией, Литвой, Россией и Узбекистаном о реадмиссии иностранцев, незаконно находящихся на территориях сторон, ведется проработка аналогичных соглашений еще с 10 странами мира.

Подписаны подготовленные Комитетом миграционной полиции соглашения с Российской Федерацией и Кыргызской Республикой о порядке въезда и пребывания граждан, внесены изменения в Соглашение с Республикой Узбекистан о взаимных поездках граждан. Кодекс Законов «О труде» регулирует правила и условия труда и гарантирует защиту трудовых прав.

Рисунок 3. Среднегодовая численность населения стран СНГ за 2005 и 2017 годы, миллионов человек

Источник: составлено автором по данным источников [4, 5] (Shcherbakova, 2011).

В целом миграционные процессы захлестнули все страны социалистического лагеря. Только в США проживает не менее 3 млн русскоязычных выходцев из бывшего СССР [3]. Миграция – тактический инструмент, позволяющий временно решить проблему безработицы и бедности. Из России ежегодно выезжает порядка 1 млн человек, население Украины ежегодно сокращается примерно на 350 тыс. человек. В целом интеграционные процессы стран СНГ существенно отразились на демографических показателях.

За период существования СНГ население четырех государств сократилось (рис. 3): Молдавии (23,4%), Украины (9,82%) Армении (5,31%), Белоруссии (1,72%), а в остальных выросло. Несмотря на эти разнонаправленные тенденции, крупнейшими по численности населения странами СНГ остаются Россия (52,2% совокупного населения СНГ против 53,6% в 1992 году), Украина (15,13% против 18,6%), Узбекистан (11,58% против 7,6%), Казахстан (6,45% против 5,64%). Доля населения каждого из остальных государств не достигала 6%.

В Казахстане тенденция убыли населения, сложившаяся в 1990-е годы, была преодолена на рубеже веков и с 2002 года сменилась тенденцией роста, постепенно набирающей силу (до 1,5% в год).

Тенденция убыли населения Белоруссии, России и Украины носит устойчивый характер, хотя в последние годы ее величина сокращалась, а в России с 2009 года зафиксирован прирост населения. Убыль населения Белоруссии составила 0,1%, Украины – 0,4% в среднем в год.

Устойчивый рост населения характерен для государств Средней Азии и Азербайджана. Ежегодный прирост населения Таджикистана превышает 2%, в Узбекистане он составил в 2008–2017 годах 1,7%, в Азербайджане – 1,3% (с учетом итогов переписи – 1,1%), в Киргизии – 1% (с учетом итогов переписи – 2,7%).

Таким образом, можно сделать ряд важных выводов о состоянии и тенденциях развития общей демографической ситуации, происходящей в стране за последние 30 лет. Это позволило к середине завершившегося первого десятилетия нового века не только остановить дальнейшее сокращение общего числа населения страны, но и перейти к началу нового этапа народонаселения в Казахстане – к стабильному росту общей численности его постоянных жителей, прежде всего, за счет естественного их прироста. По численности населения Казахстан занимает четвертое место в СНГ после России, Украины и Узбекистана.

Вместе с тем Казахстан остается одной из самых малонаселенных стран мира. На начало 2020 года плотность населения составляет 6,84 человека на квадратный километр, что на 1,34 больше, чем в 2004 году (5,5 человек на квадратный метр). Улучшение демографической и экономической эффективности использования трудового потенциала, в том числе и женской части общества, возможно при условии решения женщинами их основных социальных функций и реализации гендерных проблем на рынке труда. На занятость женщин в отраслях экономики оказывают влияние демографические, психологические и экономические факторы: значительная гендерная разница в уровнях смертности, которая формулирует численное преимущество женщин в составе населения трудоспособного возраста начиная с 30-летнего возраста (средняя продолжительность жизни женщин на 10 лет выше, чем у мужчин); высокий уровень образования казахстанских женщин. Из 440,65 тыс. безработных в 2019 году высшее образование имел каждый третий, среднее общее – каждый пятый, среднее профессиональное – каждый двадцатый. В структуре безработных каждая вторая – женщина, каждый десятый – молодой человек в возрасте 15–28 лет. Высокий уровень образованности и квалификации работающих женщин – основа их конкурентоспособности на рынке труда. Государственная социальная политика Казахстана предусматривает направление образовательной и кадровой деятельности на повышение общеобразовательного, профессионального уровня женщин, создание условий для совмещения профессиональной занятости и материнства.

Значительное отчуждение женщины от системы принятия решений сегодня является логичным результатом предшествующего пути развития общества. В сознании населения остается стойким убеждение, которое коренилось на протяжении столетий: связывать «мужское» с культурным, а «женское» – с природным началом. На мужчину полагается выполнение цивилизационных функций, а на женщину – детородной, то есть воссоздания человеческой природы.

Вытеснение женщины из системы власти исторически было своеобразной формой политического насилия, утверждением мускульного способа властвования и мышления. Политическая социализация как женщины, так и мужчины в условиях перестройки, реформирования и становления правовой и социальной демократии объективно предусматривает развитие гендерной демократии, которая является ничем иным, как преодолением патриархальных форм политической социализации. Основная нагрузка, связанная с социальной защитой населения, и прежде всего женщины, возлагается на местные органы власти. Реализация комплекса мер по улучшению основных экономических и социальных факторов, оказывающих влияние на уровень жизни населения страны, направлена на снижение уровня бедности.

Работы казахстанских ученых [6–8] (Zhanaydarov Baygolova, 1999; Nasynbaeva, 1997; Govorukhina, Ondasynova, 2001) тесно увязывают вопросы доходов и бедности с состоянием занятости населения. Решение проблем в социальной сфере зависит от темпов рыночных преобразований, и занятость населения является одним из главных приоритетов.

В целом в республике наметился стабильный процесс перераспределения ранее занятых из сферы производства в непроизводственные предприятия, из села в город, из интеллектуальной сферы труда в коммерческую деятельность.

Одной из причин бедности населения является не только отсутствие постоянной работы, но и низкий уровень заработной платы работающих «бедных». Разница в заработной плате по видам экономической деятельности составляет 4–5 раз. Различие в оплате труда по-прежнему характерно для регионов республики. В двенадцати регионах (это 75% от общего их числа) среднемесячная заработная плата ниже среднереспубликанского показателя.

Прожиточный минимум является основой для определения уровня бедности и рассчитывается на основе минимальной потребительской корзины, включает 70% продовольственных и 30% непродовольственных товаров и услуг.

В мировой практике существует несколько подходов к определению бедности [9, 10] (Sabrasova, 1997; Zhatkonbaev Mukhtarova, 2001), отправным пунктом при их построении является минимальный пищевой рацион. В Республике Казахстан черта бедности определена законом как граница дохода, необходимого для удовлетворения минимальных потребностей человека, устанавливаемая в зависимости от экономических возможностей республики. Она определяется в процентах от величины прожиточного минимума, что само по себе вносит элемент субъективизма. В 1999 году уровень бедности, определенный по статистическим данным, составил 34,5% населения страны, после 2001 года (уровень бедности – 46,7%) наблюдается постепенное сокращение доли населения с доходами ниже величины прожиточного минимума. Так, в 2007 году данный показатель составил 12,7% населения, в 2011 – 5,3%, а в 2019 году – 4,3%.

Как справедливо отмечено [11], при определении показателя бедности в Казахстане и других странах основную роль играют экономические, политические факторы. Вместе с тем сравнительные показатели уровня жизни населения в странах СНГ [12, 13] (Shchedenov, Shchedenova, 2002; Mukhtarova, 1999) подтверждают лидирующее положение Казахстана, России, Белоруссии среди других стран.

Другой критерий оценки бедности (не по доходам) – это минимальный уровень доступности основных социальных благ и услуг (медицинское обслуживание, охват детей обучением, материальная помощь и другие виды социальной помощи). Косвенными индикаторами доступности социальной инфраструктуры для бедных являются показатели образования, защиты здоровья, продолжительности жизни, социальной деградации – алкоголизм, наркомания, преступность и др.

По-прежнему в Казахстане остается высокой доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, имеет место неравномерность распределения доходов (табл. 1), хотя положительные тенденции в последние годы весьма значительны.

Таблица 1

Неравномерность распределения доходов в Казахстане

Год
Доля населения с доходами ниже
Глубина бедности
Острота бедности
Коэффициент Джини по 20% группам населения
величины прожиточного минимума
стоимости продовольственной корзины
1996
36,4

11,4
5,2
0,319
1997
38,3
12,7
12,1
3,1
0,3
1998
39,0
16,2
12,8
3,8
0,3
1999
34,5
14,5
13,7
5,5
0,3
2000
31,8
11,7
10,3
4,0
0,3
2001
46,7
16,1
14,8
6,5
0,3
2002
44,5
13,8
13,3
5,5
0,3
2003
37,5
9,1
10,2
3,9
0,3
2004
33,9
6,3
8,3
2,9
0,3
2005
31,6
5,2
7,5
2,5
0,3
2006
18,2
2,7
3,9
1,3
0,3
2007
12,7
1,4
2,4
0,8
0,3
2008
12,1
1,2
2,3
0,7
0,3
2009
8,2
0,6
1,3
0,3
0,3
2010
6,5
0,4
1,1
0,3
0,3
2011
5,3
0,5
0,9
0,3
0,3
2012
3,8
0,2
0,5
0,1
0,284
2013
2,9
0,1
0,4
0,1
0,276
2014
2,8
0,1
0,4
0,1
0,278
2015
2,7
0,1
0,3
0,1
0,278
2016
2,6
0,1
0,4
0,1
0,278
2017
2,6
0,1
0,4
0,1
0,287
2018
4,3
0,1
0,7
0,2
0,289
2019
4,3
0,1
0,7
0,2
0,290
Источник: составлено авторами по данным источника [2].

Постоянно наблюдается неравномерность распределения заработной платы в гендерном разрезе. Так, в среднем по республике заработная плата у мужчин в 1998 году была выше, чем у женщин, на 32%, в 2003 году – на 60%, в 2018 году – на 33,3%, а за 11 месяцев 2020 года – на 23,3% [2].

В экономической теории существует предположение о положительном влиянии уровня образования на уровень заработной платы. С 2007 по 2019 год доля мужчин и женщин, имеющих высшее образование, изменилась незначительно. Так, доля мужчин с высшим образованием увеличилась на 4% (с 20,56% до 24,41%), а доля женщин – на 5,55% (с 26,19% до 31,75%). Однако несмотря на такие положительные изменения в структуре занятого населения по уровню образования, в структуре безработного населения по уровню образования как среди мужчин, так и среди женщин наблюдаются негативные изменения. Так, доля безработных мужчин с высшим образованием увеличилась с 10,18% в 2007 году до 29,25% в 2019 году, а доля женщин – с 16,16% до 32,72%. Высшее образование женщин не является гарантией трудоустройства. Основными требованиями к женщине со стороны работодателя являются знание компьютера, иностранных языков, коммуникационных навыков. Многие женщины ощущают необходимость в получении новых знаний в области бизнеса, менеджмента, финансов, бухгалтерского учета.

Руководствуясь основными положениями итоговых документов Пекинской конференции, а также учитывая необходимость определения приоритетных направлений улучшения положения женщин в обществе, обеспечения равных возможностей для участия женщин и мужчин в политической, экономической, культурной и социальной жизни, в Казахстане на законодательном уровне реализуются основы государственной политики в сфере прав человека по отношению к женщине и концепции семейной политики.

В республике действует Национальная комиссия по делам семьи и женщин при Президенте Казахстана, которая координирует работу по выполнению Национального плана по улучшению положения женщины. В Казахстане внедряются гендерные индикаторы во все государственные планы и программы.

Казахстаном ратифицированы основополагающие Конвенции ООН «О гражданстве замужней женщины», «О политических правах женщин». РК присоединился к Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин СЕDАW, что позволит организовать мониторинг законодательного соблюдения гендерного равенства в стране.

По программе «Женщина и безработица» реализован проект «Помощь безработным женщинам Казахстана» при поддержке фондов «Евразия», «Каунтерпарт Консорциум», Британского фонда «Know – How», компаний «Шеврон Мунайгаз Инк», «ТВН – сервис», «Акцепт».

По программе «Женщина и бизнес» разработана совместно с ПРООН в РК схема микрокредитования и создания «кредитных союзов», организация консалтинга и защиты прав предпринимательниц.

Ассоциацией деловых женщин Казахстана в рамках проекта Женского фонда развития ООН (UNIFEM) было проведено масштабное социологическое исследование экономического положения и социального статуса женщин, которое стало базовым материалом для разработки дальнейших практических шагов по расширению экономических возможностей женщин во всем регионе Центральной и Восточной Европы, СНГ.

При этом многие женщины не имеют четкого представления о политике государства и сути осуществляемых программ и мероприятий по улучшению положения женщин в стране. В рамках реализации стратегии «Казахстан – 2030» Правительством специально разработан и реализуется уже более 15 лет «Национальный план действий по улучшению положения женщин в Казахстане». Однако опрос, проведенный в 2019 году «Альянсом женских сил Казахстана», показал, что 40,2% женщин не представляют, что такое права, куда обращаться за помощью, почти 59% опрошенных в большей степени не согласны с утверждением, что все карьерные пути открыты для женщин [14].

Масштабное социологическое исследование положения женщины Казахстана показало, что наибольшее количество женщин заняты в здравоохранении и социальном обеспечении (88,2%), в общественном питании и информационно-вычислительном обслуживании (76,0%), культуре (70,0%), финансовой сфере (66%). Женщины составляют большинство в таких отраслях промышленности, как текстильная, швейная, пищевая, по-прежнему очень высок удельный вес женщин в образовании. При явном преобладании женщин-специалистов с высшим и средним специальным образованием их доля среди руководителей незначительна. Аналогичная ситуация в отношении использования женщин на руководящих постах и в таких сугубо «женских» областях деятельности, как культура, искусство, средства массовой информации.

Наиболее действенными мерами в борьбе с безработицей женщины называют: профессиональную переподготовку; эффективную работу бирж труда; возможность проводить практику и стажировку для молодых специалистов; открытие своего дела; борьбу с бюрократизмом чиновников; выезд из сельской местности в город.

Казахстан объявил себя демократическим государством. Решения на государственном уровне должны приниматься с участием всех слоев населения, а в Казахстане – 50,8% женщин. Весьма показательным в этом вопросе является опыт Швеции. Когда-то в Швеции не пускали женщин на работу в брюках, а в университетах трудно было встретить женщину профессора. В результате борьбы за гендерное равноправие сейчас в этой стране в Правительстве – 50%, а в Парламенте – 45% женщин. «Прорыв» женщин США и Канады в область политики на всех уровнях власти произошел в период Десятилетия женщины (1976–1985 гг.), объявленного ООН. В Конгрессе США 107 созыва (2002 г.) женщины составляли 13,6%, в Сенате – 13%. А в 2018 году в конгресс США было избрано рекордное количество женщин – 98 человек, что составило 22,5% [15]. Кроме того, женщины занимали 27,7% высокопоставленных выборных постов в исполнительной ветви власти на уровне штатов. В Канаде в 1997 году доля женщин в Палате федерального парламента составляет 21,3%, хотя в 2000 году и далее снизилась до 19,9% [16] (Shvedova, 2004). Если в 1936 году, когда Дж. Гэллап впервые провел опрос о том, проголосуют ли избиратели за женщину – кандидата на пост президента при условии, что она будет иметь соответствующую «квалификацию», значительное большинство (65%) ответили отрицательно, то в 2000 году уже 90% американцев, включая мужчин, были готовы поддержать женщину – кандидата на посту президента страны [16] (Shvedova, 2004). В правящей элите этих стран нечуждо понимание модели партнерства как исторической неизбежности.

Избрание женщин Казахстана в государственные структуры власти местного уровня является шагом к выходу на национальную политическую арену, а участие в выборах – чрезвычайно важное дело даже потому, что оно является политической практикой как для женщин-лидеров, так и для избирателей. Недостаточное представительство женщин на руководящих постах в органах исполнительной власти и управления не дает им возможности реально влиять на процессы принятия решений и принимать активное участие в их реализации, тормозит решение многих социально-экономических вопросов и процессов, направленных на повышение статуса женщины в обществе.

Казахстан развивает и совершенствует соответствующую законодательную и нормативную базу для ускорения экономических реформ при реализации гендерного равенства, в том числе и в сфере занятости. Одной из важных задач, поставленных перед Правительством Казахстана, является обеспечение рабочими местами желающих и способных трудиться.

На политике гендерного равенства и снижения уровня бедности в Казахстане отражается европейское и мировое влияние. Она формируется с учетом принципов феминистической идеологии ООН, МОТ, МОМ и других международных организаций. Нельзя недооценивать важность для Казахстана ратифицированной в августе 1998 года Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин [17] (Koshanov, 2001). Национальный план действий по улучшению положения женщин в республике разработан и реализуется в соответствии с рекомендованной ООН моделью [18] (Sabrasova, 1997), принятая в последующем Программа действий Правительства Казахстана ориентирована на социально-экономическое развитие экономики [10] (Zhatkonbaev, Mukhtarova, 2001).

ЮНИФЕМ совместно с ПРООН оказал техническую и консультативную помощь правительству Казахстана, и в частности Национальной комиссии по делам семьи и гендерной политики в разработке концепции гендерной политики и стратегии гендерного равенства. По инициативе ЮНИФЕМ в разработке стратегии приняли участие представители женских НПО, эксперты и активисты женского движения в стране. В рамках специального соглашения с ПРООН ЮНИФЕМ оказал содействие реализации программы по подготовке сельских женщин и детей к природным бедствиям.

Цель проекта – обучение местных сообществ действиям в экстремальной ситуации. Задача ЮНИФЕМ заключалась во включении гендерных принципов в программу обучения. В частности, женщины принимали участие в мероприятиях, направленных на снижение риска возникновения чрезвычайных ситуаций, и получили доступ к информационным ресурсам по данной тематике.

Трансформация казахстанского общества предусматривает разработку социально-трудовой политики в тесном объединении с семейной политикой. Реализация прав женщин на рынке труда является одной из важнейших характеристик гендерного равноправия, государственной заботы об этой проблеме.

Заключение

Трансформация казахстанского общества предусматривает разработку социально-трудовой политики в тесном объединении с семейной политикой. Реализация прав женщин на рынке труда является одной из важнейших характеристик гендерного равноправия, государственной заботы об этой проблеме.

Национальные законы и нормативные акты Казахстана охватывают практически все аспекты труда: занятость, условия труда, социальное обеспечение, социально-трудовые отношения, охрану здоровья, равные возможности, отсутствие дискриминации, социальные права и права человека, но, безусловно, они не являются идеальными. Правовые нормы, регулирующие трудовые отношения, принимались на разных этапах развития рыночных отношений в республике и не в полной мере соответствуют современным требованиям. Наличие множества подзаконных актов, касающихся регулирования одного вопроса, целесообразно закрепить в одном нормативном правовом акте – Кодексе о труде.

Всеобщая декларация прав человека подтверждает принцип недопущения дискриминации и провозглашает, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. На государства – участники международных пактов о правах человека возлагается обязанность обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми экономическими, социальными, культурными, гражданскими и политическими правами. Дискриминация женщин нарушает принципы равноправия и уважения человеческого достоинства, препятствует участию женщин наравне с мужчиной в политической, социальной, экономической и культурной жизни своей страны, мешает росту благосостояния общества, семьи.


Источники:

1. Всемирный банк. Данные по бедности. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/topic/poverty (дата обращения 01.12.2020).
2. Бюро национальной статистики Агентства по стратегическому планированию и реформам Республики Казахстан. Демографическая статистика. [Электронный ресурс]. URL: https://stat.gov.kz/official/industry/61/statistic/6 (дата обращения 01.12.2020).
3. Межгосударственный статистический комитет Содружества независимых государств. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cisstat.com/ (дата обращения 01.12.2020).
4. Программа действий правительства Республики Казахстан на 2000-2002 годы. Постановление Парламента Республики Казахстана, Астана: Дом Парламента, 12 ноября. 1999 года. № 204. -ПРК.
5. Щербакова Е. Численность населения стран Содружества в конце 2010 года 277 миллионов человек. Демоскоп Weekly № 451 – 452 24 января - 6 февраля 2011. [Электронный ресурс]. URL: http://demoscope.ru/weekly/2011/0451/s_map.php. (дата обращения 01.12.2020)
6. Жанайдаров У.А. Байголова А.Н. Рынок труда и занятость в переходное время. Вестник Каз ГУ. Серия Экономическая. Алматы, 1999, № 2. -C. 47-50.
7. Насынбаева С.Н. Состояние рынка труда. Вестник Каз ГУ. Серия Экономическая. Алматы, 1997, № 6. -С. 74-77.
8. Говорухина Л.П., Ондасынова А. И. К вопросу о занятости, доходах и бедности. Вестник Каз ГУ. Серия Экономическая. Алматы, 2001, № 4. - -C. 49-56.
9. Сабрасова Т.С. Проблема бедности и регулирования. Весник Каз ГУ. Серия экономическая, Алматы, 1997, № 6. –C. 71-73.
10. Жатконбаев Е.Б. Мухтарова К.С. Методологические основы исследования вопросов бедности за рубежом. Вестник КазГУ. Серия экономическая. Алмата, 2001, № 5. –C. 98-103.
11. Уровень жизни населения в Казахстане. Статический сборник. Агентство РК по статистике.-Алматы, 2001.
12. Щеденов У.К., Щеденова Н.У. Бедность и вопросы социальной защиты населения в условия рыночных отношений. Вестник Каз ГУ. Серия экономическая. Алматы, 2002, № 2-3. -C. 69-73.
13.Мухтарова К. С. Анализ уровня доходов населения в некоторых странах и СНГ. Вестник Каз ГУ. Серия экономическая. Алматы, 1999, № 2. -C. 37-42.
14. Дорожную карту по улучшению положения женщин в Казахстане представили в Алматы. [Электронный ресурс]. URL: https://dknews.kz/inner-news.php?id_cat=15%20&&%20id=58315 (дата обращения 01.12.2020).
15. Фернандо Дуарте. В конгресс США избрано рекордное число женщин. А что в других странах? [Электронный ресурс]. URL: https://www.bbc.com/russian/features-46149687 (дата обращения 01.12.2020).
16. Шведова Н.А. Гендерный аспект политической жизни в США и Канаде. // США-Канада. Экономика, политика, культура. №3 2004 с. 19-35
17. Шведова Н.А. Гендерный аспект политической жизни в США и Канаде.// США - Канада. Экономика, политика, культура. 2004, № 3, С. 19-35.
18. Кошанов А.К. Рыночная экономика Казахстана: проблемы становления и развития. – Под. Ред. М.Б. Кенжегузина, Т. 1, Алматы, 2001, -С. 61.
19. Сабрасова Т.С. Проблема бедности и регулирования. Весник Каз ГУ. Серия экономическая, Алматы, 1997, № 6. –C. 71-73.
20. Жатконбаев Е.Б. Мухтарова К.С. Методологические основы исследования вопросов бедности за рубежом. Вестник КазГУ. Серия экономическая. Алмата, 2001, № 5, C. 98-103
21. Притворова Т.П., Пестунова Г.Б., Бектлеева Д.Е. Специфика неформальной занятости как одной из форм нестандартной занятости в условиях постиндустриальной экономики. Менеджмент и бизнес-администрирование, 2016, № 2, с. 154 - 161
22. Притворова Т.Т, Тетренко Е. С., Аяганова М. П. Некоммерческий сектор как базис социального предпринимательства в Казахстане: потенциал и модели развития. Российское предпринимательство, 2018, том 19, №4, с. 919-932, issn: 1994-6937, eissn: 2409-4420
23. Притворова Т.П., Гелашвили Н.Н., Жуманова Б.К. Социальное предпринимательство в республике Казахстан: проблемы и перспективы развития. Креативная экономика, 2019, том 13, № 2, с. 231-238, issn: 1994-6929, eissn: 2409-4684

Страница обновлена: 21.03.2021 в 13:44:00