Инструментарий корпоративного управления: корпоративная социальная ответственность и устойчивое развитие компании

Бояров А.Д.

Статья в журнале

Российское предпринимательство *
№ 7-1 (138), Июль 2009
* Этот журнал не выпускается в Первом экономическом издательстве

Цитировать:
Бояров А.Д. Инструментарий корпоративного управления: корпоративная социальная ответственность и устойчивое развитие компании // Российское предпринимательство. – 2009. – Том 10. – № 7. – С. 41-45.

Аннотация:
В статье рассмотрены роль и место корпоративной социальной ответственности (КСО) в корпоративном управлении, ориентированном на устойчивое развитие компании. Проводится анализ развития теорий КСО, определено место концепции устойчивого развития. Обобщены результаты исследований финансовой результативности бизнеса и его социальной ответственности. Сделан вывод о роли социального капитала при формировании организационного богатства в компаниях, ориентированных на устойчивое развитие.

Ключевые слова: корпоративное управление, устойчивое развитие, стратегическое управление, корпоративная социальная ответственность, организационный капитал, теория стейкхолдеров



Корпоративное управление можно определить как систему взаимоотношений, характеризуемую определенными структурами и процессами, участники которых могут иметь различные интересы. Таким образом, все заинтересованные стороны участвуют в управлении компанией и осуществлении контроля.

Существуют три основные доктрины корпоративного управления: агентская, менеджерская и теория корпоративной социальной ответственности (КСО).

Теория КСО расширяет границы понятия «акционерная компания», в которое включаются так называемые стейкхолдеры [1]. Масштаб данного понятия варьируется в зависимости от конкретной ситуации. Стейкхолдерами могут быть как работники компании, так и ее кредиторы, поставщики, местные сообщества и т.д. Расширение масштаба акционерной компании до компании стейкхолдеров меняет фокус в изучении проблем управления, в частности при создании и оптимизации механизмов корпоративного управления.

Устойчивое развитие компании

Одним из популярных современных подходов к управлению социально-экономическими системами является устойчивое развитие. Поиск баланса между экономической, социальной и экологической компонентами бизнеса вполне может укладываться в логику баланса интересов стейкхолдеров в корпоративном управлении. Но насколько просто провести параллель между концепциями корпоративного управления и устойчивым развитием?

На наш взгляд, под устойчивым развитием компании следует понимать долгосрочное развитие, осуществляемое в целях соблюдения баланса интересов всех заинтересованных сторон организации, за счет системного подхода к управлению экономической, социальной и экологической компонентами бизнеса.

Главная задача социально-экономической системы в концепции устойчивого развития – это соблюдение баланса между различными целевыми функциями и последствиями развития. Способность соблюдать баланс в нашем понимании есть способность находить и удерживать баланс с учетом внешних изменений.

Обратим внимание на то, что баланс в данном случае не является некой конечной точкой, желаемой для достижения. Точка баланса не статична, а постоянно меняется, но при этом позволяет системе, соблюдающей сбалансированную позицию, развиваться в гармонии со своими внутренними способностями и возникающими внешними факторами.

Логика поиска и оперирования балансом применительно к компании может быть выстроена согласно моделям теории заинтересованных сторон. Именно такое понимание устойчивости в развитии бизнеса позволяет говорить о КСО как инструменте устойчивого развития компании.

Мы предлагаем уйти от понятия устойчивого развития в его классическом понимании при определении устойчивости компании, и перейти к понятию компаний, ориентированных на устойчивое развитие. Последние представляют собой структуры, нацеленные на долгосрочное развитие, соблюдающие баланс интересов всех заинтересованных сторон за счет системного подхода к управлению экономической, социальной и экологической компонентами бизнеса.

Социальные и финансовые результаты — как увязать?

Коль скоро организации становятся стратегически заинтересованными в развитии социальной компоненты бизнеса путем поиска баланса интересов и его достижения через программы КСО, они сталкиваются с весьма сложным и комплексным вопросом оценки результатов и эффектов социальных программ. Но ответ на него необходим для выстраивания сбалансированной позиции компании – чтобы оценить устойчивость компании, необходимо понять экономическую, социальную и экологическую результативность бизнеса. Можно ли понимать устойчивость бизнеса через призму связей финансовых результатов и социальной активности предприятий?

Вопрос определения способа увязывания социальных и финансовых результатов связан со сложностью и отсутствием единой методологии расчетов, поскольку выбор метрик КСО сам по себе не однозначен. Соответственно остается неясным, что в точности имеют в виду авторы под каждой метрикой. В других случаях исследователи используют данные официальных отчетов компаний, например годовые отчеты перед стейкхолдерами, отчеты по КСО и т.п.

При оценке экономической результативности социальных и экологических программ компаний многие исследователи [7] используют рыночные параметры. Некоторые [9, 12] используют бухгалтерские показатели, другие адаптируют и дополняют одни показатели другими.

Бухгалтерские показатели затрагивают только исторический ракурс деятельности компании [11]. Они также могут являться объектом манипуляций менеджмента компании и изменяться в зависимости от процедур отчетности на предприятии.

Рыночные показатели деятельности компании в большей степени ориентированы на будущее и сфокусированы на рыночном успехе бизнеса. Они менее чувствительны к роли процедур отчетности внутри компаний и представляют некоторую оценку инвестором возможности компании приносить доходы в будущем. Однако и они не способны сполна демонстрировать результаты тех или иных программ в области КСО.

Организационный и социальный капитал

Если рыночными и бухгалтерскими показателями результативности бизнеса невозможно полноценно измерить организационное богатство компании, ориентирующейся на устойчивое развитие, тогда каковы возможные альтернативы? В современном менеджменте распространены подходы к пониманию природы организационного богатства, порожденного и удерживаемого путем организации специфичных для фирмы взаимодействий в системе интересов стейкхолдеров.

Если расширять круг стейкхолдеров компании за пределы ее рыночного окружения и переходить на нерыночные факторы влияния, то можно сказать, что она становится не только полноправным игроком рынка и участником отрасли, но и членом общества, гражданином. В таком случае капитал, ценный для фирмы и ее окружения, приходит из понятий финансового, человеческого, интеллектуального в понятие организационного, включающего в себя все перечисленные компоненты.

К нерыночному окружению отнесем заинтересованные стороны, которые не связаны непосредственно с основными видами деятельности компании, например местные сообщества, общественные организации и т.д. Однако, как выглядит организационный капитал с точки зрения общества?

Надо полагать, что в данном случае в организационный капитал можно включить и капитал социальный. Ф. Фукуяма определяет социальный капитал как свод неформальных правил или норм, разделяемых членами группы и позволяющих им взаимодействовать друг с другом [3]. Одной из важных мыслей, наблюдаемых у ряда авторов [4], является предположение о том, что социальный капитал выступает индикатором действительных изменений в обществе. Чем более развит социальный капитал в обществе, тем более эффективно функционирует экономика.

В качестве индикаторов доверия в обществе к компании могут выступать репутация и возможные риски негативного воздействия на бизнес со стороны указанного выше нерыночного окружения компании. Действительно, как подчеркивает Г. Даулинг, «...у организации нет единого имиджа или репутации – у нее их много» [1].

Иными словами, репутация компании может быть определена через ее соответствие ожиданиям стейкхолдеров и соответственные риски негативного воздействия с их стороны. Именно поэтому социальная инфраструктура может быть использована в качестве основы для понимания источников организационного богатства для компаний, ориентированных на устойчивое развитие.

[1] Стейкхо́лдер (от англ. stakeholder владелец доли (получатель процента)). В данном контексте слово употреблено в широком смысле — лицо, заинтересованное в финансовых или иных результатах деятельности компании — прим. ред.


Страница обновлена: 22.01.2024 в 16:16:07