Корпоративная социальная ответственность как элемент взаимодействия компании со стейкхолдерами

Макаров И.Н.1, Назаренко В.С.2, Дробот Е.В.3
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Липецкий филиал), Россия, Липецк
2 Управление экономического развития Липецкой области Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации (Липецкий филиал), Россия, Липецк
3 АНО «Развитие инноваций» Центр дополнительного профессионального образования, Россия, Выборг

Статья в журнале

Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность
Том 2, Номер 2 (Апрель-июнь 2021)

Цитировать:
Макаров И.Н., Назаренко В.С., Дробот Е.В. Корпоративная социальная ответственность как элемент взаимодействия компании со стейкхолдерами // Социальное предпринимательство и корпоративная социальная ответственность. – 2021. – Том 2. – № 2. – С. 113-128. – doi: 10.18334/social.2.2.112183.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46338754

Аннотация:
В статье вопросы корпоративной социальной ответственности компаний рассматриваются через призму взаимодействия компаний со стейкхолдерами. Авторы отмечают, что стейкхолдерам становится недостаточно информации о социальной ответственности как обособленном направлении деятельности, они предпочитают видеть системное влияние. Корпоративная социальная ответственность становится неотъемлемым следствием существования компании и одним из важнейших критериев оценки ее деятельности, например, при ответственном финансировании.

Ключевые слова: корпоративная социальная ответственность, стейкхолдеры, устойчивое развитие, ответственное инвестирование

JEL-классификация: L31, M14, M21



Введение

В последние годы вопросы устойчивого развития и роли бизнеса в его обеспечении приобретают все большее значение [9, c. 643–658] (Drobot, Makarov, Pochepaev, 2020, р. 643–658). Корпоративная социальная ответственность (КСО) компаний воспринимается всеми заинтересованными сторонами как непременный элемент бизнеса, рассматривающего теперь КСО не только как драйвер экономики, но и как институт сохранения устойчивости социальной и экологической сферы.

Вопросы корпоративной социальной ответственности широко исследованы в публикациях таких ученых, как Благов Ю.Е., Петрова-Савченко А.А. [2, 4, 24] (Blagov, Petrova-Savchenko, 2014; Blagov, Kabalina, Petrova-Savchenko, Sobolev 2015; Blagov, Petrova-Savchenko, 2012), Авилова М.Г. [1] (Avilova 2016), Островская Е.А. [17] (Ostrovskaya 2017), Волконская Н. А., Духновский Ф. А. [6] (Volkonskaya, Dukhnovsky 2020), Павлов Э.Л. [18] (Pavlov, 2019), Сапунцов А.Л. [21] (Sapuntsov, 2015), Суева Ю.В. [22] (Sueva, 2011), Сысоева Т.Л., Тимохина Г.С., Минина Т.Б. [23] (Sysoeva, 2017) и др.

Несмотря на обилие публикаций, посвященных КСО, интерес вызывает исследование корпоративной социальной ответственности как элемента взаимодействия компании с заинтересованными в ее деятельности лицами, т.е. стейкхолдерами.

В условиях, когда устойчивое развитие становится экономической доктриной в подавляющем большинстве стран, не только крупнейшие компании, но и другие представители бизнеса приходят к осознанию необходимости следовать принципам устойчивого развития. Одним из проявлений содействия бизнеса устойчивому развитию выступает корпоративная социальная ответственность.

Так, в Национальном стандарте Российской Федерации ГОСТ Р ИСО 26000-2012 «Руководство по социальной ответственности» [7], идентичному Международному стандарту ИСО 26000:2010 «Руководство по социальной ответственности» [13], представлено следующее определение социальной ответственности: «Социальная ответственность (social responsibility) – ответственность организации за воздействие ее решений и деятельности на общество и окружающую среду через прозрачное и этичное поведение, которое:

– содействует устойчивому развитию, включая здоровье и благосостояние общества;

– учитывает ожидания заинтересованных сторон;

– соответствует применяемому законодательству и согласуется с международными нормами поведения;

– интегрировано в деятельность всей организации и применяется в ее взаимоотношениях» [7].

Следует отметить, что само понятие КСО отнюдь не ново, и появилось оно в 50-е годы XX века. Так, Г. Боуен в своей работе «Социальная ответственность бизнесмена» отмечал, что бизнес выступает частью общества и ответственен перед ним [25] (Bowen, 1953).

В то же время долгое время КСО рассматривалась компаниями в качестве определенного инструмента управления рисками в условиях ужесточения трудовых и экологических норм. Параллельно с появлением различных международных организаций, призванных регулировать социальные аспекты деятельности компаний, сами компании внедряли в свои управленческие системы различные стандарты и регламенты.

В ходе дальнейшего развития концепции КСО стала составным элементом стратегического управления. Основной причиной этого стала «необходимость объединить разрозненные элементы корпоративной политики, определяющие взаимоотношения компании с внешней средой, и выработать целостные подходы к взаимодействию с обществом. Важно было увязать философию компании, ее маркетинговую стратегию с ожиданиями общества» [16] (Orlov, 2012).

На рисунке 1 представлены стадии развития концепции КСО.

Рисунок 1. Стадии развития КСО

Источник: составлено авторами.

Социально-ориентированная деятельность компаний перестает быть отдельным направлением деятельности, вклад компании в развитие общества становится элементом единой стратегии развития компании. Элементы корпоративной социальной ответственности компании становятся элементами стратегий социально-экономического развития территорий их присутствия. «Из прикладной дисциплины внешних коммуникаций и связей с общественностью КСО уверенно внедряется в саму основу бизнес-модели, и происходит это под давлением «снизу», от того, кто покупает и определяет спрос, от downstream-звеньев цепи поставок» [4].

Результативность компании в части взаимодействия с обществом, в котором она функционирует, и ее воздействия на экологию стала весьма значимой составляющей оценки ее общей результативности и способности продолжать функционировать эффективно [7].

«Не то что отдельным брендам и компаниям – целым отраслям приходится заново изобретать себя, альтернативный путь, предполагающий сохранение и возобновление используемой ресурсной базы, лучшие технологии и рецептуры продукции для исключения вреда для местных сообществ и конечных потребителей, справедливое распределение вознаграждения по всей цепочке формирования добавленной стоимости» [4].

На современном этапе стейкхолдерам (рис. 2) становится недостаточно информации о социальной ответственности как обособленном направлении деятельности, они предпочитают видеть системное влияние. Стейкхолдеров интересует воздействие компании на общество и экологию, а также проявления последствий такого влияния в дальнейшем. Важным становится понимание бизнесом оказываемого им влияния и те меры, которые принимаются в связи с этим.

Рисунок 2. Стейкхолдеры компании

Источник: составлено авторами.

Информация об оказываемом воздействии строится с учетом сформированных ООН Целей устойчивого развития (ЦУР). Однако согласно данным исследований, одной лишь согласованности направлений КСО и ЦУР недостаточно [5]. Заинтересованных лиц интересует «конкретика» в области вклада компании в достижение ЦУР, в том числе результаты в реальном выражении. Причем в данном случае к заинтересованным лицам относится не только гражданское общество, но и инвесторы, в том числе и институциональные.

В последнее время активно развивается такое направление как ответственное инвестирование. Причем активными его участниками становятся не только частные, но и институциональные инвесторы, как значительный источник капитала, имеющий миссию в способствовании устойчивому развитию.

Такие институциональные инвесторы согласуют свои подходы с ЦУР, а объекты инвестирования анализируют и в контексте рисков, сопряженных с устойчивым развитием.

«В сфере ответственного инвестирования социальные инвестиции представляют собой развивающееся направление, способствующее формированию новых требований в отношении раскрытия компаниями информации об оказываемом ими влиянии на общество с возможностью проведения оценки и сравнения такого воздействия» [19].

На рисунке 3 представлены факторы, которые находятся под влиянием оценки деятельности компании в области устойчивого развития.

Рисунок 3. Факторы, зависящие от оценки деятельности компании в области устойчивого развития

Источник: составлено авторами.

Таким образом, рассмотренные выше факторы и формирующаяся в обществе поддержка подходов к устойчивому развитию позволяют более эффективно доносить необходимость пересмотра подходов компаний, перехода к социальной ответственности. Поскольку, в конце концов, в долгосрочном периоде и существование самой компании будет зависеть от состояния общества и экосистемы в целом.

Рассматривая вопросы влияния корпоративной социальной ответственности нельзя обойти стороной и то, что, выступая инструментом балансировки интересов общества и бизнеса, КСО подвержена значительному экзогенному воздействию. К макрорегуляторам КСО следует отнести те факторы, которые воздействуют на само создание общественных благ бизнесом. Макро- и микрорегуляторы КСО представлены на рисунке 4.

Рисунок 4. Макро и микрорегуляторы КСО.

Источник: составлено авторами по данным [12] (Gorfinkel, et al., 2019).

«Макрорегуляторы КСО объединяют производство общественных благ в бизнессекторе в единое целое, направляют деятельность отдельных хозяйствующих субъектов в сфере удовлетворения социальных потребностей общества, распределяют труд и средства производства общественных благ, стимулируют социальное предпринимательство» [12] (Gorfinkel, et al., 2019).

Важным является тот факт, что с ростом общественной популярности концепции КСО, те компании, которые эффективно применяют эту концепцию на практике, в глазах потребителей получают значительное конкурентное преимущество.

Уровень развития страны выступает, с одной стороны, фактором, определяющим условия, в которых развивается бизнес и находится общество, а с другой – он определяет направления социально-экономической политики, регулирующей предложение общественных благ. Национальные особенности включают в себя культурные особенности, существующие ценности и их совокупное влияние на объем, структуру общественных благ и спрос на них. Международные стандарты носят надгосударственный характер и формируют общие для бизнеса контуры КСО.

К микрорегуляторам КСО следует отнести те факторы, которые носят внутренний характер, влияя на потенциальное направление развития КСО непосредственно в компании (рис. 4). К первой группе микрорегуляторов относятся инструменты стратегического управления. В условиях, когда сопротивление переменам, происходящим в обществе, бессмысленно, КСО становится неотъемлемой частью стратегии развития компании. Существующая масштабность целей (вторая группа микрорегуляторов) во многом становится потребностью и ориентиром, выходящими на первый план для сотрудников нового поколения. Вопросы репутационных рисков и развития бренда (третья группа микрорегуляторов) имеют самую тесную связь с КСО. Группа регуляторов интеллектуального капитала (четвертая группа микрорегуляторов) представляет собой совокупность знаний, имеющихся у компании, человеческого капитала, развивающихся в контексте идей КСО. Такой регулятор, как новые формы кооперации (пятая группа микрорегуляторов) связан с разнообразными формами партнерских отношений бизнеса и гражданского сектора, различных объединений, которые «породили формирование новых гибридных цепочек создания стоимости, которые отличаются высокой гибкостью, дешевизной, инновационностью и представляют собой новые бизнес-экосоциальные системы» [8, с. 62–69] (Drayton, Budinich, 2010, р. 62–69).

В результате управление социальной ответственностью становится предметом функционирования системы менеджмента социальной ответственности компании, где основная цель заключается в выполнении принятых обязательств в области устойчивого развития и удовлетворении требований и ожиданий, сформированных стейкхолдерами. Бизнес-процесс управления социальной ответственностью представлен на рисунке 5.

Рисунок 5. Бизнес-процесс управления социальной ответственностью. Источник: [17, с. 103–110] (Ostrovskaya, 2017, р. 103–110).

Заключение

Подводя итоги исследования, можно отметить, что корпоративная социальная ответственность в современных условиях позволяет компаниям сохранять значимость бренда в глазах потребителей и инвесторов, повышать привлекательность новых инвестиционных проектов для всех стейкхолдеров.

Нефинансовая отчетность компаний, как элемент прозрачности деятельности и подотчетности стейкхолдерам, занимает важное место на данном этапе. Однако на фоне становления устойчивого развития в качестве экономической доктрины большинства стран и развития ответственного инвестирования данные о корпоративной социальной ответственности становятся элементом интегрированной финансовой и нефинансовой отчетности. Учет интересов стейкхолдеров компании приводит к тому, что традиционные границы в данном случае стираются, а корпоративная социальная ответственность становится неотъемлемым следствием существования компании.


Источники:

1. Авилова М. Г. Корпоративная социальная ответственность в России: тенденции, проблемы, решения // Научно-методический электронный журнал Концепт. – 2016. – № 34. – c. 1–5.
2. Благов Ю. Е., Петрова-Савченко А.А. Доклад о корпоративной благотворительности в России // В сб.: Все о лидерах 2014: по материалам проекта «Лидеры корпоративной благотворительности 2014»: М.: Форум Доноров. 2014.
3. Благов Ю. Е., Кабалина В.И. Петрова-Савченко А.А. Соболев И.С. Создание ценности для бизнеса и общества: анализ корпоративной социальной деятельности российских компаний // Российский журнал менеджмента. – 2015. – № 2. – c. 67–98.
4. Бизнес-модель добра. [Электронный ресурс]. URL: https://plus.rbc.ru/news/5ba06af97a8aa94be8518a92 (дата обращения: 04.05.2021).
5. Будущие перспективы. [Электронный ресурс]. URL: https://assets.kpmg/content/dam/kpmg/ru/pdf/2018/06/ru-ru-kpmg-survey-of-corporate-responsibility-reporting-2017.pdf (дата обращения: 04.05.2021).
6. Волконская Н.А., Духновский Ф.А. КСО во время кризиса: возможные практики в России // Журнал «Бизнес. Общество. Власть». – 2020. – № 2-3 (36-37). – c. 184-189.
7. ГОСТ Р ИСО 26000-2012 «Руководство по социальной ответственности». [Электронный ресурс]. URL: https://docs.cntd.ru/document/1200097847 (дата обращения: 04.05.2021).
8. Дрейтон Б., Будинич В. Новые партнерства изменят мир // Harvard Business Review. – 2010. – № 9. – c. 62-69.
9. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Почепаев И.А. Концептуальные основы устойчивого развития в XXI веке: принцип триединства и подходы к оценке воздействия бизнеса // Лидерство и менеджмент. – 2020. – № 4. – c. 643-658. – doi: 10.18334/lim.7.4.110931.
10. Заводчикова Т.Б. Корпоративная социальная ответственность российских компаний: теория и практика // Вестник СамГУ. – 2015. – № 8 (130).
11. Киварина М.В. Корпоративная социальная ответственность // Экономический журнал. – 2011. – № 3(23). – c. 116-121.
12. Корпоративная социальная ответственность. / В. Я. Горфинкель [и др.]. - М.: Издательство Юрайт, 2019. – 438 c.
13. Международный стандарт ISO 26000 «Руководство по социальной ответственности». [Электронный ресурс]. URL: http://www.ksovok.com/doc/iso_fdis_26000_rus.pdf (дата обращения: 02.05.2021).
14. Нефедьева Е.И., Гуляева А.И. Корпоративная социальная ответственность крупного производственного предприятия (социологический аспект) // Экономика труда. – 2020. – № 9. – c. 795-818.
15. Озерникова Т. Г., Кузнецова Н. В. Развитие внутрикорпоративной социальной ответственности в российских компаниях // Социологические исследования. – 2015. – № 6. – c. 23-34.
16. Орлов Е. В. Корпоративная социальная ответственность. - Н. Новгород: Изд-во ННГАСУ, 2012.
17. Островская Е.А. Корпоративная социальная ответственность: развитие в России в новых экономических условиях // Государственно-частное партнерство. – 2017. – № 2. – c. 103-110.
18. Павлов Э.Л. Корпоративная социальная ответственность как перспективный инструмент расширения деятельности международного бизнеса // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2611-2620. – doi: 10.18334/eo.9.4.40853.
19. Рекомендации по реализации принципов ответственного инвестирования. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/statichtml/file/59420/20200715_in_06_28-111.pdf (дата обращения: 04.05.2021).
20. Построение системы менеджмента социальной ответственности на основе МС IQNet SR10. [Электронный ресурс]. URL: https://mc.misis.ru/seminar/2015/reports/Polyakova-2015.pdf (дата обращения: 04.05.2021).
21. Сапунцов А.Л. Корпоративная социальная ответственность как инструмент проникновения транснациональных корпораций развивающихся стран на рынки Африки // Экономические науки. – 2015. – № 125. – c. 170-174.
22. Суева Ю.В. Корпоративная социальная ответственность бизнеса как фактор устойчивого развития экономики региона и страны в целом // Вопросы инновационной экономики. – 2011. – № 10. – c. 25-33.
23. Сысоева Т.Л., Тимохина Г.С., Минина Т.Б. Корпоративная социальная ответственность как метод сокращения производственных издержек // Вопросы инновационной экономики. – 2017. – № 4. – c. 449-456. – doi: 10.18334/vinec.7.4.38542.
24. Blagov Y., Petrova-Savchenko A. Corporate philanthropy in Russia: Evidence from a national awards competition // Corporate Governance International Journal of Business in Society. – 2012. – № 12 (4). – p. 534–547.
25. Bowen H. Social Responsibilities of the Businessman. - New York: Harper and Row, 1953. – 276 p.

Страница обновлена: 27.08.2021 в 20:07:52