Цифровая трансформация разномасштабных предприятий, вовлеченных в реальный сектор российской экономики

Макаров И.Н.1, Широкова О.В.1, Арутюнян В.А.1, Путинцева Е.Э.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации – Липецкий филиал

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 9, Номер 1 (Январь-Март 2019)

Цитировать:
Макаров И.Н., Широкова О.В., Арутюнян В.А., Путинцева Е.Э. Цифровая трансформация разномасштабных предприятий, вовлеченных в реальный сектор российской экономики // Экономические отношения. – 2019. – Том 9. – № 1. – С. 313-326. – doi: 10.18334/eo.9.1.39966.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=38228725
Цитирований: 4 по состоянию на 16.08.2020

Аннотация:
Цифровая революция, охватившая мировую экономику, впечатляет масштабом, темпами и географией. С каждым годом растет интенсивность внедрения новых технологий в производство и обслуживание человеческих потребностей. Цифровая волна охватывает новые регионы и оказывает все более ощутимый эффект для экономики. В статье рассматриваются возможности и перспективы развития разномасштабных предприятий реального сектора экономики в условиях цифровых перемен. Оценен экономический потенциал цифровых трансформаций, а также потенциальный эффект для валового внутреннего продукта от внедрения цифровых технологий. Уделено особое внимание региональному аспекту цифровизации предприятий на примере Липецкой области. Этот субъект Российской Федерации является привлекательным с точки зрения инвестиций и располагается в зоне «среднесильных инноваторов» в общем рейтинге Ассоциации инновационных регионов России (АИРР), что делает его интересным для анализа по ряду показателей: импортозамещение, международная конкуренция, инновационные преобразования. Также в статье оценено влияние цифровых технологий на развитие общества и отражены преимущества от использования технологии интернета вещей как на территории России, так и в Липецкой области.

Ключевые слова: цифровая экономика, валовый внутренний продукт, цифровые технологии, разномасштабные предприятия, реальный сектор российской экономики

JEL-классификация: O31, L26, P24



Введение

«Мы стоим на грани технологической революции, которая коренным образом изменит наш образ жизни, стиль работы и способ взаимодействия друг с другом», – заявил профессор, основатель Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Швабб [6] (Burkhanova, 2017). Действительно, сегодня перед нашими глазами разворачивается четвертая промышленная революция, которая, как предсказывают эксперты, коренным образом повлияет на ход нашей жизни, на функционирование разномасштабных предприятий, на всю экономику. Позади три промышленные революции: конец XVIII века ознаменовался внедрением машинного производства с помощью парового двигателя, 1870-е годы – внедрением массового производства с помощью использования электроэнергии,1970-е годы – научно-технической революцией, то есть автоматизацией производства с помощью электроники и IT-технологий. Сейчас мы наблюдаем действие новой промышленной революции, а именно массовое внедрение киберфизических систем в производство и обслуживание человеческих потребностей. Как эта революция повлияет на реальный сектор экономики и общество в целом? Попытке ответить на этот вопрос посвящено наше исследование. Для анализа используются труды экономистов А. Альпатова, А. Джабиева, Н. Бурхановой, специалистов в сфере цифровизации Л. Дробышевской, Е. Смирнова, теоретиков и практиков менеджмента С. Егоровой, Е. Поповой.

В настоящее время фактором, характеризующим начало прогресса, стало распространение цифровых технологий – технологий ближайшего будущего. Мы становимся свидетелями активного проникновения информационных технологий во все сферы человеческой жизнедеятельности. На наших глазах создается информационное общество и осуществляется постепенный переход к цифровой экономике.

До сих пор единое толкование понятия цифровой экономики отсутствует, однако существует много его интерпретаций. Например, в реализуемой Стратегии развития информационного общества в России на 2017–2030 годы, утвержденной указом Президента РФ, дается следующее определение: «Цифровая экономика – хозяйственная деятельность, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде, обработка больших объемов и использование результатов анализа которых по сравнению с традиционными формами хозяйствования позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства, технологий, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг» [1]. Главной целью программы является создание и развитие цифровой среды, подходящей для оперативного решения проблем конкурентоспособности и национальной безопасности России.

Два основных процесса, которые становятся «активаторами» изменений экономики России – это цифровизация, то есть применение цифровых технологий, и цифровая трансформация, предполагающая масштабное изменение деловой стратегии и бизнес-процессов под влиянием цифровизации. Развивать цифровую экономику необходимо для укрепления экономических отношений между субъектами. Также это упростит и ускорит работу людей, позволяя сделать процессы простыми и прозрачными. Следует отметить важный момент: люди не будут заменены роботами, так как цифровизация увеличит потребность в квалифицированном труде [20] (Saveleva, 2018). Более того, цифровизация российской экономики позволит расширить возможности разномасштабных предприятий, вовлеченных в реальный сектор.

В течение последних нескольких лет разные отрасли экономики, такие, как сельское хозяйство, промышленное производство, сфера оказания услуг, получили толчок для своего развития [22] (Gluschenko, Gluschenko, 2017). Оно осуществляется за счет политики импортозамещения и поддержки со стороны государства. Так, цифровизация реального сектора экономики откроет перед производителями товаров, работ и услуг еще больше возможностей, как для модернизации отраслей, так и для удовлетворения потребностей россиян.

В настоящее время в России наблюдается быстрое развитие цифровой экономики. C 2011 по 2015 год совокупный объем цифровой экономики России увеличился на 59 %. Показатель растет в девять раз быстрее, чем валовый внутренний продукт (ВВП) страны. В результате доля цифровой экономики в 2015 году достигла 3,9 % ВВП. Существует значительный потенциал для ее дальнейшего роста [5] (Borsch, Gerasimova, Tyulin, 2018). Уже сегодня активно разрабатываются, внедряются и используются технологии машинного обучения, блокчейн, облачные технологии, «умные вещи», анализ больших данных с помощью интеллектуальных приложений и многие другие.

С помощью цифровой трансформации разномасштабных предприятий и в целом российской экономики возможно повышение отдачи от непроизводственных и производственных активов. Например, внедрение интернета вещей может позволить организациям добиться увеличения выхода готовой продукции, а также сокращения простоев оборудования, оптимизировать загрузку производственных мощностей. Ряд компаний реального сектора экономики начали внедрять продвинутые оптимизационные ИТ-системы. К примеру, поток массивов информации, собираемых системой в реальном времени с производственного оборудования, может задействоваться только для оперативного диагностирования неисправностей оборудования, хотя не менее значимый эффект мог бы быть достигнут путем построения системы превентивного обслуживания на основе обработки тех же данных. Использование и анализ таких систем приведут к сокращению затрат на ремонтные работы за счет перехода к обслуживанию каждой единицы оборудования по необходимости. Количество срочных ремонтов также сократится.

У России имеются огромный потенциал, мощная научная школа, обилие природных ресурсов. В развитии таких отраслей, как промышленность, металлургия, добыча полезных ископаемых, российская экономика может занять ведущие позиции. В ближайшее время планируется осуществить цифровую трансформацию промышленности с помощью технологии «Индустрия 4.0» в рамках новой промышленной революции. Инновационные методы будущего – это анализ больших массивов данных, промышленный интернет вещей, трехмерное моделирование, робототехника и беспилотные летательные аппараты, машинное зрение, виртуальная реальность, дополненная реальность и прочие методы, значительно облегчающие процесс производства и сбыта готовой продукции. В технологии «Индустрии 4.0» большая часть физических процессов оцифрованы, именно поэтому ее принято соотносить с «умной» промышленностью. Набор инструментов «Индустрия 4.0» предполагает объединение физических и вычислительных процессов, что, в свою очередь, является окном в мир огромных возможностей, способствующих повышению эффективности работы как конкретного предприятия, так и всего промышленного сектора в целом. Внедрение данной технологии на предприятиях, занятых в промышленном секторе, позволит получить конкурентные преимущества за счет эффекта раннего старта и даже задать стандарты для отраслевых решений в мировом масштабе.

Мы стоим на пороге новых возможностей, новых свершений. Цифровая трансформация российской экономики будет оказывать огромное влияние на разные отрасли реального сектора. Согласно прогнозным данным экспертов, потенциальный эффект для валового внутреннего продукта (ВВП) от внедрения цифровых технологий оценивается в 4,1–8,9 трлн руб., что составит 19–34 % общего увеличения ВВП с 2015 по 2025 год. Использование цифровых технологий будет оказывать влияние на российскую экономику в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе. Цифровизация коренным образом изменит функционирование разномасштабных предприятий. Наибольший эффект для бизнеса, по мнению экспертов, ожидается от применения «интернета вещей» [21] (Sycheva, Yakushin, 2016). Таким образом, сегодня цифровизация экономики может рассматриваться как основная задача стратегии России, которая поможет укрепить и усилить позиции нашей страны на мировой арене.

Рассмотрим региональный аспект цифровизации предприятий. Одно из приоритетных направлений развития Российской Федерации – улучшение инвестиционного климата. Это понятие подразумевает отсутствие условий, препятствующих ведению бизнеса, и высокий уровень технологий в разных секторах экономики. Ежегодно Агентство стратегических инициатив представляет топ-20 регионов Российской Федерации по состоянию инвестиционного климата [7] (Dzhabiev, 2017).

Направления оценки отражают качество предоставления услуг органами власти, эффективность механизмов и институтов для бизнеса, наличие или отсутствие необходимых инфраструктурных объектов, уровень развития малого и среднего предпринимательства. Высокое место субъекта в рейтинге свидетельствует о том, что ответ на нижеприведенные вопросы является положительным.

· Типовые административные процедуры проводятся в короткие сроки?

· Удовлетворены ли предприниматели качеством оказания услуг?

· Действует ли в регионе механизм защиты прав инвесторов?

· Достаточно ли на территории автомобильных дорог, технопарков, бизнес-инкубаторов?

· Соблюдается ли баланс спроса и предложения на рынке труда?

· Доступны ли для малого бизнеса кредитные ресурсы?

· Развита ли в субъекте система государственно-частного партнерства?

Официальные рейтинги и статистические данные многие называют абстрактными списками, не отражающими реальное положение дел ни на федеральном, ни на региональном уровне. Чтобы убедиться в том, что такое отношение ошибочно, достаточно обратиться к примерам из практики. Еще важнее отбросить стереотипы. Рассмотрим опыт Липецкой области. Самые известные ассоциации с этой территорией – «Жемчужина Черноземья», «Новолипецкий комбинат», «Минеральная вода», «Петр Первый»... Однако регион уже давно развивается по другим законам и правилам.

В 2017 году Липецкая область заняла четырнадцатое место в рейтинге Агентства стратегических инициатив (+2 строки по сравнению с предыдущим периодом). Регион, который ранее отличался фактически моноотраслевой экономикой, продемонстрировал быстрый рост в сферах сельского хозяйства, машиностроения, оптовой и розничной торговли. Успех не был бы таким заметным, если бы не новые технологии и инструменты диверсификации экономики. Очевидные преимущества субъекта – работа особой экономической зоны промышленно-производственного типа (ОЭЗ ППТ) «Липецк» и особых экономических зон регионального уровня. Есть, однако, и перспективные проекты. Можно ли считать их инновационными? Пожалуй, да – в масштабах субъекта. Ниже представлены основные направления развития.

1. Государство и бизнес рука об руку. Планируется привлечь инвестиции в проекты создания придорожной инфраструктуры и платных парковок. Проблема нехватки парковочных мест особенно актуальна для областного центра. Однако уже в конце 2018 года на территории региона начнут работу платные парковки в режиме эксперимента. В центре Липецка оборудуют 1600 мест стоимостью 35 рублей в час [4] (Arutyunyan, 2018). По данным прогноза Администрации Липецкой области, к 2028 году сумма доходов бюджета областного центра вырастет на 200 миллионов рублей за счет введения механизма. Часть средств потратят на установку шлагбаумов во дворах. Другой амбициозный проект – ремонт мостов, в том числе за счет средств инвесторов. На экономическом форуме в Санкт-Петербурге Липецкая область заключила соглашение с Национальным центром государственно-частного партнерства (ГЧП). Сотрудничество обещает быть плодотворным: регион имеет опыт реализации коммерческих проектов создания инфраструктуры.

2. Транспорт будущего. В 2017 году Липецкая область отказалась от использования троллейбусов в пользу автобусов на экологичном топливе. Управление дорог и транспорта, реализуя новую экологическую политику, планирует закупить для муниципалитетов электробусы. Их тестовые испытания уже проводились осенью 2017 года. Одновременно с внедрением автобусов на природном газе будут построены комплексные заправочные станции. Вот и еще один вариант инвестиций. Для тех, кто выступает за сохранение разных видов пассажирского транспорта, областная администрация области предусмотрела прогрессивный вариант – запуск скоростного трамвая и воздушного метро. Также напомним, что Липецкая область вошла в число первых регионов, применяющих полностью безналичную оплату проезда. Сегодня обладатели транспортных карт платят 19 рублей вместо двадцати четырех, а обладатели карт льготника – и того меньше.

3. Новый образ госслужащего. Недавно правительством были утверждены критерии оценки эффективности государственных служащих. Одним из главных показателей результативности работы сегодня считается высокий уровень одобрения гражданами деятельности чиновников. Как этого добиться? В первую очередь за счет введения проектного управления. Сегодня гораздо удобнее создавать рабочие команды, а не выстраивать иерархию приказов. Мэр Липецка Сергей Иванов в подтверждение своих слов привел цитату Германа Грефа: «Каждое утро газель просыпается с мыслью, что если она не будет быстро бежать, то станет чьим-то завтраком. Лев, просыпаясь, думает о том, что если он не будет быстро бежать, то не догонит даже самую медленную газель и останется без завтрака». Аналогия с городским развитием очевидна: промедление равнозначно упадку.

4. Всестороннее развитие. Наряду с традиционными инструментами улучшения инвестиционного климата Липецкая область использует передовые для регионального уровня технологии. Так, совершенствование инфраструктуры в ближайшее время будет предметом деятельности не только профильной Корпорации развития, но и частного инфраструктурного интегратора – компании DegaDevelopment (Швейцария) [2, c. 20] (Alpatov, Pushkin, Dzhaparidze, 2015; р. 20). Компания планирует построить в одном из районов крупный индустриальный парк как для отечественных, так и для зарубежных производств. В компетенцию интегратора входит и поиск резидентов. Если проект окажется успешным, опыт его реализации будет растиражирован на другие районы.

5. Smart-технологии. Для Липецкой области «умные дома» – уже не сказка, а реальность. В основе интеллектуальной системы, которыми оснащен каждый такой дом, комплекс датчиков и камеры видеонаблюдения. С помощью мобильного приложения владелец может контролировать состояние помещения на расстоянии. Главное – обеспечить надежное интернет-соединение. Работа в этом направлении также ведется: в частном секторе используется технология GPON. Количество функций «умного дома» со временем будут только увеличиваться. Пока система выполняет сигнальную функцию, но уже имеются разработки по удаленному управлению домашними приборами.

Благодаря поступательному движению и внедрению инноваций Липецкая область добилась хороших результатов в области экономики [3, c. 148] (Arenkov, Smirnov, Sharafutdinov, Yaburova, 2018; р. 148). Например, на территорию региона были привлечены международные инвесторы – «Индезит», «Йокогама» и т.д. Высшие должностные лица субъекта стремятся проводить политику, основанную на балансе интересов государства, бизнеса и общества. Это особенно важно для сохранения конкурентной позиции на мировом рынке.

Липецкая область отличается благоприятным инвестиционным климатом. Показатели развития промышленности за последние три года демонстрируют уверенный рост. Регион не только активно проводит активную политику импортозамещения, но также уже осуществляет экспорт производимых товаров в другие города РФ и открыл для себя доступ на мировой рынок. Согласно данным за январь-сентябрь 2018 года, которые были предоставлены таможенной статистики, объем экспорта из Липецкой области вырос на 33 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 4142 млн долларов США. Так, Липецкая область занимает 3 место среди регионов Центрального федерального округа (после Москвы и Московской области) и 14 место среди регионов Российской Федерации (в 2017 году – 17-е место) по объему экспорта. В объеме внешней торговли доля экспорта составила 84 %. На долю стран дальнего зарубежья приходится 94 % экспорта, на долю стран СНГ – 6 %.

Следует отметить, что увеличилась доля несырьевых товаров в общем объеме экспорта региона и составила 98,5 %. Липецкая область активно развивает агропромышленный комплекс (АПК). Об этом свидетельствует объем экспорта продукции агропромышленного комплекса (подсолнечное масло, злаки, сахар, минеральные воды, пиво), который вырос более чем в 2 раза за год. Из данных, очевидно, что в 2018 году одной из главных статей экспорта стала сельскохозяйственная продукция, в частности, зерновые культуры. Зерно из Липецкой области поставляют в Саудовскую Аравию, Турцию, Бангладеш, Египет, Ирландию и другие страны. Средства от продажи продукции используют для развития и модернизации предприятий: покупку машин и оборудования, тестирование новых технологий. Планируется вкладывать средства в развитие технологий глубокой переработки зерновых культур. Это позволит укрепить позиции Липецкой области не только на внутреннем, но и на мировом рынке. Также Липецкая область участвует в нескольких национальных проектах, среди которых «Экспорт продукции агропромышленного комплекса».

Кроме того, в регионе увеличился экспорт продукции из черных металлов на 31 %, а также произошло увеличение на 5 % машиностроительной продукции (стиральные машины, холодильники).

Таким образом, структуру экспорта Липецкой области можно представить следующим образом: доля изделий из черных металлов – 91,1 %, продукции АПК – 5,2 %, машиностроительной продукции – 2,1 %, продукции топливно-энергетического комплекса (ТЭК) – 0,6 % [9] (Egorova, 2017). Регион демонстрирует достаточно высокие показатели. Однако существует единственная проблема, препятствующая более быстрому улучшению показателей, – несовершенство транспортной инфраструктуры, которое становится причиной увеличения времени доставки грузов.

Очевидно, каким бы потенциалом ни обладал регион, без поддержки государства ему не обойтись. Именно поэтому представляется перспективным участие Липецкой области в проектах, направленных на формирование конкурентной политики регионов. В мае 2019 года, к примеру, откроется «Школа экспорта» для представителей малого и среднего бизнеса, которые желают представить свои товары и спектр услуг на мировом рынке. Проект реализуется Российским экспортным центром, его участниками являются более половины регионов России. Решение об открытии площадки представляется логичным: сегодня экспортный потенциал региона определяется не только работой специалистов металлургической промышленности, но и деятельностью в сферах машиностроения и обрабатывающей промышленности.

Условия международной конкуренции требуют системного развития экспортного потенциала. На первом этапе Администрация Липецкой области приняла закон о промышленной политике (2001 год), в котором были указаны приоритетные направления инвестиций. Представители власти поставили цель содействовать развитию предпринимательской деятельности, установлению контактов с представителями бизнес-сообщества разных государств, акцентировать внимание на увеличении объема экспорта.

Следующий шаг – стратегическое планирование и инфраструктурное обеспечение бизнес-сообщества. Программа комплексного развития кооперации между государствами в Липецкой области действует до 2020 года. Ее мероприятия отражены в региональном приоритетном проекте, в результате выполнения которого предполагается изменение отраслевой структуры малого и среднего предпринимательства. В целях повышения конкурентного потенциала региона был открыт Центр координации поддержки экспортно ориентированных субъектов малого и среднего предпринимательства. Его задачей стало обучение компаний анализу рынков и проведению исследований, которые помогли бы найти партнеров за рубежом и осуществить поставки. По аналогичной схеме работает Региональный интегрированный центр.

Третий этап обеспечения конкурентоспособности региона имеет условное название «дипломатический». Он предполагает установление контактов с общественными объединениями и профильными ведомствами, организацию мероприятий в Липецкой области, в других регионах и зарубежных государствах. Предприятия-экспортеры регулярно получают поддержку со стороны властей, деятельность представителей бизнеса освещается в средствах массовой информации [4, с. 478] (Arutyunyan, 2018; р. 478).

Результаты проведения политики обеспечения конкурентоспособности региона выражаются в укреплении отношений с рядом государств (Беларусь, Казахстан, Узбекистан). В 2017–2018 гг. были заключены контракты с предприятиями и организациями из Бахрейна, Израиля, Ирака, проведены исследования рынков ОАЭ и Ирана. Принято участие в конференциях в Италии, Сербии.

Все это свидетельствует о том, что Липецкая область имеет большой потенциал. Регион может стать узнаваемым во всем мире, тем более что сегодня на его территории реализуется большое количество инвестиционных проектов. Одной из перспективных технологий является интернет вещей (Internet of Things). В 2018 году Новолипецкий металлургический комбинат внедрил систему 3D-позиционирования работников, разработанную лабораторией совместных инноваций НЛМК-SAP и Национальным центром интернета вещей. Это один из первых проектов промышленного интернета вещей в России. Функциями системы позиционирования являются сбор и анализ информации о работе станков и оборудования, перемещениях сотрудников, внештатных ситуация. Такие данные можно использовать для принятия решений по охране здоровья, организации промышленной безопасности, управлению персоналом и подрядными организациями. Принцип действия системы таков: сотрудники в начале рабочего дня закрепляют на одежде либо на руке датчики – фиксаторы активности. Каждый сотрудник может определить, какие зоны являются для него потенциально опасными, и получить оперативную информацию. На датчиках есть кнопка экстренной помощи.

Очевидное достоинство таких систем интернета вещей – их практикоориентированность. Так, датчики Новолипецкого металлургического комбината тестировались непосредственно в условиях производства. Остается только перевести систему в промышленную эксплуатацию.

Заключение

Облачные платформы, системы позиционирования, 3D-визуализация, беспроводная передача данных – все эти понятия незаметно вошли в нашу жизнь. Если представители власти региона хотят обеспечить его конкурентоспособность, им следует привлекать инвестиции в цифровую экономику. Самый эффективный механизм, на наш взгляд, – государственно-частное партнерство, при котором обе стороны контракта получают измеримые выгоды. Также важно влияние новых технологий на развитие общества. Использование интернета вещей, к примеру, позволяет улучшить ситуацию в тех отраслях производства, в которых велико значение человеческого фактора. Инвестиции в человеческий капитал и цифровые технологии – залог успешного позиционирования региона на мировой арене.


Источники:

1. Указ Президента РФ от 9 мая 2017 г. № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы». Гарант. [Электронный ресурс]. URL: http://www.garant.ru ( дата обращения: 20.01.2019 ).
2. Алпатов А.А., Пушкин А.В., Джапаридзе Р.М. Государственно-частное партнерство: механизмы реализации. / Учебное пособие. - М.: Альпина Паблишер, 2015. – 198 c.
3. Аренков И.А., Смирнов С.А., Шарафутдинов Д.Р., Ябурова Д.В. Трансформация системы управления предприятием при переходе к цифровой экономике // Российское предпринимательство. – 2018. – № 5. – c. 1711-1722. – doi: 10.18334/rp.19.5.39115.
4. Арутюнян В.А. Soft power: опыт Российской Федерации через призму международных отношений // Экономические отношения. – 2018. – № 3. – c. 475-486. – doi: 10.18334/eo.8.3.39396.
5. Борщ Л.М., Герасимова С.В., Тюлин А.С. О вопросах трансформации экономики и модернизации технологических процессов в России // Креативная экономика. – 2018. – № 6. – c. 717-732. – doi: 10.18334/ce.12.6.39206.
6. Бурханова Н. Экономическая география. / Учебное пособие. - М.: Литрес, 2017. – 305 c.
7. Джабиев А.П. Экономические интересы России на постсоветском пространстве в условиях формирования новых региональных объединений // Экономические отношения. – 2017. – № 4. – c. 363-374. – doi: 10.18334/eo.7.4.38338.
8. Дробышевская Л.Н., Попова Е.Д. Развитие экономики знаний России в эпоху цифровых трансформаций // Креативная экономика. – 2018. – № 4. – c. 429-446. – doi: 10.18334/ce.12.4.39019.
9. Егорова С.В. Мотивация – экономический рост или тормоз современной экономики? // Лидерство и менеджмент. – 2017. – № 1. – c. 9-16. – doi: 10.18334/lim.4.1.37643.
10. Кауфман Н.Ю. Трансформация управления знаниями в условиях развития цифровой экономики // Креативная экономика. – 2018. – № 3. – c. 261-270. – doi: 10.18334/ce.12.3.38922.
11. Кешелава А.В., Буданов В.Г., Румянцев В.Ю. и др. Введение в «Цифровую» экономику. - ВНИИГеосистем, 2017. – 28 c.
12. Российское общество. Трансформации в региональном дискурсе. / Монография. - М.: Литрес, 2017. – 395 c.
13. Скруг В.С. Трансформация промышленности в цифровой экономике: проблемы и перспективы // Креативная экономика. – 2018. – № 7. – c. 943-952. – doi: 10.18334/ce.12.7.39208.
14. Смирнов Е.Н. Эволюция инновационного развития и предпосылки цифровизации и цифровых трансформаций мировой экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2018. – № 4. – c. 553-564. – doi: 10.18334/vinec.8.4.39696..
15. Национальные счета: данные по ВВП. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru ( дата обращения: 20.11.2018 ).
16. WorldEconomicForum. [Электронный ресурс]. URL: https://www.weforum.org/events ( дата обращения: 20.01.2019 ).
17. Официальный сайт Агентства стратегических инициатив (АСИ). [Электронный ресурс]. URL: https://asi.ru/reports/87097 ( дата обращения: 09.02.2019 ).
18. Инвестиционный портал Липецкой области. [Электронный ресурс]. URL: http://investinlipetsk.ru/section/lipetskaia-oblast-v-reytingakh ( дата обращения: 09.02.2019 ).
19. Официальный сайт Липецкстат. [Электронный ресурс]. URL: http://lipstat.gks.ru ( дата обращения: 09.02.2019 ).
20. Савельева Е.А. Сущность и функции регламентации труда при переходе к цифровой экономике // Экономика труда. – 2018. – № 1. – c. 1-12. – doi: 10.18334/et.5.1.38886.
21. Сычева О.С., Якушин В.В. Интернет вещей как движущая сила маркетинга // Торгово-экономический журнал. – 2016. – № 4. – c. 341-348. – doi: 10.18334/tezh.3.4.37161.
22. Глущенко В.В., Глущенко И.И. Методические проблемы развития постиндустриальной сферы сервиса // Экономика, предпринимательство и право. – 2017. – № 3. – c. 171-184. – doi: 10.18334/epp.7.3.38325.

Страница обновлена: 16.08.2020 в 20:43:23