Аспекты социальной безопасности для разработки механизмов управления экономической системой

Сайдакова В.А.1, Савельев М.В.1, Созинов П.А.1
1 Вятский государственный университет, Россия, Киров

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 17, Номер 7 (Июль 2023)

Цитировать:
Сайдакова В.А., Савельев М.В., Созинов П.А. Аспекты социальной безопасности для разработки механизмов управления экономической системой // Креативная экономика. – 2023. – Том 17. – № 7. – С. 2363-2380. – doi: 10.18334/ce.17.7.118631.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=54310524
Цитирований: 1 по состоянию на 07.12.2023

Аннотация:
Предметом исследования является определение уровня социальной безопасности экономической системы и его интерпретация для определения направлений региональной политики. В рамках данного исследования выдвигается гипотеза, что с помощью уровня социальной безопасности региона можно провести ранжирование их по уровню риска и типу социального развития и выработать направления по управлению социальной безопасностью экономической системы. Цель исследования заключается в проверке поставленной гипотезы. В качестве основных методов были выбраны общенаучные и конкретно-научные методы. Авторами была применена методика оценки социальной безопасности и апробирована на экономических системах ПФО. В научной литературе не определен единообразный подход к интерпретации социальной безопасности и ее оценке. В целях подтверждения поставленной гипотезы были уровень социальной безопасности был проранжирован в соответствии с социально-ориентированной типологией регионов. По результатам исследования по экономическим системам ПФО были определены угрозы в каждой группе показателей социальной безопасности и предложены управленческие решения по нейтрализации дестабилизирующих факторов.

Ключевые слова: социальная безопасность, экономическая системы, регион, механизмы управления

JEL-классификация: C12, E24, I10, I20, I30, J10, R10, R50



Введение

На современном этапе развития научной экономической мысли экономическая системы выступает как сложно структурированный процесс, содержащий в себе обособленные части, которые взаимосвязаны друг с другом и в совокупности образуют единую системы. Под экономической системой можно понимать национальную экономическую систему, подсистемой которого является регион как обособленная экономическая система.

В последние годы регион как экономическая система подвержен воздействию со стороны мирового экономического кризиса, пандемии COVID-19, западных санкций. Безопасность региона и государства возможна при реализации мер по развитию социальной сферы, обеспечению населения жизненно необходимыми благами, их правами и свободами, что выражается в обеспечении социальной безопасности. Поскольку регион является одной из систем государственного устройства, то оценка социальной безопасности региона как экономической системы способствует определению стратегических целей в области обеспечения устойчивого развития территории. Следовательно, в настоящее время становится актуальным проведение исследования в области социальной безопасности регионов России.

В данном исследовании выдвигается гипотеза, что с помощью уровня социальной безопасности региона можно провести ранжирование их по уровню риска и типу социального развития и выработать направления по управлению социальной безопасностью экономической системы.

Цель исследования состоит в проверке гипотезы и оценке уровня социальной безопасности субъектов Российской Федерации (на примере регионов Приволжского федерального округа), что позволит выявить наиболее «узкие» места в социальной сфере и, как следствие, скорректировать государственную и региональную политику для устранения обнаруженных дестабилизирующих факторов и прийти к устойчивому и стабильному развитию социально-экономической системы и ее элементов.

Методологическую основу исследования составляют как общенаучные методы научной абстракции, анализа и синтеза, системного подхода и дедукции, так и конкретно-научные методы анализа документов, ретроспективного анализа, мониторинга, статистического и графического анализа.

Основная часть

Теоретические особенности исследования социальной безопасности раскрываются в научных исследованиях.

Социальную безопасность можно трактовать как характеристику социальной сферы. В частности, О.И. Костина, Е.Ю. Елистратова соотносят определяют ее как отсутствие опасностей и угроз жизненно важным интересам личности и общества именно в социальной сфере [4]. Схожей точки зрения на социальную безопасность имеет М.С. Сюпова, только к объектам социальной сферы она добавляет и социальные группы [19]. Более точное определение социальной безопасности как характеристики социальной сферы выдвигают М.А. Меньшикова, К.В. Коптева, которые считают, что безопасность должна обеспечиваться через наличие номинального уровня социальных условий и благ, защиту от угроз и наличие минимального уровня риска [8].

Социальную безопасность можно рассматривать как составляющую национальной безопасности, что и определено Стратегией национальной безопасности. А.В. Кучумов, Е.В. Печерица, Я.С. Тестина определяют социальную безопасность как «системообразующую составляющую национальной безопасности», которая также способствует повышению качества и уровня жизни населения [6]. С другой стороны, социальная безопасность как элемент национальной характеризует состояние государственных, экономических и общественных институтов [9].

Однако определение социальной безопасности может содержать обе рассмотренные выше точки зрения. А.Н. Сухов отмечает исследуемый объект как многоуровневое явление, которое включает личность, социальные группы, семью, организации, региона и общество в целом [18]. Другой исследователь социальной безопасности – Я.А. Маргулян – определяет ее как ведущий элемент национальной безопасности и интегральный процесс, сочетающий в себе характеристики государственной и общественной системы страны [7].

Таким образом, выделение рассмотренных точек зрения на понятие «социальная безопасность» связано с отсутствием единообразных характеристик социальной безопасности, поэтому теоретические разработки становятся более разносторонними, а исследования, соответственно, более актуальными.

Любой экономической системе угрожают факторы, которые ведут к нарушению стабильных процессов и возникновению негативных последствий. Развитие социуме происходит совместно с появлением угроз и рисков. Социальная безопасность призвана обеспечить безопасное существование социальной сферы, устранить угрозы и их источники. Угрозы социальной безопасности можно классифицировать на различные группы. Вопросами определения и классификации угроз социальной безопасности в своих исследованиях занимались Т.А. Бондарская, О.В. Бондарская, Р.Г. Гучетль, Г.Л. Попова [1, с. 105-107], А.В. Кучумов, Е.В. Печерица, Я.С. Тестина [6], М.А. Никулина, М.Ю. Колодиев [9], О.Е. Ноянзина [10], Н.К. Савельева [13], Г.Г. Силласте [16], О. Суртаева [17], В.Ю. Флягина [21, с. 86-87], Н.М.Эль-Сибаи, А.А. Созинова [23] и т.д.

Наиболее часто в исследованиях встречаются угрозы социальной безопасности экономической системы в области демографии, здравоохранения, рынка труда, состояния доходов населения, криминогенной обстановки, образования и государственного регулирования.

С точки зрения исследования методических подходов к оценке социальной безопасности, было определено отсутствие единых индикаторов и показателей для ее измерения. Среди подходов можно выделить те, которые сводятся к определению интегрального (итогового) показателя, и те, которые рассчитывают показатели социальной безопасности и на их основании делают умозаключение об уровне безопасности.

Рассмотрим подходы, которые можно отнести к первой группе. В исследовании А.Ю. Гайфуллина, М.М. Гайфуллиной использован индикативный показатель, отражающий влияние угроз на состояние социальной безопасности. Предложенный ими инструментарий опирается на структурную модель. Метод основан на применении социальных показателей из шести групп, определении допустимых уровней социальной безопасности [3].

Так, в научной работе Л.А. Борзых рассмотрено десять показателей экономической безопасности региона в социальной сфере (исследователь интерпретирует социальную безопасность как часть экономической безопасности), которые отражают демографические процессы, использование бюджетных средств на развитие социальной сферы, уровень жизни, напряженность на рынке труда, обеспеченность жильем и содержат пороговый уровень. Исследование организовано на использовании дифференциальных и интегральных индексов отклонений [2].

Группа исследователей (Н.А. Кулагина, С.Е. Барыкин, Э.Н. Кроливецкий, А.Н. Лысенко) [5] для определения и оценки последствий пандемии COVID-19 в рамках количественной оценки угроз социальному развитию и корректировки региональной политики использовали 6 блоков (отдельные сектора): образование, здравоохранение, культура, рынок труда и социальная сфера, экономика. По каждому блоку рассчитывается интегральный показатель, а общий размер последствий пандемии определяется аддитивной моделью.

Рассмотрим подходы, которые можно отнести ко второй группе. К основным показателям, определяющим социальную безопасность Российской Федерации, согласно исследованию Н.Е. Тропыниной, Е.А. Чайкиной, относятся показатели доходов, дифференциации, занятости и безработицы, демографии, качества жизни. Для определения уровня социальной безопасности используются пороговые значение и отклонения фактических уровней от них, последнее, в свою очередь, ведет к выявлению угроз социальной безопасности [20].

В научной работе О.А. Рязановой, А.Н. Тимина показатели социальной безопасности региона разделены на группы: показатели наличия и перераспределения доходов, показатели качество жизни, демографические показатели. Используемые в исследовании показатели структурированы исходя из причинно-следственных связей. При этом авторы отмечают, что в исследование наиболее существенны демографические показатели, характеризующие эффективного регионального управления [12].

Поскольку в современной науке не определен единый подход к оценке социальной безопасности регионов, то в данном исследовании была применена коллектива авторов Вятского государственного университета (Н.К. Савельева, А.А. Созинова, В.А. Сайдакова, Н.В. Палешева, А.В. Беспятых). Согласно методике, показатели социальной безопасности были разграничены на 7 групп [14] (рис. 1). Данный подход вбирает в себя показатели, отражающие развитие социальной сферы и обеспечение ее безопасности с разных точек зрения.

Рисунок 1 – Показатели социальной безопасности региона

Источник: составлено автором на основании [14]

Уровень социальной безопасности регионов Российской Федерации исчисляется исходя из метода линейного масштабирования. Поскольку используемые показатели имеют разные единицы измерения, именно указанный метод способствует приведению их к нормируемому виду.

Следует отметить, что динамика выбранных показателей для повышения уровня безопасности должны либо увеличиваться, либо снижаться. В случае если необходимо увеличение значений показателя, то должна применяется следующая формула:

(1)

В противном случае (тенденция на снижение) используется следующая формула:

(2)

К показателям, которые нормируются по второй формуле, следует отнести коэффициент напряженности, уровень безработицы, численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума, численность населения на одну больничную койку.

В рамках данного исследования произведена оценка уровня социальной безопасности субъектов Российской Федерации за 2017-2021 гг. с использованием статистических данных сборника «Регионы России. Социально-экономические показатели» [11]. Уровень социальной безопасности экономических систем ПФО представлен в таблице 1.

Таблица 1 – Уровень социальной безопасности регионов ПФО

Регион
2017 г.
2018 г.
2019 г.
2020 г.
2021 г.
Республика Башкортостан
0,527
0,498
0,514
0,470
0,531
Республика Марий Эл
0,445
0,440
0,440
0,394
0,472
Республика Мордовия
0,490
0,453
0,452
0,400
0,462
Республика Татарстан
0,579
0,522
0,559
0,507
0,554
Удмуртская Республика
0,497
0,465
0,481
0,431
0,486
Чувашская Республика
0,486
0,469
0,471
0,422
0,514
Пермский край
0,479
0,457
0,463
0,423
0,487
Кировская область
0,453
0,428
0,434
0,398
0,441
Нижегородская область
0,517
0,480
0,509
0,451
0,498
Оренбургская область
0,498
0,471
0,479
0,423
0,457
Пензенская область
0,491
0,449
0,464
0,425
0,480
Самарская область
0,471
0,449
0,466
0,410
0,467
Саратовская область
0,484
0,457
0,471
0,422
0,461
Ульяновская область
0,470
0,446
0,454
0,413
0,447
Источник: составлено автором

Таким образом, максимальный уровень социальной безопасности экономических систем ПФО зафиксирован в 2017 г. в Республике Татарстан, а минимальный – в 2020 г. в Республике Мордовия.

После определения уровня социальной безопасности региона была произведена его группировка по исследуемому критерию. Это предполагает построение интервальных рядов уровня социальной безопасности, чтобы в последующем соотнести с уровнем риска на социальную сферу.

На начальном этапе была определена необходимость в уточнении количества групп через формулу Стреджесса [22, с. 97], в которой N представляет собой число единиц совокупности, или 85 субъектов Российской Федерации. Изначально было вычленено семь групп, границы которых можно изобразить в виде интервала, который определяется через соотношение размаха вариации и количества обнаруженных групп.

Однако в ходе исследования было установлено, что при построении равных интервалов по исследуемому признаку формируются группы, включающие значительно небольшое количество регионов. В этом случае появляется необходимость в увеличении интервалов группировки (неравные интервалы). Таким образом, в связи с малочисленным содержанием групп было принято решение об увеличении интервалов группировки и снижении количества групп до пяти.

Для оценки уровня социальной безопасности региона необходима шкала оценок интегральных показателей безопасности региона [15]:

- I зона – зона стабильности (ситуация не предполагает наличие угроз);

- II зона – зона умеренного риска (наличие несущественных угроз);

- III зона – зона значительного риска (наличие угроз, нейтрализация которых невозможна в краткосрочной перспективе);

- IV зона – зона критического риска (развитие кризисных процессов в социальной сфере, необходимо принятие стратегических решений, чтобы постепенно переходить в более безопасную зону);

- V зона – зона катастрофического риска (самая опасная зона, существует реальная угрозы социальной безопасности, требуется немедленное вмешательство региональных либо государственных органов управления).

Проведенный этап исследования позволил соотнести выявленные интервалы интегрального показателя с уровнем безопасности и социально-ориентированной типологией регионов (табл. 2).

Таблица 2 – Соотнесение уровней безопасности и типологии регионов

№ группы
Типология регионов
Градация уровней безопасности
1
Наиболее отсталые
Зона катастрофического риска
2
С относительно низким уровнем
Зона критического риска
3
Средние
Зона значительного риска
4
Относительно развитые
Зона умеренного риска
5
Наиболее развитые
Зона стабильности
Источник: составлено автором

В таблице 3 приведены выявленные ранее границы интервальных рядов согласно используемой типологии регионов. Исходя из данных в таблице появляется возможность проведения анализа динамики изменения уровня социальной безопасности регионов России за счет использования значений максимального и минимального уровня.

Таблица 3 – Соотнесение типологии регионов и границ уровня социальной безопасности

Типология регионов
2017 г.
2018 г.
2019 г.
2020 г.
2021 г.
Наиболее отсталые
0,256-0,385
0,301-0,406
0,268-0,390
0,234-0,346
0,221-0,354
С относительно низким уровнем
0,386-0,450
0,407-0,458
0,391-0,452
0,347-0,402
0,355-0,420
Средние
0,451-0,515
0,459-0,511
0,453-0,513
0,403-0,458
0,421-0,486
Относительно развитые
0,516-0,579
0,512-0,563
0,514-0,575
0,459-0,514
0,487-0,552
Наиболее развитые
0,580-0,709
0,564-0,668
0,576-0,697
0,515-0,626
0,553-0,684
Источник: составлено автором

Далее представлено соотношение уровня социальной безопасности экономической системы и зон риска (табл. 4).

Таблица 4 – Соотнесение соотношение уровня социальной безопасности экономической системы и зон риска

Регион
2017 г.
2018 г.
2019 г.
2020 г.
2021 г.
Республика Башкортостан
II
III
II
II
II
Республика Марий Эл
IV
IV
IV
IV
III
Республика Мордовия
III
IV
IV
IV
III
Республика Татарстан
II
II
II
II
I
Удмуртская Республика
III
III
III
III
III
Чувашская Республика
III
III
III
III
II
Пермский край
III
IV
III
III
II
Кировская область
III
IV
IV
IV
III
Нижегородская область
II
III
III
III
II
Оренбургская область
III
III
III
III
III
Пензенская область
III
IV
III
III
III
Самарская область
III
IV
III
III
III
Саратовская область
III
IV
III
III
III
Ульяновская область
III
IV
III
III
III
Источник: составлено автором

Таким образом, большинство экономических субъектов ПФО находится в зоне со средним уровнем в области социальной безопасности и в значительной зоне риска, что определяет наличие угроз социальной безопасности экономических системы. Наиболее безопасным выглядит Республика Татарстан и Республика Мордовия.

Предпочтительно рассматривать «узкие» места лишь в 2021 г. и с учетом динамики модификации значений показателей безопасности. Обратим внимание на наличие угроз по группам показателей социальной безопасности.

В области демографии управление социальной безопасность должно быть направлено повышение численности населения через снижение показателей смертности, что может быть связано как со стоянием услуг здравоохранения, так и снижением уровня заболеваемости (Пермский край, Кировская область). Реализация такого управленческого механизма также способствует повышению продолжительности жизни. Необходимо указать, что в Российской Федерации реализуется национальный проект (нацпроект) «Демография», который направлен на здоровый образ жизни (здоровое питание, отказ от вредных привычек), поддержание рождаемости населения материальными выплатами.

В рамках данного нацпроекта реализуется и содействие граждан, что в среднесрочной перспективе должно привести к повышению занятости граждан. Угрозы в области рынка труда характерны многим регионам ПФО – Саратовская область, Республика Башкортостан, Ульяновская область. Непосредственное решение угрозы состоит в механизме реализации программ профессиональной переподготовки через службы занятости населения.

Низкое состояние доходов населения представляет собой еще один дестабилизирующий фактор социальной безопасности экономической системы. Доходы населения определяют его уровень жизни, возможность дополнительного сбережения, получения более качественного и расширенного набора материальных и культурных благ. За границей бедности больше всего население среди регионов ПФО находится в Республике Марий Эл. Достаточно невысокое состояние доходов отмечается в Кировской области и Ульяновской области. При этом пенсионное обеспечение наилучшим образом сложено в Республике Татарстан. Решение данной угрозы заключается в реализации механизма помощи малообеспеченному населению через повышение социальных выплат и снижению условий для их получения. Также немаловажно обратить внимание на прожиточный минимум, который складывается не только из размеров потребительской корзины, а также из непродовольственных товаров и услуг, цены на которые постоянно повышаются.

Жилье и городская среда – ключевые комфортного существования населения. Дорожное покрытие должно соответствовать определенным требованиям, что способствует, во-первых, непрерывному и безопасному осуществлению пассажиропотока, во-вторых, бесперебойному грузопотоку для обеспечения продовольственными и непродовольственными товарами и услугами. Достаточно низкий удельный вес автомобильных дорог с твердым покрытием в общей протяженности автомобильных дорог общего пользования зафиксирован в Самарской области. Следовательно, представителям регионального дорожного управления необходимо разработать проект по улучшению дорожного покрытия. Жилищные условия как фактор первой необходимости для реализации жизнедеятельности должен предоставляться всем гражданам через управленческие решения по предоставлению жилых помещений для переселенцев, а также компенсации затрат по арендной плате.

С учетом пандемии и ее последствия на сферу здравоохранение и ее учреждения была возложена большая нагрузка, что обличило угрозы в данной области социальной безопасности. Нехватка врачей – одна из угроз в области здравоохранения, которая была отмечена в Республике Марий Эл и Ульяновской области. Данная угрозы нейтрализуется через реализацию региональными управленческими структурами программ по привлечению молодых специалистов-врачей и обеспечению их жилищными условиями (миграционная политика), а также предоставление льгот.

Что касается образовательного потенциала экономических систем ПФО и, как следствие, кадрового потенциала, то наблюдается ситуация, в которой среднее профессиональное образование доминирует в аспекте популярности над высшим образованием. Следовательно, подготовка высококвалифицированных кадров замедляется, часть потенциальной рабочей силы и кадрового резерва покидает «родные» территории, что ведет к развитию демографической ямы. В данном случае необходимо направлять молодое поколение на получение полного высшего образования за счет агитационной деятельности работодателей, которые делают упор на продвижение по карьерной лестнице и развитию предприятий экономической системы. Менее популярно высшее образование в Кировской области и Пермской крае.

Реализация туристических пакетов населению достаточно низкая в ПФО. Это может быть связано с тем, что население региона не имеет достаточное количество свободных денежных ресурсов для осуществления путешествий, что и отражает невысокое состояние доходов населения. Следовательно, меры по нейтрализации должны быть неоправданно в первую очередь на повышение доходов населения. Культурная и спортивная составляющая жизнедеятельности населения также требует определенных затрат со стороны населения.

Выводы

Таким образом, исследование показало, что оценка социальной безопасности экономической системы и ранжирование ее уровня способствует определению угроз в данной области. Поставленная гипотеза была доказана. Данное исследование позволяет говорить о среднем уровне безопасности экономических системы ПФО, которые требует нейтрализации значительного риска социальной сферы через реализацию управленческих механизмов, способствующих повышению социальной безопасности.


Источники:

1. Бондарская Т.А., Бондарская О.В., Гучетль Р.Г., Попова Г.Л. Социально-демографическая безопасность территории (на примере Тамбовской области). / Монография. - Тамбов: Изд-во ФГБОУ ВО «ТГТУ», 2017. – 200 c.
2. Борзых Л.А. Методика оценки индикаторов экономической безопасности субъектов РФ в социальной сфере // Социально-экономические явления и процессы. – 2015. – № 10. – c. 17-26.
3. Гайфуллин А.Ю., Гайфуллина М.М. Методический подход к оценке социальной безопасности региона // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 12-5. – c. 1001-1006.
4. Костина О.И., Елистратова Е.Ю. Влияние социально-демографических факторов на обеспечение экономической безопасности Калужской области // Калужский экономический вестник. – 2020. – № 4. – c. 55-58.
5. Кулагина Н.А., Барыкин С.Е., Кроливецкий Э.Н., Лысенко А.Н. Индикативный анализ последствий пандемии covid-19 для количественной оценки угроз социальному развитию регионов России // Естественно-гуманитарные исследования. – 2022. – № 40(2). – c. 146-151.
6. Кучумов А.В., Печерица Е. В., Тестина Я.С. Сущностные аспекты управления социальной безопасностью // Экономический вектор. – 2022. – № 4(31). – c. 5-10. – doi: 10.36807/2411-7269-2022-4-31-5-10.
7. Маргулян Я.А. Социальная безопасность как основа обеспечения качества жизни населения России // Ученые записки Санкт-Петербургского университета технологий управления и экономики. – 2010. – № 3(29). – c. 5-18.
8. Меньшикова М.А., Коптева К.В. Методические подходы к оценке уровня социальной безопасности регионов // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. – 2013. – № 9. – c. 9-12. – doi: RSBLCF.
9. Никулина М.А., Колодиев М.Ю. Социальная безопасность в Российской Федерации: критерии, угрозы, направления обеспечения // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2017. – № 4(78). – c. 153-157.
10. Ноянзина О.Е. К концептуализации понятия «Социальная безопасность региональных социумов» // Известия Алтайского государственного университета. – 2013. – № 2(78). – c. 209-213.
11. Регионы России. Социально-экономические показатели. Rosstat.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13204 (дата обращения: 10.06.2023).
12. Рязанова О.А., Тимин А.Н. Оценка эффективности регионального управления в контексте социальной безопасности региона // Друкеровский вестник. – 2022. – № 1(45). – c. 243-257. – doi: 10.17213/2312-6469-2022-1-243-257.
13. Савельева Н.К., Сайдакова В.А. Социальная обеспеченность жителей на региональном уровне // Индустриальная экономика. – 2022. – № 3. – c. 51-55. – doi: 10.47576/2712-7559_2022_3_1_51.
14. Савельева Н.К., Созинова А.А., Сайдакова В.А., Палешева Н.В., Беспятых А.В. Оценка взаимосвязи социальной безопасности региона с показателями инвестиционно-инновационного развития // Экономическая безопасность. – 2023. – № 1. – c. 333-346. – doi: 10.18334/ecsec.6.1.117381.
15. Сенчагов В.К., Митяков С.Н., Митяков Е.С., Романова Н.А. Экономическая безопасность регионов России. / Монография. - Нижний Новгород: Растр-НН, 2012. – 253 c.
16. Силласте Г.Г. Женщина как объект и субъект социальной безопасности. / В книге: Женщины за социальную безопасность и устойчивое развитие. - М.: Юридическая литература, 1998. – 62-72 c.
17. Суртаева О., Черепанова М. Угрозы социальной безопасности в оценках населения приграничных регионов России // Социальная интеграция и развитие этнокультур в евразийском пространстве. – 2021. – № 10. – c. 213-223.
18. Сухов А.Н. Социальная безопасность: теоретико-практический аспект // Вестник Московского университета МВД России. – 2022. – № 1. – c. 400-406. – doi: 10.24412/2073-0454-2022-1-400-406.
19. Сюпова М.С. Угрозы социальной безопасности региона // Ученые заметки ТОГУ. – 2019. – № 4. – c. 380-384.
20. Тропынина Н.Е., Чайкина Е.А. Анализ ключевых показателей социальной безопасности населения Российской Федерации // Вестник Академии знаний. – 2022. – № 48(1). – c. 320-329. – doi: 10.24412/2304-6139-2022-48-1-320-330.
21. Флягина В.Ю. Социальная безопасность в контексте социальной политики. / Учебное пособие. - Кемерово: Кемеровский государственный университет, 2018. – 247 c.
22. Шмойлова Р.А., Минашкин В.Г., Садовникова Н.А., Шувалова Е.Б. Теория статистики. - Москва: Финансы и статистика, 2014. – 656 c.
23. Эль-Сибаи Н.М., Созинова А.А. Индикаторы социально-экономической безопасности в сфере миграционной политики // Экономика и предпринимательство. – 2021. – № 7(132). – c. 72-75. – doi: 10.34925/EIP.2021.132.7.009.

Страница обновлена: 20.12.2023 в 23:15:27