Цифровая финансовая грамотность и цифровые финансовые компетенции в управлении знаниями

Масюк Н.Н.1, Герасимова А.А.1, Бушуева М.А.2
1 Владивостокский государственный университет, Россия, Владивосток
2 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова - Ивановский филиал

Статья в журнале

Креативная экономика (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 17, Номер 5 (Май 2023)

Цитировать:
Масюк Н.Н., Герасимова А.А., Бушуева М.А. Цифровая финансовая грамотность и цифровые финансовые компетенции в управлении знаниями // Креативная экономика. – 2023. – Том 17. – № 5. – С. 1637-1654. – doi: 10.18334/ce.17.5.117759.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=53965168
Цитирований: 4 по состоянию на 30.01.2024

Аннотация:
Цифровая финансовая грамотность является важным компонентом управления знаниями, и организации, которые серьезно относятся к созданию среды, основанной на знаниях, должны иметь стратегию для решения этой проблемы, поскольку цифровые технологии все больше интегрируются в экономику и оказывают значительное влияние на все отрасли, предлагая новые продукты, услуги и поставщиков. Эти значительные изменения увеличивают потребность в эффективном финансовом образовании, защите потребителей финансовых услуг и политике финансовой доступности, подготовке людей, которые бы быстро адаптировались к этой меняющейся среде. В статье рассматривается понятийно-категориальный аппарат и концептуальные основы цифровой финансовой грамотности и цифровых финансовых знаний. Определено их место с структуре управления знаниями. Структурирована дефиниция «цифровые финансовые компетенции», показана их значимость при поиске работы и приобретении конкурентных преимуществ на рынке труда. Выявлены методы и способы цифрового финансового обучения и приобретения цифровых финансовых компетенций.

Ключевые слова: цифровая финансовая грамотность, цифровые финансовые знания, цифровые финансовые компетенции, управление знаниями, цифровое финансовое обучение, конкурентные преимущества

JEL-классификация: D14, D91, O31



Введение

Цифровые технологии все больше интегрируются в экономику и оказывают значительное влияние на финансовую отрасль, внедряя новые продукты, услуги и поставщиков. Цифровизация влияет на отдельных лиц и предприятия во всем мире. Цифровые технологии играют ключевую роль в управлении знаниями и расширении доступа к финансовым услугам.

К проблеме управления знаниями в разные годы обращались такие зарубежные авторы, как: Девенпорт Т.Х. [1], МакАдам Р. и др. [2], Прасад К. и др. [3], Хуссейн Ф.С. и др. [4], Темел Т. и др. [5], Лью Г. и др. [6], Тивари М. и др. [7], Норс М. и др. [8], Мелвилль А. и др. [9], Рохбахш А. и др. [10] и др., а также российские исследователи Грибкова Е. [11], Гусев М. и др. [12], Горностаева Е. и др. [13], Готовцева Е. и др. [14], Соболев А. и др. [15] и другие.

В последние годы публикации по управлению знаниями пополнились работами таких авторов, как Кузнецова Н.В. [16], Ван М. [17], Краснов Ф. и др. [18], Бондаренко Т.М. и др. [19], Гольман Т.И. и др. [20] и других. Однако. большинство авторов не отводят должного места цифровым финансовым знаниям в системе управления знаниями. В данной статье сделана попытка восполнить этот пробел.

Управление знаниями (УЗ) — это процесс сбора, организации и обмена знаниями для повышения эффективности организации. Для успешного управления знаниями важно включить в процесс финансовые знания.

Финансовые знания могут предоставить организациям информацию, необходимую им для управления своими экономическими ресурсами, принятия решений и отслеживания последних тенденций. Финансовые знания также могут помочь организациям разработать стратегии и планы, которые помогут им достичь своих организационных целей.

Вот несколько способов включения финансовых знаний в инициативы по управлению знаниями:

1. Поддержание актуальной библиотеки цифровых финансовых ресурсов. Организации могут создать библиотеку цифровых финансовых ресурсов, включая книги, статьи, официальные документы и отчеты по таким темам, как налогообложение, бухгалтерский учет и бюджетирование.

2. Разработка и предложение программ цифрового финансового обучения. Организации могут создавать специальные программы обучения цифровым компетенциям и цифровым финансам, которые сосредоточены на составлении бюджета, анализе затрат и результатов и прогнозировании с использованием цифровых платформ. Эти программы могут помочь сотрудникам понять финансовые последствия их решений.

3. Включение цифровых финансовых знаний в процессы принятия решений. Организации могут гарантировать, что их финансовые решения основаны на достоверных фактах и информации, включив финансовые данные в свои процессы принятия решений.

4. Использование цифровых финансовых аналитических инструментов. Организации могут использовать такие инструменты, как бизнес-аналитика (BI) и прогнозная аналитика, чтобы получать представление о своих финансовых показателях и принимать обоснованные решения.

Эти инициативы могут помочь организациям включить финансовые знания в свои инициативы по управлению знаниями для улучшения организационной деятельности и принятия решений.

Цифровые знания в управлении знаниями обычно относятся к знаниям, которые можно приобретать, хранить и распространять в электронном виде через различные цифровые платформы. Этот тип знаний может включать информацию, хранящуюся в базах данных, веб-сайтах, веб-приложениях, социальных сетях и облачных сервисах. С помощью управления цифровыми знаниями предприятия могут повысить свою эффективность, производительность и обучение, упростив доступ к знаниям и обмен ими, быстро и эффективно. Кроме того, предприятия могут воспользоваться цифровыми инструментами для отслеживания и измерения эффективности обмена знаниями и обучения, улучшая общий процесс повышения цифровой финансовой грамотности.

Цифровая финансовая грамотность (Digital Financial Literacy - DFL) становится все более важным аспектом образования в цифровую эпоху. Развитие продуктов и услуг в области финансовых технологий (финтех) создает более широкие возможности для финансовой доступности, но требует от потребителей более глубоких знаний, чтобы понимать свои затраты и выгоды, а также знать, как избежать мошенничества и дорогостоящих ошибок.

Финансовая грамотность определяется как «комбинация финансовой осведомленности, знаний, навыков, отношения и поведения, необходимых для принятия обоснованных финансовых решений и, в конечном итоге, для достижения личного финансового благополучия» [21]. Финансовая грамотность также связана с финансовыми возможностями, то есть способностью потребителей использовать приобретенную финансовую грамотность для принятия более обоснованных решений об управлении своими финансами.

Цифровая финансовая грамотность определяется как способность понимать, интерпретировать и использовать цифровые финансовые инструменты и услуги. Для этого требуется знание различных финансовых продуктов и услуг, включая банковские счета, инвестиции, страхование, пенсии, кредиты, ипотечные кредиты и другие цифровые платежные системы, а также понимание того, как использовать эти продукты и услуги для управления своими финансами и защиты от финансовых рисков. аферы.

Таким образом, цифровая финансовая грамотность охватывает концепции цифровой грамотности и финансовой грамотности, но имеет свои уникальные аспекты, обусловленные характером продуктов и сопутствующих рисков. В дополнение к базовой финансовой грамотности цифровая финансовая грамотность становится все более важным аспектом образования в эпоху цифровых технологий. Финансовая грамотность не означает грамотность цифровую; и наоборот, человек с высоким уровнем цифровой грамотности не становится по умолчанию грамотным в финансовой сфере. Цифровая финансовая грамотность есть одновременное применение цифровой грамотности и финансовой грамотности для обеспечения возможности использования цифровых финансовых услуг

Цель исследования

Цель работы состоит в том, чтобы сформировать концептуальные основы цифровой финансовой грамотности, определить ее место в управлении знаниями, начиная с понятийно-категориального аппарата и заканчивая структурой этого понятия, а также узнать, какие цифровые финансовые компетенции необходимы сегодня для того, чтобы уверенно чувствовать себя в цифровой финансовой среде.

Материал и методы исследования

В процессе работы использовался контент-анализ, метод систематического обзора и анализа статистических данных для исследования уровня развития цифровых финансовых инструментов и способов цифрового финансового обучения.

Результаты исследования и их обсуждение

Цифровая финансовая грамотность становится все более важным аспектом образования в цифровую эпоху, поскольку цифровые платежи занимают все больше места в нашей жизни. По прогнозам Accenture к 2023 году около 420 миллиардов транзакций на сумму 7 триллионов долларов, осуществляющихся сегодня наличными, станут проводиться с помощью карт и цифровых платежей. К 2030 году этот объем возрастет до 48 триллионов долларов [22].

Доля бесконтактных платежей в России в конце 2020 года, по статистике ВТБ, достигла 92% (от общего объема безналичных платежей). Годом ранее она составляла 84,5%. Наиболее заметный рост показала оплата с помощью токенизированных операций (Apple Pay, Google Pay и т.д.) – с 26% до 34% [23].

Современные потребители требуют беспрепятственного использования цифровых технологий при работе со своими средствами, этому способствует стремительный рост мобильных денег на развивающихся рынках в последние годы. Финансовые компании должны работать, чтобы обеспечить это для них, иначе рискуют проиграть. Эти ожидания породили новые партнерские отношения между финтех-стартапами, технологическими компаниями и авторитетными финансовыми учреждениями. Однако в большинстве национальных стратегий финансового образования не рассматривается конкретная цифровая финансовая грамотность, а вместо этого основное внимание уделяется основным финансовым концепциям. Более того, G20 еще не разработала руководящие принципы цифровой финансовой грамотности или цифрового финансового образования. Мы считаем это важным пробелом, который необходимо восполнить.

Подобно цифровой грамотности и финансовой грамотности, цифровая финансовая грамотность представляет собой многомерное понятие [24]. Хотя в некоторой предыдущей литературе (например, OECD 2017) описаны различные аспекты цифровой финансовой грамотности, до сих пор нет стандартизированного определения этого термина.

По цифровой финансовой грамотностью мы предлагаем понимать знание и способность уверенно использовать цифровые инструменты для понимания, управления и принятия решений в отношении денег, знание цифровых финансовых продуктов и услуг, наличие цифровых компетенций, умение использовать современные цифровые устройства и приложения, осведомленность о цифровых финансовых рисках. Она включает в себя понимание преимуществ и недостатков различных способов сбережения, инвестирования и расходов, изучение вариантов цифровой валюты и использование финансовых технологий, а также знание прав потребителей и процедур возмещения ущерба, произошедшего в результате цифрового финансового мошенничества.

Не претендуя на полноту, рассмотрим лишь некоторые аспекты (измерения) этого понятия.

Первое измерение — это знание цифровых финансовых продуктов и услуг, которое охватывает базовые знания о современных цифровых финансовых продуктах и ​​услугах. Физические лица должны знать о существовании нетрадиционных финансовых продуктов и услуг, предоставляемых с помощью цифровых средств, таких как Интернет и мобильные телефоны. Эти услуги, как правило, делятся на четыре основные категории, хотя есть и дублирующие друг друга:

а) платежи: электронные деньги, кошельки для мобильных телефонов, криптоактивы, услуги денежных переводов;

б) управление активами: интернет-банкинг, онлайн-брокеры, робо-советники, торговля криптоактивами, управление личными финансами, мобильная торговля;

в) альтернативное финансирование: краудфандинг, одноранговое кредитование (P2P), кредитование онлайн-баланса, финансирование счетов-фактур и цепочки поставок и т.д.;

г) прочее: страховые услуги через Интернет и т. Д.

Помимо осведомленности о цифровых финансовых услугах, люди должны иметь возможность сравнивать плюсы и минусы каждой доступной услуги. Такие знания помогут им понять основные функции различных типов цифровых финансовых услуг (например, для личных или деловых целей).

Второе измерение цифровой финансовой грамотности — это осознание цифровых финансовых рисков. Физические лица и компании должны понимать дополнительные риски, которые они могут понести при использовании цифровых финансовых услуг, которые более разнообразны, но иногда труднее обнаружить, чем риски, связанные с традиционными финансовыми продуктами и услугами. Пользователи цифровых финансовых услуг должны знать о существовании онлайн-мошенничества и рисков кибербезопасности. Они сталкиваются с множеством потенциальных рисков, таких как:

а) фишинг: когда хакер выдает себя за организацию, чтобы заставить пользователя раскрыть личные данные, такие как имена пользователей или пароли, через электронную почту или социальные сети;

б) фарминг: когда вирус перенаправляет пользователя на ложную страницу, заставляя ее раскрыть личную информацию;

в) шпионское ПО: когда вредоносное ПО внедряется в персональный компьютер или мобильный телефон пользователя и передает личные данные;

г) замена SIM-карты: когда кто-то выдает себя за пользователя и получает SIM-карту пользователя, тем самым получая личные данные.

Пользователи цифровых финансовых услуг также должны знать, что их цифровой след (внешняя ссылка), включая информацию, которую они предоставляют поставщикам услуг, также может быть источником риска, даже если это не приводит непосредственно к убыткам, включая:

д) профилирование: пользователи могут быть лишены доступа к определенным сервисам на основании их онлайн-данных и действий;

е) взлом: воры могут красть личные данные в ходе своей онлайн-деятельности, например, в социальных сетях.

Из-за легкого доступа к кредитам, обеспечиваемого финансовыми технологиями, потребители цифровых финансовых услуг также могут столкнуться с потенциальными проблемами заимствования или чрезмерно высоких процентных ставок. Такой риск может привести к неожиданным и крупным убыткам, если поставщики услуг не регулируются или регулируются слабо. Чрезмерное заимствование может также повредить их кредитному рейтингу. Наконец, неравный доступ к цифровым финансовым услугам может усугубить разрыв между богатыми и бедными.

Пользователи должны полностью понимать положения и условия, предусмотренные в контрактах, которые они подписывают цифровой подписью с поставщиками услуг. Они также должны знать о (рискованных) последствиях цифровых контрактов. Они должны понимать, что поставщики цифровых финансовых услуг могут использовать их личную информацию для других целей. Что касается финансовых рисков, легкость доступа к финансированию может привести к чрезмерному заимствованию.

Третье измерение цифровой финансовой грамотности — это цифровой контроль финансовых рисков, связанный с пониманием пользователями того, как защитить себя от рисков. Они должны знать, как использовать компьютерные программы и мобильные приложения, чтобы избежать рассылки спама, фишинга и т. д. Они также должны знать, как защитить свой личный идентификационный номер (PIN) и другую личную информацию при использовании финансовых услуг, предоставляемых с помощью цифровых средств [25].

Четвертое измерение — это знание прав потребителей и процедур возмещения ущерба в случаях, когда пользователи становятся жертвами вышеупомянутых рисков. Пользователи цифровых финансовых услуг должны понимать свои права и знать, куда они могут обратиться и как получить компенсацию, если они станут жертвами мошенничества или других убытков. Они также должны понимать свои права в отношении своих персональных данных.

Измерения индексов финансовой грамотности и цифровой финансовой грамотности находятся в фокусе интересов Национального Агентства Финансовых Исследований (НАФИ) [26]. На начальном этапе НАФИ проводило исследование Индекса финансовой грамотности (ИФГ), который рассчитывался по методологии Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) как сумма трех частных индексов: индекса финансовых знаний ИФЗ (ИФЗmax =7; индекса финансового поведения/навыков ИФН (ИФНmax= 9), и индекса финансовых установок ИФУ (ИФУmax= 5). Подробный алгоритм расчета индексов представлен в справочнике [1]

Индекс финансовой грамотности [2]

ИФГ = ИФЗ+ИФН+ИФУ, ИФГmax = 21 балл.

Индекс финансовой грамотности россиян в 2022 году составил 12,79 балла при возможном максимуме в 21 балл, в т.ч.

ИФЗ=4,19; ИФН=5,75; ИФУ = 2,86.

Помимо основного Индекса, в соответствии с обновлением методики ОЭСР в 2022 году рассчитывается Индекс цифровой финансовой грамотности [3].

Он также представляет собой сумму значений трех частных индексов и принимает значения в диапазоне от 1 (минимальный уровень) до 10 баллов (максимальный уровень цифровой финансовой грамотности). Частными индексами для его расчета являются частный индекс цифровых финансовых знаний ИЦФЗ (ИЦФЗmax=3), частный индекс цифрового финансового поведения ИЦФП (ИЦФПmax=4) и частный индекс цифровых финансовых установок ИЦФУ (ИЦФУmax=3).

Индекс цифровой финансовой грамотности

ИЦФГ = ИЦФЗ + ИЦФП + ИЦФУ, ИЦФГmax=10 баллов.

По данным НАФИ на февраль 2023 года «уровень цифровой финансовой грамотности россиян оценивается в 5,63 баллов из 10 возможных, при этом только 17% россиян имело высокий уровень цифровой финансовой грамотности [26] (см. табл.1)

Таблица 1 - Распределение россиян по уровню цифровой финансовой грамотности (ЦФГ), % от всех опрошенных

Уровень ЦФГ
% от всех опрошенных
Высокий уровень (8-10 баллов)
17
Средний уровень (4-7 баллов)
70
Низкий уровень (0-3 баллов)
13
Источник: составлено авторами по материалам [26]

Дальше возникает резонный вопрос: как, где и когда научить людей цифровой финансовой грамотности? Сегодня, в условиях цифровых трансформаций, стратегии обучения цифровой финансовой грамотности должны использовать как традиционные, так и инновационные цифровые инструменты и быть нацелены, в первую очередь, на группы, находящиеся в неблагоприятном положении, чтобы сократить эти пробелы.

К традиционным инструментам и способам обучения относятся:

а) университетские программы и специальные курсы;

б) программы, ориентированные на все населения, например, кампании по повышению осведомленности и образовательные сайты, которые должны постоянно обновляться в соответствии с цифровыми новшествами;

в) программы для конкретных целевых аудиторий:

- молодежь - школьная программа;

- студенты – программы вузов и колледжей;

- малый и средний бизнес - специализированные семинары;

- старшее поколение – специальные курсы;

К инновационным цифровым инструментам и способам обучения можно отнести:

а) онлайн-курсы электронного обучения [27];

б) онлайн - игры и онлайн - викторины - могут быть разработаны, чтобы помочь людям понять различные концепции, связанные с финансовой грамотностью, в увлекательной и увлекательной форме [28];

- Кванториумы и центры цифрового обучения – для формирование цифровых компетенций у молодежи, начиная со школьного возраста [28].

- центры корпоративного электронного обучения по запросам бизнес-среды (корпоративные университеты) [29] и др.

Все вышеперечисленные способы будут способствовать:

- формированию и усилению основных компетенций, уверенности в работе с финансами [30];

- улучшению навыков управления капиталом и контроль над личными финансами [31];

- преодолению психологических барьеров и личных предубеждений потребителей при работе с цифровыми финансовыми инструментами [31];

- формирование грамотного финансового поведения [31] др.

Одним из вариантов решения является волонтерское движение: в стране сегодня растет число волонтеров, занимающихся повышением финансовой грамотности [32]. В финансовое просвещение вовлечены волонтеры разных профессий и возрастов. Все они работают по разным направлениям финансовой грамотности: обучение работе с информацией, оценке рисков, контролю налогов, анализу доходов и расходов физических лиц, поиска и использования инструментов поддержки малого предпринимательства, финансовому планированию и др. [33].

Понятие цифровой финансовой грамотности неразрывно связано с понятием «цифровые финансовые компетенции». Структурирование дефиниции этого понятия приведено в табл. 2.

Таблица 2 - Структурирование дефиниции «цифровые финансовые компетенции»


Элемент дефиниции
Экономический смысл
1
Понимание системы цифровых платежей
Возможность анализировать преимущества и ограничения различных способов цифровых платежей, таких как мобильные кошельки, дебетовые карты, кредитные карты и криптовалюты
2
Знание того, как использовать цифровые банковские платформы
Понимание того, как перемещаться по банковским веб-сайтам и приложениям, настраивать онлайн-счета и переводить средства
3
Управление денежными средствами, отслеживание расходов
Способность планировать, составлять бюджет, контролировать расходы с использованием цифровых финансовых инструментов, управлять финансами, включая выделение средств для сбережений, инвестиций и погашения долгов
4
Защита персональных данных
Знание различных способов кражи цифровых данных и понимание того, как обеспечить их безопасность
5
Понимание финансового риска и доходности
Понимание компромиссов между риском и доходностью и связанных с ними принципов диверсификации.
6
Цифровой банкинг
Знание и понимание цифрового банкинга, включая онлайн-банкинг, мобильный банкинг и использование финансовых технологий (финтех)
7
Понимание вариантов инвестиций
Понимание различных типов инвестиций, включая ключевые принципы диверсификации, управления рисками, распределения активов и построения портфеля.
8
Страхование
Понимание страховых продуктов и их роли в обеспечении финансовой защиты.
9
Налогообложение
Знание и понимание принципов налогообложения, вычетов и зачетов, а также последствий различных систем налогообложения.
10
КриптоГрамотность
Понимание принципов создания криптовалют, умение открывать криптокошельки и выполнять платежи в криптовалюте, покупать и продавать криптоактивы на биржах
Источник: составлено авторами по результатам исследования

Анализируя таблицу 2, можно констатировать, что цифровые финансовые компетенции становятся все более важными как для частных лиц, так и для бизнеса. По мере развития цифровых технологий те, кто обладает необходимыми навыками для понимания и использования цифровых финансовых инструментов и услуг, могут лучше управлять своим финансовым здоровьем. Организации и отдельные лица должны будут развивать навыки цифровых компетенций, чтобы оставаться конкурентоспособными и успешными во все более цифровой экономике. Инвестируя в цифровые финансовые компетенции, частные лица и компании могут лучше понять цифровой финансовый ландшафт, оптимизировать свои финансовые решения и получить преимущество над конкурентами.

Заключение

Цифровая финансовая грамотность и управление знаниями являются ключевыми инструментами для создания образовательной финансовой экосистемы. Они предоставляют людям необходимые знания и инструменты для управления своим финансовым благополучием. Благодаря цифровой финансовой грамотности и управлению знаниями люди могут принимать более обоснованные решения о своих финансах и быть более самостоятельными. Кроме того, это может помочь сократить финансовое неравенство, повысить финансовую доступность и укрепить финансовую стабильность. Дальнейшие исследования должны идти в направлении создания современных цифровых образовательных технологий, способствующих повышению цифровой финансовой грамотности всех слоев населения и развитию у людей цифровых финансовых компетенций.

[1] OECD/INFE toolkit for measuring financial literacy and financial inclusion [Электронный ресурс]. URL: http://www.oecd.org/daf/fin/financial-education/2018-INFE-FinLit-Measurement-Toolkit.pdf (дата обращения 01.02.2023)

[2] OECD/INFE toolkit for measuring financial literacy and financial inclusion [Электронный ресурс]. URL: http://www.oecd.org/daf/fin/financial-education/2018-INFE-FinLit-Measurement-Toolkit.pdf (дата обращения 01.02.2023)


Источники:

1. Davenport T.H., Prusak L. Working knowledge: How organizations manage what they know // Harvard Business Review. – 1998. – № 6. – p. 66-77. – doi: 10.1145/348772.348775.
2. McAdam R., McCreedy S. Knowledge management: A review and evaluation of the literature // International Journal of Management Reviews. – 2004. – № 2. – p. 107-126.
3. Prasad K., Anupindi R., Kekre S. Knowledge management: Key issues and directions // Information Systems Management. – 2005. – № 4. – p. 8-18.
4. Hussein A.S., Al-Jaroodi J.J. Technology, strategy, and knowledge management systems: An empirical study in the banking sector of Saudi Arabia // International Journal of Bank Marketing. – 2008. – p. 64-86.
5. Temel T., Acar A.A. Human resources and knowledge management // Business and Management. – 2012. – № 1. – p. 9-19.
6. Liu G., Wang X., Thomas D. Social media for knowledge management: The effect of network structure, user characteristics, and knowledge accessibility // Information & Management. – 2013. – № 3. – p. 208-222.
7. Tiwari M., Pundir A. A study of the impact of knowledge management on organizational performance // International Journal of Advanced Engineering and Technology. – 2014. – № 1(2). – p. 116-124.
8. North, M., & Hutchinson, M. Knowledge management systems: An evaluation of current software products // Information Systems Management. – 2015. – № 4. – p. 291-310.
9. Melville A., DeSanctis G., Dickson G. Structural coordination mechanisms for knowledge management in organizations // MIS Quarterly. – 2016. – № 4. – p. 937-970.
10. Rokhbakhsh A., Karapetian A. A study on knowledge management practices in organizations // International Journal of Academic Research in Business and Social Sciences. – 2017. – p. 417-430.
11. Грибкова Е. Управление знаниями: структура успеха российских организаций // Журнал организационных исследований. – 2006. – № 2(3). – c. 27-41.
12. Гусев М., Школьцов М. Управление знаниями в российской национальной и корпоративной стратегиях // Журнал управления знаниями. – 2010. – № 14(2). – c. 35-47.
13. Горностаева Е., Зиновьев В. Управление знаниями в системе здравоохранения России // Международный журнал науки управления и делового администрирования. – 2010. – c. 68-74.
14. Готовцева Е., Сысоев А. Управление знаниями в российских организациях: опыт и вызовы // Журнал управления знаниями. – 2013. – № 17(3). – c. 324-333.
15. Соболев А., Торговицкая Е. Системы управления знаниями в российских организациях // Российский журнал менеджмента. – 2014. – № 2. – c. 53-64.
16. Кузнецова Н.В. Управление знаниями образовательной организации // Экономика и политика. – 2019. – № 2(14). – c. 31-35.
17. Ван М. Управление знаниями: содержание, функции, принципы // Экономика и социум. – 2021. – № 3-1(82). – c. 486-490.
18. Краснов Ф., Смазневич И. Управление знаниями: тенденции // Открытые системы. СУБД. – 2021. – № 3. – c. 40-42. – doi: 10.51793/OS.2021.69.40.002.
19. Бондаренко Т.Н., Шпак Г.Б. Управление знаниями в вузе // Вестник хабаровского государственного университета экономики и права. – 2021. – № 2(106). – c. 90-95. – doi: 10.38161/2618-9526-2021-2-90-95.
20. Гольман Т.И., Гронская И.А., Богданчикова Е.Н. Управление знаниями как стратегическим активом организации // Глобальный научный потенциал. – 2022. – № 3(132). – c. 278-280.
21. High-level Principles on National Strategies for Financial Education. Oecd/infe. [Электронный ресурс]. URL: http://www.oecd.org/finance/financialeducation/OECD_INFE_High_Level_Principles_National_Strategies_Financial_Education_APEC.pdf (дата обращения: 15.03.2023).
22. COVID-19 усилил необходимость трансформировать платежные системы банков. Accenture. [Электронный ресурс]. URL: https://www.accenture.com/ru-ru/about/newsroom/company-news-release-covid-19-transformation-bank-payments-system (дата обращения: 02.03.2023).
23. Итоги пандемии: как COVID-19 повлиял на цифровизацию в российских банках. Frankrg.com. [Электронный ресурс]. URL: https://frankrg.com/34781 (дата обращения: 02.03.2023).
24. Oecd. [Электронный ресурс]. URL: http://G20/OECD INFE report on adult financial literacy in G20 countries(link is external). .
25. Сидоренко Э.Л. Риски цифровизации и новые направления финансового контроля // Государственная служба. – 2019. – № 1(117). – c. 81-85. – doi: 10.22394/2070-8378-2019-21-1-81-85.
26. Финансовая грамотность россиян – 2023. Динамика ключевых показателей, тренды финансового поведения, цифровые компетенции. Нафи. [Электронный ресурс]. URL: https://nafi.ru/projects/finansy/finansovaya-gramotnost-rossiyan-2023/ (дата обращения: 01.03.2023).
27. Супруненко В.Н., Масюк Н.Н. Институциональные изменения в электронном образовании (e-learning) // Экономика: вчера, сегодня, завтра. – 2020. – № 11-1. – c. 240-246. – doi: 10.34670/AR.2020.38.74.024.
28. Кирьянов А.Е., Маслов Д.В., Масюк Н.Н., Кириллов А.А. Реальность Кванториума: подготовка молодых кадров для цифровой экономики // Инновации. – 2020. – № 2(256). – c. 56-67. – doi: 10.26310/2071-3010.2020.256.2.008.
29. Масюк Н.Н., Супруненко В.Н. Оценка результативности образовательных услуг как способ удовлетворения запросов бизнеса // Азимут научных исследований: экономика и управление. – 2020. – № 4(33). – c. 230-233. – doi: 10.26140/anie-2020-0904-0053.
30. Vasyukova L.K., Masyuk N.N., Vasyukova O.O. Influence of the Financial Knowledge Index on Forming a Strategy for Financial Behavior of Financial Services Consumers // Proceedings of the 34nd International Business Information Management Association Conference (IBIMA). Madrid, Spain, 2019. – p. 12566-12576.
31. Преловская Д.Д., Васюкова Л.К. Повышение финансовой грамотности как фактор регионального развития // Структурные преобразования экономики территорий: в поиске социального и экономического равновесия: Сборник научных статей 3-й Всероссийской научно-практической конференции. В 2-х томах. Курск, 2020. – c. 110-117.
32. Васюкова Л.К. Центр компетенций по финансовой грамотности как точка притяжения финансовых волонтёров региона // I всероссийская научно-практическая конференция по финансовому просвещению в России «Ценности и драйверы финансового просвещения»: Сборник материалов. Том Выпуск 1. Москва, 2020. – c. 43-50.
33. Попова Е.М., Никитина Т.В. Финансовая грамотность в эпоху цифровизации: новые возможности и вызовы // Финансы и управление. – 2021. – № 4. – c. 50-67. – doi: 10.2536/2409-7802.2021.4.36915.

Страница обновлена: 02.06.2024 в 12:29:51