Сдвиги на рынке труда в условиях санкционного давления и необходимые направления его регулирования

Маслова Е.В.1,2,3, Колесникова О.А.1,4, Околелых И.В.4
1 Воронежский государственный университет, Россия, Воронеж
2 Воронежский институт экономики и социального управления, Россия, Воронеж
3 Институт социального образования, Россия, Воронеж
4 Воронежский институт высоких технологий, Россия, Воронеж

Статья в журнале

Экономика труда (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 10, Номер 1 (Январь 2023)

Цитировать:
Маслова Е.В., Колесникова О.А., Околелых И.В. Сдвиги на рынке труда в условиях санкционного давления и необходимые направления его регулирования // Экономика труда. – 2023. – Том 10. – № 1. – С. 27-46. – doi: 10.18334/et.10.1.116949.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=50215464
Цитирований: 6 по состоянию на 30.01.2024

Аннотация:
В статье предпринята попытка систематизации основных факторов, определяющих беспрецедентные сдвиги, происходящие во всех сферах жизни мира и особенно России, представлен научный анализ и обобщение их воздействия на структуру и динамику рынка труда, а также определены основные направления его регулирования. Авторы обосновывают вывод о том, что современная ситуация на рынке труда России определяется в основном взаимодействием факторов научно-технической цифровой революции, сокращения трудовых ресурсов, последствий пандемии COVID-19, санкций стран Запада и дополнительной мобилизации населения в связи со специальной военной операцией на Украине. Аргументировано, что рынок труда страны информационно не контролируется в полной мере, а проводимая цифровая реформа занятости не решает задачу совершенствования его информационного обеспечения. Преобладающим долгосрочным трендом на рынке труда является снижение спроса на рабочую силу при неустойчивой динамике ее предложения; структурные изменения в наибольшей степени распространяются на ключевые сферы экономики и профессиональные области высокой квалификации. В статье обоснованы задачи и направления: теоретической и научно-практической разработки проблематики переходного рынка труда нового типа – для новых территорий; совершенствования информационной базы полного рынка труда; доработки научно-методического обеспечения цифровой реформы занятости

Ключевые слова: рынок труда; рабочая сила; занятость; безработица; санкции

JEL-классификация: J21, J23, J64



Введение

Современный мир и Россия, как его значимая часть, переживают, по мнению многих зарубежных и отечественных специалистов, глубокий разлом сложившейся общественной структуры [1, 2, 3, 4, 5]. Серьезные и беспрецедентно динамичные сдвиги охватывают все ее звенья. Еще недавно основными триггерами динамических процессов в мире были новые формы научно-технической революции, цифровизация экономики, глобализация мирохозяйственных связей. Несколько лет тому назад в мир ворвалась пандемия коронавируса, ставшая новым фактором, вызвавшим серьезные сдвиги в системе регулирования не только здравоохранения, но миропорядка в целом. [1]

Новый толчок к ускорению кризисных процессов и трансформации мирохозяйственных связей и отношений дало спровоцированное Западом обострение международного конфликта вокруг Украины.

Эти процессы вызывают быстрые и во многом противоречивые изменения в структуре и динамике российского рынка труда, на которые оперативно и не согласованно реагируют аналитики различных коммерческих агентств. Задачей данной статьи является научный анализ происходящих на рынке труда России сдвигов, их теоретическое обобщение и обоснование основных направлений улучшения ситуации с занятостью населения.

Методологические основы и эмпирическая база исследования

Данное исследование основано на использовании дескриптивной и прескриптивной методологии. Дескриптивная представлена различными видами оценочного описания эмпирических фактов, характеризующих современный рынок труда России и ее регионов. В изобилующей неожиданными событиями и стремительными изменениями жизни страны последних 5–7 лет выделены три этапа, применительно к каждому определена совокупность действующих, в первую очередь, превалирующих факторов влияния на рынок труда, с определением системообразующих связей и отношений. Акцентирована роль факторов НТР, демографии, пандемии ковида, санкционного давления, дополнительной мобилизации населения в связи с СВО на Украине, а также факторов неопределенности, недостатка информации и негативных ожиданий субъектов рынка труда. На основе метода дескриптивного сравнительного анализа эмпирических наблюдений за событиями и показателями рынка труда, статистических группировок и логических построений выполнена оценка критически важных, долгосрочных изменений в отраслевой, профессиональной и половозрастной структуре отечественного рынка труда.

В первой части дескриптивного анализа основное внимание уделено оценке содержания и промежуточных результатов цифровой реформы государственной службы занятости населения страны, ее влияния на трудоустройство населения, а также на полноту и достоверность информационной базы обеспечения занятости и регулирования безработицы.

Во втором разделе анализа сгруппированы и систематизированы критически важные структурные и динамические сдвиги, происходящие на рынке труда в 2022 году, с выделением определяющих их факторов. Использованная методология позволила охарактеризовать современную ситуацию на рынке труда как неустойчиво («кризисно») стабильную, обобщить положительные и отрицательные способы приспособления спроса и предложения рабочей силы к современным вызовам, классифицировать основные структурные изменения на рынке труда по востребованности кадров.

Полученные результаты послужили основой перехода к использованию нормативной методологии – внесению предложений о регулировании рынка труда.

Эмпирической базой исследования являются данные Росстата, цифрового портала «Работа России», статистика и обзоры коммерческих агентств по трудоустройству, публикации по теме статьи в СМИ, встроенные наблюдения работы органов занятости, а также авторские материалы предыдущих исследований по проблематике занятости.

Анализ доминирующих факторов, определяющих положение на российском рынке труда в настоящее время

Новизна современной ситуации на рынке труда России состоит в тех особенностях его структуры и динамики, которые недостаточно или вообще не фиксируются статистикой и обусловлены действием новых факторов, ранее не существовавших.

На протяжении нескольких последних лет рынок труда России подвергся резким деформациям под влиянием неотвратимых и непредсказуемых факторов, изменивших обычный ход событий. На этом основании в функционировании рынка труда вполне определенно выделяются три этапа:

– вплоть до 2019 года основные события и стремительные изменения на рынке труда определяли два фактора – современная НТР в виде цифровой революции и демографические сдвиги в трудовых ресурсах, о чем мы писали ранее [6];

– в 2019–2021гг. определяющее влияние на рынок труда стала оказывать пандемия COVID-19, не отменившая цифровую революцию, но видоизменившая ее тренды: с одной стороны, подтолкнувшая массовое использование электронных средств коммуникации, а с другой, отодвинувшая на второй план развитие ее новых ресурсоемких направлений, ориентированных на перспективу (искусственный интеллект, роботизация, аддитивные технологии, интернет вещей и т.п.);

– с февраля 2022 года начался третий этап, когда системообразующим фактором развития стало проведение специальной военной операции (СВО) на Украине, а с сентября месяца – еще и дополнительная мобилизация населения.

Основной фактор первого этапа – современная НТР – объективный и долговременного действия. Он продолжает формировать новую профессиональную структуру спроса на рабочую силу, что особенно заметно на динамике сектора IT. Спрос на IT-кадры все эти годы существует, а в отдельные периоды растет (в частности, из-за санкций, оттока необходимых IT-специалистов вместе с покинувшими Россию иностранными компаниями, релокации кадров, эмиграции); ввиду значимости этого сектора он защищен от мобилизации.

Пандемия и СВО – факторы ситуационные, длительность их прямого воздействия и последствий влияния на рынок труда, по-видимому, менее продолжительны, но весьма ощутимы. Безусловно их влияние на демографическую составляющую трудовых ресурсов в сторону сокращения и старения, но вместе с тем – повышения в общественном сознании ценности специалистов немолодого возраста.

Долговременным трендом влияния пандемии следует считать структурную перестройку экономики и спроса на рынке труда в сторону развития сектора услуг по вызову на дом, а также дистанционной занятости. СВО и мобилизация усилила эту тенденцию. Так, «Работа.ру» сообщает, что число дистанционных предложений труда выросло в первой декаде октября 2022 года на 89% относительно начала сентября [21]. Агентство HeadHunter отмечает, что «если 21 сентября на 46 тыс. вакансий с дистанционной занятостью приходилось свыше 226 тыс. откликов, то к 10 октября показатель вырос более, чем на четверть». [8].

На нынешнем, третьем этапе все названные факторы взаимодействуют, но первоочередную роль играет СВО и связанные с ней меры и события. Положение на рынке труда, согласно данным Росстата и вопреки пугающим прогнозам, выглядит достаточно стабильным и даже в небольшой степени улучшающимся (таблица 1). По официальным данным, уровень безработицы на полном рынке труда в августе еще снизился – до 3,8%, обновив исторический минимум, а численность безработных составила 2 млн. 855 тыс. человек [2]. Стабильно низка в текущем году официально зарегистрированная безработица – менее 1%, или 663 тыс. человек в августе 2022 года. Пособие по безработице получают менее полумиллиона человек. Уровень занятости населения незначительно, но растет. В итоге, несмотря на уход с рынка многих иностранных компаний и беспрецедентное санкционное давление, общая величина заявленного работодателями спроса на рабочую силу в летнем сезоне 2022 года, по данным Росстата, оставалась на стандартном уровне.

Относительно благополучная статистика показателей рынка труда и низкие значения официальной безработицы в значительной мере обеспечены принятыми мерами социальной поддержки бизнеса и жизненного уровня населения, а также тем, что крупные компании в России традиционно для кризисных условий склонны удерживать и сохранять трудовые коллективы; кроме того, немало уехавших из страны продолжают работать на Россию дистанционно. Но дело не только в этом, как мы покажем ниже.

Таблица 1 – Динамика показателей занятости населения РФ

Показатели
1 кв. 2022г.
(в среднем за месяц)
Июль 2022 г.
Измене-ние
Численность рабочей силы, млн. чел.
74,7
75,0
+0,3
Численность занятых, млн. чел.
71,5
72,1
+0,6
Уровень занятости населения, %
59,8
59,9
+0,1
Численность безработных по методологии МОТ, млн. чел.
3,1
2,9
-0,2
Уровень безработицы по методологии МОТ, %
4,2
3,9
-0,3
Численность зарегистрированных безработных, млн. чел.
0,7
0,7
-
Уровень зарегистрированной безработицы, %
0,9
0,9
-
Составлено авторами по: Беленькая О. Экономические индикаторы РФ за июнь / Беленькая О. // URL: https://ru.investing.com/analysis/article-200295225 (дата обращения 08.12.2022); Безработица в РФ в июле 2022 г. сохранилась на уровне 3,9% - Росстат // URL: https://goo.su/xY3kyzs (дата обращения 06.12.2022); Мир - экономические показатели // URL: https://ru.tradingeconomics.com/indicators (дата обращения 06.12.2022).

Информационное обеспечение занятости населения и регулирования рынка труда

Официальные органы не могут не признавать, что, несмотря на приведенные выше статистические данные, с занятостью в России не все благополучно. Например, по данным Минтруда РФ, в стране порядка 98 тыс. человек находятся в простое, еще около 110 тыс. чел. имеют неполную занятость. А разрыв между полной и регистрируемой безработицей, резко сократившийся в период разгара пандемии, опять возрос до 4,3 раз. При этом во многих информационных источниках высказывается мнение, что приводимая Росстатом благополучная статистика занятости «выглядят достаточно удивительно» [3]. А история многократного переподчинения главного статистического ведомства страны в 2004 – 2017 гг. отчасти проливает свет на вопрос, «почему данные Росстата зачастую не соответствуют реальному положению дел» [4]. О.А. Моляренко, специально исследовавшая вопрос неполноты, недостоверности и низкого качества официальной статистики на стадии учета информации, причины этого предлагает разделить на три группы: чрезмерное упрощение реальности; непреднамеренные системные смещения при сборе и фиксации статистических показателей; намеренная их фальсификация. С этим нельзя не согласиться. Поэтому в Стратегии развития Росстата признано, что для анализа статистических данных «… нужен такой же современный аналитический аппарат, какой уже используется в других областях <...> Росстат пока отстает, и нужно быстро наверстывать упущенное» [10].

В сфере занятости движением в этом направлении могли бы стать принятые недавно такие меры, как оказание услуг населению в электронном виде [11] и модернизация Единой цифровой платформы (ЕЦП) «Работа России» – общероссийской базы вакансий и резюме на цифровой основе [12]. Предполагается, что тем самым работа по обеспечению занятости населения в определенной степени упрощается и приводится в соответствие с современными технологическими требованиями цифровой трансформации. Однако специальные исследования [13, 14, 15, 16], наши включенные наблюдения (исследование проведено в ЦЗН г. Воронежа), анализ работы цифрового портала и отзывов его пользователей показывают, что эта реформа имеет как положительные стороны, так и недостатки и недоработки.

Несомненные плюсы цифровой реформы обеспечения занятости очевидны. По мере полной отладки системы должны повыситься качество и оперативность работы службы занятости населения. С другой стороны, в настоящее время минусом перехода к цифровому формату является отсутствие необходимых технических средств у части населения и ЦЗН, а также недостаточная компьютерная грамотность россиян: по данным исследований, 16 млн. человек (11% жителей России) не имеют доступа к интернету, базовыми цифровыми навыками обладают от 38% до 70% населения [5]. В отзывах отмечаются непроработанность методических советов для пользователей цифрового портала, отсутствие четких инструкций для не владеющих (или владеющих на невысоком уровне) компьютерной грамотностью лиц, непрофессионализм и формальное отношение к делу консультантов, трудности связи и т.п. Поэтому мы согласны с выводом авторов приведенных выше исследований [13, 14, 15, 16] о том, что цифровая реформа в определенной мере ограничила доступность государственных услуг в сфере занятости населения и стала дополнительной причиной занижения официального уровня безработицы.

Наши исследования позволяют развить этот вывод. Очевидно, что ни государственная статистика, ни органы занятости населения не контролируют полностью рынок труда страны. Основная причина состоит в том, не все субъекты рынка труда представляют информацию на ЕЦП; не ведется универсальный контроль за действиями субъектов в рассматриваемом ракурсе. Более того, есть основания полагать, что переход государственных служб занятости населения России на цифровой формат только усугубил проблему полноты и достоверности информации о занятости и безработице.

Функционирование ЕЦП «Работа России» в ныне действующем формате не изменило в лучшую сторону ситуацию с учетом уровней занятости и безработицы. Это объясняется отсутствием у цифровой реформы занятости такой задачи. Она направлена на улучшение заполняемости вакансий и трудоустройства лиц, нуждающихся в работе, тем самым – на лучшее сбалансирование спроса и предложения рабочей силы.

Несмотря на то, что информация на портал поступает со множества ресурсов, даже данные о спросе и предложении рабочей силы на портале нельзя считать: а) полными, б) обобщенными в нужных аспектах – для характеристики рынка труда в стране и отдельных регионах. А возможности выдавать такую информацию на портале есть [6]. Однако в действующем сегодня формате статистика портала «Работа России» содержит только ограниченную обобщенную информацию, которая выдается оперативно, на текущую дату, или архивируется.

Общая потребность в работниках (по числу вакантных рабочих мест) с весны 2022 года колеблется на портале вокруг цифры 2,4 млн. В то же время заявленная в органы службы занятости населения потребность работодателей в работниках составляла в августе 2022 года, по данным статистики, 1,8 млн. человек [17, с. 192]. Другими словами, потребность в кадрах по сведениям портала «Работа России» в 1,3 раза превышает данные, которыми оперирует Росстат. Хотя значение этого показателя должно совпадать в обоих источниках.

Заметим, что в общем числе вакансий не представляется возможным выделить реально актуальные (пользующиеся спросом) и устаревшие, не заполняемые длительный срок (вакансия может «перезаявляться», следовательно, попадать в разряд «новых»).

Поэтому, несмотря на создание современной информационной базы спроса и предложения труда (вакансий и резюме), наиболее полным источником формирования макроэкономических показателей по рынку труда и занятости населения в РФ остаются статистические обследования рабочей силы, результаты которых специалисты обоснованно критикуют. К сожалению, отмечается задержка прежде регулярной публикации оперативных статистических данных. Органы статистики, как и ранее, продолжают публиковать показатель напряженности на рынке труда – нагрузку не занятого трудовой деятельностью населения на 100 заявленных работодателями вакансий. Рассчитанный по численности незанятых в регистрируемом секторе рынка труда, методически противоречивый, этот показатель составил в августе 2022 года всего 43,9 человек – минимальное и самое благополучное значение за многие годы. Этот показатель информационно не вполне состоятелен.

Сдвиги в структуре и динамике рынка труда

Не удивительно, что ситуация на рынке труда представлена более реальной и менее благополучной, чем на портале «Работа России», в анализах кадровых агентств (HeadHunter, SuperJob [7] и др.) Публикуемые в открытом доступе данные крупных коммерческих сервисов по подбору кадров достаточно информативны и позволяют получить представление о ситуации на рынке труда – усредненно по России в целом, в региональном и профессиональном разрезах. На портале «Работа России», обладающем более масштабной информационной базой, таких возможностей, к сожалению, не создано. Поэтому далее для анализа происходящих сдвигов на рынке труда нами использованы в основном оперативные данные и обзоры рекрутинговых компаний.

Уже в апреле–мае 2022 года агентство HeadHunter отмечало, что hh.индекс (соотношение между числом резюме соискателей и числом вакансий) ухудшился, составив 5,3 резюме на вакансию, что связано с уменьшением спроса (числа вакансий). Аналогичный показатель для РФ, рассчитанный нами на основе информации портала «Работа России» (таблица 2), составлял 2,7. Ситуацию за январь – август 2022 года в сравнении с аналогичным периодом 2021 года характеризует таблица 3, составленная по данным агентства HeadHunter применительно к РФ в целом и произвольно выбранным двум регионам.

Таблица 3 – Соотношение спроса и предложения кадров и их динамика


Показатели
Регионы
РФ
Уральский
ФО
ЦФО
hh.индекс – среднее значение за январь – август 2022г.
Профобласти:



- все
5,0
4,3
4,7
- информ.технологии, интернет, телеком
3,0
2,3
2,7
Динамика спроса (вакансий) в сравнении с январем–августом 2021 года, %
Профобласти:



- все
-4,0
2,0
-7,0
- информ.технологии, интернет, телеком
-4,0
1,0
-22,0
Динамика предложения (резюме) в сравнении с январем–августом 2021 года, %
Профобласти:



- все
12,0
16,0
13,0
- информ.технологии, интернет, телеком
42,0
32,0
41,0
Источник: Обзоры рынка труда: коротко о самом важном. HeadHunter [Электронный ресурс]. URL: https://hh.ru/article/26641 (дата обращения 21.09.2022).

Как видно, в среднем за январь–август 2022 года величина hh.индекса для страны в целом (5,0) отражает пятикратное превышение предложения рабочей силы над ее спросом; в сфере информационных технологий это несоответствие меньше – на каждую заявленную вакансию приходилось 3 резюме. Характерны большие региональные различия. Преобладающей тенденций в динамике спроса на рабочую силу является спад, причем особенно большой в сфере информационных технологий. Наоборот, предложение (количество активных резюме) в рассматриваемом периоде растет, причем также с большим территориальным разбросом. А в профессиональной области «информационные технологии, интернет, телеком» этот рост очень резкий – и в РФ, и в регионах.

Интерес представляет также сравнение динамики спроса и предложения кадров в периоды разной длительности (таблица 4, где в качестве примера фигурируют те же регионы).

Таблица 4 – Динамика hh.индекса за разные периоды в нескольких регионах


Показатели
Территории
РФ (Москва –
С.-Петербург)
ЦФО (Воронеж)
Уральский ФО (Екатеринбург)
Прирост в % числа
Прирост в % числа
Прирост в % числа
вакансий
резюме
вакансий
резюме
вакансий
резюме
Динамика за:
- месяц (сент.)
+5
+1
+5
+2
+6
+1
- год
-11
+18
-18
+20
-6
+28
- январь – сентябрь 2022 г. к январь – сентябрь 2021 г.
-5
+13
-10
+14
+1
+21
Разброс величины приростов, раз
16
17
23
18
12
+21
Преобладающий тренд
снижение спроса
рост предложе-
ния
снижение спроса
рост предложе-
ния
неопред.
колебания
рост предложе-
ния
Источник: Обзоры рынка труда: коротко о самом важном. HeadHunter [Электронный ресурс]. URL: https://hh.ru/article/26641 (дата обращения 21.09.2022); анализ авторов.

Данные обеих таблиц позволяют сделать следующие выводы:

- динамика и числа, и темпов прироста вакансий и резюме на данном этапе нестабильна, характеризуется большими колебаниями и разбросом значений показателей;

- преобладающим долгосрочным трендом на рынке труда является снижение спроса на рабочую силу при растущем ее предложении, высокой конкуренции на рынке труда – и в территориальном, и в профессиональном аспектах;

- месячная динамика в сентябре 2022 г. была положительной: характеризовалась приростом и спроса, и предложения работников, причем число вакансий росло быстрее, чем резюме, что свидетельствует о неустойчивости некоторых тенденций, характерных для современного рынка труда.

Сочетание рассмотренных долгосрочной и краткосрочной тенденций позволяет охарактеризовать сложившуюся на рынке труда ситуацию как «кризисную стабильность» [8]. Поскольку люди в кризисные периоды очень неохотно меняют место работы, а работодатели не определились с направлениями перемен и не проявляют высокой инвестиционной активности, рынок труда крайне медленно подстраивается под долгосрочные потребности экономики в импортозамещении и вяло реагирует на изменения сезонными или ситуационными колебаниями. Если при выходе из пандемии в конце 2021–начале 2022 гг. всеми отмечался высокий неудовлетворенный спрос (дефицит рабочей силы) при большом числе вакансий, то к концу весны – летом текущего года роста их числа на рынке труда, как видно из таблиц 3-4, не произошло. Наоборот, оно по понятным причинам снизилось, но установилась некое статус-кво. Это связано еще и с тем, что немало уехавших из страны специалистов, по сообщениям экспертов, продолжают работать на Россию, а большая часть специалистов ИТ-сферы, ранее покинувших страну, вернулись назад. [9]

Анализируя публикуемые данные крупных кадровых агентств, отметим следующие новые тенденции по основным структурным аспектам рынка труда. Сформировались и стали достаточно устойчивыми следующие зоны:

- локальных дефицитов рабочей силы (IT-сфера, обрабатывающая промышленность, ВПК, ракето- и авиастроение, сферы новой логистики – повышенного относительно других спроса в отраслях критической инфраструктуры: автомобилестроение, госмедиа, инфо- и кибербезопасность, фармацевтика);

- постоянного спроса, не связанного с НТР и новыми факторами (торговля, строительство, АПК, услуги, ЖКХ, общепит, ритейл);

- высокой конкуренции, повышенного риска нетрудоустройства и(или) низкой оплаты труда, куда входят: по возрастному признаку – молодежь (для них повышен риск безработицы и недоплаты за труд, а ранняя безработица влечет за собой неустойчивое положение на рынке труда длительное время; заметна доля нигде не работающей молодежи); по профессиональному признаку – медики, учителя и преподаватели, продавцы, кассиры, бухгалтеры.

С точки зрения качественных характеристик рабочей силы наиболее востребованы на современном рынке труда среди специалистов высококвалифицированные кадры, предпочтительно широкого профиля, с опытом работы, креативным мышлением и т.п. Ценятся готовность к погружению в новые сферы, стрессоустойчивость, коммуникабельность, эмпатия. Характерен рост дистанционной занятости. В группе рабочих кадров, пользующихся повышенным спросом, критерии подбора близкие: владение несколькими профессиями, наличие квалификации и опыта, приветствуется владение практическими навыками. Как и прежде, во многих регионах наблюдается нехватка представителей массовых рабочих профессий. Локальный кадровый дефицит отмечается при большом числе незаполненных вакансий.

В большинстве профессий, предполагающих физический труд, большой спрос и невысокая конкуренция: число вакансий в разы превышает число кандидатов, поэтому складываются признаки дефицита. Легче всего сейчас устроиться продавцом (1,2 резюме на вакансию), грузчиком (1,6), водителем (1,7).

Рынок труда пока еще слабо отреагировал на мобилизацию. Но страну после ее объявления покинуло, по разным оценкам, от 0,6 млн. до 1,0 млн. молодых людей, а с учетом 300 тысяч человек, выбывших с рынка труда по мобилизации, это ощутимая потеря [10]. В связи с мобилизацией ситуационно повышен спрос на претендентов с отсрочкой от призыва, а со стороны соискателей – интерес к сферам занятости, предоставляющим работникам бронь.

Сфера, которая становится все более популярной, – логистика. Сейчас почти не осталось компаний, которые не перестраивали бы логистические цепочки, поэтому такие специалисты нужны всем.

Неожиданная ситуация, требующая объяснения, сложилась в настоящее время в сфере IT. Спрос на этих специалистов с начала 2022 года упал на треть. Если в феврале на площадке HeadHunter было 126 тыс. вакансий, то уже в августе спрос понизился до 85,2 тыс. вакансий. Число предложений, напротив, выросло с 211,1 тыс. до 327 тыс.: рост составил 55%. [11] Последнее объясняется, в частности, большим числом лиц, за короткое время получивших поверхностное образование в области IT на пике интереса общества к данной специальности. Ввиду значимости отрасли сохраняется и будет дальше расти потребность в высококвалифицированных представителях профессии.

Характеризуя происходящие изменения на современном рынке труда, нельзя обойти стороной вопрос об ухудшении качества занятости. Здесь надо отметить как минимум два аспекта. Первый связан с общим ухудшением качества образования, отмечаемым многими специалистами в данной проблемной области. Поэтому взамен выбывающих на пенсию старых кадров приходят новые – часто плохо подготовленные и слабо мотивированные. Поэтому же работодателям так трудно подбирать работников на вакансии для квалифицированных специалистов. В условиях возрастающих требований к кадрам в связи с технической революцией этот вопрос приобретает ключевое звучание. Второй аспект связан с необходимостью замены работников в связи с текущими причинами – мобилизацией, релокацией, отъездом за границу. При этом также замена часто бывает неравноценной по качеству, хотя может не отражаться на количестве.

Итогом анализа структурных сдвигов на современном рынке труда России является таблица 5, в которой дано сравнение преобладающих отраслей (сфер занятости), профессий (специальностей) и возрастов в течение двух периодов: до пандемии и начала СВО и в текущий период. Проведенная нами систематизация наглядно, в обобщенном виде демонстрирует большие изменения, происшедшие в отраслевой, профессиональной и возрастной структуре рынка труда страны. Как видно, они в наибольшей степени распространяются на ключевые сферы экономики и профессиональные области высокой квалификации. В возрастном аспекте в текущем периоде более востребованными, чем ранее, могут оказаться квалифицированные, опытные представители старших возрастных групп.

В сложившихся условиях компании по максимуму стараются сохранить и удержать персонал. Причем для отечественной практики весьма характерен перевод части сотрудников компаний на сокращенные графики работы, что, кстати, также является способом занижения уровня безработицы. При этом на фоне усиления нехватки кадров работодатели могут стать более лояльными к соискателям без опыта работы, к лицам старшей возрастной категории всех уровней квалификации.

В связи со структурными сдвигами на рынке труда возникла потребность в новых специальностях и профессиях, по некоторым из которых уже ведется подготовка в учебных заведениях, а многие пока еще воспринимаются как идеальное пожелание или утопия. Разработан «Атлас

Таблица 5 – Систематизация основных структурных изменений на рынке труда России по востребованности кадров

Преобладающие направления
Период до пандемии и начала СВО
Период массовых санкций и СВО
Отраслевой аспект
Добывающие отрасли, строительство, сельское хозяйство, торговля, реклама, услуги, национальная безопасность, государственное управление
IT-сфера, ВПК, электроника, обрабатывающая пром-сть (металлургия, машиностроение - самолетостроение, автомобилестроение и др., аддитивные технологии, фармацевтическая, легкая пром-сть, химические производства, АПК), отрасли инфраструктуры, связь
Профессиональный аспект
Специалисты
Высокой ква-лификации с ВО
Высококвалифицированные экономисты, бухгалтеры
Финансисты, финансовые аналитики
Юристы, адвокаты
Программисты, сисадмины; веб-дизайнеры
Специалисты по строительству
Маркетологи, специалисты по торговле, пиару, рекламе, кадрам, психологи
Технологи химических и промпредприятий,
Врачи, преподаватели, учителя
Переводчики
IT- специалисты (промышленное программное обеспечение, web-дизайнеры, по робототехнике и др.), проектировщики 3D-печати и т.п.
Системные аналитики, специалисты по работе с цифровыми инструментами и т.п.
Инженеры (для всех нужных отраслей: беспилотной авиации, автомобильной, 3D-печати, строительства, генная инженерия и т.д.)
Специалисты по новой логистике, новым рынкам, нейропсихологи, Врачи, преподаватели, учителя
Средней квали-фикации с СПО
Представители социальных профессий
Медсестры, швеи, менеджеры среднего звена
Продавцы, кассиры
Практико-ориентированное обучение в интеграции с производственной сферой по программе «Профессионалитет»
Без СПО
Секретари, делопроизводители, операторы ЭВМ
Подготовка для работы в условиях новых информационных технологий
Рабочие
Высокой ква-лификации
Каменщики, токари, слесари, сварщики, водители, монтажники, электромонтеры, машинисты, операторы промоборудования, повара, кондитеры
Рабочие широкого профиля с квалификацией, опытом и практическими навыками
Неквалифициро-ванные
Грузчики, курьеры, уборщики. дворники, официанты, разнорабочие
Ввиду дефицита лиц неквалифицированного труда востребованы мигранты
Возрастной аспект
Наиболее востребованы представители молодых и зрелых возрастов, но с опытом работы
Ввиду тенденции к дефициту молодых кадров возможно повышение лойяльности работодателей к лицам пенсионного возраста
Источник: авторский анализ и обобщение публикаций кадровых агентств, использование материалов собственных исследований

новых профессий» [19], на этот счет имеется немало прогнозных разработок [12].

Новые аспекты приобретает проблема внешней трудовой миграции в РФ. Во-первых, возросла реактивность этого сегмента рынка труда на перемены в России: еще в начале 2022 года наблюдался отток мигрантов из-за обвала рубля и не снятых до конца ковидных ограничений, но уже во втором квартале сильное укрепление рубля неожиданно привлекло в нашу страну на треть больше иностранных мигрантов, чем в 2021 году [13]. Во-вторых, новым явлением стал приток на наш рынок труда украинских беженцев и мигрантов, в числе которых много трудовых – уже в июне их было более 1,5 млн. [20]. Наконец, в условиях СВО особую значимость получает задача обеспечения безопасности в связи с иностранной миграцией, решение которой требует ужесточения контроля за их въездом и пребыванием.

Выводы: необходимые направления регулирования рынка труда

Резюмируя исследование проблемных сдвигов в информационном обеспечении, структуре и динамике российского рынка труда, обозначим направления их регулирования, которые представляются необходимыми и не терпящими отлагательства для решения задач, стоящих перед страной.

Прежде всего, отметим три аспекта проведенного исследования, затрагивающие теоретическую сторону рассматриваемой проблематики.

1. В сложившихся условиях несбалансированность российского рынка труда обусловлена одновременным действием факторов, противоположно влияющих на спрос и предложение работников. Факторы НТР, цифровой революции, вызывая техническое замещение живой рабочей силы, порождают тенденцию сокращения спроса, становятся причиной локальных зон (сфер, профессий) безработицы. Факторы сокращения трудовых ресурсов, санкционного давления на экономику и мобилизации населения для проведения СВО обусловливают тенденцию снижения предложения рабочей силы, которая тоже не носит всеобщего характера, а имеет частные проявления. Таким образом, сегодня нуждается в теоретическом анализе проблема локального сжатия спроса и предложения рабочей силы на российском рынке труда.

2. Ввиду создания портала «Работа России», объединяющего много источников информации, возникает теоретическая возможность формирования расширенной информационной базы и группы макроэкономических показателей – еще не о полном рынке труда, но уже выходящих за пределы прежнего регистрируемого сектора. Соответственно, становится актуальной задача разработки методов и инструментов анализа и использования данных, имеющихся в базе ЕЦП. Возникает также проблема определения места этих данных в сложившейся в нашей стране системе показателей рынка труда.

3. В связи с присоединением к России ряда прежних территорий Украины появилась необходимость теоретической и научно-практической разработки проблематики и мер включения в хозяйственную жизнь страны рынка труда нового типа, с целым рядом переходных особенностей и новых задач.

В сложившихся условиях удовлетворение потребностей экономики России в необходимых кадровых ресурсах – становится одной из задач обеспечения безопасности и независимости страны, ее успешного развития. Ее решение требует следующих организационно-практических мер в сфере функционирования рынка труда.

Органам власти следует, наконец, обратить внимание на проблему неполноты, недостаточной достоверности, методических недоработок формирования информационной базы и запаздывания сроков выхода информации о полном рынке труда. Сегодня ни одно ведомство не владеет информацией о полном рынке труда России. Для решения данной проблемы считаем необходимым:

- вывести Федеральную службу государственной статистики (Росстат) из прямого подчинения Минэкономразвития РФ как органа, заинтересованного в наиболее благоприятном освещении показателей экономического развития страны;

- Росстату с учетом мнения научного и экспертного сообщества внести коррективы в методическое обеспечение статистических обследований рабочей силы как основного источника информации о полном рынке труда России, с целью повышения достоверности результатов обследований;

- при дальнейшей доработке ЕЦП «Работа России» обеспечить возможности формирования на ее основе и систематической публикации на портале обобщенных показателей рынка труда; расширить аналитический раздел портала.

В целях более успешного продвижения цифровой реформы занятости следует доработать программно-методическое обеспечение взаимодействия субъектов рынка труда и других заинтересованных субъектов на ЕЦП «Работа России».

Сегодня налицо запаздывание изучения реального рынка труда, прогнозирования и информационно-аналитического обеспечения меняющихся кадровых потребностей. Дефицит кадров может стать препятствием импортозамещению, поступательному развитию экономики в целом и т.п. Для решения проблем нужны инфраструктурные изменения, разработка и реализация специальных мер, в том числе, следует:

- на научной основе усилить прогнозно-аналитическую составляющую исследований современного рынка труда с целью своевременного предупреждения органов власти, работодателей и др. заинтересованных пользователей о формирующихся негативных структурно-динамических тенденциях на рынке труда;

- расширить оправдывающую себя практику целевой подготовки кадров среднего профессионального образования для нужд конкретных предприятий и организаций, в т.ч., с использованием при необходимости их производственной базы.

Ввиду важности и новизны ряда аспектов миграционной проблематики для нормального функционирования рынка труда следует оперативно внести изменения в соответствующие документы о миграционной политики.

Полагаем необходимым систематически разрабатывать и вводить меры повышения заинтересованности субъектов рынка труда в эффективной работе в России, в интересах России, в направлениях и сферах, важных для обеспечения экономической успешности и технологической независимости страны.

[1] Этим проблемам посвящены, в частности, наши последние публикации [6, 7].

[2] Занятость и безработица: тайна сия велика есть // URL: https://news.myseldon.com/ru/news/index/273508761 (дата обращения 15.10 2022)

[3] «Качество и независимость официальной статистики в России в последнее время становится поводом даже не для критики, а для шуток: общим местом стало ощущение, что регулярно (и часто заметно) пересчитываемые и корректируемые статданные призваны не давать объективную картину, а подтверждать успешность госполитики» [10].

[4] Почему данные Росстата зачастую не соответствуют реальному положению дел // URL: https://goo.su/G6xYCkK (дата обращения 15.11.2022).

[5] Соловьева О. Россиянам предрекают рост цифрового неравенства / О. Соловьева // URL: https://www.ng.ru/economics/2022-07-24/4_8494_inequality.html (дата обращения 25.11.2022).

[6] В перечне портала обозначены ресурсы: Роструд, Минтруд РФ, Портал госслужбы, Онлайнинспекция.рф, Соотечественники, Торгово-промышленная палата РФ, Роспотребнадзор, Национальная система квалификаций, Гос.служба занятости Беларуси, ресурс «Работа без границ», социальная сеть "SkillsNet".

[7] HeadHunter – крупнейшая российская компания интернет-рекрутмента, развивающая бизнес в России, Белоруссии, Казахстане (515 тыс. клиентов). База соискателей содержит более 55 млн. резюме, среднее дневное количество вакансий превышает 933 тыс.; SuperJob – крупнейший сервис по поиску высокооплачиваемой работы с мощной аналитикой. Источник - Википедия

[8] В.Г. Былков, например, считает, что рынок труда показал в этих условиях «высокий адаптационный потенциал». [18]

[9] Выступление М. Мишустина перед участниками суперфинала IV конкурса «Лидеры России».– https://www.rbc.ru/society/27/05/2022/6290b8009a7947311d9f (дата обращения 05.12.2022)

[10] С начала мобилизации, по данным Forbes, из России уехали от 600 000-700 000 тысяч до 1 млн. человек. В начале сентября Росстат сообщал, что с начала года из России выехали 419 000 человек, что в два раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Миграционный отток составил 96 000 чел. против прироста на 114 000 чел. в 2021 году // URL: https://goo.su/M3cq. (дата обращения 21.11.2022).

[11] В России резко упал спрос на ИТ-специалистов. Число резюме растет, число вакансий падает // URL: https://goo.su/Q0Ko90 (дата обращения 29.11.2022).

[12]Топ 47+ Востребованных профессий на 2022-2025 год – Кем работать в будущем // URL: https://inkocoin.ru/top-25-vostrebovannyh-professij-na-2022-god/ (дата обращения 27.11.2022)

[13] Сколько мигрантов живёт в России в 2022 году: итоги пандемийных лет // URL: https://www.klerk.ru/blogs/migrastuff/534219/ (дата обращения 27.11.2022)


Источники:

1. Чумаков А. Н. Культурно-цивилизационные разломы глобального мира // Век глобализации. – 2015. – № 2. – c. 35–47.
2. Григорьев Л., Кудрин А., Макаров И. Мировая экономика в период больших потрясений. - М.: ИНФРА-М, 2022. – 576 c.
3. Попов В.В. Опасный кризис западной цивилизации. [Электронный ресурс]. URL: https://goo.su/SnAo (дата обращения: 02.12.2022).
4. Назаретян А.П. Нелинейное будущее. Мегаистория, синергетика, культурная антропология и психология в глобальном прогнозировании. - М.: Аргамак-Медиа, 2017. – 510 c.
5. Huntington S.P. The Clash of Civilizations and the Remaking of World Order. Samuel P. Huntington. [Электронный ресурс]. URL: https://gtmarket.ru/library/basis/3893/3905 (дата обращения: 07.12.2022).
6. Маслова Е.В., Колесникова О.А., Околелых И.В. Проблемы трудовых ресурсов: дефицит, сдвиги в структуре, парадоксы старения // Социально-трудовые исследования. – 2022. – № 2 (47). – c. 42-55.
7. Маслова Е.В., Колесникова О.А., Околелых И.В. Современные трансформации рынка труда России: вызовы и необходимые реакции управления // Экономика труда. – 2022. – № 4. – c. 743-764.
8. Соловьева О. Спецоперация и мобилизация усиливают кадровый голод. Соловьева. [Электронный ресурс]. URL: https://goo.su/0JuPst7 (дата обращения: 08.12.2022).
9. Моляренко О.А. Формирование государственной статистики: взгляд «снизу» // Эко. – 2019. – № 10. – c. 8-34.
10. Стратегия развития Росстата и системы государственной статистики Российской Федерации до 2024 года. [Электронный ресурс]. URL: https://goo.su/4a4UhuR (дата обращения: 10.11.2022).
11. Федеральный закон от 28.06.2021 № 219-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О занятости населения в Российской Федерации» и статью 21 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_388474/ (дата обращения: 04.11.2022).
12. Работа России. Общероссийская база вакансий и резюме. [Электронный ресурс]. URL: https://trudvsem.ru (дата обращения: 10.11.2022).
13. Лищук Е.Н., Капелюк С.Д. Легко ли стать безработным? // Экономика труда. – 2022. – № 8. – c. 1263-1280.
14. Дрейзис Ю.И. Влияние современных информационных технологий на динамику занятости населения в России // Вестник Академии знаний. – 2018. – № 1(24). – c. 65-74.
15. Новикова И.В. Оценка информационного потенциала занятости населения в России // Информационное общество. – 2017. – № 4–5. – c. 28–34.
16. Avila Z. Public Employment Services pressing ahead with digitalization should beware of the digital divide. International Labour Organization. [Электронный ресурс]. URL: https://goo.su/tyxtg (дата обращения: 05.08.2022).
17. Социально-экономическое положение России, январь-сентябрь 2022 года. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/osn-09-2022.pdf (дата обращения: 21.09.2022).
18. Былков В.Г. Социально-экономические предпосылки трансформации рынка труда в условиях введения беспрецедентных санкций // Экономика труда. – 2022. – № 10. – c. 1489-1508.
19. Лукша П., Лукша К., Песков Д., Коричин Д. Атлас новых профессий. - М.: б/и, 2014. – 168 c.
20. Розинская Н., Розинский И. Украинская миграция в Россию: итоги и перспективы // Экономическая политика. – 2020. – № 4. – c. 88–109.
21. Работа.ру. [Электронный ресурс]. URL: https://goo.su/otcXzIt (дата обращения: 02.11.2022).

Страница обновлена: 27.03.2024 в 18:15:52