Прогноз значений основных показателей внешней торговли в условиях формирования ограниченно открытой экономики России

Афанасьев А.А.1
1 МИРЭА – Российский технологический университет

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2022)

Цитировать:
Афанасьев А.А. Прогноз значений основных показателей внешней торговли в условиях формирования ограниченно открытой экономики России // Экономические отношения. – 2022. – Том 12. – № 4. – doi: 10.18334/eo.12.4.115163.

Аннотация:
В статье приводятся данные и дается характеристика внешнеэкономической деятельности России на начало эскалации санкционного давления со стороны стран Запада. Даются оценки последствий введенных санкций на показатели внешней торговли Российской Федерации. Описываются основные тенденции внешнеэкономической деятельности и дается их прогноз на среднесрочную перспективу. В статье анализируются достигнутые результаты принятия за последние годы защитных мер от санкционного воздействия во внешнеэкономической сфере, а также возможность скорейшего замещения выпадающих торговых объемов за счет смены направления внешней торговли. Приводится обзор приоритетных задач, выполнение которых необходимо для достижения результатов принятого стратегического курса. В статье приводятся прогнозы основных показателей внешней торговли России, результаты расчетов прогнозных величин экспортной, импортной и внешнеторговой квот. Делается вывод об открытости национальной экономики в процессе формирования ее суверенной модели

Ключевые слова: ограниченно открытая экономика, санкции, суверенная экономика, импортозамещение, экспортная квота, импортная квота, внешнеторговая квота, внешняя торговля, внешнеэкономическая деятельность

JEL-классификация: F13, F17, F41, F51



Введение

В результате беспрецедентного санкционного давления стран «коллективного Запада» на Российскую Федерацию произошла деформация существовавшей последние тридцать лет системы мирохозяйственных связей. В такой ситуации значительно возрастает актуальность анализа происходящих изменений и что более важно, их прогнозов на перспективу.

В своей работе автор опирался на результаты исследований проблем интеграции национальных экономик в мировое хозяйство, отраженных в трудах таких ученых как: И.С.Гладкова [1], в области анализа тенденций мировой торговли; П.А.Минакира [2], в сфере анализа вариантов направления ведения внешнеэкономической деятельности; К.Х.Зоидова [3], в области анализа транспортно-логистических вопросов мировой торговли; Е.В.Дробот [4] в направлениях исследования последствий применения международных экономических санкций на различные аспекты экономической жизни; а также в силу исключительной новизны и значимости многих ключевых обстоятельств, не получивших еще глубокого осмысления и систематизированного изложения в научной литературе, автор задействовал в работе материалы профильных министерств и ведомств, опирался на материалы статистических исследований.

В результате произошедших изменений руководством нашей страны был взят курс на формирование модели отечественной экономики, сочетающей в себе черты открытости и обеспечение реальной защищенности, с опорой на технологический суверенитет [5].

Авторская гипотеза состоит в том, что несмотря на беспрецедентный характер применяемых странами «коллективного Запада» санкций, и курса Российской Федерации на формирование суверенной экономики, модель российской экономики остается открытой, с показателями высокой степенью интеграции в мирохозяйственные связи.

Целью настоящей статьи становится анализ тенденций внешнеэкономической деятельности и прогнозирование основных ее показателей на среднесрочную перспективу в контексте формирования новой, основанной на реальном обеспечении национальной безопасности, модели интеграции отечественной экономики в мировую экономическую систему.

Представляется, что для достижения поставленной цели необходимо последовательно решить ряд методологических задач, а именно: во-первых, дать краткую характеристику внешнеэкономической деятельности России по состоянию на начало 2022 года; во-вторых, описать основные тенденции во внешней торговли на среднесрочную перспективу в связи с эскалацией санкционного давления; в-третьих, охарактеризовать достигнутые результаты и перспективы смены направления внешней торговли; в-четвертых, привести прогнозы и итоги расчетов основных показателей внешнеэкономической деятельности на среднесрочную перспективу.

Краткая характеристика структуры внешней торговли России на начало 2022 года.

Представляется необходимым подчеркнуть, что за тридцать лет постсоветского периода в России сложилась модель открытой экономики с преимущественно сырьевой направленностью и ориентацией на страны западного мира. Так на долю европейских стран (ЕС, Великобритания, Норвегия, Швейцария) по результатам 2021 года приходилось 43,7% от совокупной величины товарного экспорта и около 35% от суммарного ввоза товаров. Основу экспорта составляли минеральные продукты (прежде всего топливно-энергетических товаров). Их доля в совокупной величине товарного экспорта по результатам 2021 года составила 56,1% (см.рис.1).

Рис.1. Динамика удельных весов основных групп в товарном экспорте РФ

Fig.1. Dynamics of the shares of the main groups in the commodity export of the Russian Federation

Источник: рассчитано автором по данным ФТС, данные Росстат.

Основу импорта в Россию составлял ввоз машин, оборудования и транспортных средств. Доля этой группы продукции в совокупном товарном импорте за 2021 год равнялась 49,2% (см.рис.2).

Рис.2. Динамика удельных весов основных товарных групп в товарном импорте РФ

Fig.2. Dynamics of the shares of the main commodity groups in the commodity imports of the Russian Federation

Источник: рассчитано автором по данным ФТС, данные Росстат.

Представляется необходимым отдельно остановиться на импорте продовольствия и сельскохозяйственного сырья, доля этой группы продукции в структуре товарного импорта за 2021 год составила 11,6%. Принципиально важно подчеркнуть ее снижение и устойчивый понижательный тренд, являющийся результатом политики импортозамещения (доля рассматриваемой группы товаров в 2013 году составляла 13,7%). Так, в 2014 году в качестве одной из защитных мер (контрсанкций) был введен запрет на ввоз ряда продуктов (главным образом - рыбы, мяса, молока, овощей, фруктов, ягод) из США, стран Евросоюза, Канады, Норвегии, Австралии и некоторых других стран. В тоже время были дано поручение главы государства относительно необходимости срочной разработки планов содействия импортозамещению в сельском хозяйстве на 2014–2015 годы.

Что касается оценки сделанного в этой связи, то результаты следует признать существенными, что в немалой степени обусловлено благоприятной отраслевой конъюнктурой и природными условиями РФ. В феврале 2016 года бывший тогда министром сельского хозяйства РФ А.Н.Ткачев отмечал значительное снижение объемов импорта: во-первых, мяса птицы (почти в 3 раза по сравнению с досанкционным периодом); во-вторых, свинины (по данному продукту Российская Федерация перестала быть крупнейшим импортёром в мире) [6].

О некоторых тенденциях внешнеэкономической деятельности России в среднесрочной перспективе

Объявленные странами «коллективного Запада» санкционные ограничения после начала Россией операции в феврале 2022 года Специальной военной на Украине носят беспрецедентный характер. По оценкам Минэкономразвития РФ введенные ограничения уже коснулись 20% совокупного объема экспорта России и порядка 10% импорта соответственно [7]. Также необходимо подчеркнуть, что на долю недружественных стран ранее приходилось более половины внешнеторгового оборота, что может иметь своим следствием увеличение негативного воздействия от введения новых санкций.

В этой связи, необходимо отметить, что реальное развитие ситуации оказалось менее драматичным, чем прогнозировалось в начале санкционного давления. Так, Председатель Банка России Э.С.Набиуллина отметила, что после февраля 2022 года, в результате эскалации санкций произошел резкий спад импорта, однако уже летом обозначилась коррекционная тенденция на повышение объемов ввоза продукции. Она подчеркнула, что, пока не наблюдается признаков восстановления импорта промежуточных и инвестиционных товаров (на их долю в 2020 году приходилось 41,9% и 25,3% соответственно), а рост прежде всего связан с увеличением импорта потребительских товаров в основном из-за налаживания новых маршрутов поставок [8] (на эту группу продукции по итогам 2020 года приходилось 32,8% в совокупном ввозе товаров) [9, c.558]. Спад же экспортной выручки по итогам 2022 года ожидается незначительный, что связано прежде всего с перераспределением объемов его нефтяной составляющей на новые рынки, а также ростом цен на энергоносители, практически нивелировавшим выпадение натуральных объемов экспортных поставок. Отмечается, что в силу высокой зависимости экономик, прежде всего развивающихся стран от поставок энергоносителей, удобрений, сельскохозяйственной продукции и т.д. будет сохраняться мировой спрос на экспорт из России, несмотря на предпринимаемые ограничения со стороны недружественных стран [10]

Краткая характеристика результатов и перспектив смены направления внешней торговли России.

С начала санкционного давления в 2014 году четко обозначился тренд к снижению объемов экономических связей России со странами «коллективного Запада» (США, страны ЕС, Швейцарии и Великобритании), так если в 2013 году совокупный торговый оборот России с США и странами Европы составлял 425,3 млрд. долл., то уже к 2015 году - всего 243,2 млрд. долл. соответственно. Следует отметить, что в условиях коренного ухудшения отношений с ЕС был осуществлен ряд шагов по сохранению связей с отдельными странами Европейского Союза. В частности, речь шла о взаимодействии с: Германией - в первую очередь в рамках реализации проекта «Северный Поток-2»; Нидерландами – главным образом в сфере организации торговли энергоресурсами; Венгрией; Грецией; Италией, что имело результатом коррекцию выпавших торговых объемов. Представляется несомненным, что к началу 2022 года произошло существенное снижение объемов экономических связей Россиис ЕС и США, вместе с тем страны «коллективного Запада» сохраняли доминирующую значение во внешнеэкономическом обороте России (см. рис.3).

Рис.3 Динамика и линейные тренды внешнеторгового оборота России с ключевыми группами стран (в млрд. долл.)

Fig.3 Dynamics and linear trends of Russia's foreign trade turnover with key groups of countries (in billion dollars)

Источник: составлено автором на основании расчётов по данным Росстата.

Ввод санкционных ограничений со стороны стран Запада в 2014 году поставил вопрос о перенаправлении выпавших торговых объемов, что придало значительный импульс развитию российско-китайских связей. Тогда, по итогам встречи лидеров стран в совместном заявлении Российской Федерации и Китайской Народной Республики от 20.05.2014 г. отмечалось, что «отношения между Россией и Китаем в результате совместных целенаправленных усилий вышли на новый этап всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия» [11]. Однако, несмотря на политические усилия в 2015 году произошел резкий спад внешнеторгового оборота между Россией и Китаем (за 2013 год оборот составлял 87,3 млрд. долл., в 2015 году оборот составил 63,6 млрд. долл.). Восстановление досанкционных объемов торговли произошло только к 2017 году, со значительным ростом в последующие периоды. Так объем торговли за 2021 год между Россией и Китаем составил уже порядка 140,1 млрд. долл., обеспечив 17,9% от всего товарного внешнеторгового оборота России [12]. Для Китая же эти отношения обеспечили 2,3% от совокупного торгового оборота, составившего в 2021 году более 6 трлн.долл. Следует отметить, что объем торговых отношений Китая с США составил 756 млрд.долл. или около 12% от всего объема внешней торговли КНР [13].

Другим направлением активизации торговых отношений на фоне начала санкционного давления является укрепление и расширение сотрудничества России и Индии. По результатам визита в эту страну В.В.Путина в декабре 2014 г. было принято совместное заявление лидеров стран, отмечавших, что: «прочное двустороннее стратегическое партнерство способствует продвижению национальных интересов обеих стран, а также становлению более стабильного и безопасного миропорядка» [14]. Однако следует оценить результаты развития торговых отношений в этом направлении как более скромные. Так если по состоянию на 2013 год оборот между Россией и Индией составлял порядка 10 млрд. долл., начиная с 2014 года происходит существенное его падение до 7,7 млрд. долл. в 2016 году, с восстановлением на прежний уровень только к 2017 году. В 2021 году произошел значительный прирост объемов торгового оборота сразу на 46% (по сравнению с 2020 годом) и по итогам года оборот торговли составил 13,6 млрд.долл. Необходимо отметить, что на долю российско-индийских торговых отношений приходится около 1,7% от совокупного внешнеторгового товарного оборота России [12], а их вклад во внешнеторговый оборот Индии порядка 1,4% [15]. По данным МВФ внешнеторговый оборот Индии и США в 2021 году составил 113,4 млрд. долл., что обеспечило Индии порядка 12% ее совокупного внешнеторгового оборота.

Представляется, что практическая реализация стратегии «поворота на Восток» связана с решением ряда масштабных задач: во-первых, оборудования соответствующих логистических коридоров. Отмечалось, что до 2022 года около 80% импортных товаров для торговых сетей и отечественных предприятий ввозилось через западную границу, а через восточную - всего порядка 16%. При этом значительная часть потока товаров с востока завозилась также через западную границу. Ценообразование грузоперевозок устроено таким образом, что груз, например, из Китая в Россию было экономичнее завозить транзитом через европейские хабы, в частности, в Санкт–Петербург [16]. Соответствующим образом выстраивалась и логистическая инфраструктура.

Во-вторых, с усилением роли соответствующих геополитических блоков с участием России (например, БРИКС).

В-третьих, задействованием новых механизмов взаиморасчетов с партнерами России в сфере внешнеэкономической деятельности. В данном контексте необходимо отметить, что несмотря на положительную динамику объемов расчетов в национальных валютах в последние годы, защищенность механизмов расчетов от санкционных угроз со стороны стран Запада пока присутствует только в отношениях со странами ЕАЭС. По итогам 2021 года валютная структура расчетов по внешнеэкономическим сделкам выглядела следующим образом: (см.таб.1)

Таблица 1. Валютная структура расчетов России за поставки товаров и оказание услуг по внешнеторговым договорам за 2021 год.

Table 1. Currency structure of Russia's settlements for the supply of goods and services under foreign trade agreements for 2021.

Источник: статистика внешнего сектора ЦБ РФ [17].


Поступления
Перечисления
Со всеми странами мира
100%
100%
в российских рублях
14,3%
27,9%
в долларах США
54,5%
35,8%
в евро
29,7%
30,4%
в иных валютах
1,5%
5,9%
Китай
100%
100%
в российских рублях
8,5%
4,1%
в долларах США
36,2%
58,2%
в евро
48,2%
10,6%
в иных валютах
7,1%
27,1%
Страны ЕАЭС
100%
100%
в российских рублях
70,4%
73,6%
в долларах США
18,8%
17,8%
в евро
8,3%
3,9%
в иных валютах
2,5%
4,7%

В этой связи в апреле 2022 года министр финансов России А.Г.Силуанов по итогам встречи с своими коллегами из стран БРИКС, заявил, что санкции актуализируют создание (в рамках объединения Россия, Бразилия, Индия, Китай, ЮАР): механизма взаиморасчета в национальных валютах; собственной системы обмена финансовыми сообщениями; независимого рейтингового агентства; интеграции платежных систем и т.д. [18].

О прогнозе основных показателей внешнеэкономической деятельности России

Как следует из названия данной статьи, ее целью является представление прогнозных значений основных показателей внешней торговли России в условиях формирования ограниченно открытой экономики. Эту оценку целесообразно осуществить в соответствии с тремя главными векторами: 1) динамика ВВП; 2) изменения в сфере экспорта, импорта и внешнеторгового оборота; 3) расчет экспортной, импортной и внешнеторговой квот.

Основным показателем, позволяющим оценить динамику экономического роста является Валовый внутренний продукт (ВВП). Следует отметить, что в июле с.г. были несколько снижены прогнозные оценки параметров ожидаемого падения этого показателя. Так выступая с заявлением Председатель Банка России Э.С.Набиуллина отметила, что падение ВВП в 2022 году прогнозируется в меньшем, чем предполагалось ранее, объеме [8]. В результате проведенного в июле с.г. Банком России макроэкономического опроса, был отмечен более растянутый характер спада, в следствии чего аналитиками был улучшен прогноз изменения ВВП на 2022 год до −6,0%, с одновременным понижением прогнозов на 2023 год до −1,3% и на 2024 год до 1,5%, с сохранением оценки темпов роста ВВП на 2025 год на уровне 1,8% [19] (см. рис.4).

Рис.4. Динамика ВВП России с 1992 по 2025 гг., (после 2021 года – прогноз) в текущих ценах, млрд долл.

Fig.4. Dynamics of Russia's GDP from 1992 to 2025 (after 2021 - forecast) at current prices, billion dollars

Источник: результаты макроэкономического опроса [19], данные Всемирного Банка [20]

С учетом более позитивного развития реальной ситуации соответствующим образом был повышен прогноз макроэкономистов относительно оценки стоимостных объемов импорта и экспорта (см. таб.2).

Таблица 2. Результаты опроса макроэкономистов проведенного Банком России млрд. долл. (июль 2022 года).

Table 2. Results of a survey of macroeconomists conducted by the Bank of Russia billion dollars (July 2022).

Источник: результаты макроэкономического опроса [19], расчеты автора

Показатель
2021 (факт)
2022
2023
2024
2025
Экспорт товаров и услуг млрд.долл.
550,0
520,0
452,0
439,0
441,0
Импорт товаров и услуг млрд.долл.
379,0
300,0
322,0
340,0
370,0
Итого оборот млрд.долл.
929,0
820,0
774,0
779,0
811,0

Ожидается, что объем экспорта в 2022 году составит 520 млрд долл. С дальнейшей коррекцией в 2023-2025 годах. Более значимым будет падение объема импорта с 379 млрд долл. в 2021 году до 300 млрд долл. в 2022 году, с его последовательным восстановлением в 2023-2025 годах [19] (см.рис.5)

Рис.5. Динамика импорта и экспорта, совокупного внешнеторгового оборота (по методологии платежного баланса). (после 2021 года – прогноз) (млрд. долл.)

Fig.5. Dynamics of imports and exports, total foreign trade turnover (according to the methodology of the balance of payments). (after 2021 - forecast) (billion dollars)

Источник: составлено автором по результатам макроэкономического опроса [19] и данным ЦБ РФ о статистике во внешнем секторе [21],

Автор настоящей статьи уже высказывался по поводу количественных параметров различных моделей внешнеэкономической интеграции, в том числе пороговых значений по некоторым из них [22, с.184]. Отмечалось, что основными показатели, раскрывающими степень включенности национальной экономической системы в мирохозяйственные связи являются: 1) внешнеторговая квота (отношение внешнеторгового оборота к ВВП); 2) экспортная квота (отношение экспорта товаров и услуг к ВВП); 3) импортная квота (отношение импорта товаров и услуг к ВВП).

При оценке прогнозных значений этих показателей в условиях формирующейся модели ограниченно открытой экономики суверенного типа автор исходил, во-первых, из заявленных принципов суверенной экономики, для которой будет характерна не автаркия, а открытость [1]. Возможности восстановления в среднесрочной перспективе выпавших из-за введенных санкций объемов импортно-экспортных операций, в следствии переориентации торговых потоков на Восток, с развитием соответствующих обеспечивающих институтов и инфраструктуры.

Во-вторых, в своих расчетах автор опирался на прогнозные оценки Центрального Банка России и привлеченных им специалистов по макроэкономике [19], [20].

В-третьих, автор задействовал автор задействовал методы ретроспективного статистического анализа, опираясь при этом на данном Росстат (см. рис.6).

Рис.6. Экспортная, импортная и внешнеторговая квоты России за 1992-2025 гг., % (после 2021 года – прогноз)

Fig.4. Export, import and foreign trade quotas of Russia for 1992-2025, % (after 2021 - forecast)

Источник: рассчитано автором по результатам консенсус-прогноза [19], данным Всемирного Банка [19] и статистики Банка России [21]

В свете вышеизложенного представляется обоснованным вывод о том, что в течении трех лет произойдет восстановлении значений основных относительных показателей ВЭД на досанкционный уровень с незначительной понижательной корректировкой. Думается, что прогнозные значения рассматриваемых основных показателей будут в следующих диапазонах:

1. отношение внешнеторгового оборота к ВВП на уровне 45-49% (для сравнения: в постсоветской России данная квота была на уровне 45-55%, а в период позднего СССР - порядка 12-14%);

2. отношение экспорта товаров и услуг к ВВП на уровне 25-27% (для сравнения: в постсоветской России данная квота была на уровне 25-35%, а в период позднего СССР - порядка 7-8% [23, c.603]);

3. отношение импорта товаров и услуг к ВВП на уровне 18-22% (для сравнения: в постсоветской России данная квота была на уровне 20-25%, а в период позднего СССР - порядка 5-7% [24, c.6]);

Заключение

Резюмируя материалы статьи, представляется необходимым акцентировать следующие моменты. Думается, что введенные после начала Специальной военной операции на Украине санкции оказали существенное воздействие на внешнеэкономические торговые отношения Российской Федерации, степень ее интеграции в мировое хозяйство. Однако уже в среднесрочной перспективе прогнозируются восстановление динамики объемов внешнеторговых операций. Прогнозные значения параметров открытости экономики России, рассчитанные на ближайшие 4 года, позволяют с уверенностью говорить о достаточной степени открытости российской экономики, говорящей о высоком уровне ее интеграции в мировое хозяйство.

Также следует отметить масштабность предстоящих геополитических, институциональных, инфраструктурных преобразований, направленных на обеспечение возможности сохранения Россией своих позиций в мире при ведении внешнеэкономической деятельности.

1.


Источники:

1. Гладков И. С. Международная торговля в 2017 Г.: снова рост, но перспективы не обнадеживают // Власть. – 2018. – № 5. – c. 77-84. – doi: 10.31171/vlast.v26i5.5825.
2. Минакир П. А. Ожидания и реалии политики // Экономика региона. – 2017. – № 4. – c. 1016-1029. – doi: 10.17059/2017-4-4.
3. Зоидов К. Х. Концептуальные основы теории, методологии и практики транзитной экономики // Проблемы рыночной экономики. – 2018. – № 3. – c. 49-58. – doi: 10.33051/2500-2325-2018-3-49-58.
4. Дробот Е. В. Анализ условий внешней торговли России и стран Запада в условиях санкционных войн // Экономические отношения. – 2017. – № 1. – c. 27-40. – doi: 10.18334/eo.7.1.37392.
5. Афанасьев А.А. Становление ограниченно открытой экономики суверенного типа в современной России: понятие, этапы, сущностные характеристики // Экономические отношения. – 2022. – № 3.
6. Стенограмма доклада министра сельского хозяйства на заседании Правительства РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/news/21756/ (дата обращения: 23.07.2022).
7. Минэкономики оценило долю российского экспорта, затронутого санкциями. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/23/05/2022/62863dff9a7947e62213dfc2 (дата обращения: 23.07.2022).
8. Заявление Председателя Банка России от 22.07.22. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/press/event/?id=14033 (дата обращения: 25.07.2022).
9. Российский статистический ежегодник. / 2021: Стат.сб./Росстат. - М.:, 2021. – 692 c.
10. Широв А.А., Гусев М.С. Импортозамещение: стратегия и тактика успеха//Эксперт №27. [Электронный ресурс]. URL: https://ecfor.ru/publication/importozameshhenie-strategiya-i-taktika-uspeha/ (дата обращения: 24.07.2022).
11. Официальный сетевые ресурсы Президента РФ: стенограмма совместного заявления Российской Федерации и Китайской Народной Республики о новом этапе отношений всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия от 20.05.2014. [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/supplement/1642 (дата обращения: 23.07.2022).
12. Росстат: О внешней торговле в 2021 году. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/26_23-02-2022.html (дата обращения: 25.07.2022).
13. Как Россия и Китай собираются нарастить взаимную торговлю до $200 млрд. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/05/02/2022/61fd2b419a7947752427d700 (дата обращения: 23.07.2022).
14. Официальный сетевые ресурсы Президента РФ: стенограмма совместного заявление Дружба–Дости: план по укреплению российско-индийского партнерства в течение следующего десятилетия от 11.12.2014г. [Электронный ресурс]. URL: http://kremlin.ru/supplement/4790 (дата обращения: 22.07.2022).
15. Евразийская экономическая комиссия: статистический бюллетень. Https://eec.eaeunion.org/upload/medialibrary/317/EAES_Indiya.pdf. [Электронный ресурс]. URL: https://eec.eaeunion.org/upload/medialibrary/317/EAES_Indiya.pdf (дата обращения: 25.07.2022).
16. Восточный Импульс. Транспорт России. [Электронный ресурс]. URL: https://transportrussia.ru/razdely/logistika/8849-vostochnyj-impuls.html (дата обращения: 22.07.2022).
17. ЦБ РФ: Статистика внешнего сектора. Валютная структура расчетов. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/statistics/macro_itm/svs (дата обращения: 25.07.2022).
18. Газета.РУ: «Силуанов: санкции подталкивают БРИКС к созданию своей системы обмена финанссообщениями». [Электронный ресурс]. URL: https://www.gazeta.ru/business/news/2022/04/09/17546203.shtml (дата обращения: 24.07.2022).
19. Макроэкономический опрос Банка России. Результаты опроса: июль 2022 года. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/statistics/ddkp/mo_br/ (дата обращения: 25.07.2022).
20. World Bank. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD?locations=RU (дата обращения: 22.07.2022).
21. ЦБ РФ: Статистика внешнего сектора. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/statistics/macro_itm/svs (дата обращения: 23.07.2022).
22. Афанасьев А.А. Об оценке влияния международных санкций на условия функционирования отечественной промышленности // Экономические отношения. – 2022. – № 2. – c. 179-194.
23. Concerning the assessment of the impact of international sanctions on russian industry
24. Внешняя торговля СССР 1922-1981. / Юбилейный статистический сборник//Министерство внешней торговли. - М. «Финансы и статистика», 1982.

Страница обновлена: 12.08.2022 в 14:48:31