Моделирование потенциала развития совместного финансирования и инвестирования в регионах России

Веретенникова А.Ю.1
1 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2022)

Цитировать:
Веретенникова А.Ю. Моделирование потенциала развития совместного финансирования и инвестирования в регионах России // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – Том 12. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.12.4.116522.

Аннотация:
Современные финансовые технологии формирует новые инструменты для развития регионов, в частности, краудфандинговые и краудлендинговые платформы. Однако их потенциал используется не в полной мере. Целью данного исследования является определение влияния характеристик региона на интерес общества к совместному финансированию и инвестированию. Интерес гражданского общества к данным формам управления финансовыми активами также стимулирует и их развитие, что позволяет высвободить недостаточно используемые ресурсы, открывая новые возможности для развития. В рамках данного исследования на основе эконометрического моделирования автором определены закономерности развития интереса к совместному финансированию и инвестированию, в частности: показано, что интерес к совместному финансированию (краудфандингу) зависит от развития сектора IT в регионе, а также от его инновационной активности; выявлено, что в отношении совместного инвестирования наиболее значимую роль играет инвестиционный потенциал региона. Кроме того, наличие инвестиционной платформы в регионе также оказывает влияние на рост интереса к рассматриваемому явлению. Значимость данного исследования состоит в определении потенциала развития краудфандинговых и инвестиционных платформ для стимулирования инвестиционной и инновационной деятельности региона.

Ключевые слова: краудфандинг, краудинвестинг, краудлендинг, инвестиционные платформы, модель, регионы, инвестиции

Финансирование:
Статья подготовлена в соответствии с планом НИР Института экономики Уральского отделения Российской академии наук.

JEL-классификация: G23, G24, G28



Введение

Совместное использование «недоиспользованных» активов относится к трендам развития цифровой экономики, обозначенным как «sharing economy» (шеринговая экономика) [7]. Принцип однорангового взаимодействия (peer-to-peer), лежащий в основе данного явления, распространяется не только на предоставление доступа в материальным ресурсам в форме каршеринга, карпулинга, краткосрочной аренды посредством цифровых платформ и т.д., но и на другие типы ресурсов, в частности, финансовые активы. Развитие цифровых платформ, получивших название краудфандинговых, краудлендинговых, краудинвестинговых, способствует формированию среды для обмена и повышения эффективности использования данных активов.

Краудфандинг (народное финансирование) является альтернативой традиционным структурам финансирования [15] и определяется в широкой и узкой трактовках. При широкой трактовке краудфандинг включает все формы финансирования, реализуемые посредством цифровых платформ, включая краудинвестинг и краудфандинг. При рассмотрении узкой трактовки краудфандинг рассматривается как гражданские инициативы, ориентированные на финансовую поддержку значимых для общества проектов. Следует отметить, что перспективность и распространение данного инструмента финансирования также является следствием трансформации стимулов экономических агентов, социально-экономических и институциональных условий, вызванных технологическим развитием, а также повышением требований к гражданской культуре.

Важно отметить, что в российской практике также используется понятие «коллективные инвестиции», охватывающее деятельность негосударственных пенсионных фондов, паевых инвестиционных фондов и других организаций. Для разграничения обозначенных понятий в рамках данного исследования мы применяем термины «совместное финансирование» и «совместное инвестирование», преследуя цель отделения данных явлений от принятого понятия «коллективные инвестиции».

Вместе с тем, развитие совместного финансирования и инвестирования в российской практике не получило должного развития. Обладая высоким потенциалом привлечения финансовых ресурсов в различные виды проектов, роль данного типа цифровых платформ в развитии регионов в должной степени не определена. Анализ интереса граждан к данной форме совместного финансирования и инвестирования не только позволит сделать выводы о динамике развития данного явления, но и обозначит перспективы развития данного направления в части регионального развития.

Таким образом, целью данного исследования является определение влияния характеристик региона на интерес гражданского общества к совместному финансированию и инвестированию. Научная новизна представляемого исследования заключается в определении закономерностей развития интереса к совместному финансированию и инвестированию в зависимости от особенностей регионов. В рамках исследования были сформулированы гипотезы о влиянии особенностей региона, в том числе, размера IT-сектора, финансового сектора, а также инновационной активности региона и его инвестиционной привлекательности, на интерес граждан к краудфандингу и краудинвестингу как формам совместного финансирования и инвестирования. Особое внимание следует отнести гипотезе, направленной на выявление влияния количества платформ в регионе на интерес граждан к совместному финансированию и инвестированию. Более детальное обоснование представленных гипотез раскрыто ниже.

1. Теоретические основания развития краудфандинга и краудинвестинга

Под краудфандингом (совместным финансированием) понимается социальная технология коллективного финансирования, основанная на добровольных пожертвованиях, дарениях [12]. Краудфандинг как новый метод и потенциально подрывная инновация для финансирования множества новых предпринимательских предприятий без стандартных финансовых посредников получил свое активное распространение последние 20 лет [17].

Первые публикации по краудфандингу по базе данных Scopus датируются 2010 годом. Хотя сама идея совместного финансирования проектов как метода сбора средств для предприятий, представляющих ценность для общества и имеющих социальную значимость, существуют уже несколько сотен лет, современный этап его развития связан с внедрением цифровых технологий. Наиболее распространенной краудфандинговой платформой в международной практике является Кикстартер (Kickstarter.com) [1]. Согласно информации, представленной на сайте данной платформы, за время ее существования было поддержано 228347 проектов на сумму $6300750334. В российской практике получила свое стремительное развитие краудфандинговая платформа Planeta (https://planeta.ru/). Посредством данной платформы поддержано 7 749 проекта, общая сумма собранных средств – 1 825 432 727 руб. [2] Другая краудфандинговая платформа, демонстрирующая высокие темпы развития – Boomstarter. На платформе было поддержано 2473 проекта, объем собранных средств 547 685 275 руб [3].

При анализа публикаций, представленных в российском индексе научного цитирования обнаружено по данной тематика (запрос «краудфандинг») 1470 источников, начиная с 2011 года. А. В. Рогова рассматривает краудфандинг как форму краудсорсинга, а также показывает перспективы его использования для региона [9]. М.Г. Балыхин, А.В. Генералова [2] анализируют потенциал краудфандинга в коммерциализации результатов исследовательской деятельности научных и образовательных учреждений. Б.Г. Салтыков и М.Н.Гордеев [10] на основе статистического анализа оценивают уровень развития российского краудфандинга в венчурном аспекте. Довольно распространены исследования, показывающие перспективность развития краудфандинга в сельском хозяйстве и для обеспечения продовольственной безопасности [3]. Развитие краудфандинга также распространяется и на научную деятельность. Несмотря на главенствующую роль государства и бизнес-сообщества в формировании заказа на проведение научных исследований с целью последующей коммерциализации, краудфандинг радикальным образом изменяет способ продвижения и коммерциализации результатов исследовательской деятельности научных и образовательных учреждений.

М.Н. Гордеев выделил четыре типичных шаблона участия российских граждан в краудфандинге, на основе которых были сформировали 4 группы инвесторов: 1) спонсоры, которые поддерживают проекты через механизм нефинансового и долевого краудфандинга; 2) инвесторы, применяющие долевой и заемный краудфандинг, а также ICO, 3) спонсоры инициатив преимущественно в сфере науки и просвещения, 4) спонсоры общественно-полезных и политических инициатив [5].

Высокий потенциал развития данной формы обмена финансовыми ресурсами стал причиной его расширения в направлении инвестирования, а также предоставления займов, что инициировало развитие таких форм совместного инвестирования, как краудинвестинг и краудлендинг. Краудинвестинг представляет собой, так называемый, краудфандинг акций и является новой инновационной формой внешнего финансирования для предпринимательских фирм, с помощью которой они могут привлекать капитал множества небольших компаний-инвесторов посредством интернет-платформ [14]. При принятии решения поддержать краудинвестинговую кампанию небольшие инвесторы оценивают как финансовую, так и нефинансовую отдачу. Распространение данной формы финансирования обязано французской платформе WiSeed [14], где данный инструмент был представлен впервые. В настоящее время данная тематика приобретает свою популярность как среди научного сообщества, так и при реализации других типов проектов.

Краудлендинг – это одна из основных форм краудинвестинга, суть которого состоит в кредитовании физическими лицами других физических или юридических лиц через специальные интернет-платформы [20]. При краудлендинге кредитор инвестирует только в конкретные запросы на получение кредита (например, через такие платформы, как Lending Club или Funding Circle). В рамках данной формы финансирования также можно различать различные этапы жизненного цикла компании, в которую размещаются инвестиции. В то время как некоторые платформы ориентированы на финансирование ссуд от старт-апов или новых бизнес-идей (например, Seedmatch [19]) другие сосредоточены на финансировании проектов от уже существующих компаний.

В отношении развития нормативно правового обеспечения краудинвестинга и краудлендинга в правовом поле следует отметить принятие в 2019 году Федерального закона «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [4]. С 2020 года на базе ЦБ РФ формируется реестр инвестиционных платформ, имеющих право вести хозяйственную деятельность в данном направлении. В данном реестре представлено 65 операторов инвестиционных платформ, из них 41 платформа зарегистрирована в г. Москва и Московской области, 7 – в г. Санкт-Петербург (рис.1).

Рис. 1 – Структура операторов инвестиционных платформ по месту регистрации

Источник: составлено автором на основе реестра операторов инвестиционных платформ [5]

Развитие перспектив инвестиционных платформ также сопровождается внесением изменений в законодательство РФ в отношении цифровых прав (статья ГК РФ 141.1. Цифровые права), и цифровых финансовых активах [6] [1]. Кроме того, высокими перспективами обладает применение технологии блокчейн при реализации сделок на краудинвестинговых платформах [8].

Для определения перспектив развития совместного финансирования и инвестирования на уровне региона был сформулирован ряд гипотез.

Прежде всего, развитие краудфандинговых и инвестиционных платформ обусловлено общим трендом развития цифровой экономики, в частности платформенной экономики. Соответствие современным трендам социально-экономического развития требует соответствующего уровня технологического развития, в частности IT-сектора. Е.В. Шавина отмечает, что реализация условий развития воспроизводственного процесса в технологически передовых странах приводит к тому, что структура экономики начинает напрямую зависеть от темпов роста производства интеллектуальных продуктов [13]. Развитие платформ, основанное на развитии IT-сектора, открывает новые возможности для повышения эффективности ресурсов, в частности, путем сокращения трансакционных издержек, увеличения скорости реализации трансакции, расширение возможностей расширения перечня контрагентов при минимальных вложениях. Таким образом, была сформулирована гипотеза Н1:

Н1: Интерес к коллективному финансированию и инвестированию в регионах России обусловлен развитием IT-сектора в регионе

Кроме того, формирование и распространение краудфандинга и краудинвестинга является частью развития сектора финансовых технологий (финтех). Финтех – это комплекс инновационных технологий, направленных на управление традиционными финансовыми услугами с использованием компьютерных программ и информационных технологий (ИТ) [6]. При анализе трендов развития финтеха Попов Е.В., Шульгин Д.Б. и Омонов Ж.К. отмечает двустороннее развитие данной индустрии. С одной стороны, чем выше динамика роста экономики, тем больше необходимость инноваций в финансовой индустрии, с другой – развитие экономики увеличивает возможности для формирования и развития финтех-стратапов. Авторы также делают вывод, что развитие традиционных рынков и рынков венчурного капитала формирует институциональные условия для развития бизнеса путем обеспечения доступности капитала. Таким образом, можно говорить о том, что развитие финансового сектора может быть причиной роста интереса граждан к краудфандингу и краудинвестингу как формам развития современных финансовых технологий, что будет отражаться в росте развития финансового сектора в целом (гипотеза Н2).

Н2: Интерес к коллективному финансированию и инвестированию в регионах России обусловлен развитием финансового сектора в регионе.

Вместе с тем, развитие краудфандинга и краудинвестинга в научной литературе зачастую связывают с венчурным финансированием. С.Н. Володин, Г.А. Жирнов и Р.Р. Кадыров отмечают, что краудинвестинг от финансовой поддержки проектов в сфере искусства трансформировался в форму корпоративного финансирования для компаний малого и среднего бизнеса различных отраслей [4]. В качестве отдельного направления развития краудфандинга рассматривается поддержка научных разработок, что позволяет стимулировать развитие инновационной деятельности. В частности, А.А. Сотников [11] отмечает, что выгодным отличием краудфандинга от традиционного венчурного финансирования является участие гражданского общества. Это, с одной стороны, подтверждает востребованность того или иного инновационного или инвестиционного проекта, с другой стороны - позволяет распределить риски между спонсорами и инвесторами данного проекта. В научной литературе также обосновывается потенциал краудфандинга для развития региональной инновационной системы [11]. Таким образом, были сформулированы следующие гипотезы Н3 и Н4:

Н3: Интерес к коллективному финансированию и инвестированию в регионах России обусловлен уровнем инновационной активности региона

Н4: Интерес к коллективному финансированию и инвестированию обусловлен инвестиционной привлекательностью региона.

Анализ территориального размещения проектов, обращающихся за поддержкой на инвестиционных платформах, позволяет сделать вывод о действительном преобладании на региональных инвестиционных платформах проектов данного региона. В частности анализ проектов краудлендинговой платформы ВДело, зарегистрированной в Свердловской области (г. Нижний Тагил) за последние три месяца (июль – сентябрь 2022 г.) были поддержаны 53 организации, 39 из которых действуют на территории Свердловской области. Анализ платформы МаниФренд (г. Ростов-на-Дону) показал, что проекты региона действительно присутствуют на данной платформе. Однако их доля существенно ниже, чем на платформе ВДело. Данный анализ позволил сформулировать следующую гипотезу:

Н5: Наличие инвестиционный платформы в регионе стимулирует интерес граждан к коллективному инвестированию.

2. Методология исследования

Для оценки интереса пользователей к коллективному финансированию и инвестированию были использованы данные Яндекс (https://wordstat.yandex.ru/), позволяющие анализировать количество запросов за последний 2 года от текущего момента помесячно. В качестве запросов мы использовали такие термины, как «народное финансирование», «краудфандинг», «краудлендинг», «краудинвестинг», «инвестиционные платформы». Наиболее высокие значения были получены в отношении запросов «краудфандинг» и «инвестиционные платформы», что и стало причиной использования данных именно по этим запросам.

Таким образом, в качестве зависимых переменных нами были использованы следующие показатели:

- количество запросов «краудфандинг» в регионе (Y1);

- количество запросов «краудфандинг» в регионе на душу населения (Y2);

- количество запросов в регионе «инвестиционные платформы» (Y3);

- количество запросов «инвестиционные платформы» в регионе на душу населения (Y4).

При анализе запросов были рассмотрены значения за 2021 год.

При проверке гипотезы 1 в качестве независимой переменной был использован объем ВРП по разделу ОКВЭД «Деятельность в области информации и связи» на душу населения (X1). В качестве зависимой переменной были использованы данные по количеству запросов на душу населения - Y2 и Y4.

При проверке гипотезы Н2 в качестве зависимых переменных выступили данные по объему ВРП по разделу ОКВЭД «Деятельность финансовая и страховая» на душу населения (X1). Значение Y2 и Y4 также были использованы в качестве зависимых переменных.

Для проверки гипотезы Н3 были использованы данные по инновационной активности региона за 2020 г., представленные в государственной статистике РФ(X3). В части гипотезы Н4 для оценки инвестиционной привлекательности региона были использованы данные рейтинга RAEX (X4) [7], в частности, показатель, который описывает инвестиционный потенциал региона. Проверка гипотезы Н5 предполагала учет наличия инвестиционной платформы в регионе (X5). Зависимыми переменными при проверке гипотез Н3, Н4 и Н5 выступили Y1 иY3. Значения зависимых переменных были рассмотрены за 2020 г.

Информационной базой исследования явились данные Росстат, реестр инвестиционных платформ, формируемый Центральным банком РФ, а также результаты запросов, полученные посредством сервиса «Wordstat Yandex». В ходе исследования были рассмотрены 79 регионов без учета г. Москва, г. Санкт-Петербург, Ленинградской и Московской области, а также республики Ингушетия, что обусловлено отсутствием отдельных значении по данному экономическому субъекту.

При установлении зависимости между переменными и построении соответствующих моделей был проведен предварительный анализ исходных статистических данных, в результате которого выявлен наиболее подходящий тип функциональной зависимости для рассматриваемых переменных. На втором этапе выполнен корреляционный анализ исследуемых факторов, который позволил определить, присутствуют ли в моделях факторы, формирующие мультиколлинеарность. На третьем этапе были непосредственно построены многофакторные модели; на четвертом этапе – проведена проверка их качества. Полученные в ходе анализа эконометрические модели представлены в следующем параграфе.

3. Результаты исследований

3.1 Моделирование развития интереса к коллективному финансированию

На рисунке 2 представлена динамика запросов на слова «краудфандинг» и «инвестиционные платформы» по Российской Федерации в целом. Среднее значение запросов в месяц за весь период (с апреля 2020 по март 2022 г.) по краудфандингу составил 26000,75 при стандартном отклонении ϭ=4380,29; для инвестиционных платформ среднее значение равно 6610,667, при ϭ=2425,8. Таким образом, интерес к инвестиционным платформам при более низких абсолютных значениях является более стабильным и нарастает с большей скоростью, о чем свидетельствуют коэффициент регрессии. Вместе с тем, абсолютные значения по количеству запросов «краудфандинг» существенно превышает запросы по «инвестиционным платформам» (рис.2).

Рис. 2 – Динамика запросов «краудфандинг» и «инвестиционные платформы» на основе Яндекс.Стат

Источник: составлено на основе анализа запросов «краудфандинг» и «инвестиционные платформы», собранные посредством ресурса https://wordstat.yandex.ru/

При анализе характера между тестируемыми факторами и зависимой переменной Y2 был обнаружен ее нелинейный характер, что стало причиной логарифмирования исходных данных. Результаты корреляционного анализа представлены в таблице 1. Следует отметить, что связь между Y4 и рассматриваемыми переменными не обнаружена.

Таблица 1 - Корреляционная матрица (гипотезы Н1,Н2, Н3)


LN(Y2)
LN (Х1)
LN (Х2)
LN (Х3)
LN (Х4)
LN(Y2)
1
LN (Х1)
0,578
1
LN (Х2)
0,514
0,463
1
LN (Х3)
0,536
0,426
0,428
1
LN (Х4)
0,422
0,223
0,442
0,258
1
Источник: составлено автором на основе анализа описанных данных

Из анализа таблицы 2 следует, что наблюдается связь между логарифмированными значениями Y2, Х1, Х2 и X3. Вместе с тем, теснота связи между Х2 и X3 свидетельствует о наличии мультиколлинеарности, что стало причиной устранения фактора X2 при дальнейшем анализе. Таким образом, при моделировании развития интереса к коллективному финансированию были учтены логарифмированные значения Х1 и X3. Результаты регрессионного анализа представлены в таблице 2.

Таблица 2 - Результаты регрессионного анализа (гипотезы Н1,Н2, Н3)

Регрессионная статистика
Множественный R
0,66
R-квадрат
0,43
Нормир. R-квадрат
0,42
Станд. ошибка
0,35
Наблюдения
79
Дисперсионный анализ

df
SS
MS
F
Знач-ть F
Регрессия
2
7,19186
3,6
29,43
3,41E-10
Остаток
76
9,283
0,12
Итого
78
16,47




Коэф-ты
Станд. ошибка
t-стат.
P-Значение
Нижние 95%
Верхние 95%
Нижние 95,0%
Верхние 95,0%
Y-пересечение
-0,90
0,170
-5,28
1,17E-06
-1,243
-0,562
-1,243
-0,562
LN (Х1)
0,085
0,019
4,48
2,54E-05
0,047
0,123
0,0474
0,123
LN (Х3)
0,30
0,081
3,72
0,000383
0,139
0,461
0,139
0,461

Источник: составлено автором на основе анализа описанных данных

В результате была построена следующая модель (1):

Y2=0,4×X10,08×X30,3 (1)

где

Y2 - количество запросов «краудфандинг» в регионе на душу населения за 2021 г.(Y2);

X1- объем ВРП по разделу ОКВЭД «Деятельность Деятельность в области информации и связи» на душу населения (X1);

X3- показатель инновационной активности региона за 2020 г. (Росстат).

3.2. Моделирование развития интереса к коллективному инвестированию

При анализе интереса к коллективному инвестированию, что соответствует гипотезам Н4 и Н5, при установлении связи между рассматриваемыми факторами, также был проведен корреляционный анализ, результаты которого представлены в таблице 3.

Таблица 3 - Корреляционная матрица (гипотезы Н4, Н5)

Y3
X3
X4
Y3
1
X4
0,85
1
X5
0,36
0,288
1

Источник: составлено автором на основе анализа описанных данных

Из анализа таблицы 2 следует, что наблюдается высокая связь между зависимой переменной Y3 и переменной X4, характеризующей значения инвестиционного потенциала региона. Связь между количеством инвестиционных платформ в регионе слабая, вместе с тем, ввиду значимости данного показателя для данного исследования данная переменная также была учтена при построении итоговой модели. Результаты регрессионного анализа представлены в таблице 4.

Таблица 4 - Результаты регрессионного анализа (гипотезы Н4 и Н5)

Регрессионная статистика
Множественный R
0,86
R-квадрат
0,74
Нормир. R-квадрат
0,74
Станд. ошибка
449,76
Наблюдения
81
Дисперсионный анализ

df
SS
MS
F
Знач-ть F
Регрессия
2
45818999,95
22909500
113,25
8,54E-24
Остаток
78
15778344,44
202286,5
Итого
80
61597344,4




Коэф-ты
Станд. ошибка
t-стат.
P-Значение
Нижние 95%
Верхние 95%
Нижние 95,0%
Верхние 95,0%
Y3-пересечение
-439,86
91,97
-4,78
8,02E-06
-622,959
-256,76
-622,959
-256,76
X3
1222,39
89,66
13,63
2,43E-22
1043,889
1400,89
1043,889
1400,898
X4
223,92
104,51
2,14
0,035278
15,84299
431,99
15,84299
431,9996

Источник: составлено автором на основе анализа описанных данных

Анализ p-значений показал, что при уровне значимости α=0,05, переменная X4 является значимой, что стало причиной ее включения в итоговую модель (2):

Y=-439,8+1112,3*X3+223*X4 (2)

Y3 - количество запросов «инвестиционные платформы» по региону за 2021 г.;

X3 - инвестиционный потенциал региона по данным RAEX в 2020 г.;

X4 - количество инвестиционных платформ в регионе (реестр инвестиционных платформ ЦБ РФ).

4. Обсуждение результатов

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что гипотезы Н1 и Н3 были подтверждены. Другими словами развитие IT-сектора в регионе и инновационная активность региона действительно формирует интерес граждан к совместному финансированию в форме краудфандинга.

Гипотеза Н4 также была подтверждена, что следует из формулы 2.

При описании результатов проверки Н5 следует отметить, что согласно p-значению (p=0,03) параметр X5, характеризующий количество платформ, зарегистрированных в том или ином регионе, является значимым лишь при уровне значимости α=0,05, что обусловлено тем, что инвестиционные платформы представлены лишь в 12 регионах из 80 рассматриваемых. Для более точных результатов требуется более длительный горизонт планирования.

Анализ модели 1 позволяет сделать вывод о том, что уровень развития IT-сектора в регионе формирует благоприятную среду для формирования интереса к инструментам финансирования, основанных на применении цифровых платформ. Кроме того, совместно с инновационной активностью региона совместное финансирование действительно может выступить альтернативным источником привлечения денежных средств в тот или иной проект.

Анализ модели 2 позволяет сделать вывод о том, что в целом интерес к инвестиционным платформам обусловлен сложившимся инвестиционным потенциалом региона, что также стимулирует деятельность по развитию инвестиционных платформ.

В части перспектив развития инвестиционных платформ как участника инвестиционной и инновационной деятельности в регионе видится разработка специальных режимов поддержки платформ, предоставляемых займы предприятиям региона, в котором размещена платформа. Вместе с тем, реализация подобной поддержки возможна при активном участи органов государственной власти, в частности, в вопросах снижения налогооблагаемого бремени при выполнении предварительно определенного перечня требований.

Таким образом, механизмы совместного финансирования и инвестирования не только формируют интерес к поддержке как социальных, так и предпринимательских проектов со стороны гражданского общества, но и открывают новые возможности для развития региональной инновационной системы, высвобождая неиспользуемые ресурсы, а также стимулируя граждан к совместному инвестированию ввиду целенаправленной и открытой поддержки предлагаемых проектов.

Заключение

Проведенный анализ показал, что потенциал инвестиционных платформ для развития региона используется не в полной мере. Разработка совместных проектов операторов инвестиционных платформ с органами муниципальной и региональной власти позволит высвободить ресурсы для реализации социально-значимых в регионе направлений, в том числе, устойчивого развития, формирования умных городов, стимулирования инновационной деятельности и т.д. Взаимодействие операторов цифровых платформ, обмен опытом, а также практикой реализации механизмов функционирования цифровой платформы, позволит ускорить формирование и закрепление норм и правил, регулирующих данный тип деятельности, а также ускорить формирование процесса функционирования на платформе посредством применения современных технологических решений, в том числе технологии блокчейн.

Теоретическая значимость представлено исследования состоит в развитии теоретических положений «sharing economy» применительно к развитию региональной экономики. Практическая значимость состоит в определении потенциала развития краудфандинговых и инвестиционных платформ для стимулирования инвестиционной и инвестиционной деятельности региона.

Благодарности: Статья подготовлена в соответствии с планом НИР Института экономики Уральского отделения Российской академии наук.

[1] Kickstarter. Bring a creative project to life [Электронный ресурс]. URL: https://www.kickstarter.com/ (дата обращения: 30.09.2022)

[2]Краудфандинг в России. Народное финансирование. URL: https://planeta.ru/ (дата обращения: 30.09.20222)

[3] Boomstarter. Краудфандинговая платформа: сбор денег для бизнеса, технологических, творческих и социальных проектов [Электронный ресурс]. URL: https://boomstarter.ru/ (дата обращения: 15.10.2022)

[4] Федеральный закон от 2 августа 2019 г. N 259-ФЗ "О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями)

[5] Реестр операторов инвестиционных платформ [Электронный ресурс]. URL: https://www.cbr.ru/registries/?CF.Search=%D0%A0%D0%B5%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%80+%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2+%D0%B8%D0%BD%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D1%85+%D0%BF%D0%BB%D0%B0%D1%82%D1%84%D0%BE%D1%80%D0%BC&CF.TagId=&CF.Date.Time=Any&CF.Date.DateFrom=&CF.Date.DateTo= (дата обращения: 15.10.2022)

[6] Федеральный закон "О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" от 31.07.2020 N 259-ФЗ.

[7] Рэнкинг: Инвестиционный потенциал российских регионов в 2020 году [Электронный ресурс]. URL:

https://raex-rr.com/pro/regions/investment_appeal/investment_potential_of_regions/2020 (дата обращения: 01.09.2022)


Источники:

1. Аюшеева И.З., Подузова Е.Б., Сойфер Т.В. Концептуальные основы правового регулирования отношений по коллективному использованию товаров и услуг (sharing economy) в условиях развития цифровых технологий. - М.: Юридический Дом \, 2021.
2. Балыхин М.Г., Генералова А.В. Краудфандинг - платформа поддержки научных разработок // Социологические исследования. – 2015. – № 9(377). – c. 57-61.
3. Беляева Е.В. Краудфандиг как современный инструмент финансирования сити-фермерства // АПК: Экономика, управление. – 2022. – № 9. – c. 104-108.
4. Володин С.Н., Жирнов Г.А., Кадыров Р.Р. Краудинвестинг как новый способ венчурного финансирования // Валютное регулирование. Валютный контроль. – 2017. – № 10. – c. 50-58.
5. Гордеев М.Н. Неявные механизмы функционирования краудфандинга в россии и за рубежом // Эко. – 2022. – № 1. – c. 77-95.
6. Попов Е. В., Омонов Ж., Шульгин Д. Б. Институциональные факторы развития финансовых технологий в России // Journal of Applied Economic Research. – 2020. – № 19(4). – c. 585–604. – doi: 10.15826/vestnik.2020.19.4.027.
7. Попов Е.В., Веретенникова А.Ю. Долевая экономика. - М.: Юрайт, 2020.
8. Попов Е.В., Веретенникова А.Ю., Федореев С.А. Моделирование бизнес-процессов краудинвестинговых платформ на основе токенизации активов // Мир новой экономики. – 2022. – № 1. – c. 45-61.
9. Рогова А. В. Краудсорсинг как инструмент социально-экономического развития региона // Современные проблемы науки и образования. – 2013. – № 5. – c. 650.
10. Салтыков Б.Г., Гордеев М.Н. Краудфандинг как инструмент венчурного инвестирования в россии и за рубежом // Инновации. – 2016. – № 4. – c. 40-46.
11. Сотников А.А. Обоснование выбора источников финансирования малых инновационных предприятий // Modern Economy Success. – 2019. – № 6. – c. 82-87.
12. Чугреев В.Л. Краудфандинг – социальная технология коллективного финансирования: зарубежный опыт использования // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2013. – № 4. – c. 190-196.
13. Шавина Е.В. Инновационно-технологические и конвергентные детерминанты структурных сдвигов в современной экономике // Экономика и управление. – 2019. – № 2. – c. 18-31.
14. Ahlers G. K. C., Cumming D., Günther C., & Schweizer D. Signaling in Equity Crowdfunding // Entrepreneurship Theory and Practice. – 2015. – № 39(4). – p. 955–980. – doi: 10.1111/etap.12157.
15. Andrés Felipe Gallego A. Crowdfunding: Implementation decisions in creative industries in emerging countries // Kepes. – 2011. – № 7. – p. 159 – 169.
16. Borello G., De Crescenzo V., Pichler F. Factors for success in European crowdinvesting // Journal of Economics and Business. – 2019. – № 106. – p. 105845. – doi: 10.1016/j.jeconbus.2019.05.002.
17. Woods C., Yu H., Huang H. Predicting the success of entrepreneurial campaigns in crowdfunding: a spatiotemporal approach // Journal of Innovation and Entrepreneurship. – 2020. – № 9(13). – doi: 10.1186/s13731-020-00122-8.
18. Hervé F., Manthé E., Sannajust A., Achwienbacher A. Investor Motivations in Investment-Based Crowdfunding // SSRN Electronic Journal. – 2016.
19. Maier E. Supply and demand on crowdlending platforms: connecting small and medium-sized enterprise borrowers and consumer investors // Journal of Retailing and Consumer Services. – 2016. – № 33. – p. 143–153. – doi: 10.1016/j.jretconser.2016.08.004.
20. Zhang J., Liu P. Rational herding in microloan markets // Management Science. – 2020. – № 58(5). – p. 892–912. – doi: 10.1287/mnsc.1110.1459.

Страница обновлена: 05.11.2022 в 09:31:53