Необходимость корректировки пороговых значений показателей обеспечения продовольственной безопасности в условиях цифровой экономики

Лясников Н.В.1, Романова Ю.А.1
1 Институт проблем рынка Российской академии наук, Россия, Москва

Статья в журнале

Продовольственная политика и безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 9, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2022)

Цитировать:
Лясников Н.В., Романова Ю.А. Необходимость корректировки пороговых значений показателей обеспечения продовольственной безопасности в условиях цифровой экономики // Продовольственная политика и безопасность. – 2022. – Том 9. – № 4. – С. 417-432. – doi: 10.18334/ppib.9.4.116516.

Аннотация:
Публикация посвящена аспектам корректировки пороговых значений показателей обеспечения продовольственной безопасности в условиях цифровой экономики. Обосновывается, что новые цифровые технологии способны укрепить и содействовать всестороннему развитию системы управления продовольственной безопасностью, и важным шагом в данной связи выступает реализация потенциала технологий цифровой экономики в управлении продовольственной безопасностью на основе индикативного подхода, а именно в высокоточном установлении и корректировке пороговых значений показателей обеспечения продовольственной безопасности. Аргументируется необходимость применения соответствующих корректирующих воздействий, а также предлагается набор цифровых инструментов, необходимых для гибкой корректировки пороговых значений показателей обеспечения продовольственной безопасности. Механизм корректировки предлагается реализовать по принципу имитационного моделирования перспективной динамики индикаторов при различных сценариях развития внешней и внутренней среды обеспечения потребностей населения России, конкретных регионов РФ в продовольствии. Предлагается организационная модель внедрения инноваций, обоснована необходимость развития компетенций и формирования кадрового обеспечения для скорейшей практической реализации заявленных улучшений.

Ключевые слова: цифровизация, продовольственная безопасность, индикаторы продовольственной безопасности, цифровая экономика, пороговые значения показателей продовольственной безопасности

Финансирование:
Статья подготовлена в рамках государственного задания ИПР РАН, тема НИР «Институциональная трансформация экономической безопасности при решении социально-экономических проблем устойчивого развития национального хозяйства России».

JEL-классификация: Q17, Q18, O31, O33



Постановка проблемы. Актуальность настоящего исследования обусловлена приоритетной значимостью обеспечения продовольственной безопасности в системе национальной безопасности Российской Федерацией. Питание – ключевая, жизнеобразующая функция человеческого организма. Без защиты публичных интересов, связанных с надлежащим, доступным и безопасным питанием, говорить о сколь-угодном достижении интересов национальной безопасности не приходится. В последние годы достигнут определенный прогресс в сфере обеспечения продовольственной безопасности, управления в предметной области, по меньшей мере, на федеральном уровне и уровне отдельных субъектов федерации. Между тем, эмерджентный характер глобальных вызовов продовольственной безопасности, отчетливо манифестировавший в пандемию COVID-19 и вслед за ней в эпоху беспрецедентных зарубежных антироссийских санкций начала 2022 года, приводит к тому, что сложившаяся система обеспечения продовольственной безопасности все еще не поспевает за угрозами и рисками, формируемыми внешней средой, не говоря о тех, которые сохраняются в среде внутренней. Новейшие условия предопределяют повышенный интерес к использованию инновационных технологий в управлении продовольственной безопасностью. В новой цифровой экономике на первый план в этой связи выходят сквозные технологии цифровой эпохи, тот самый «диджитал», на который возлагаются особые надежды по форсированию социально-экономического прорыва [1].

Цифровые технологии могли бы выступить надежным фундаментом для управления продовольственной безопасностью в Российской Федерации, в том числе по таким специфическим, трудо- и наукоемким направлениям, как управление на основе индикаторов продовольственной безопасности, ее непрерывный высокоинтеллектуальный цифровой мониторинг.

Результативное применение достижений цифровизации в управлении в публичной сфере, безусловно, требует не только развитых цифровых компетенций, дефицит которых остро ощущается в целом по российской экономике. Необходимо менять подходы к управлению в предметной сфере, трансформировать приоритеты и систему управления. В контексте заявленной темы исследования видится исключительно важным рассмотреть необходимость и направления корректировки пороговых значений показателей обеспечения продовольственной безопасности в условиях цифровой экономики.

Материалы и методы исследования. Исследование подготовлено на основе системно-структурного подхода к изучению социально-экономических явлений и процессов. При подготовке настоящей публикации учитывались положения парадигмы цифровой экономики и экономики знаний. Информационную базу исследования составили нормативные акты Российской Федерации в области экономической и продовольственной безопасности, публикации отечественных и зарубежных ученых по вопросам управления продовольственной безопасностью на основе системы индикаторов, определения пороговых значений показателей безопасности, прикладных аспектов применения новейших сквозных технологий цифровой эпохи в предметной области.

Результаты исследования. В современной парадигме управления национальной экономической безопасностью Российской Федерации, в качестве фундаментального подхода принимается управление на основе индикаторов обеспечения безопасности, что находит широкую поддержку на доктринальном уровне [2-4] и зафиксировано на нормативном уровне: в частности, в Доктрине продовольственной безопасности РФ (Указ Президента РФ от 21.01.2020 № 20, статья 8) [5] указывается, что «для оценки обеспечения продовольственной безопасности в качестве основных индикаторов используется достижение пороговых значений показателей».

В этой связи представляется целесообразным уточнить некоторые из ключевых понятий в области управления экономической, включая продовольственную, безопасностью, на основе системы индикаторов, разграничить понятия «показатель», «индикатор», «пороговое значение»:

— под показателями экономической (иной) безопасности следует понимать определенную характеристику какого-либо аспекта обеспечения экономической безопасности. Показатели экономической безопасности определены нормативно и представлены в тексте Стратегии экономической безопасности Российской Федерации до 2030 года (Указ Президента РФ от 13.05.2017 № 208 [6]). В документе приведено сорок показателей, охватывающих различные приоритетные национальные интересы в различных областях и сферах экономической деятельности, угрозы которым образуют угрозы и риски экономической безопасности. Представленный перечень весьма широкий, и затрагивает укрупненные характеристики, затрагивающие наиболее общие социально-экономические интересы и, как правило, имеющие межотраслевой характер. В интересах управления безопасностью по прикладным направлениям, представляется целесообразным уточнить и ограничить перечень показателей набором, непосредственно связанным с отраслью, с учетом возможностей результативного и полноценного управленческого воздействия на соответствующие показатели непосредственно в рамках конкретной сферы социально-экономических отношений;

— под индикаторами представляется возможным понимать значения конкретных показателей экономической (иной) безопасности – систему сигналов, свидетельствующих об уровне экономической, в частности, продовольственной, безопасности, включая, прежде всего, случаи, когда соответствующие индикаторы свидетельствуют о нарушении приоритетных национальных интересов в предметной области, что, как правило, требует реализации мер оперативного реагирования. На основе учета, комплексного анализа и оценки соответствующих индикаторов, выстраиваются мероприятия государственных программ, определяются меры поддержки, включая финансирование, а в перспективе – организуется комплексный мониторинг состояния продовольственной (иной) безопасности, на федеральном, региональном и местном уровнях, для принятия и реализации высокоточных и своевременных корректирующих воздействий;

— под пороговыми значениями показателей экономической безопасности следует понимать предельные уровни (минимальный, и/или максимальный) индикаторов экономической безопасности, при которых функционирование наблюдаемых социально-экономических подсистем понимается как безопасное, то есть устойчивое к любым негативным воздействиям внутренней и внешней среды. В отличие от непосредственно показателей экономической безопасности, пороговые значения намного реже устанавливаются законодательно. Нередко содержится нормативная отсылка на методику определения индикаторов / пороговых значений показателей в конкретной предметной области, либо (чаще) на необходимость ее комплексной разработки компетентными органами публичной власти [7]. Зачастую, систему пороговых значений показателей национальной безопасности разрабатывают ученые-исследователи [8-9]. Хотя соответствующие положения, в особенности предлагаемые наиболее авторитетными авторами и устойчиво применяемые в исследовательской среде (то есть, по сути, вошедшие в научную доктрину) могут использоваться как ориентир в рамках нормотворческой деятельности, а также на практике публичного управления в предметной области, между тем, никакой заранее определенной юридической силы они не имеют.

Следовательно, неизбежно возникает вопрос о необходимости нормативного закрепления пороговых значений показателей в ключевых сферах национальной безопасности. При этом абсолютно очевидно, что прогресс по данному направлению не будет обеспечен без поиска компромиссов, удовлетворяющих интересы стейкхолдеров по направлениям управления различными аспектами национальной безопасности. В дискуссии по поводу системы индикативного мониторинга экономической, в том числе, продовольственной, безопасности на основе пороговых значений, важное место занимают вопросы:

— о наборе (числе) измеряемых показателей;

— о способе установления пороговых значений;

— о виде представления пороговых значений (минимальные, максимальные, двухмерные или многомерные представления);

— о необходимости и частоте пересмотра пороговых значений, критериях принятия решений по соответствующим вопросам.

Потенциал балансирования приоритетных интересов в данной сфере зачастую упирается в ограниченные возможности по подготовке, сбору и обработке социально-экономической информации, а также в связи с изменчивостью внутренней и внешней среды, ввиду которой пороговые значения показателей безопасности, исчисленные несколько лет назад, полностью или частично утратят свою актуальность на данный момент времени. С организационной и правовой точки зрения, решение проблемы может заключаться в реализации концепции гибкого нормативного регулирования [10] – через специальные системы регуляторных технологий, основанные на использовании распределенных цифровых платформ – баз данных правовой информации. При использовании подобных платформ повышается гибкость как в части внесения корректировок в нормативные (прежде всего подзаконные) акты, так и в части комплаенса в действии подчиненных субъектов.

Гибкое правовое регулирование – одно из многих передовых достижений в области цифровой экономики, которое может быть использовано для совершенствования управления национальной экономической, в том числе, продовольственной, безопасности на основе пороговых значений ключевых наблюдаемых показателей. Необходимо подчеркнуть, что цифровизация, под которой в наиболее общем смысле принято понимать использование систем автоматизированной интеллектуальной обработки данных, на основе саморазвития и неуклонного совершенствования компьютерных и иных «умных» систем, по типу киберфизических для комплексной фасилитации социально-экономического развития [11]. Именно цифровизация стала фактором современной научно-технической революции, перехода к новейшему экономическому укладу, который принято именовать на Западе четвертой индустриальной революцией (по трактовке руководителя Давосского экономического форума Клауса Шваба [12]), либо шестым технологическим укладом (академик С. Глазьев и другие отечественные авторы [13]).

Цифровые технологии в буквальном смысле переворачивают представление о мире, о человеке и его возможностях. В приведенном тезисе кроется ключевой смысл цифровизации, до конца не понимаемый многими субъектами публичной политики – цифровые инструменты являются средствами содействия ускоренного инновационного развития, их важно грамотно использовать, встраивать в концептуальные схемы и алгоритмы управления для достижения перспективного успеха. Сами по себе цифровые технологии, за редчайшим исключением, являются статичным инструментарием, обладание которым без четкого понимания возможностей и компетенций в сфере их использования ни в коей мере не поспособствует социально-экономическому прогрессу.

Фундаментальные характеристики цифровых технологий, безусловно, характеризуют высокий потенциал их применения для решения проблем и противоречий, связанных с управлением экономической, в том числе, продовольственной, безопасностью на основе пороговых значений целевых показателей: благодаря им может быть обеспечен концептуальный пересмотр как набора показателей, так и границ их пороговых значений, с высокоточным учетом приоритетных публичных интересов в предметной области и на основе балансирования интересов различных групп стейкхолдеров. Однако, учитывая представленные выше особенности цифровых технологий, для перевода потенциала их использования в фактическую общественную выгоду, следует комплексно учитывать отраслевые аспекты применения. С учетом изложенного представляется целесообразным углубить рассуждения по поводу управления системой продовольственной безопасности в Российской Федерации на основе пороговых значений и возможностях его цифровой фасилитации.

Питание является основой жизни на земле, и ограничение доступа к питанию составляет угрозу национальной безопасности наивысшего уровня, поскольку ставит под сомнение общие перспективы выживания и устойчивого развития нации. В связи с этим управление продовольственной безопасностью требует высокоточных, и, при этом, организационно-лаконичных подходов, благодаря которым обеспечивается целевое и системное воздействие на ключевые уязвимости системы, допускающие реализацию угроз в области продовольственной безопасности. Соответствующие аспекты наилучшим образом отражены в статье 8 Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации, где приводится перечень основных индикаторов, применяемых для оценки обеспечения продовольственной безопасности (Рисунок 1).

Потребности населения в продовольствии характеризуются, прежде всего, набором объективных индивидуальных интересов в продуктовом обеспечении жизнедеятельности, постоянно проходящих точку бифуркации в систему общественно значимых интересов по мере того, как начинает затрагивать не единичные случаи, а устойчивые группы потребителей и образуемые ими интересы:

— потребность в минимально необходимом продовольствии, соответствующем требованиям по безопасности (упрощенно говоря, в определенном количестве калорий через потребление безопасного продовольствия) — универсальная, базовая потребность, удовлетворение которой можно рассматривать как фундаментальное требование к обеспечению продовольственной безопасности. Данная потребность связана с физической (наличие в розничной торговой системе) и материальной (наличие возможности оплатить покупку в необходимом и достаточном объеме) доступностью продовольствия;

Рисунок 1 – Система индикаторов, применяемых для оценки обеспечения продовольственной безопасности

Источник: составлено авторами по [5]

— потребность второго уровня – в обеспечении периодической смены (вариативности) рациона питания в соответствии с диетологическими показаниями и в интересах обеспечения качественной жизни, ориентированной на здоровое долголетие (то есть увеличение как продолжительности жизни как таковой, так и продолжительности здоровой жизни граждан [14]. В дополнение к потребности второго уровня, в систему интересов продовольственного обеспечения отдельных групп потребителей входит поддержание физиологически необходимого рациона с учетом индивидуальных (возраста, состояния здоровья), территориальных (климатических и др.) и иных значимых аспектов.

С позиций общенациональных экономических и социальных интересов важную роль играет фактор продовольственного импортозамещения, безразличный, как правило, на индивидуальном потребительском уровне. За исключением некоторых сознательных граждан, а также случаев очевидной привязки ожидаемого качества к конкретному региону, многие потребители будут делать свой выбор продовольствия, опираясь на другие факторы, помимо страны происхождения товара [15]. Недостаточно высокие уровни локализации продовольствия ключевых групп товарной номенклатуры стали объективными угрозами национальной продовольственной и, в целом, экономической безопасности достаточно давно, с момента формирования больших вызовов национальной безопасности России ввиду введения односторонних и неправомерных санкций со стороны группы недружественных государств в 2014 году. Новый беспрецедентный виток антироссийских санкций, имеющий место в 2022 году, ставит под угрозу уже не только национальную продовольственную безопасность России, но и аспекты продовольственной безопасности в глобальном масштабе [16].

С учетом изложенного, универсальным решением для цифровой корректировки пороговых значений показателей обеспечения продовольственной безопасности представляется имитационное моделирование перспективной динамики индикаторов при различных сценариях развития внешней и внутренней среды обеспечения потребностей населения России, конкретных регионов РФ в продовольствии.

Высокоточное моделирование соответствующих параметров видится целесообразным осуществлять на основе применения следующих сквозных цифровых технологий новейшего поколения:

— системы высокоинтеллектуального анализа больших данных (для обработки больших объемов статистической информации);

— рекуррентные нейросетевые технологии (для интеллектуального восстановления пропущенной и недостающей информации, а также для систематической проверки достоверности представленных статистических и иных цифровых данных, вплоть до сквозных проверочных мероприятий);

— эмерджентные нейросетевые карты (для визуализации многомерных сравнений, построения факторных матриц и прогнозирования нелинейных зависимостей). Представляется целесообразным особо подчеркнуть, что картографический формат предоставления данных исключительно важен в системе управления безопасностью, включая продовольственную. Варианты управления по принципу «светофора» (с выделением цветом различных уровней опасности) характеризуются большей гибкостью в сравнении с управлением на основе пороговых показателей, позволяют рационально расходовать организационные, финансовые и иные ресурсы. Управление по принципу «светофора» не противоречит основам управления продовольственной безопасности, исходя из пороговых значений, поскольку опирается на данные значения и развивает традиционную систему управления безопасностью, отправляющуюся от критических лимитов;

— инструменты обработки естественных языков (англ. NLP – natural language processing) (для включения в систему имитационного моделирования массива текстовой информации, анализ которого позволил бы расширить систему представлений по поводу приоритетов в области продовольственной безопасности, прежде всего, со стороны потребителей, а также производителей, некоторых представителей научного мира – от врачей-диетологов, психологов и психотерапевтов до экономистов, финансистов, специалистов по безопасности. Соответствующая текстовая информация представлена в разрозненном виде в статьях и заметках в Интернете, в опубликованных в сетевом формате докладах и аналитических выкладках, в новостных сообщениях и комментариях пользователей в социальных сетях). Использование инструментов нейролингвистического программирования в данной связи многогранно; оно позволит выявить новейшие тенденции и своевременно идентифицировать новые типы угроз продовольственной безопасности, а, равно как, заблаговременно определить нарастание критически значимых явлений. Также за счет нейролингвистического программирования возможно формировать «барометрический» анализ настроений ключевых групп стейкхолдеров в области продовольственной безопасности;

— «интернет вещей» (англ. IoS – Internet of Things), предусматривающий мониторинговый сбор сведений по поводу функционирования ключевых элементов системы продовольственного обеспечения и управления продовольственной безопасности с предустановленных цифровых датчиков с последующим использованием поступивших сигналов для моделирования и тестирования лучшего функционирования систем на основе идентифицированных параметров [17]. Для уточнения пороговых показателей в предметной области необходимо сопоставлять колебания «барометров» продовольственной безопасности с реакциями со стороны элементов систем и подсистем обеспечения населения доступным, качественным и безопасным продовольствием.

Представленные технологии цифровой эпохи будут иметь общее и частное применение в предметной области. Общее применение заключается в том, что с их использованием возможно обеспечить интегральное содействие управлению в области продовольственной безопасности на индикативной основе, а частное – в определении и гибкой корректировке пороговых значений показателей продовольственной безопасности, включая принятие решений по поводу периодичности, границ и т. п.

Описанные выше цифровые технологии, потенциально применимые для управления продовольственной безопасностью на основе гибкой цифровой корректировки пороговых значений, могут реализовываться на практике в некоторой последовательности, вариант которой представлен ниже на рисунке 2.

Для пилотного запуска обновленной системы управления продовольственной безопасностью последовательность и полнота применения элементов представленной выше организационной модели не представляются принципиально важными. Во всех случаях необходимо руководствоваться соображениями о необходимости безотлагательного запуска преобразований. В этих интересах следует исходить из имеющихся возможностей, при отсутствии которых для сохранения общего контура цифровой фасилитации имитационного моделирования для корректировки пороговых значений показателей обеспечения продовольственной безопасности могут применяться те инструменты и методы, которые доступны для использования на практике.

В связи со сказанным, хотелось бы отметить, что в целом для цифровой фасилитации публичного управления в России наиболее остро ставится вопрос дефицита технологий, ассоциированный не с недостатком материальных ресурсов, а со знаниями и компетенциями в предметной области. Для российской цифровой экономики, в особенности в условиях беспрецедентных международных санкций, особо остро формируется проблематика оттока «мозгов» — квалифицированных кадров в области цифровой экономики, прежде всего, специалистов в области программирования и управления новыми цифровыми технологиями. Специфика шестого технологического уклада заключается в том, что цифровизация, перевернувшая представления о возможностях управления социально-экономическим развитием, по сути, основывается на сравнительно простых технологиях, создание и развитие которых по большей части не требует значительных финансовых и материальных вложений [18].

Рисунок 2 – Организационная модель обновления системы управления продовольственной безопасностью на основе гибкой цифровой корректировки пороговых значений

Источник: составлено автором.

Исключение составляют высокомощные системы обработки и хранения больших данных, которые, впрочем, можно приобрести на рынке, включая поставки от дружественных России государств, или выпускать самостоятельно. Основной капитал новой, цифровой экономики – человеческий капитал [19]. На данном понимании основывается концепция экономики знаний, сформированная на рубеже тысячелетий, однако нашедшая полноценное подтверждение в объективной действительности лишь в эпоху цифровизации [20].

В связи с этим, оперативное и полноценное решение вопроса кадрового обеспечения цифровой экономики в России видится приоритетным направлением системной цифровой фасилитации публичного управления во всех предметных сферах, включая управление продовольственной безопасностью на основе гибкой цифровой корректировки пороговых значений.

Выводы. С учетом изложенного, могут быть суммированы аргументы в пользу необходимости корректировки пороговых значений показателей обеспечения продовольственной безопасности в условиях цифровой экономики: подвижность индивидуальных и публичных интересов в области обеспечения продовольствием; изменчивость факторов внутренней и внешней среды обеспечения продовольственной безопасности; комплексный характер многофакторного влияния на систему продовольственной безопасности, учет которого при прежнем уровне развития науки и техники представлялся невозможным; развитие цифровых технологий, делающее реальным многомерный высокоточный анализ полного массива данных о факторах и условиях обеспечения продовольственной безопасности с учетом их подвижности, то есть на основе аналитической гибкости.

Таким образом, достижения цифровой экономики, безусловно, приводят к необходимости корректировки пороговых значений показателей обеспечения продовольственной безопасности России, прежде всего в связи с тем, чтобы обеспечить возможность высокоточного применения цифровых технологий для непрерывного улучшения результативного управления продовольственной безопасностью в обозримом будущем.


Источники:

1. Дудин М.Н. Индустрия 4.0: российско-германское сотрудничество в сфере цифровых технологий // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 4. – c. 965-984. – doi: 10.18334/epp.11.4.111252.
2. Стратегия экономической безопасности при разработке индикативных планов социально-экономического развития на долго- и среднесрочную перспектив. / [монография] / [В. К. Сенчагов и др.]; Российская акад. наук, Ин-т экономики, Центр финансово-банковских исслед. - М.: Ин-т экономики РАН, 2009. – 231 c.
3. Савельева И. П. Формирование пороговых значений индикативных показателей экономической безопасности России и ее регионов // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Экономика и менеджмент. – 2014. – № 4. – c. 15–24.
4. Теория и практика оценки экономической безопасности (на примере регионов Сибирского федерального округа). / [монография] / [Карпов В. В., Кораблева А. А., Лагздин А. Ю.]; под редакцией В. В. Карпова, А. А. Кораблевой. - Новосибирск: ИЭОПП СО РАН, 2017. – 145 c.
5. Указ Президента РФ от 21.01.2020 № 20 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2020. – №4. – Ст. 345.
6. Указ Президента РФ от 13.05.2017 № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года» // Собрание законодательства РФ. – 2017. – №20. – Ст. 2902.
7. Распоряжение Правительства РФ от 10.02.2021 № 296-р (ред. от 24.08.2021) «Об утверждении перечня показателей в сфере обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. – 2021. – №8 (часть II). – Ст. 1385.
8. Клещевский Ю. Н., Казанцева Е. Г. Оценка уровня продовольственой безопасности страны // Техника и технология пищевых производств. – 2014. – № 3 (34). – c. 163–169.
9. Сафиуллин И. Н. и др. Оценка продовольственной безопасности России // Вестник Казанского государственного аграрного университета. – 2021. – № 2. – c. 124–132. – doi: 10.12737/2073-0462-2021-124-132.
10. Lyitov N., Voitkovska I. Remote work and platform work: The prospects for legal regulation in Russia // Russian Law Journal. – 2021. – № 9(1). – p. 81-113. – doi: 10.17589/2309-8678-2021-9-1-81-113.
11. Хмелевская С. А., Ермаков Д. Н. Специфика правового регулирования в цифровую эпоху: социально-философские размышления // Государство и право. – 2019. – № 4. – c. 92–103. – doi: 10.31857/S013207690004658-5.
12. Schwab K. The fourth industrial revolution. - Currency, 2017.
13. Глазьев С. Ю. Новый технологический уклад в современной мировой экономике // Международная экономика. – 2010. – № 5. – c. 5–27.
14. Иванова Т. Н. Питание молодежи как интегральный показатель качества жизни в условиях реализации доктрины продовольственной безопасности // Азимут научных исследований: экономика и управление. – 2019. – № 1 (26). – c. 151-155. – doi: 10.26140/anie-2019-0801-0031.
15. Bryła P. Regional ethnocentrism on the food market as a pattern of sustainable consumption // Sustainability. – 2019. – № 11(22). – p. 6408. – doi: 10.3390/su11226408.
16. di Caracalla V. T. The impacts on global food security and nutrition of the military conflict in Ukraine. 2022. Briefing note by the High Level Panel of Experts on Food Security and Nutrition 14 April 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.fao.org/fileadmin/templates/cfs/Docs2122/Bur/220429/Impacts_of_the_military_conflict_in_Ukraine_on_global_FSN___HLPE_briefing_note___2022-04-14.pdf (дата обращения: 28.10.2022).
17. Kaur H. Modelling internet of things driven sustainable food security system // Benchmarking: An International Journal. – 2021. – № 28(5). – p. 1740–1760. – doi: 10.1108/BIJ-12-2018-0431.
18. Дудин М.Н. Политическая экономия в эпоху цифровой революции: устойчивость и гибкость объекта, предмета и метода К. Маркса // Экономика и социум: современные модели развития. – 2019. – № 2. – c. 205-218. – doi: 10.18334/ecsoc.9.2.40865.
19. Grigorescu A. et al. Human capital in digital economy: An empirical analysis of central and eastern European countries from the European Union // Sustainability. – 2020. – № 13(4). – p. 2020. – doi: 10.3390/su13042020.
20. Дудин М.Н., Шкодинский С.В. Тенденции, возможности и угрозы цифровизации национальной экономики в современных условиях // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 3. – c. 689-714. – doi: 10.18334/epp.11.3.111785.
21. Анищенко А.Н. Российский продовольственный кризис: угроза или реальность? // Продовольственная политика и безопасность. – 2022. – № 3. – c. 221-232.
22. Анищенко А. Н., Шутьков А. А. Проблемы реализации Доктрины продовольственной безопасности России // Продовольственная политика и безопасность. – 2021. – № 1. – c. 9-22.
23. Дудин М.Н., Шкодинский С.В., Анищенко А.Н. Переход к «умному сельскому хозяйству» в интересах обеспечения продовольственной безопасности России // АПК: Экономика, управление. – 2022. – № 8. – c. 31-40.
24. Вартанова М.Л., Дробот Е.В. Агроемкость как один из индикаторов определения самообеспечения региона продуктами питания // Продовольственная политика и безопасность. – 2019. – № 3.
25. Вартанова М.Л., Дробот Е.В. Исследование воздействия внутренних и внешних угроз на продовольственную безопасность России // Продовольственная политика и безопасность. – 2019. – № 2.
26. Дробот Е.В., Вартанова М.Л. Сравнительные результаты обеспечения продовольственной безопасности стран Евразийского экономического союза в условиях импортозамещения // Экономические отношения. – 2018. – № 4.

Страница обновлена: 02.12.2022 в 12:00:31