Банковский сектор Китая: цифровизация как катализатор развития и ответ на вызовы

Вдовин А.Н.1
1 МГИМО МИД РФ

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2022)

Цитировать:
Вдовин А.Н. Банковский сектор Китая: цифровизация как катализатор развития и ответ на вызовы // Экономические отношения. – 2022. – Том 12. – № 4. – doi: 10.18334/eo.12.4.116514.

Аннотация:
В статье рассматриваются принципиальные изменения условий деятельности традиционных китайских банков в условиях цифровизации финансовой отрасли. Выделяются и рассматриваются этапы цифровизации банковского сектора Китая, выделено различие исторического процесса цифровизации китайских банков и банков развитых экономик. Автором определены и проанализированы основные группы новых конкурентов традиционных банков на рынке цифровых финансовых услуг КНР. Автор исследует стратегический подход руководства КНР к организации цифровой трансформации финансовой сферы. Даются оценки влияния цифровизации финансовых услуг на положение и показатели деятельности традиционных банков. Определены основные предпосылки цифровой трансформации банковского сектора Китая, вызванные ее вызовы. Автор также выделил ряд перспективных направлений, по которым под влиянием цифровизации в ближайшее время будут двигаться оперирующие в Китае банки.

Ключевые слова: Китай, цифровизация банков, китайские банки, цифровая трансформация, цифровые платформы, платежные системы

JEL-классификация: F30, F62, G21, O33



ВВЕДЕНИЕ

Детальное изучение особенностей процессов цифровизации и цифровой трансформации китайского банковско-финансового сектора представляет в настоящее время значительный интерес по целому ряду причин.

Прежде всего, сама китайская экономика, являясь глобальным лидером во многом определяет динамику и направления развития мировых экономических процессов. КНР как крупнейший торгово-экономический партнер России связан с нашей страной в том числе через финансовую инфраструктуру, эффективность построения взаимодействия через которую приобретает в условиях нарастающего санкционного давления особое значение. В этой связи понимание особенностей развития и функционирования современной банковской системы Китая трудно переоценить.

Во-вторых, интерес представляет изучение непосредственно опыта традиционных китайских банков, столкнувшихся с резкими изменениями рынков финансовых услуг при стремительном наступлении цифровых технологий и новых «цифровых» финансовых посредников. В этой связи важно оценить исторический путь цифровизации банков КНР, выявить его особенности и отличия от цифрового развития зарубежных банков.

Немаловажным представляется изучение современной конкурентной среды для банков в период активной цифровизации финансовых услуг, выявление наиболее опасных конкурентов и их преимуществ.

Понимание сути и особенностей предпосылок успешной цифровой трансформации традиционных кредитно-финансовых институтов необходимо для формирования актуальных стратегий развития современного банковского сектора и отдельных банков РФ.

Изучение и оценка таких параметров китайских банков как расходы на ИТ, а также количество привлекаемых ИТ сотрудников также необходимы для понимания эффективных уровней вложений в цифровизацию банковского сектора в современных условиях.

Углубленный анализ цифровизации рынков банковско-финансовых услуг КНР также позволяет понять эффекты, оказываемые этим процессом на финансовые показатели, источники фондирования и клиентскую базу традиционных банков.

Наконец изучение масштабов, динамики и перспектив цифровой трансформации китайских банков дает возможность оценить те условия, в которых предстоит работать российским банкам, планирующим свой выход на китайский рынков, либо желающим активизировать банковское сотрудничество с китайскими партнерами.

Рассмотрение всех этих вопросов как представляется придает исследованию цифровизации банковского сектора КНР актуальный характер.

***

Наиболее полно и подробно непосредственно процесс цифровой трансформации китайского банковского сектора в настоящее время рассматривается в основном китайскими и западными специалистами, в частности исследователями З. Шу, С. Цанг и Т. Чжао [14] рассматриваются процессы цифровизации китайских банков и обострения конкурентной борьбы банков с новыми цифровыми финансовыми посредниками. В своей работе [20] авторы Дж. Штраус и Л. Цзо анализируют влияние инвестиций в технологии китайским банками на их экономическую эффективность.

Развитие цифровых финансовых платформ в Китае и России, а также особенности их конкуренции с традиционными банками исследуются К. Л. Астаповым [ [1]], влияние активизации цифровой трансформации финансов на устойчивость азиатских банков рассмотрена Гросс М. А [ [2]].

Исторические особенности процесса цифровизации банковско-финансовой сферы в развитых странах, а также развития цифровых платежных системы проанализированы исследователем кафедры международных финансов МГИМО Перцевой С.Ю. [8], [11] и [12].

Вопросы трансформации правовой и регулирующей среды в условиях цифровизации банковских услуг в зарубежных странах рассматривается Тарасенко О. А. [ [3]].

Цифровая эволюция традиционного банкинга, а также тенденции разных форм партнерства банков и финтех компаний изучается авторами Е. А. Борковой, К. А. Осиповой, Е. В. Светловидовой, Е. В. Фроловой [ [4]] и Косаревым В. Е. [ [5]].

***

С учетом обозначенной актуальности темы, а также фактического отсутствия всесторонних, целостных исследований по проблематике влияния цифровой трансформации на китайский банковский сектор, целью статьи является исследование процессов, происходящих в банковском секторе и банках Китая в условиях ускоренной цифровизации финансовой сферы, выявление предпосылок этих процессов. В рамках этой цели проводится анализ исторического процесса цифровой трансформации китайских банков, определение основных негативных и позитивных тенденции, вызванных цифровизацией, появлением новых цифровых игроков на рынке финансового посредничества.

Научная новизна состоит в том, что в данной статье впервые на русском языке комплексно анализируется влияние цифровизации финансовой сферы на традиционный банковский сектор КНР, выявляются отличия исторического процесса цифровизации китайских и зарубежных банков, выявляются характерные для Китая фундаментальные предпосылки цифровизации банков, а также роль в ней государственной стратегии и регулирования, впервые в русскоязычной литературе анализируется влияние цифровизации на изменения в клиентской базе, инвестиционных устремлениях, а также кадровом составе оперирующих в Китае коммерческих банков. Автором также предложены фундаментальные тенденции развития банков в Китае в условиях цифровой трансформации финансов.

В рамках гипотезы полагаем, что процесс цифровой трансформации в КНР будет носить активный, но в то же время долговременный характер, что окажет фундаментальное влияние как на показатели работы отдельных банков, так и на облик всего банковского сектора. В результате оперирующие в Китае коммерческие банки столкнутся с изменениями в области клиентской базы, основных направлений бизнеса, трансформацией фондирования, филиальной сети и способов обслуживания клиентов. Цифровая трансформация потребует существенного увеличения инвестиций банков в ИТ на постоянной основе, а также расширения штата ИТ специалистов. Кроме того, цифровизация, вероятно, приведет к активизации как конкуренции, так и сотрудничества традиционных китайских банков с новыми технологическими компаниями.

***

ЦИФРОВАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ЭКОНОМИКИ: РЕЗКОЕ ИЗМЕНЕНИЕ УСЛОВИЙ РАБОТЫ БАНКОВ В КИТАЕ

Бурное развитие цифровой экономики как в глобальном масштабе, так и в особенности в КНР в последние годы было катализировано воздействием пандемии COVID-19 в 2019–2022 годах. Это оказало значительное влияние на текущие модели экономического роста, а также условия функционирования рынков и, в частности, рынка банковско-финансовых услуг.

Уже с 2018 года КНР стала мировым лидером в области инвестиций в финансовые технологий, когда объем таких вложений достиг 25,5 млрд долларов США, что на 900 (!!!) процентов больше, чем годом ранее, это составляет более 50 процентов от общемирового объема. В 2019 году рыночная стоимость финтех-сектора Китая составила 375,3 млрд юаней (59,2 млрд долларов США) [ [6]], то есть более 35 % ВВП. Стоит отметить, что осознание важности цифровизации в банковско-финансовой сфере произошло не только в самих коммерческих банках, но и на высшем политическом уровне КНР, в результате чего правительство также на законодательном, регулирующем и административном уровнях активно занялось продвижением целей цифровой экономики в банковской системе.

С этого момента Китай остается мировым лидером в области электронной коммерции, цифровых платежей и цифрового банкинга. Но если до вспышки COVID-19 электронная торговля и платежи развивались в какой-то степени независимо от банковского сектора, то в период пандемии, с учетом введенных властями беспрецедентных строжайших карантинных мер, китайские банки осознали принципиальное значение цифровизации и активизировали усилия по цифровой трансформации. В это же время традиционные банки столкнулись с тем, что в короткие сроки возник целый рынок электронных платежей, который был сразу занят небанковским операторами.

КНР по ряду областей уже фактически является безналичной экономикой, например большая часть платежей осуществляется через мобильные телефоны и платформы электронных платежей, такие как WeChat Pay и Alipay. Объемы этого рынка колоссальны, так, по данным Народного банка Китая, в 2021 г. в стране было совершено 439,5 млрд безналичных платежных операций на общую сумму 4416 трлн юаней (около 670 трлн. долл), что в 10,7 и 3,4 раза больше, чем десять лет назад [ [7]].

Традиционные бизнес-модели китайских коммерческих банков оказались не в полной мере пригодны для конкуренции с вновь появившимися агрессивными участниками рынка финансового посредничества в лице технологических компаний. Это потребовало резкой перестройки подходов традиционных банков Китая, что, по сути, выразилось в начале нового этапа развития национального банковского сектора и цифровой трансформации всей банковской системы.

Осознание банками важности включения борьбы за традиционные и новые рынки для сохранения конкурентоспособности вынудило их существенно изменить подходы к стратегиям развития и инвестициям. Те кредитно-финансовые учреждения (КФУ), которые раньше всех активно включились в цифровую трансформацию, сумели успешно пережить пандемийный период и даже укрепить свои позиции за счет наращивания дистанционного обслуживания клиентов. Таким образом стало окончательно очевидно, что использование в работе кредитных учреждений финтеха и таких технологий как как Big data, облачных вычислений, блокчейна, нейросетей и машинного обучения для преобразования операционной модели, повышения производительности и эффективности в целом является необходимым условием дальнейшего развития. В результате большинство крупных китайских банков заложило существенные средства на цифровизацию и современные технологии в ближайшие годы.

ЦИФРОВИЗАЦИЯ БАНКОВ В СОВРЕМЕННОМ КИТАЕ: ПРЕДПОСЫЛКИ И СТРЕМИТЕЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ

С исторической точки зрения цифровая трансформация в Китае также представляется весьма любопытным явлением, хотя бы в виду ее стремительных темпов и крайне динамичным преодолением сильного (если не сказать катастрофического) отставания от мирового развития цифровых технологий в финансовой сфере. Если развитие ИТ в финансовой сфере и банках на западных рынках началось уже с 1950-х годов и к 1990-м гг. можно было говорить уже о становлении отрасли финтеха [ [8]], то Китай приступил к этому процессу лишь спустя более чем тридцать лет. В широком смысле цифровизация банковской системы Китая, разумеется, началась не вчера, а прошла ряд этапов, характерных для ведущих мировых банков и банковских систем.

Так, после зарождения современной банковской системы КНР в конце 1980-х- начале 1990-х гг. стартовал ее первый этап цифровизации (начало 1990-х – середина 2000-х гг.), на котором в кредитно-финансовых учреждениях страны началось внедрение компьютерного и прочего ИТ-оборудования, специализированного программного обеспечения и систем связи, осуществлялась автоматизация операций. На данном этапе были компьютеризированы рабочие места сотрудников, внедрены банкоматы и POS, налажены телекоммуникационная и компьютерная инфраструктура транзакционных, кредитных и клиринговых систем.

Второй этап (середина 2000-х – середина 2010-х гг.) определялся процессом интеграции Интернета, его инфраструктуры и инструментария в работу кредитно-финансовых учреждений. В частности, банки приступили к созданию и использованию онлайн-платформ, активному набору интернет-пользователей своих услуг, апробированию технологий мобильного интернета для оказания традиционных банковских услуг, включая дистанционное открытие и ведение операций по счетам, мобильные платежи, системы онлайн-банкинга, кредитование. Начинается объединение в единые сети всех участников банковских операций.

Наконец, текущий этап, который можно назвать этапом полноценной цифровой трансформации (с середины 2010-х по настоящее время), в сущности, можно охарактеризовать масштабированием применения и более глубоким, системным внедрением технологий и ИТ-инструментов, разработанных и апробированных на предыдущем этапе. В дополнение к повсеместному внедрению технологий на основе Интернета началось активное применение такого инструментария как большие данные, облачные вычисления, искусственный интеллект и блокчейн. ИТ в банковской сфере начинает применяться для сбора и интеллектуальной обработки финансовой информации, построения моделей ценообразования и рисков, в процессах принятия инвестиционных решений, автоматизированной оценке кредитных рисков. Масштабное применение указанных инноваций позволяет фундаментально менять как сами банковские услуги, так и их финансовые показатели (стоимость, скорость, надежность обслуживания, транзакции, операции и т. д.), а также создавать новые финансовые продукты и услуги, характеризующиеся высокими показателями операционной эффективности.

Успешному продвижению цифровизации банковской отрасли способствовало то, что уже к началу третьего этапа цифровизации финансовой сферы в Китае практически полностью сформировались необходимые условия как для углубления внедрения финтеха на рынки банковско-финансовых услуг, так и для масштабирования успешных практик. Другими словами, в КНР были созданы необходимые предпосылки цифровизации банков, среди которых можно выделить административно-правовые условия, высокий уровень цифровых технологий, применимых в банковской сфере, сформированные на национальном уровне инфраструктуру и экосистему.

Принимая во внимание специфику политических, нормативно-юридических и регуляторных условий работы банков в КНР, можно утверждать, что именно формирование властями благоприятной административно-правовой среды позволило банкам и компаниям приступить к активному и главное масштабному внедрению современных цифровых технологий.

Важность ускоренной и систематической цифровизации банковско-финансовой сферы была признана на государственном уровне уже к середине второго этапа цифровизации банковско-финансовой сферы. В результате Народным банком Китая были разработаны и реализованы национальный План развития финансовых технологий на 2019–2021 гг., а также Механизм регулирования инноваций в сфере финансовых технологий, пилотные программы для приложений финансовых технологий с участием государственных учреждений. НБК выпустил ряд нормативных правил и стандартов для ужесточения регулирования финансовых интернет-платформ и укрепления защиты от рисков финансовых технологий.

Приоритетами дальнейшей работы стали содействие реализации Плана развития финансовых технологий на 2022–2025 годы (Fintech Development Plan (2022–2025)) [ [9]] и дальнейшее продвижение цифровой трансформации в финансовом секторе. Главным содержанием государственного Плана стали 8 стратегических направлений:

1. Улучшение управления финтехом, включая применение современной структуры корпоративного управления в финтехе, комплексное формирование цифровых возможностей цепочек поставок и укрепление этической конструкции финтеха.

2. Полное раскрытие потенциала данных как фактора производства, а именно укрепление потенциала в области данных, содействие упорядоченному обмену и использованию данных, углубление комплексного применения данных, обеспечение безопасности и конфиденциальности данных.

3. Создание новой цифровой инфраструктуры путем создания экологически чистых центров обработки данных и систем для обеспечения более прочной цифровой базы для финансовых инноваций и развития, построения безопасной и повсеместной финансовой сети на основе технологий 5G, NB-IoT и RFID, внедрения передовой и эффективной системы вычислительных ресурсов для преобразования в распределенную архитектуру.

4. Углубление применения основных технологий, а именно преобразование технологий в повышение производительности, обеспечение стабильной и надежной цепочки поставок, развитие открытой и инновационной промышленной экосистемы и внедрение передовых технологий и передового опыта управления.

5. Активизация новых движущих сил цифровой деятельности за счет построения гибкой инновационной системы (изучение плоских и сетевых моделей управления; продвижение новых инновационных моделей, таких как цифровые фабрики и инновационные лаборатории; создание и совершенствование механизмов компенсации рисков), внедрения архитектуры с низкой связанностью и высокой связностью для создания модульной, настраиваемой и многоразовой промежуточной платформы с комплексными бизнес-возможностями. Кроме этого, планируется совершенствование автоматизированных механизмов контроля рисков, расширение возможностей цифрового и интеллектуального маркетинга в рамках правового поля.

6. Интеллектуальное преобразование финансовых услуг в областях изменения интеллектуального и эффективного процесса обслуживания, создания диверсифицированных и интегрированных каналов обслуживания, использования цифровых технологий для предоставления точных и улучшенных финансовых услуг, укрепления безбарьерных финансовых услуг для особых групп.

7. Усиление пруденциального регулирования финтеха путем усиления всестороннего использования науки и технологий в целях комплаенс и мониторинга бизнеса, укрепления цифровых возможностей системы регулирования, создания защиты против рисков в сфере финансовых технологий, усиления надзора за инновациями в области финансовых технологий и соблюдение принципа, согласно которому все финансовые предприятия должны иметь надлежащие лицензии.

8. Укрепление основы для устойчивого развития финтеха с помощью обучения большего числа финтех-специалистов, обеспечения надлежащего регулирования финтех-деятельности в соответствии с законом и углубления разработки системы стандартов.

Отталкиваясь от указанного документа финансовые регуляторы в настоящее время пошли по пути фактически административного форсирования цифровизации банковской системы. Так китайский банковский регулятор Комиссия по регулированию и надзору за банковской и страховой деятельностью (КРБСД) выпустила рекомендации для банков и страховых компаний, требующие осуществления до 2025 года конкретных шагов в области цифровой трансформации, в частности продвижение цифровых продуктов, в том числе на основе цифровых активов, цифровизацию операционных и управляющих систем банков [ [10]].

Безусловно важнейшей предпосылкой цифровизации банковской сферы Китая стало бурное развитие самих цифровых технологий, достижение ими уровней, на которых стало возможным такое их широкое применение в практической сфере, которое обеспечило снижение затрат, повышение производительности и упрощение процессов, а также позволило создать дружелюбный пользовательский интерфейс.

Несмотря на активное развитие цифровых технологий, большинство из них не могут существовать и применяться сами по себе, в отрыве от комплексной инфраструктуры, куда они встраиваются, через которую реализуют свой функционал и откуда зачастую черпают необходимые ресурсы (данные). В этой связи третьей предпосылкой, определяющей развитие цифровизации банков, в настоящее время стало формирование в КНР необходимой и подходящей базовой инфраструктуры. Речь идет, например о создании национальной системы биометрического ID, данные которой пригодны для использования цифрового инструментария «Знай своего клиента» (eKYC), кроме того, такие институты как рейтинговые агентства, кредитные бюро с онлайн-базами и онлайн-платежные системы, а также развитие телекоммуникационных сетей, высокоскоростного интернет покрытия создают необходимую инфраструктурную базу для надстройки на ней цифровых финансовых технологий. Сюда же стоит отнести и то, что Китай лидирует в широкомасштабном внедрении технологий распознавания лиц, а также систем взыскивания платежей по кредитам на основе ИИ [ [11]].

Наконец, мощный стимул для цифровизации банковской деятельности внес эффект экосистемы, особенно заметный в КНР. Так бурное развитие по сути нефинансовых цифровых отраслей бизнеса породило мощную потребность в обновленном банковско-финансовом обслуживании. Это объясняется тем, что традиционные банки и традиционные банковские продукты попросту не отвечали потребностям цифровой экономики и зачастую не встраивались в нее. Такие явления как мессенджеры и соцсети с интегрированным функционалом платежных услуг, онлайн торговля, цифровые торговые площадки, интернет-сервисы предоставляющие услуги в области транспорта, туризма, образования, консалтинга, равно как и цифровая торговля на финансовых рынках, онлайн финансово-бухгалтерское обслуживание традиционного бизнеса, — все это создало в Китае развитую экосистему, связывающую миллионы пользователей и генерирующую колоссальные потоки данных. Возникновение этого уникального ресурса и стало еще одной важной предпосылкой цифровой трансформации китайского банковского сектора.

ВЫЗОВЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА КИТАЯ В УСЛОВИЯХ ЦИФРОВОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ

Стоит отметить также еще одну важную предпосылку как минимум активизации цифровой трансформации банков КНР. Фактически именно на третьем этапе цифровизации ситуация для традиционных китайских банков начала драматически меняться, поскольку им пришлось столкнуться со стремительно нарастающей конкуренцией со стороны новых игроков, не являющихся кредитными учреждениями, однако активно работающими на традиционных банковских рынках. Принципиально новым моментом здесь стало то, что главным инструментом и конкурентным преимуществом таких небанковских конкурентов стала принципиальная опора на цифровые технологии в предоставлении финансовых услуг.

Указанная тенденция универсальна в мировом масштабе и имеет место практически во всех современных банковских системах, что объясняется тем, что технологические платформы по сравнению с традиционными банками как правило имеют возможность быстрой и одновременной экспансии как цифровой среде, так и в пространственном измерении (возможность обеспечить эффективное обслуживание значительных и удаленных территорий и регионов). При этом «нецифровые» банки при сохранении традиционных моделей обслуживания испытывают эффект потери взаимодействия с клиентами. Кроме того за счет более активного взаимодействия с «цифровым образом» или аккаунтом (профилем) клиента цифровые платформы или цифровые банки также получают преимущество по сравнению с традиционными КФУ в вопросах взыскания платежей и штрафных санкций к потенциальным неплательщикам, поскольку в современных условиях «цифровой образ» зачастую уникален для всей экосистемы (т.е. используется во множестве приложений для получения широкого круга услуг), а значит негативное воздействие на него (например понижение рейтинга, блокировка) может оказывать существенное влияние на нарушителя [ [12]]. В то же время стоит отметить, что именно в Китае, за счет специфики местного рынка, технологические платформы смогли максимально воспользоваться отмеченными преимуществами и обеспечить себе на начальном этапе ощутимый отрыв от традиционных банков по ряду направлений.

В результате взрывного развития в КНР финансовых сервисов технологических компаний, к настоящему моменту на ранее традиционном банковском рынке финансовых услуг возникла цифровая конкуренция между тремя группами институтов.

К первой группе можно отнести полностью цифровые финансовые платформы, ярким примером которых являются платформы, принадлежащие технологическим гигантам Alipay и Tencent. Финансовые институты этой группы в качестве основы своей клиентской базы получили клиентов месенджеров и соцсетей материнских корпораций, которым начали предлагать платежные (например, оплата по QR-коду) и прочие финансовые услуги и инструменты. Успешной экспансии цифровых финансовых платформ этой группы во многом способствовала относительная неразвитость в КНР рынка пластиковых карт. Одновременно при резком возрастании спроса широких слоев населения в безналичных платежах фактически образовался вакуум, который и был заполнен услугами цифровых платежных сервисов. Предложенный продукт (оплата путем сканирования QR-кода) оказался быстрее, удобнее и в целом доступнее по сравнению с банковскими услугами, что предопределило успешное вторжение цифровых платформ в традиционно банковский бизнес. В 2019 году данные компании iResearch показали, что китайский рынок мобильных платежей сохраняет также высокую степень концентрации, в частности, на двух главных игроков Alipay и Tencent приходилось 53,8% и 39,9% рынка соответственно [ [13]].

При этом цифровые финансовые платформы осуществляют успешную экспансию и в другие традиционные банковские сферы, такие как кредитование. С 2016 по 2020 гг. кредитование финансовыми подразделениями Alibaba выросло на 408%, что вывело техгиганта на лидерские позиции в стране. В 2017 году Alibaba выдала кредиты для малого и среднего бизнеса на сумму 446 млрд юаней. В то же время принадлежащая Alibaba платформа Alipay привлекла депозитов на сумму 1,6 трлн юаней, что составляет 89% депозитов, привлеченных одним из системообразующих кредитных институтов Банком Китая [ [14]].

Ко второй группе финансовых институтов, активно включившихся в конкуренцию на рынке цифровых финансовых услуг КНР можно отнести специализированные финтех-корпорации (Fintechs), которые сосредоточены исключительно на разработке, внедрении и коммерциализации широкого спектра цифровых финансовых продуктов и услуг. Компании данного типа во многом пошли по пути копирования опыта и моделей западных финтех-корпораций и в течение короткого срока полностью заняли их нишу на местном рынке, после чего стали самостоятельными инновационными лидерами не только в Китае, но в некоторых случаях и на глобальных рынках. Успеху китайских финтех-компаний в значительной степени способствовали рассмотренные ранее предпосылки цифровизации, дополненные потенциально неограниченным рыночным пространством и чрезвычайно объемной клиентской базой. К участникам рассматриваемой группы можно отнести Ant Financial Service Group, Jingdong Finance, Lufax, MSXF, Bairong, IceKredit, Du Xiaoman, Futu Securities, ZhongAn Insurance.

Наконец к третьей группе институтов можно отнести сами традиционные банки, включившиеся в процесс цифровой трансформации. Китайские банки пытаются обеспечить свою конкурентоспособность в новых условиях путем форсированной цифровизации своих сервисов, внедрения технологий мобильного и онлайн-банкинга, а также передовых ИТ решений в области менеджмента, управления активами, оценки рисков и распределения ресурсов.

Лидерами по отдельным обозначенным направлениям в настоящее время стали Банк Китая (BoC), Строительный банк Китая (CCB), Торгово-промышленный банк Китая (ICBC), Банк коммуникаций (BoCom), а также China Merchants Bank (CMB), Guangdong Development Bank, Shenzhen Development Bank и CITIC Bank. К наиболее развитым цифровым направлениям их деятельности можно отнести платежные операции (запрос баланса, переводы, коммунальные платежи, приобретение товаров и услуг и пр.) и услуги по управлению финансами (биржевая торговля, валютные операции).

Примером успехов и динамики цифровой трансформации могут служить и некоторые не самые крупные китайские коммерческие банки, в частности Bank of Guangzhou внедряет цифровые решения более быстрыми темпами, чем большинство мировых игроков: большая часть его архитектуры переходит на блокчейн, он использует искусственный интеллект в том, как его приложение для кредитных карт взаимодействует с пользователями, и внедрил биометрические данные для аутентификации новых клиентов. Сегодня 80% выпуска новых карт банка и регистрации клиентов осуществляется онлайн.

Цифровизация китайских банков обрела актуальность не только вследствие нарастания конкуренции со стороны новых небанковских участников рынка, но и по причине сочетания ряда неблагоприятных макроэкономических факторов. В частности, помимо общего замедления темпов роста китайской экономики, снижения доступности активов и ликвидности, давление оказал и такой долгосрочный (действовавший по крайней мере до 2022 года) тренд глобального порядка, как снижение процентных ставок центральными банками и усыхание вследствие этого процентных доходов банков.

Агрессивное наступление небанковских игроков из первых двух категорий с 2015 года, а особенно в период пандемии 2019–2022 гг. не просто создало дополнительную конкуренцию банкам, можно утверждать, что в ряде финансовых услуг кредитные организации были почти выдавлены с рынка и сохранили лишь незначительные доли и ниши. К примеру, к началу 2020 года на цифровые платежные сервисы AliPay и Tencent Pay вместе приходилось 96% мобильных платежей в Китае, за остальные 4 % отвечали не банки, а другие китайские финтех компании [ [15]].

Причинами столь сокрушительного поражения традиционных банков на начальном этапе, стало то, что несмотря на наличие развитой клиентской базы, КФУ проявили чрезмерную консервативность, что выразилось в слабой ориентированности на потребности массового клиента, неготовности менять свои продукты, реализовывать более клиент-ориентированные подходы. Например, банки продавали продукты по управлению активами только своим самым богатым вкладчикам, в то время как огромная часть клиентов с низким доходом была завоевана цифровыми платформами, предоставившими этому сегменту востребованные продукты.

Технологическое отставание традиционных китайских банков приводит к их значительному проигрышу в операционных и финансовых показателях. Так, например, традиционные банки тратят более 100 юаней на содержание депозитного счета. В это же время китайский цифровой WeBank (принадлежит Tencent) тратит более чем в 40 (!) раз меньше - всего 3,6 юаня на учетную запись, и эта сумма стремится к 1 юаню по мере того, как все больше сервисов переходят в облако [ [16]]. Подобный разрыв свидетельствует о том, что китайские банки все еще нуждаются в фундаментальной технологической перестройке, интеграции цифровой инфраструктуры и систем для успешной конкуренции с новыми технологическими корпорациями.

До 2018 года своеобразную (при этом неоценимую и принципиально важную) помощь небанковским финтех компаниям в КНР оказало то, что в период их первоначального бурного развития, становления, формирования и захвата новых рынков финансовых услуг эти компании по большому счету оставались вне поля зрения финансовых регулирующих органов, они были избавлены от значительной бюрократической нагрузки и контроля. Это фактически и предоставило им существенную фору перед зарегулированными традиционными банками. После 2018 года власти активизировали работу по внедрению финтех корпораций в среду национального финансового регулирования, что отчасти начало уравнивать условия работы банков и небанковских финансовых структур.

В 2018–2020 гг. в КНР начал формироваться более сбалансированный подход, заключающийся в создании единых условий регулирования цифровых продуктов и финансовых операций традиционных банков и прочих игроков, включая технологических гигантов, цифровые платформы и банки, небанковские компании – провайдеры финансовых услуг. В частности, зампредседателя Народного банка Китая Чжан Цинсун (Zhang Qingsong) в сентябре 2022 года заявил: «.. [власти будут] эффективно реализовывать рабочий план по усилению регулирования крупных платежных платформ, а также ускорят стандартизированное и здоровое развитие платежей и финансовых технологий... [мы] будем поддерживать возвращение принципов платежных операций к своему первоначальному состоянию; стандартизировать платежные операции платформ, ускорим график разработки законодательства для небанковских платежных организаций и укрепим нормативно-правовую базу» [ [17]].

Переоценка же своих подходов банками, позволила им в течение нескольких лет начать восстанавливать свои позиции и уже к 2020 году сделать розничный бизнес одним из опорных направлений.

По статистике, розничный бизнес банковской отрасли Китая впервые в 2020 году превысил объем бизнеса, связанного с обслуживанием акционерных компаний при этом, доля розничного бизнеса достигла 31,4%. Показатели прошедших IPO китайских банков, наиболее выразительны: прибыль от розничного бизнеса составила в этом же году 45,61% от общей прибыли. Таким образом, розничные банковские услуги стали основной движущей силой общего роста доходов китайских банков [ [18]].

Можно утверждать, что это стало качественным изменением всего банковского сектора КНР, поскольку на протяжении развития современной китайской банковской системы местные (как, впрочем, и иностранные) КФУ в своей деятельности ориентировались главным образом на обслуживание промышленности, международной торговли, госсектора, крупного, несколько позднее и среднего бизнеса. То есть главными клиентами и источниками прибыли (справедливости ради стоит отметить, что и убытков) были юридические лица, работа с частными клиентами сводилась по большому счету к депозитным операциям (то есть физлица рассматривались лишь как источник дешевого фондирования за счет низкой процентной ставки по вкладам) и наиболее простым банковским услугам. Сейчас впервые в современной истории китайского банковского сектора именно обслуживание населения (физлиц) становится приоритетом китайских банков, обширная клиентская база физлиц благодаря цифровой трансформации приобретает роль мощного самостоятельного источника генерации прибыли кредитно-финансовых учреждений.

Особо крупный потенциал сохраняется в Китае для цифрового банкинга в том числе ввиду исторически недостаточного охвата населения (в особенности в удаленных и слаборазвитых так называемых внутренних регионах страны) традиционными финансовыми услугами.

Результатом предпринимаемых Китаем активных усилий в области цифровой трансформации финансовой сферы может стать то, что к 2026 году КНР будет крупнейшим мировым рынком цифрового банкинга, на который будет приходиться до 25 % от общего числа пользователей цифровых банковских услуг в мире (2.5 млрд. человек в 2021 году и до 4.2 млрд. человек к 2026 году) [ [19]].

Активная деятельность китайских банков в области цифровизации практически сразу начала влиять на финансовые и операционные показатели КФУ. При этом было доказано что разница в инвестициях китайских коммерческих банков в цифровизацию влияет на показатели их комплексной эффективности, доходы или выручку. В частности, улучшения в области повышения технологической эффективности, совершенствования технического оснащения и прочие факторы цифровизации способствовали среднему совокупному росту производительности факторов производства коммерческих банков на 10,7% за последнее десятилетие [ [20]].

Несмотря на достаточно поздний старт к началу третьего десятилетия ХХ века китайские банки стали одними из мировых лидеров в цифровизации банковского дела главным образом за счет инвестиций в инновации. В свою очередь инвестиции в цифровые банковские технологии начали играть важную роль в повышении конкурентоспособности современных китайских кредитных учреждений. В частности, в 2020 году средний уровень инвестиций крупнейших банков КНР в технологические инновации и финтех составлял 3 % от доходов, а рост этого показателя за год достигал в среднем 30–40% [ [21]]. См. Таблицу 1.

Таблица 1. Инвестиции в цифровизацию крупнейших банков Китая в 2020 г.

Инвестиции в финтех, млрд. юаней
Рост за год, %
Доля в доходах, %
Количество сотрудников сферы финтех, чел
Торгово-промышленный банк Китая (ICBC)
23.8
45.47
2.7
35,400
(8.1% от общего числа сотрудников)
Сельскохозяйственный банк Китая (ABC)
18.3
43.08
2.8
н/д
Банк Китая (Bank of China)
16.7
43.36
2.9
н/д
Строительный банк Китая (CCB)
22.1
25.38
2.9
13,104
(3.5% от общего числа сотрудников)
Банк коммуникаций (BoCom)
5.7
13.45
2.8
3,976
Почтово-сберегательный банк Китая (PSBC)
9.0
10.35
3.1
н/д
(количество ИТ сотрудников было удвоено за год)
Торговый банк Китая (CMB)
11.9
27.25
4.4
н/д
Промышленный банк Китая (IB)
4.8
36.38
2.4
2,331
(4.8% от общего числа сотрудников)
Источник: Embrace the new era with ramped up efforts in quality development: Chinese banking sector 2020 review and 2021 outlook. Deloitte China Center for Financial Services.

Примечательно, что цифровое развитие китайского банковского сектора можно охарактеризовать не только нарастанием конкуренции традиционных банков и современных финансово-технологических платформ, но и попытками их слияния и партнерства для достижения синергетического эффекта. Во многом такие явления вызваны взаимным интересом, так традиционные банки заинтересованы использовании потенциала финтех компаний и платформ для форсированной цифровизации своих услуг, в то время как небанковские технологические корпорации привлекает возможность получения доступа к клиентской базе банков и отчасти дополнительном закреплении своей деятельности в правовом поле за счет сотрудничества с авторитетными КФУ. В качестве примера можно привести крупнейший китайский и мировой Торгово-промышленный банк Китая, обладающий клиентской базой в 9.6 млн корпоративных и более 704 млн [ [22]] частных клиентов, который в 2019 году подписал соглашение о сотрудничестве в области построения системы платежей и обслуживания платформ цифровой торговли с крупнейшей технологической корпорацией Ant Financial (Alibaba) [ [23]].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Конкурентная борьба между технологическими гигантами и традиционными банками, усиление административного давления на рынок цифровых финансовых услуг, общая турбулентность мировой экономики и прочие негативные факторы тем не менее не меняют глобального направления развития китайского банковско-финансового сектора, сосредоточенного на осуществлении цифровой трансформации в соответствие с государственным Планом развития финтеха до 2025 года. Развивая и углубляя указанный план во второй его версии китайское руководство путем поддержки цифровизации на государственном уровне, обеспечения комфортных регуляторно-правовых условий планирует ускорить движение к значительному повышению конкурентоспособности национальной финансовой сферы к 2025 году.

Полагаем, что в ближне- и среднесрочной перспективе основными тенденциями, определяющими развитие кредитных учреждений китайского банковского сектора (как национальных, так и иностранных) вероятно будут ускоренная всесторонняя цифровизация; трансформация моделей ценообразования и источников прибыли банков; переформатирование подходов к развитию филиальной сети, к форматам и каналам обслуживания клиентов; вслед за повышением роли физических лиц в доходах банков, изменение структуры и содержания основных рисков КФУ, а также подходов к учету факторов ценностной ориентации клиентской базы.

Так ускоренная всесторонняя цифровизация как было показано необходима банкам для полноценного использования всего инструментария современной цифровой экономики и эффективной конкурентной борьбы с новыми небанковскими участниками рынка финансового посредничества.

Трансформация моделей ценообразования и источников прибыли банков вызвана с одной стороны долгосрочным давлением низких и средних процентных ставок, сужающих традиционные доходы КФУ, а с другой стороны коренным изменением в механизмах и формах оказания услуг и предоставления финансовых продуктов и услуг. Все это будет происходить на фоне повышения роли для китайских банков массового клиента (физлиц). Цифровые технологии с одной стороны будут постепенно открывать для банков доступ к новым ресурсам (увеличение клиентской базы и объема предоставляемых услуг) и в то же время предоставлять необходимые решения для задействования ранее недоступных клиентских сегментов и ниш.

Переформатирование подходов к развитию филиальной сети, к форматам и каналам обслуживания клиентов определяется постепенным уходом экономики и населения от наличного обращения, что в совокупности с развитием Интернета и телекоммуникационных сетей резко сокращает необходимость в личном посещении клиентами физических отделений банков, при этом повышается значение организации пользовательских интерфейсов банковских продуктов, функционала дистанционного и самообслуживания. Таким образом, кредитным учреждениям в уже сейчас необходимо переоценить подходы к построению и развитию филиальных сетей, переосмыслить назначение и главные функции физических офисов.

В значительной степени это относится и к иностранным банкам, оперирующим в Китае, поскольку создание и развитие филиальной сети всегда являлось одной из главных болевых точек иностранных кредитных учреждений. В новых условиях банкам иностранного капитала также необходимо будет переосмыслить модели развития своего присутствия на рынке с точки зрения создания филиалов и физических офисов. При этом перенос фокуса с создания физических офисов на развитие цифрового обслуживания способен существенно повысить конкурентоспособность и эффективность иностранных банков в Китае.

Изменение структуры и содержания основных рисков КФУ является прямым следствием таких факторов как сама цифровая трансформация, изменение структуры доходов и доминирующей клиентской базы, действия глобальных кризисов и тенденций. В этих условиях банкам необходимо вести постоянную работу по переоценке основных факторов риска и устойчивости, включая операционные, рыночные, процентные, кредитные, административные и политические риски. К указанным рискам уже сейчас добавляются принципиальные риски, связанные с кибербезопасностью и технологической безопасностью.

Наконец, в современных условиях с возрастанием роли физлиц банки не могут игнорировать и факторы ценностной ориентации общества и своих клиентов. Подходы банков и учет факторов экологии, управления и общественно-социальной области (ESG) оказывают прямое влияние на предпочтения людей в том числе в области выбора поставщиков услуг финансового посредничества. То есть клиенты зачастую заинтересованы не только (и не столько) в информации о финансовых показателях конкретного банка, но о том, как это учреждение позиционирует себя и что делает в области своей культуры, ценностей и целей. Социальная ответственность, этичность бизнеса и поддержка ESG продуктов и услуг приобретают все более важное значение и в Китае, что, безусловно, будет оказывать ощутимое влияние и на развитие местного банковского сектора.

Все эти тенденции трансформируют банковскую отрасль Китая и естественным образом создают как возможности, так и вызову для традиционных кредитных учреждений. В современных условиях оперирующие на китайском рынке кредитно-финансовые учреждения будут вынуждены уделять значительное внимание цифровизации своей деятельности в самом широком смысле, поскольку это необходимо и с точки зрения рассмотренных требований государственной политики, и с точки зрения рынка, то есть потребности широкого круга клиентов в более широком использовании цифровых продуктов и услуг.

Банковскому сектору необходимо активизировать свои усилия по цифровой трансформации, чтобы адаптироваться к новой реальности, поддерживать конкурентоспособность и обеспечивать долгосрочный рост.

[1] Astapov, K. L. Implementation of Platforms' Strategy by Financial Companies in China and Russia / K. L. Astapov, Y. Liu // Administrative consulting. – 2020. – No 8(140). – P. 112-122. – DOI 10.22394/1726-1139-2020-8-112-122. – EDN IYPPFJ.

[2] Гросс, М. А. Влияние пандемии COVID-19 на азиатский банкинг / М. А. Гросс // Финансовые рынки и банки. – 2021. – № 10. – С. 40-44. – EDN SOFQAP.

[3] Тарасенко, О. А. Цифровое преобразование зарубежных банковских систем / О. А. Тарасенко // Банковское право. – 2019. – № 5. – С. 36-41. – DOI 10.18572/1812-3945-2019-5-36-41. – EDN QZQAXQ.

[4] Цифровизация экономики на примере банковской системы / Е. А. Боркова, К. А. Осипова, Е. В. Светловидова, Е. В. Фролова // Креативная экономика. – 2019. – Т. 13. – № 6. – С. 1153-1162. – DOI 10.18334/ce.13.6.40734. – EDN UEEWPM.

[5] Косарев, В. Е. О цифровой эволюции банков в направлении необанков / В. Е. Косарев // Финансовые рынки и банки. – 2020. – № 3. – С. 56-60. – EDN LNBFDN.

[6] Qian Zhou. China Briefing. A Close Reading of China’s Fintech Development Plan for 2022-2025. China Briefing [Электронный ресурс] URL: - https://www.china-briefing.com/news/a-close-reading-china-fintech-development-plan-for-2022-2025/ (Доступ: 10.10.2022)

[7] Chinese Central Bank Calls for Strengthening Regulation of Big Payments Platforms, Legislation for Non-bank Payments Companies. China Banking News [Электронный ресурс] URL: - https://www.chinabankingnews.com/2022/09/18/chinese-central-bank-calls-for-strengthening-regulation-of-big-payments-platforms-legislation-for-non-bank-payments-companies/ (Доступ: 10.10.2022)

[8] Перцева, С. Ю. Цифровая трансформация финансового сектора / С. Ю. Перцева // Инновации в менеджменте. – 2018. – № 4(18). – С. 48-53. – EDN SPEEVR.

[9] 人民银行印发《金融科技发展规划(2022-2025年)》 [Fintech Development Plan (2022 to 2025)] // Официальный сайт Госсовета КНР [Электронный ресурс] URL: -http://www.gov.cn/xinwen/2022-01/05/content_5666525.htm (Доступ: 10.10.2022)

[10] Chinese banks, insurers urged to step up digitalization -Securities Times. Сайт агентства Рейтерс [Электронный ресурс] URL: -https://www.reuters.com/article/china-banks-digital-idUSKBN2JU1SN (Доступ: 10.10.2022)

[11] Перцева С. Ю. Перспективы развития расчетно-платежных механизмов в цифровой экономике / С.Ю.Перцева, Е.Н.Левитская // Международные финансы в глобальной цифровой экономике: сборник докладов участников научно-теоретической студенческой конф. (Москва, 19 апреля 2019 г.) / под ред. В.Д.Миловидова, С.Ю.Перцевой, Е. Н. Левитской. — М.: МГИМО -Университет, 2019. — С. 261–270.

[12] Перцева, С. Ю. Достижения индустрии финтеха как фактор экономического роста / С. Ю. Перцева, А. Cрибный // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2022. – № 8–2. – С. 273–284. – DOI 10.17513/vaael.2377. – EDN RMLPYO.

[13] 2019H1中国第三方支付行业数据发布报告 (Отчет о выпуске данных по индустрии сторонних платежей в Китае за 2019H1). Сайт компании iResearch [Электронный ресурс] URL: - https://www.iresearch.com.cn/Detail/report?id=3454&isfree=0 (Доступ: 10.10.2022)

[14] Shu, Z., Tsang, S. and Zhao, T. (2020) Digital Transformation of Traditional Chinese Banks. Open Journal of Business and Management, 8, 68-77. doi: 10.4236/ojbm.2020.81005.

[15] The urgent digitalization of China’s banks ICBC’s open-banking deal with Ant Financial is the latest in a fintech frenzy among China’s banks. Published on January 22, 2020, Сайт Digital finance [Электронный ресурс] URL: -https://www.digfingroup.com/china-banks-digital/ (Доступ: 10.10.2022)

[16] The urgent digitalization of China’s banks ICBC’s open-banking deal with Ant Financial is the latest in a fintech frenzy among China’s banks. Published on January 22, 2020, Сайт Digital finance [Электронный ресурс] URL: -https://www.digfingroup.com/china-banks-digital/ (Доступ: 10.10.2022)

[17] 央行副行长张青松:持续推动支付产业高质量发展(Zhang Qingsong, deputy governor of the central bank: continue to promote the high-quality development of the payment industry) Официальный сайт «Чайна дейли» [Электронный ресурс] URL:- https://caijing.chinadaily.com.cn/a/202209/16/WS6323cfc1a310817f312ee4b3.html (Доступ: 10.10.2022)

[18]Wang Mianmian. Доклад 2022 Digital Transformation of Retail Banks: How Tools like WeCom can Help. Сайт Equal Ocean [Электронный ресурс] URL: - https://equalocean.com/research/2022042615126 (Доступ: 10.10.2022)

[19] Juniper Research. Digital Banking: Market Forecasts for Banking-As-A-Service, Open Banking & Digital Transformation 2021-2026. Сайт Juniper Research Ltd [Электронный ресурс] URL: - https://www.juniperresearch.com/researchstore/fintech-payments/digital-banking-trends-report (Доступ: 10.10.2022)

[20] Zuo, L.; Strauss, J.; Zuo, L. The Digitalization Transformation of Commercial Banks and Its Impact on Sustainable Efficiency Improvements through Investment in Science and Technology. Sustainability 2021, 13, 11028. https://doi.org/10.3390/ su131911028

[21] Embrace the new era with ramped up efforts in quality development: Chinese banking sector 2020 review and 2021 outlook. Deloitte China Center for Financial Services. pp.61 Сайт Deloitte [Электронный ресурс] URL: - https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/lu/Documents/financial-services/cn-fsi-chinese-banking-sector-2020-review-and-2021-outlook.pdf (Доступ: 10.10.2022)

[22] ICBC Annual Report 2021. Годовой отчет банка ICBC за 2021 год. Официальный сайт банка ICBC. [Электронный ресурс] URL: - https://v.icbc.com.cn/userfiles/Resources/ICBCLTD/download/2022/2021AnnualReport20220427.pdf (Доступ: 10.10.2022)

[23] ICBC Enters Comprehensive Strategic Cooperative Agreement with Alibaba, Ant Financial. Сайт China Banking News. [Электронный ресурс] URL: - https://www.chinabankingnews.com/2019/12/17/icbc-enters-comprehensive-strategic-cooperative-agreement-with-alibaba-ant-financial/ (Доступ: 10.10.2022)


Источники:

1. Astapov K.L., Liu Y. Implementation of Platforms' Strategy by Financial Companies in China and Russia // Administrative consulting. – 2020. – № 8(140). – p. 112-122. – doi: 10.22394/1726-1139-2020-8-112-122.
2. Гросс М.А. Влияние пандемии COVID-19 на азиатский банкинг // Финансовые рынки и банки. – 2021. – № 10. – c. 40-44.
3. Тарасенко О.А. Цифровое преобразование зарубежных банковских систем // Банковское право. – 2019. – № 5. – c. 36-41. – doi: 10.18572/1812-3945-2019-5-36-41.
4. Боркова Е.А., Осипова К.А., Светловидова Е.В., Фролова Е.В. Цифровизация экономики на примере банковской системы // Креативная экономика. – 2019. – № 6. – c. 1153-1162. – doi: 10.18334/ce.13.6.40734.
5. Косарев В.Е. О цифровой эволюции банков в направлении необанков // Финансовые рынки и банки. – 2020. – № 3. – c. 56-60.
6. A Close Reading of China’s Fintech Development Plan for 2022-2025. China Briefing. [Электронный ресурс]. URL: https://www.china-briefing.com/news/a-close-reading-china-fintech-development-plan-for-2022-202 (дата обращения: 10.10.2022).
7. Chinese Central Bank Calls for Strengthening Regulation of Big Payments Platforms, Legislation for Non-bank Payments Companies. China Banking News. [Электронный ресурс]. URL: https://www.chinabankingnews.com/2022/09/18/chinese-central-bank-calls-for-strengthening-regulation-of-big-payments-platforms-legislation-for-non-bank-payments-companies (дата обращения: 10.10.2022).
8. Перцева С.Ю. Цифровая трансформация финансового сектора // Инновации в менеджменте. – 2018. – № 4(18). – c. 48-53.
9. 人民银行印发《金融科技发展规划(2022-2025年)》[Fintech Development Plan (2022 to 2025)]. Официальный сайт Госсовета КНР. [Электронный ресурс]. URL: http://www.gov.cn/xinwen/2022-01/05/content_5666525.htm (дата обращения: 10.10.2022).
10. Chinese banks, insurers urged to step up digitalization -Securities Times. Сайт агентства Рейтерс. [Электронный ресурс]. URL: https://www.reuters.com/article/china-banks-digital-idUSKBN2JU1SN (дата обращения: 10.10.2022).
11. Перцева С.Ю., Левитская Е.Н. Перспективы развития расчетно-платежных механизмов в цифровой экономике // Риски и угрозы финансовой стабильности в условиях цифровизации международных финансов: Сборник докладов участников научно-теоретической студенческой конф.
Международные финансы в глобальной цифровой экономики. Москва, 2019. – c. 261-270.
12. Перцева С.Ю., Cрибный А. Достижения индустрии финтеха как фактор экономического роста // Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2022. – № 8-2. – c. 273-284. – doi: 10.17513/vaael.2377.
13. 2019H1中国第三方支付行业数据发布报告 [Отчет о выпуске данных по индустрии сторонних платежей в Китае за 2019H1]. Сайт компании iResearch. [Электронный ресурс]. URL: https://www.iresearch.com.cn/Detail/report?id=3454&isfree=0 (дата обращения: 10.10.2022).
14. Shu Z., Tsang S., Zhao T. Digital Transformation of Traditional Chinese Banks // Open Journal of Business and Management. – 2020. – № 1. – p. 68-77. – doi: 10.4236/ojbm.2020.81005.
15. The urgent digitalization of China’s banks ICBC’s open-banking deal with Ant Financial is the latest in a fintech frenzy among China’s banks. Сайт Digital finance. [Электронный ресурс]. URL: https://www.digfingroup.com/china-banks-digital (дата обращения: 10.10.2022).
16. The urgent digitalization of China’s banks ICBC’s open-banking deal with Ant Financial is the latest in a fintech frenzy among China’s banks. Сайт Digital finance. [Электронный ресурс]. URL: https://www.digfingroup.com/china-banks-digital (дата обращения: 10.10.2022).
17. 央行副行长张青松: 持续推动支付产业高质量发展 [Zhang Qingsong, deputy governor of the central bank: continue to promote the high-quality development of the payment industry]. Официальный сайт «Чайна дейли». [Электронный ресурс]. URL: https://caijing.chinadaily.com.cn/a/202209/16/WS6323cfc1a310817f312ee4b3.html (дата обращения: 10.10.2022).
18. Wang Mianmian Доклад 2022 Digital Transformation of Retail Banks: How Tools like WeCom can Help. Сайт Equal Ocean. [Электронный ресурс]. URL: https://equalocean.com/research/2022042615126 (дата обращения: 10.10.2022).
19. Juniper Research Digital Banking: Market Forecasts for Banking-As-A-Service, Open Banking & Digital Transformation 2021-2026. Сайт Juniper Research Ltd. [Электронный ресурс]. URL: https://www.juniperresearch.com/researchstore/fintech-payments/digital-banking-trends-report (дата обращения: 10.10.2022).
20. Zuo L., Strauss J., Zuo L. The Digitalization Transformation of Commercial Banks and Its Impact on Sustainable Efficiency Improvements through Investment in Science and Technology // Sustainability. – 2021. – № 19. – doi: 10.3390/su131911028.
21. Embrace the new era with ramped up efforts in quality development: Chinese banking sector 2020 review and 2021 outlook. Deloitte China Center for Financial Services. [Электронный ресурс]. URL: https://www2.deloitte.com/content/dam/Deloitte/lu/Documents/financial-services/cn-fsi-chinese-banking-sector-2020-review-and-2021-outlook.pdf (дата обращения: 10.10.2022).
22. ICBC Annual Report 2021. Официальный сайт банка ICBC. [Электронный ресурс]. URL: https://v.icbc.com.cn/userfiles/Resources/ICBCLTD/download/2022/2021AnnualReport20220427.pdf (дата обращения: 10.10.2022).
23. ICBC Enters Comprehensive Strategic Cooperative Agreement with Alibaba, Ant Financial. Сайт China Banking News. [Электронный ресурс]. URL: https://www.chinabankingnews.com/2019/12/17/icbc-enters-comprehensive-strategic-cooperative-agreement-with-alibaba-ant-financial (дата обращения: 10.10.2022).

Страница обновлена: 05.11.2022 в 13:10:20