Диверсификация экономики Катара как успешный пример нивелирования сырьевой зависимости: концептуальные основы и первые результаты

Маркелова Э.А.1
1 МГИМО МИД

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Маркелова Э.А. Диверсификация экономики Катара как успешный пример нивелирования сырьевой зависимости: концептуальные основы и первые результаты // Экономические отношения. – 2022. – Том 12. – № 3. – doi: 10.18334/eo.12.3.116225.

Аннотация:
В настоящей статье рассматриваются предпосылки, концептуальные основы и практические аспекты политики диверсификации национальной экономики Катара. Констатируется, что грамотные стратегические решения катарского правительства позволяют в последнее десятилетие достигать значительных успехов в развитии несырьевого сектора, инвестировать в перспективные, высокотехнологичные отрасли. Делается вывод о том, что отдельные решения катарского правительства (в частности, создание суверенного инвестиционного фонда и программы «Инвестируй в Катар») могут быть полезны для усвоения другими ближневосточными петрократиями, а также Россией как государством с высокой зависимостью от экспорта углеводородов.

Ключевые слова: диверсификация экономики, Катар, сырьевая зависимость, энергетическая политика, зеленый переход, иностранные инвестиции

JEL-классификация: F62, F63, F68



Введение

Для Российской Федерации уже несколько десятилетий крайне актуальным является вопрос о диверсификации экономики, которая в той или иной мере продолжает носить сырьевой характер [1]. Экспортная ориентация крупных компаний российского топливно-энергетического комплекса (ТЭК), с одной стороны, позволяет эффективно наполнять бюджет, создавать рабочие места, обеспечивать социально-экономическое развитие регионов, однако излишняя зависимость от поставок энергоносителей за рубеж создает определенные риски для стабильного развития экономики, и тем более, для реализации перехода к экономической модели нового типа – «индустрии 4.0» или «экономике знаний» [2].

Именно от успехов диверсификации экономики во многом зависит конкурентоспособность государств в формирующемся многополярном мире, где гармоничное развитие секторов экономики с высокой добавленной стоимостью становится фактором обеспечения глобального лидерства. Эти тенденции и вызовы осознаются не только руководством Российской Федерации, но и политическими элитами других государств, в большей или меньшей степени зависимыми от сырьевого экспорта. В литературе справедливо подчеркивается, что сам факт «зависимости» не может быть описан исключительно с негативными коннотациями: высокий уровень экспортных доходов при должном государственном регулировании и распределении может стать фундаментом для сбалансированного развития всех отраслей экономики, стимулом для инноваций и инвестиций [3].

В российской литературе в последние годы предпринимаются попытки рассмотреть опыт государств с высоким уровнем сырьевой зависимости, где экономический рост долгое время обеспечивался за счет экспорта углеводородов. Интерес к данной проблематике был обусловлен, в том числе, кризисными явлениями на мировом рынке нефти и газа вследствие пандемии COVID-19. В частности, Л.Н. Руденко изучался опыт Саудовской Аравии [4] и Омана [5] – «нефтяных» монархий Персидского залива.

В рамках настоящей статьи представляется целесообразным рассмотреть опыт Катара – государства, где доля нефтяной ренты в ВВП еще десятилетие назад составляла около 50%, а в настоящее время снижена до 11-13% [6]. Осознавая исчерпаемый характер данного вида ресурсов, правительство страны активно проводит политику диверсификации национальной экономики, стремясь обеспечить сбалансированное развитие различных отраслей социально-экономической жизни. В результате, как подчеркивают зарубежные исследователи, полученный в нефтегазовом секторе капитал целенаправленно используется для создания новых конкурентоспособных источников экономического роста [7]. В российской же литературе катарская политика диверсификации пока не изучена в должной степени. Представляется, что для России опыт Катара может быть довольно полезным для исследования, причем как с точки зрения достижений, так и в плане учета возможных ошибок.

Цель данной статьи – выявить предпосылки, проанализировать концептуальные основы и первые результаты стратегии экономической диверсификации в Катаре, где снижение зависимости от экспорта углеводородов является одной из приоритетных целей правительства.

Научная новизна состоит в том, что в данной статье впервые на русском языке анализируется содержание стратегии «Национальное видение Катара до 2030 г.», выявляются ключевые направления в построении сбалансированной, диверсифицированной экономики, демонстрируются возможности использования «нефтяного капитала» для привлечения инноваций и инвестиций в несырьевые отрасли экономики при руководящей роли государства.

Методология представлена совокупностью общенаучных и специальных методов, включая исторический метод, анализ, синтез, сравнение, аналогию, анализ первичных и вторичных данных.

Исторический экскурс

До наступления современной «нефтегазовой эры» экономика Катара была основана на примитивных сельскохозяйственных практиках. Первый интерес к сырьевым, а именно нефтяным возможностям этой небольшой ближневосточной страны возник в 1931 г., когда «Англо-персидская нефтяная компания» (APOC, ныне – British Petroleum, BP) инвестировала в геологическую разведку полезных ископаемых Катара, а после первых позитивных результатов в этом направлении получила лицензию на разведку и бурение сырой нефти.

Впоследствии, вследствие серии реорганизаций, была образована катарская компания Qatar Petroleum Company (QPC), добывшая нефть в районе поселка Духан уже в 1938 г. К концу Второй мировой войны в этом же регионе действовало уже три скважины, позволившие нарастить уровень добычи до 40 тыс. баррелей в сутки [8].

Эти успехи способствовали продолжению работ по разведке нефти, в том числе, на морских участках. Открытие месторождений Майдан Махзам и Буй Ханин, расположенных на континентальном шельфе Катара, окончательно убедило правительство в серьезных перспективах энергетического сектора. В 1974 г. была создана Qatar General Petroleum Corporation (QGPC), выкупившая все активы частных нефтедобывающих компаний. Таким образом, государство приобрело контроль над нефтедобычей, вложив в 1980-1990-е гг. значительные финансовые средства в модернизацию этой индустрии [8].

Впрочем, вплоть до 1990-х гг. нефтяная промышленность не приносила серьезных экспортных доходов; Катар по-прежнему оставался аграрной страной, где значительная часть поступлений в бюджет формировалась за счет промысла по ловле жемчуга [9]. Однако в третьей четверти XX века стали формироваться предпосылки для дальнейшего укрепления энергетического сектора национальной экономики – на этот раз, за счет открытия газового месторождения «Южный Парс» на севере страны [9]. Активное освоение данного месторождения положило начало формированию современной газовой индустрии Катара – одного из самых мощных секторов катарской экономики. Отметим, что добыча газа в Катаре стимулировалась мощными финансовыми инвестициями со стороны США, которые были заинтересованы в поставках энергоресурсов из государств Ближнего Востока. Особую роль в дальнейшем экономическом благосостоянии Катара сыграл построенный за счет американского капитала флот танкеров для перевозки сжиженного природного газа (СПГ), а также иные элементы газотранспортной инфраструктуры [10].

Все это способствовало тому, что Катар стал лидером на мировом рынке поставок СПГ, а с началом XXI века ВВП стал стремительно расти, что вывело Катар в число наиболее богатейших стран в перерасчете на душу населения (которое сегодня составляет чуть более 2,7 млн. человек).

Рисунок 1. Динамика ВВП Катара, 1970-2021 [11].

Figure 1. Dynamics of Qatar GDP, 1970-2021

Необходимость диверсификации. QNV-2030

Правительство Катара в полной мере осознает все риски, связанные с зависимостью национальной экономики от экспорта газа, с ее «сырьевым проклятием». Именно поэтому с начала 2010-х гг. здесь была осуществлена попытка разработать стратегическое видение будущего страны, выработать план развития на долгосрочную перспективу [12]. Важным фактором этого будущего, безусловно, является глобальный энергетический переход, основу которого составляет тренд на отказ от углеводородных энергоресурсов как недостаточно экологичных. Отметим, что с теми же вызовами сталкивается и Россия, основные экспортные рынки которой в лице стран ЕС постепенно сокращают поставки российских углеводородов как по политическим, так и по экологическим соображениям.

Параллельно с подготовкой к «энергетическому переходу», правительство Катара осознавало и другие ограничения, связанные с экстенсивной по своему характеру ресурсной экономикой. Несмотря на то, что страна обладает серьезными запасами углеводородных ресурсов, экономика сталкивается с такими вызовами, как нехватка воды, плодородных почв, различных полезных ископаемых, человеческих ресурсов [13]. В результате крайне важной предпосылкой новой стратегии диверсификации стало развитие человеческого капитала и повышение эффективности в использовании имеющихся ресурсов. Для этого были серьезно модернизированы подходы к развитию институтов образования, здравоохранения и социального обеспечения населения. Поскольку Катару также необходимо было уменьшить свою зависимость от глобального человеческого капитала, правительство финансировало массовое строительство школ, университетов, институтов переподготовки и повышения квалификации для того, чтобы повысить свой собственный национальный человеческий капитал [14].

Еще в 2008 г. катарским правительством был принят документ стратегического планирования «Национальное видение на период до 2030 года» (далее – Стратегия-2030 или QNV, Qatar National Vision) [15]. Это своего рода «дорожная карта» на пути к диверсифицированной экономике посредством реализации целей устойчивого развития (ЦУР). По сути, данный документ можно квалифицировать как концептуальный фундамент социально-экономической диверсификации. Рассмотрим ее положения более подробно.

Так, в частности, QNV предполагает обеспечение экономического роста за счет опоры на четыре основных столпа: 1) развитие человеческого капитала; 2) социальное развитие; 3) экономическое развитие; 4) экологическое развитие. Соответствующие столпы находятся в тесной взаимосвязи и направлены на построение современного устойчивого экономического режима.

Развитие человеческого капитала выступает первым столпом новой экономики Катара. В рамках данного направления стратегического экономического развития страны предполагается реализация мероприятий в рамках трех основных направлений, предполагающих: 1) повышение уровня образованности населения; 2) обеспечение физического и психического здоровья населения; 3) развитие квалификации и мотивации рабочей силы.

Первое направление (повышение образованности населения) включает в себя комплекс мероприятий, направленных на формирование в Катаре образовательной системы мирового уровня, которая бы соответствовала текущим и перспективным потребностям мирового и национального рынка труда. При этом предполагается создать высококачественную образовательную систему, которая бы соответствовала не только запросам рынка труда, но и индивидуальным потребностям, способностям и устремлениям жителей Катара.

Образовательный процесс должен стать непрерывным (и предусматривать возможности профессионального обучения и переобучения на протяжении всей жизни), а также диверсифицированным (с созданием разветвленной сети государственных и частных образовательных программ, ориентированных на профессиональную ориентацию и мотивацию к труду детей и молодежи, а также с развитием программ стимулирования инновационной и творческой активности).

Также одной из задач мероприятий в сфере повышения образованности населения Катара выступает создание эффективной системы государственно-частного финансирования научных исследований с привлечением к подобному софинансированию науки не только национального, но и международного финансового и научного ресурса (включая международные фонды, грантовые программы, сотрудничество с международными исследовательскими центрами и т.д.).

Отдельно можно отметить, что при весьма сильном уклоне в сторону интернационализации научного и образовательного процесса QNV указывает на необходимость достижения отмеченных выше целей на основе обязательного учета катарских морально-нравственных ценностей, традиций и культурного наследия. Также повышения уровня образованности населения в соответствии с Национальным видением Катара должно обеспечивать формирование у населения сильного чувства национальной принадлежности.

В целом, основные мероприятия, которые предполагается реализовать в соответствии с QNV в рамках повышения уровня образованности населения, соответствуют современным тенденциям мировых рынков рабочей силы. Направленность на расширение и углубление международного сотрудничества в научно-образовательной сфере, а также обеспечение соответствия национальной системы профессионального образования и научных исследований высоким мировым стандартам должно обеспечить формирование в Катаре высококонкурентного человеческого капитала. Кроме того, упор на сотрудничество с международными исследовательскими центрами может положительно повлиять на степень инновационности катарской экономики.

Второе направление (обеспечение физического и психического здоровья населения) мероприятий, которые реализуются в рамках столпа «развитие человеческого капитала», предполагает осуществление комплексной программы развития системы здравоохранения в Катаре с выводом ее на высокие мировые стандарты. При этом важным критерием эффективности здесь будет также являться доступность услуг в сфере здравоохранения всему населению.

Финансирование мероприятий в сфере развития здравоохранения в Катере предполагается осуществлять на основе государственно-частного партнерства для создания современной инфраструктуры, повышения квалификации медицинских работников, обеспечения широкой доступности услуг здравоохранения и др. Также предполагается реализация государственно-частных программ, направленных на интенсификацию исследований в сфере повышения эффективности и качества здравоохранения.

Стоит отметить, что указание на необходимость развития здравоохранения на основе принципов широкой доступности и высокого качества услуг в соответствующей сфере представляет собой важный элемент развития Катара. Здоровое население гораздо дольше остается экономически активным. Кроме того, развитие медицинской инфраструктуры неизбежно опирается на крупные инвестиционные проекты, которые будут привлекать дополнительные инвестиции в катарскую экономику.

Третье направление «развития человеческого капитала» (развитие квалификации и мотивации рабочей силы) уже непосредственно оказывается связано с диверсификацией экономики Катара. Повышение уровня квалифицированности катарской рабочей силы способно серьезно повлиять на место страны в структуре международного распределения труда. При этом, стоит отметить, что данное направление тесно связывается с первым и вторым направлениями. Фактически именно синергетический эффект от повышения уровня образованности населения и обеспечения его здоровья должен будет обеспечить развитие высококвалифицированной рабочей силы в Катаре.

Непосредственно в рамках третьего направления QNV предполагает реализацию дополнительных мероприятий, направленных на увеличение объема инвестиций в государственные и частные программы профессионального образования, а также в программы профессиональной аттестации, переобучения и повышения квалификации. Также можно отметить, что QNV особо указывает на необходимость профессионального развития катарских женщин. Говорится и о привлечении высококвалифицированной иностранной рабочей силы с удержанием наиболее востребованных кадров в катарской экономике.

В целом, первый столп QNV «Развитие человеческого капитала» в достаточно полной мере соответствует, с одной стороны, актуальным мировым тенденциям (в части заботы о здоровье населения, о предоставлении населению диверсифицированных возможностей в части выбора потенциальных профессий и т.д.), а, с другой стороны, текущим потребностям катарской экономики (в части повышения общего уровня квалификации рабочей силы, мотивации подданных к трудовой деятельности, увеличения времени экономической активности и др.). При этом важно подчеркнуть, что развитие человеческого капитала и формирование высококвалифицированной рабочей силы предполагается осуществлять за счет преимущественной опоры на собственное население, что обеспечивает «катаризацию» [16] экономики анализируемого государства.

Второй столп QNV «Социальное развитие» также ориентирован на обеспечение более общих условий для диверсификации и укрепления национальной экономики. В основу второго столпа положено воспитание населения, способного эффективно и гибко реагировать на вызовы современной эпохи. Опорой здесь выступает семья как ключевая ячейка общества. В соответствии с QNV она должна пользоваться поддержкой, заботой и социальной защитой. При этом QNV также ориентировано на повышение роли женщин и степени их участия во всех сферах общественной жизни (в т.ч. в политике и в экономике).

Мероприятия, реализация которых предполагается в рамках второго столпа, распределены по трем основным направлениям: 1) социальная помощь и защита; 2) развитие социальной инфраструктуры; 3) расширение международного сотрудничества в социальной сфере.

Социальная помощь и защита в рамках QNV предполагает формирование эффективной системы социальной защиты для всех катарцев, которая должна быть основана на гарантированности их прав, а также должна обеспечивать населения достаточный для поддержания здоровой и достойной жизни доход. При этом основным адресатом социальной помощи должны стать семьи, к «функциям» которых отнесено поддержание моральных и религиозных ценностей, а также гуманистических идеалов.

Развитие социальной инфраструктуры, в свою очередь, предусматривает создание эффективных государственных институтов, а также активных гражданских организаций, к обязанностям которых должно относиться: сохранение национального катарского наследия; укрепление в общества арабских и исламских ценностей; предоставление социальных услуг населению в соответствии с его потребностями, а также потребностями бизнеса и государства. Здесь также отмечается необходимость расширения возможностей женщин по участию в политической и экономической жизни общества (особенно, на руководящих должностях). Важными принципами развития социальной инфраструктуры выступают: справедливость, равенство, верховенство закона, социальная терпимость, открытость по отношению к другим нациям и культурам.

Наконец, расширение международного сотрудничества в социальной сфере представляет собой наиболее амбициозное направление в рамках столпа «Социальное развитие». Здесь говорится о необходимости увеличения регионального экономического, политического и культурного влияния Катара. Особое внимание уделяется расширению и углублению сотрудничества в рамках региональных международных организаций, включая Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, Лигу арабских государств и Организацию исламского сотрудничества. При этом внешняя политика Катара в данном случае нацелена не только на исламские страны, но и на государства с другими религиями и культурами.

Таким образом, в целом реализация второго столпа QNV призвана обеспечить развития мультикультурного общества с широкими международными культурными и гуманитарными связями, в основе которого, тем не менее, должны лежать арабские, исламские и иные традиционные катарские ценности. В контексте диверсификации экономики соответствующие стратегические направления деятельности означают, что Катар открыт к взаимовыгодному сотрудничеству с любыми мировыми государствами и стремится упрочить свое глобальное экономическое влияние.

Третий столп «Экономическое развитие» уже напрямую затрагивает вопросы стратегической дифференциации катарской экономики. Так, данный столп включает в себя три ключевых направления, одно из которых прямо называется «релевантная экономическая диверсификация». Другие два направления посвящены соответственно повышению эффективности экономической политики и ответственному использованию нефти и газа как основного источника дохода катарского бюджета и экономики Катара в целом.

Непосредственно в рамках формирования диверсифицированной экономики предполагается последовательное снижение зависимости катарской экономики от углеводородной промышленности с параллельным повышением роли и «веса» частного сектора и обеспечением высокой конкурентоспособности катарских частных компаний. Для достижения данных целей планируется, прежде всего, использовать конкурентные преимущества, полученные от катарской нефтегазовой сферы, включая финансирование сторонних проектов, развитие новых отраслей, инвестирование в сфере услуг и т.д. При этом, в целом, QNV ориентирована на отход от опоры на нефтегазовый сектор с параллельными обеспечением развития новых высокотехнологичных производств и формирование в стране достаточного количества высококвалифицированных рабочих мест. Основу для новой диверсифицированной экономики Катара должна составить экономка знаний, повсеместное внедрение инноваций, высокое качество образования, передовая социальная и экономическая инфраструктура, эффективное предоставления государственных услуг, а также прозрачное и подотчетное правительство.

Наконец, четвертый столп «Экологическое развитие» содержит в себе национальные стратегические цели Катара, тесно связанные с устойчивым развитием, что особенно важно в контексте высокой нагрузки на окружающую среду, которая свойственна для нефтегазового сектора. Здесь QNV предусматривает обеспечение баланса между потребностями экономического развития и защитой окружающей среды, что также указывает на диверсификацию катарской экономики.

В целом, именно QNV стало отправной точкой для текущих процессов диверсификации катарской экономики. При этом по своему содержанию проанализированные документ стратегического планирования носит комплексный характер и предусматривает не только осуществление непосредственно диверсификации катарской экономики, но и формирование более широких социально-экономических условий, который станут основами ля такой диверсификации.

Практические аспекты диверсификации экономики Катара

Таким образом, в QNV был разработал план диверсификации, позволяющий смягчить экономику от будущих колебаний спроса на сырьевую экспортную продукцию. В течение последнего десятилетия эти задачи активно решались на практическом уровне.

Так, в 2019 году были приняты новые меры для поощрения прямых иностранных инвестиций, в том числе, были внесены изменения в законодательство, разрешающие 100% иностранное владение компаниями в большинстве секторов, за исключением финансовых услуг и страхования. Специально созданный государственный орган, Агентство по продвижению инвестиций, призвано упростить административные процедуры для иностранных компаний, заинтересованных в инвестировании в катарскую экономику. Финансовый центр Катара, оншорный орган с собственной нормативно-правовой базой, в 2019 году увеличил количество зарегистрированных предприятий на одну треть.

Не менее значимым стало и финансирование собственных обрабатывающих производств, которые могли бы выпускать переработанные нефтепродукты с более высокой добавленной стоимостью. Экспорт такого рода продукции более выгоден для бюджета и частного капитала [17].

Также под влиянием нефтяного эмбарго, временно введенного в 2017 г. против Катара другими странами Персидского залива, правительство было вынуждено увеличить государственные текущие и капитальные расходы для субсидирования продовольственного и непродовольственного импорта и расширить финансовую поддержку местного производства продовольствия. Кроме того, правительство Катара содействовало привлечению инвестиционных и зарубежных активов государства для увеличения вкладов в местные банки с целью стимулирования банковской системы [18].

Более того, перспектива проведения чемпионата мира по футболу FIFA 2022 побудила Катар потратить сотни миллиардов долларов на стадионы, транспортное сообщение, иные элементы инфраструктуры, туристические объекты и т.п.

Все эти меры сегодня приводят к тому, что Катар уже практически в ближайшем будущем сможет перейти к полностью диверсифицированной экономике. Для этого созданы и зафиксированы все необходимые для этого условия. Сегодня Катар является одной из самых сильных экономик мира с кредитными рейтингами инвестиционного уровня AA— и Aa3 от ключевых международных рейтинговых агентств (S&P, Fitch и Moody’s). Политическая и экономическая стабильность также выгодно отличают ее от других ближневосточных государств. Национальная валюта, привязанная к доллару США, крайне стабильна: властям удалось обеспечить ее относительную независимость от краткосрочных колебаний спроса и, следовательно, цен на нефть и газ. Катар также является лидером арабского мира по поддержке предпринимательства, занимая в 2021-м году 28-е место в мире по рейтингу экономической свободы (Index of Economic Freedom). Также в мире Катар занимает десятое место среди самых конкурентоспособных экономик и пятое место по эффективности правительства согласно исследованию 2019 г. IMD World Competitiveness Yearbook [19].

Заключение

Таким образом, стратегия диверсификации катарской экономики во многом может быть охарактеризована как успешная именно по причине комплексного подхода правительства эмирата, который базировался на хорошо проработанной концептуальной основе QNV-2030.

За последнее десятилетие экономика Катара стала более диверсифицированной: несырьевой сектор активнее всего развивается в таких сегментах, как строительство, обрабатывающая промышленность, финансовые услуги, IT-технологии, туризм. Прямые иностранные инвестиции все чаще направляются именно в несырьевые предприятия; аналогичным образом расходуются и государственные средства, аккумулированные в целевых инвестиционных фондах.

Рассмотренная в настоящей статье стратегия QNV-2030 демонстрирует, что основным фактором построения сбалансированной экономики, лишенной критической зависимости от экспорта углеводородов, выступает развитие человеческого капитала. В этом направлении правительство Катара вкладывает значительные средства в развитие образования и здравоохранения, проводит политику «катаризации», параллельно с привлечением высококвалифицированных иностранных специалистов.

Представляется, что именно инвестиции в высокие технологии, подразумевающие наличие хорошо подготовленных человеческих ресурсов, могут стать фундаментом для диверсификации и других экономик с высокой степенью зависимости от «природной ренты». Сегодня Катар по праву входит в число лидеров по многим социально-экономическим показателям, что свидетельствует об эффективности выбранной стратегии.

Отметим, что стремительный рост несырьевого сектора во многом может быть связан с позитивными эффектами Чемпионата мира по футболу-2022, который действительно является крайне мощным стимулом и для иностранных инвесторов, и для государственных капиталовложений. Поэтому долгосрочные эффекты катарской стратегии диверсификации экономики могут быть исследованы уже после проведения данного мероприятия, когда станет окончательно понятен прогресс в достижении целей стратегии QNV-2030 и конкретных целевых показателей, содержащихся в трехлетних Национальных планах, принимаемых в соответствии с данным документом. Данное направление, на наш взгляд, обладает серьезным потенциалом для дальнейших исследований катарской экономики.


Источники:

1. Бурлаков В.В., Головин Е.В., Дзюрдзя О.А. Диверсификации российской экономики: необходимость ускорения, зарубежный опыт и возможность его использования // Вестник РГГУ. Серия: Экономика. Управление. Право. – 2021. – № 3. – c. 72-90. – doi: 10.28995/2073-6304-2021-3-72-90.
2. Бойко И.В. Пространственная и технологическая диверсификация российской экономики // Управленческое консультирование. – 2018. – № 6(114). – c. 68-76. – doi: 10.22394/1726-1139-2018-5-68-76.
3. Козлова Е.Е., Удальцова Н.Л. Нефтяная зависимость России: возможность или угроза для развития национальной экономики? // Экономические отношения. – 2017. – № 4. – c. 357-362. – doi: 10.18334/eo.7.4.38647.
4. Руденко Л.Н. Экономика Саудовской Аравии в условиях низких нефтяных цен // Российский внешнеэкономический вестник. – 2020. – № 5. – c. 39-47.
5. Руденко Л.Н. Оман: состояние и перспективы экономики и внешнеэкономических связей // Российский внешнеэкономический вестник. – 2021. – № 5. – c. 36-49. – doi: 10.24412/2072-8042-2021-5-36-49.
6. Oil rents (% of GDP) – Qatar. World Bank Data Center. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.PETR.RT.ZS?locations=QA (дата обращения: 10.08.2022).
7. Elwers M.C. Oil, human capital and diversification: the challenge of transition in the UAE and the Arab Gulf States // The Geographical Journal. – 2016. – № 3.
8. Sastry G.R.N. Qatar´s Economy Transition from Oil based Economy to Gas based Economy. - Qatar, 1993.
9. Курдин А., Пих С. Энергетическая политика Катара: стратегия поставок СПГ на европейский и азиатский рынки // ТЭК России. – 2016. – № 7. – c. 14-19.
10. Маркелова Э.А. Энергетическая политика Катара на современном этапе: внешнее и внутреннее измерение (на примере газового сектора) // Национальная безопасность / nota bene. – 2021. – № 6. – c. 33-42. – doi: 10.7256/2454-0668.2021.6.37095.
11. GDP (current US$) – Qatar. World Bank Data Center. [Электронный ресурс]. URL: https://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD?end=2021&locations=QA&start=1970&view=chart (дата обращения: 10.08.2022).
12. Касаев Э.О. Актуальные проблемы социально-экономического развития Катара в начале XXI века. / Дисс. кандидата эконом. наук. - М., 2013. – 172 c.
13. Alsamara M. The switching impact of financial stability and economic growth in Qatar: Evidence from an oil-rich country // The Quarterly Review of Economics and Finance. – 2019. – p. 205-216. – doi: 10.1016/j.qref.2018.05.008.
14. Mohamed B.H., Ari M., Al-Sada M.S., Koç M. Strategizing Human Development for a Country in Transition from a Resource-Based to a Knowledge-Based Economy // Sustainability. – 2021. – № 24. – doi: 10.3390/su132413750.
15. Qatar National Vision 2030. Psa.gov.qa. [Электронный ресурс]. URL: https://www.psa.gov.qa/en/qnv1/pages/default.aspx (дата обращения: 14.08.2022).
16. Koç M., Btool M. Challenges and drivers for Qatar s transformation into a knowledge-based economy and society work in progress in education system reforms // Pressacademia. – 2017. – p. 281-288. – doi: 10.17261/Pressacademia.2017.545.
17. Рузаев Р.А., Токарев А.А., Графов А.А. Диверсификация экономики России // Фундаментальные и прикладные исследования в современном мире. – 2021. – № 2. – c. 28-33.
18. Руденко Л.Н. Особенности политики Катара в сфере экономики и внешнеэкономических связей // Российский внешнеэкономический вестник. – 2020. – № 9. – c. 93-105. – doi: 10.24411/2072-8042-2020-10094.
19. В центре возможностей. Катар как стартовая площадка для развития бизнеса. Roscongress.org. [Электронный ресурс]. URL: https://roscongress.org/materials/v-tsentre-vozmozhnostey-katar-kak-startovaya-ploshchadka-dlya-razvitiya-biznesa (дата обращения: 15.08.2022).

Страница обновлена: 04.09.2022 в 12:54:03