Центры аддитивных технологий – драйверы цифровой трансформации экономики

Абрамов И.В.1, Абрамов В.И.2
1 АО «Глобатэк»
2 Национальный исследовательский ядерный университет МИФИ

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 12, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Абрамов И.В., Абрамов В.И. Центры аддитивных технологий – драйверы цифровой трансформации экономики // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – Том 12. – № 3. – doi: 10.18334/vinec.12.3.115107.

Аннотация:
В настоящее время компании все чаще внедряют технологии аддитивного производства из-за их гибкости и индивидуальной настройки продукта, а некоторые компании развертывают центры аддитивных технологий для повышения гибкости и близости к клиентам. Рассмотрены бизнес-модели с использованием аддитивных технологий, проблемы и возможности развития центров аддитивных технологий. Показаны особенности и возможности цифрового развития, перспективы дальнейшего внедрения и использования аддитивных технологий в условиях антироссийских санкций. Данная работа может представлять интерес для исследователей, в сферу интересов которых входят современные тенденции в развитии аддитивного производства в России и цифровой трансформации экономики. Также результаты исследования могут быть полезны для управленцев-практиков, разрабатывающих и воплощающих в реальность стратегии цифровой трансформации компаний с использованием бизнес-моделей на основе аддитивных технологий.

Ключевые слова: аддитивные технологии, аддитивное производство, цифровизация производства, цифровые технологии, цифровая трансформация, 3D-принтеры

JEL-классификация: O31, O32, O33



Введение

Переход на шестой технологический уклад и распространение технологий четвертой промышленной революции, называемой Индустрия 4.0, несомненно, основательно изменяют обрабатывающую промышленность, обеспечивая резкое повышение производительности и гибкости производства, улучшая процесс принятия стратегических и оперативных решений и способствуя повышению общей производительности труда [1]. Для России в сложившихся геополитических условиях и особенно при возрастающем санкционном давлении проведение политики импортозамещения направлено на развитие экономической деятельности и повышение инновационной активности предприятий [2]. Цифровая трансформация национальной экономики является одной из пяти национальных целей и определяет на сегодняшний день конкурентоспособность и национальную безопасность страны. Внедрение и реализация современных цифровых технологий делает возможным кардинальное повышение эффективности бизнеса и предприятий [3]. Сегодня для предприятий и компаний для повышения жизнестойкости и развития на рынках с растущим уровнем конкуренции и более коротким жизненным циклом продуктов, несомненно, важны инновации. Результаты исследований показывают, что стратегия инноваций приводит к более высокой производительности в нестабильных средах [4]. Благодаря инновациям происходящие изменения становятся не угрозами, а возможностями для роста [5]. Однако, важно наличие навыков и компетенций для того, чтобы управлять инновационной активностью персонала [6]. Технологии, обеспечивающие Индустрию 4.0, существенно влияют на методы ведения бизнеса и организацию производства. Цифровая трансформация последовательно влечет за собой переосмысление бизнес-моделей, изменение бизнес-процессов, создание новой корпоративной культуры, развитие компании за счет внедрения и применения цифровых инноваций. В результате цифровой трансформации возможно и желательно создание цифрового двойника предприятия [7].

Сегодня компаниям требуется переход от парадигмы продуктоориентированности к парадигме клиентоцентричности. Компаниям необходимо формировать новые потребности для покупателей. Простого изменения товарного ассортимента на сегодняшний день уже недостаточно, и компаниям приходится заниматься фундаментальными преобразованиями, основанными на инновациях [8].

Аддитивные технологии (АТ), известные также как трехмерная (3D) печать, проявляют себя как одна из основных движущих сил Индустрии 4.0. AТ используют цифровые 3D-модели для создания деталей путем добавления материала слоями, предлагая полезную возможность создавать детали сложной геометрической формы в отличие от обычного производства, когда продукт формируется путем удаления материала для достижения желаемой формы. Технологии аддитивного производства привели к эпохальному переходу от так называемого «массового производства» к «производству на заказ», также называемому «массовой адаптацией» [9]. Термин «аддитивное производство» относится к технологиям, позволяющим связывать последующий сверхтонкий слой с предыдущим слоем расплавленного или частично расплавленного материала. Для слоистых материалов можно использовать разные вещества, в том числе металлический порошок, термопласты, керамику, композиты, стекло и даже такие субстанции, как шоколад. В фармацевтике, например, данные технологии позволяют создавать продукт с заданными характеристиками, например, нужной геометрии, пористости, составом действующих веществ, осуществлять мониторинг индивидуальных реакций на конечный продукт и создавать распределенные производственные площадки за счет компактности оборудования [10]. Уникальная гибкость дизайна, предлагаемая аддитивными технологиями (AТ), позволяет производить, например, компоненты аэрокосмической техники без оглядки на технологические ограничения традиционных субтрактивных (вычитающих) технологий, сосредоточившись на создании оптимизированных конструкций новой техники [11]. Перспективы дальнейшего внедрения и использования аддитивных технологий при цифровизации производства предприятий в России в условиях антироссийских санкций были рассмотрены в работе [12].

О перспективности аддитивных технологий свидетельствует большое количество научных статей, посвященных как, собственно, самим технологиям, так и их применению. Проведенные исследования показывают, что данные технологии могут существенно изменить производство продукции и цепочки поставок [13], запросы потребителей [14] и общества в целом [15]. При этом, несмотря на большие ожидания, темпы развития аддитивного производства в России продолжает отставать от прогнозируемого потенциала [16].

Показано, что в настоящее время у большого количества инновационных компаний в основе их конкурентных преимуществ заложены именно технологические инновации, такие как аддитивное производство, а не инновации эффективных бизнес-моделей [17]. Исследования демонстрируют, что переход к новым бизнес-моделям характеризуется высокой степенью сложности. Это обусловлено очевидным наличием угроз и возможностей, связанных с внедрением новой технологии в рамках конкретных процессов предприятия [18]. Согласно исследованиям, посредственная технология, применяемая в отличной бизнес-модели, может оказаться более ценной, чем отличная технология, используемая в посредственной бизнес-модели [19].

На современном высоко конкурентном глобальном рынке все больше компаний всех размеров внедряют решения для распределенного производства, уделяя особое внимание индивидуальной настройке продукта [20]. Определенными важными преимуществами распределенного производства являются гибкость, близость к клиентам, более точная и своевременная информация и большая способность адаптироваться к колебаниям спроса [21]. Данными факторами обусловлен интерес к развитию центров аддитивного производства (ЦАТ). Правительство РФ утвердило «Стратегию развития аддитивных технологий в Российской Федерации на период до 2030 года», согласно которой в России к 2030 г. будет создано около 180 центров аддитивных технологий.

Целью работы является обоснование значимости новых цифровых бизнес-моделей с использованием АТ и роли центров аддитивных технологий как драйверов цифровой трансформации экономики.

Научная новизна изложенных в статье материалов заключается в комплексности проводимого обзора существующих исследований в сфере оценки тенденций и перспектив аддитивных технологий (АТ), цифровых бизнес-моделей с использованием АТ и роли центров аддитивных технологий в цифровой трансформации экономики. Основной авторской гипотезой данной работы является наличие возможности выявления наиболее перспективных с экономической точки зрения бизнес-моделей с использованием АТ для внедрения в производственную практику.

Методология исследования базируется на общенаучных методах познания: анализе, сравнении, логическом рассуждении, сборе фактов, а также поиске релевантных исследований в открытых источниках – как в поисковых системах общего назначения (Yandex, Google), так и в специализированных поисковых системах и базах данных (Scopus, WoS, Cyberleninka, Elibrary, scholar.google.com).

Основная часть

Потенциал аддитивных технологий большой, однако 3D-печать в настоящее время добавляет к глобальному производству всего 0,01% [22], что указывает на то, что 3D-печать по-прежнему сталкивается с серьезными проблемами, препятствующими ее широкому внедрению. Одним из возможных объяснений этого может являться то, что изначально 3D-печать не задумывалась как альтернатива традиционному производству продукции. Первоначально эта технология стала ответом на выраженную потребность в более быстрой технологии прототипирования. Однако представление о том, что 3D-печать можно также использовать для дополнительных приложений, таких как быстрое изготовление инструментов или даже производство продуктов, быстро развивалось. Таким образом, импульс возник не из выраженных потребностей рынка, а из свойств самой технологии, основанной на инновационных бизнес-моделях [23]. Именно поэтому важно понимать, как в зарождающейся отрасли используются новые технологии и новые бизнес-модели поставщиков услуг аддитивного производства. Для компаний совершенствование бизнес-моделей имеет решающее значение [24], поскольку это стимулирует предпринимательскую активность.

3D-печать как технология может использоваться для самых разных целей и на разных этапах предпринимательской деятельности. В работе [25] предлагается таксономия использования АТ, которая классифицирует множество различных вариантов использования 3D-печати соответственно четырем основным видам использования:

Быстрое прототипирование. 3D-печать используется для изготовления прототипов деталей или других объектов. Конечные продукты изготавливаются по традиционным, как правило, литьевым, технологиям. Полученные формы и приспособления изготавливаются также традиционными методами, обычно фрезерованием.

Быстрая оснастка. Аддитивное производство используется для изготовления инструментов, приспособлений, но чаще форм, которые используются как часть традиционного процесса массового производства.

Прямое производство. Аддитивные технологии используются для непосредственного производства конечных продуктов, как отдельных деталей, так и полных сборок. Однако производство (в данном случае 3D-печать) по-прежнему осуществляется на заводах.

Местное/домашнее производство. Дальнейший этап эволюции прямого производства, когда производство осуществляется не на глобальном заводе или ряде региональных заводов, а локально - распределенное производство. Конечным этапом местного производства является домашнее изготовление, когда процесс изготовления продукта происходит дома у конечных пользователей, у которых есть 3D-принтер.

В работе [26] при анализе деятельности компаний с использованием кластерного метода выявлено пять различных шаблонов бизнес-моделей, что позволяет лучше понять взаимосвязь бизнес-моделей и новых технологий на зарождающихся рынках.

1. Модель цифрового маркетплейса. Все компании (5,7% от общего числа), применяющие данную модель, сосредоточены на обеспечении ценности для клиентов, что позволяет клиентам связываться с другими пользователями и поддерживать получение прибыли удобным способом. Тем самым оказывается содействие предпринимательской деятельности пользователей. Большинство этих компаний стремятся и дальше поддерживать такую деятельность, предлагая своим пользователям широкий спектр потенциальных услуг по 3D-печати, а также уделяя особое внимание быстрой обработке заказов и гарантии конфиденциальности. Все компании, применяющие эту бизнес-модель, работают исключительно онлайн и используют социальные сети для общения. Кроме того, половина компаний регулярно публикует сообщения в блогах, за которыми следуют пресс-релизы. Интеграция партнеров-клиентов и партнеров-компаний в деятельность по созданию стоимости происходит одинаково часто. Через своих пользователей такие компании могут предложить широкий спектр различных услуг, связанных с 3D-печатью. Компании получают доходы в основном за счет продажи печатной продукции, сопутствующего оборудования или взимания комиссионных.

Модель цифрового рынка напоминает многосторонние платформы бизнес-услуг, которые в основном функционируют как цифровые рынки. Следовательно, они соединяют сторону предложения в виде цифровых предпринимателей, которые продают файлы для печати или выполняют задания на печать, и сторону спроса на услуги 3D-печати.

2. Модель узких специалистов. Ценностное предложение кластера «узких специалистов» (21,3%) характеризуется, прежде всего, широким набором различных услуг. Большинство компаний уделяют особое внимание предпечатным услугам, чтобы обеспечить качественные результаты печати. Кроме того, половина компаний предлагает обучение для расширения понимания поля возможностей аддитивных технологий для своих клиентов. Интересно, что эта бизнес-модель чаще всего использует двойные каналы сбыта, обслуживающие клиентов как онлайн, так и офлайн. В то время как все компании имеют интернет-магазины, у большинства также есть и обычные магазины. В совокупности эти компании сосредоточены на получении доходов за счет продаж. Кроме того, почти половина выполняет индивидуальные подрядные работы.

Модель специалиста по одной технологии предоставляет широкий набор услуг и дополнительных продуктов, но почти исключительно использует одну технологию 3D-печати для создания ценности, а именно экструзию материалов.

3. Модель местного сервисного центра. Модель используется 22,7% компаний. Этот шаблон проектирования ориентирован на создание ценности за счет широкого ассортимента услуг, специальных предложений по обучению в сфере использования аддитивных технологий и предпечатных услуг. Кроме того, эти фирмы подчеркивают свой отраслевой опыт, который обеспечивает компетентность, и выдвигают на первый план высокое качество печати. Наиболее часто используемым способом печати является экструзия, однако почти половина компаний дополнительно обеспечивают и процессы струйной печати. Местные сервисные центры объединяют профессиональных партнеров и сосредоточены почти исключительно на офлайн-магазинах, хотя некоторые компании имеют также и интернет-магазины. Социальные сети являются наиболее частым каналом коммуникации, при этом около трети компаний использует блоги. Доходы чаще всего формируются за счет продаж, но работа по контракту встречается почти столь же часто. Кроме того, компании получают доход и из менее традиционных источников, поскольку треть предлагает варианты аренды.

Модель локального сервисного центра имеет некоторое сходство с моделью одного технического специалиста. Тем не менее, в то время как специалисты, занимающиеся одной технологией, сосредоточены на продажах через двойные каналы сбыта в режиме онлайн и офлайн, модель локального сервисного центра почти исключительно использует физические магазины для создания ценности и, скорее всего, эффективна при обслуживании географически близких клиентов, напоминая традиционные типографии, переведенные в контекст 3D-печати [25]. Аддитивное производство рассматривается как цифровая технология и движущая сила оцифровки, поскольку она влечет за собой разработку и обмен цифровыми моделями и превращает эти нематериальные модели в материальные объекты [25]. Поэтому удивительно, что значительное число фирм сосредоточено на ведении бизнеса исключительно офлайн. Таким образом, модель местного сервисного центра резко контрастирует с моделью цифрового рынка, использующей чисто цифровую модель.

4. Мультитехнологичная модель чемпиона. Используется эта модель 16,3% компаний. Мультитехнологичные чемпионы приносят пользу клиентам, прежде всего, благодаря своему опыту работы в отрасли, что выражается в высокой квалификации и широком спектре предлагаемых услуг. Следовательно, эти компании также уделяют большое внимание качеству. Быстрая обработка заказов — еще одна важная характеристика их ценностного предложения. Кроме того, этот шаблон проектирования чаще всего фокусируется на предоставлении ценности через деятельность по обслуживанию клиентов. В соответствии со своим ценностным предложением эти компании позволяют выбирать различные процессы 3D-печати и часто привлекают профессиональных партнеров к своей деятельности по созданию ценности. Преимущественно предоставляются онлайн-услуги, но, тем не менее, большинство работают и офлайн. Социальные сети являются наиболее частым каналом коммуникации, за ними следуют блоги. Наиболее частым источником дохода на сегодняшний день является работа по контракту, что указывает на то, что эти компании уделяют особое внимание индивидуальным задачам печати.

Бизнес-модели мультитехнологического чемпиона основаны на высоких стандартах качества широкого спектра услуг, а также на глубоком уровне знаний. Мультитехнологичные чемпионы используют множество различных технологий для создания ценности для своих клиентов. Мультитехнологическая модель чемпиона ориентируется на клиентов, нацеленных на качество, преимущественно в сфере B2B. Они потенциально направлены на индивидуальные решения для быстрого прототипирования и 3D-печати и получения финансовой выгоды за счет контрактной работы. Следовательно, эта бизнес-модель включает в себя аспекты качества и опыта, которые потенциально становятся все более важными для конкурентоспособности, когда рынок 3D-печати проявляет себя более зрелым [27].

5. Универсальная модель используется 34% компаний и является наиболее часто применяемым шаблоном проектирования бизнес-моделей. Шаблон характеризуется сочетанием множества различных спецификаций бизнес-модели, поэтому мы дали ему название «универсальной модели». Универсальная модель характеризуется менее выраженными спецификациями бизнес-модели. Компании в этом кластере подчеркивают несколько аспектов ценностного предложения. В первую очередь, они стремятся обеспечить ценность за счет скорости, качества и опыта. Кроме того, они также уделяют внимание конфиденциальности и разнообразию. Помимо этого, одна треть поставщиков услуг стремится создавать ценность за счет гибкости и удовлетворения индивидуальных предпочтений клиентов. Компании привлекают профессиональных партнеров к созданию своей ценности и предоставляют предлагаемую ценность через интернет-магазин или физический магазин. Социальные сети являются доминирующим каналом коммуникации, но лишь немногие их используют. Доходы формируются преимущественно за счет подрядной работы.

Универсальная модель уникальна, и на первый взгляд кажется, что в ней отсутствует четкий аспект дифференциации. Создается впечатление, что эти бизнес-модели направлены на объединение различных форм ценностных предложений, создание ценности и захват ценности, чтобы максимизировать количество потенциальных клиентов. Недавние исследования показывают, что поставщики 3D-услуг часто не понимают проблем, с которыми сталкиваются их клиенты при заказе услуги 3D-печати [23]. Универсальная модель может указывать на отсутствие понимания потребностей клиентов, что приводит к мысли, что необходимо предоставлять услуги для различных сегментов клиентов, чтобы убить многих зайцев одним выстрелом. С другой стороны, вполне возможно, что эти компании преднамеренно сосредоточиваются на более широком круге клиентов, заботящихся о качестве, с разнообразными потребностями. С этой целью они и используют свою ярко выраженную ориентацию на опыт, качество и скорость, чтобы зарекомендовать себя как массовые, а не нишевые поставщики услуг.

Как отмечалось выше, российские компании все чаще используют технологии аддитивного производства, понимая значительные перспективы их развития и создавая центры аддитивных технологий. Так, например, 23 декабря 2020 г. в Москве на площадке Московского завода полиметаллов был открыт первый Центр аддитивных технологий (ЦАТ) компании «Русатом – Аддитивные технологии», являющийся отраслевым интегратором Росатома по направлению «Аддитивные технологии». Это первое в стране промышленное производство в области 3D-печати, созданное на базе отечественных технологий и оборудования. ЦАТ укомплектован 3D-принтерами Rusmelt 300M, Rusmelt 600M и Rusmelt 600 RM для печати металлическими порошками по технологии лазерного плавления металлического порошка (SLM). Эти принтеры разработаны и произведены в Росатоме, работают на российском программном обеспечении и обладают параметрами и характеристиками, соответствующими международным стандартам. Задачами ЦАТ «Росатом» являются [28]:

- оказание услуг печати изделий различной сложности и различных объемов;

- решение конструкторских задач, а именно - проектирование и оптимизация изготавливаемых деталей в соответствии с потребностями заказчиков;

- демонстрация возможностей аддитивных технологий потенциальным заказчикам как внутри отрасли, так и организациям вне контура госкорпорации "Росатом";

- выполнение сборки, пуско-наладочных работ, испытаний и усовершенствование опытных образцов аддитивного оборудования, разрабатываемых компанией "Русатом-Аддитивные технологии" в рамках различных НИОКР;

- создание образовательных программ по направлению аддитивного производства, обучение и повышение квалификации персонала.

Центр аддитивных технологий Ростеха — это крупнейшее в России предприятие, специализирующееся на промышленной 3D-печати полного цикла [29]. Здесь создаются детали для самых масштабных проектов отечественной авиации, таких как двигатели ПД-14, ПД-35, ВК-650В, ВК-1600В, вертолет «Ансат». ЦАТ является кооперантом и постоянным партнером компаний Объединенной двигателестроительной корпорации, особенно тесное сотрудничество ведется с ММП им. В. В. Чернышева. Центр производит детали для новейших модификаций двигателей аддитивным способом, что позволяет увеличивать надежность моторов и сокращать время на их изготовление. Например, при создании деталей для перспективного вертолетного двигателя ВК-650В с момента получения специалистами Центра финального комплекта конструкторских документов до сборки двигателя для стендовых испытаний прошло меньше четырех месяцев. При традиционных методах изготовления деталей таких сроков достичь невозможно.

Особенностью аддитивных технологий является то, что они оказывают значительное влияние на процессы создания цепочек ценности, цепочек поставок, организацию и отношения между заинтересованными сторонами. Важным моментом является индивидуальный дизайн и возможность предлагать быстрые и гибкие ответы на запросы рынка небольшими и экономичными партиями [30]. По сути, аддитивные технологии способствуют быстрому проектированию продукта, кардинальному изменению отношений с покупателем и созданию динамических связей [31]. Одним из основных потенциальных эффектов/преимуществ аддитивного производства является возможность делать цепочки поставок менее сложными, а логистику — более эффективной.

Схема взаимодействия центра аддитивных технологий с заказчиками представлена на рис.1. Здесь по вертикали П11, П21, … , ПМ1 – это 3D-принтеры разных типов, а по горизонтали их количество; К1, К2, … , КL – это клиенты центра с заказами по проектам: Пр1, Пр2, …. . Например, типы 3D-печати и группы (стандарт ISO / ASTM 52900):

- экструзия материала (FDM): слои формируются через сопло расплавленным пластиком;

- полимеризация в резервуаре (SLA и DLP): жидкий фотополимер в резервуаре отверждается УФ-светом;

- спекание материалов лазером (SLS, DMLS и SLM): высокоэнергетический лазерный источник спекает частицы порошка;

- струйная 3D-печать фотополимером (MJ): слои материала осаждаются печатающей головкой и отверждаются УФ светом;

- струйная 3D-печать со связующим (BJ, CJP): жидкий связующий агент связывает области порошкового слоя;

- ламинирование (LOM): листы материала склеиваются и формируют объект слой за слоем;

- прямое осаждение металла (DED): источник высокой энергии плавит материал и под давлением осаждает на платформу построения.

Рис.1. Схема взаимодействия ЦАТ с клиентами. Источник: составлено авторами

Стоимость каждого принтера Пij (i=1,2, …, N; j=1,2, …, M) достаточно велика и очень важно отстроить поток заказов клиентов, который обеспечивает динамическую загрузку всех 3D-принтеров. Следует при этом отметить, что клиенты зачастую не понимают всех возможностей и особенностей технологий, в частности влияния на себестоимость выбора материала и эффекта масштаба, особенностей сертификации изделий по этой технологии и недооценивают значимость качества 3D-модели для 3D-печати. Существует также некоторое недоверие к аддитивным технологиям, основными причинами которого являются: 1) грубая оценка себестоимости, характерная для значительного числа компаний, с перезакладыванием рисков и стоимости, что приводит к высоким ценам; 2) не всегда используется весь потенциал оборудования для получения качественных изделий, поскольку требуются навыки и компетенции в использовании материалов и точности печати 3D-принтеров.

Вместе с тем имеются данные о том, что более быстрый производственный процесс в сочетании с более простой сетью поставок снижает время выполнения цепочек поставок, по оценкам, до 60% при переключении с обычного к аддитивному производству [32], то есть потенциал технологий высок, и вопрос лишь в том, как его реализовать.

Для повышения ценности продуктов для клиентов и создания плановой загрузки принтеров требуется выстраивать процессы взаимоотношений с клиентами, позволяющие максимально использовать возможности конкретных принтеров и материалов с одной стороны и эффективные решения проектных задач с другой стороны. На рис. 2 представлены возможные варианты сотрудничества ЦАТ с клиентами: а) работа в режиме полученного заказа; б) совместная работа над поиском эффективных решений при проектировании и с) проектная группа по разработке сложных продуктов.

Сегодня компаниям требуется переход от парадигмы продуктоориентированности к парадигме клиентоцентричности, необходимо формировать новые потребности для покупателей, поскольку простого изменения товарного ассортимента на сегодняшний день уже недостаточно, и компаниям надо заниматься фундаментальными преобразованиями, используя инновации [8]. Процедуры обмена знаниями (рис. 2c) позволяют передавать неявные, трудно кодифицируемые знания между партнерами в цепочке создания ценности. Цифровая трансформация бизнес-моделей компаний, проводимая по логике “от нужд клиента”, как известных, так и предугадываемых, становится объективной необходимостью [33]. Цифровые системы управления взаимодействиями с клиентами, оперирующие большими данными, повышают качество управленческих решений и устойчивость новых адаптированных бизнес-моделей. Качество управленческих решений в данном контексте оценивается не только с позиции экономической отдачи, но и в контексте установления долгосрочных отношений с клиентами [34].

Рис.2. Схемы сотрудничества ЦАТ с клиентами Источник: составлено авторами

В настоящее время развитие АТ идет с ориентацией на отрасли, где высока стоимость килограмма продукции. При этом существует много проектов и проблем, где ценность высокая. Например, при выходе из строя детали производственной линии высока стоимость простоя. Исследования в области 3D-печати в целом особо отмечают сектор запасных частей как наиболее перспективное направление, где ожидается значительная цифровая трансформация цепочек поставок [35]. Благодаря применению 3D-печати компаниям нет необходимости хранить запасные части на складе. Вместо этого можно печатать эти детали по требованию там, где это необходимо, и быстро доставлять их заказчику.

Процессы цифровой трансформации экономики обуславливают ряд качественных изменений в управлении предпринимательской деятельностью [36]:

- информация приобрела роль полноценного и наиболее важного фактора хозяйственной деятельности;

- применение инновационных цифровых технологий позволяет существенно снижать транзакционные издержки;

- наблюдается закономерный рост общих производственных затрат, обусловленный увеличением стоимости информации, используемой в процессах выработки и принятия управленческих рений;

- понижение уровня риска и неопределенности при принятии управленческих решений в связи с расширением объема и доступности управленческой информации, а также улучшением качества ее преобразования, что влияет на надежность и эффективность принимаемых управленческих решений.

Отмечается, что активным элементом развития современных экономических систем является инфраструктура и ее структурные составляющие. Обеспечить устойчивость социально-экономического развития и глобальную конкурентоспособность страны невозможно без новой инфраструктуры и включаемых в нее объектов [37], поэтому создание центров аддитивных технологий и их развитие на основе новых цифровых бизнес-моделей является важным фактором в цифровой трансформации экономики России.

Заключение

Темпы изменений конъюнктуры большинства рынков под влиянием различных обстоятельств неуклонно возрастают. В данных динамичных условиях повышается способность компаний адаптироваться под актуальную ситуацию, однако для современных производств это достаточно сложная задача. Аддитивные технологии обладают высокой гибкостью и потенциалом для трансформации и повышением эффективности производственных и логистических цепочек создания ценности. Однако на данный момент их роль несущественна, поскольку их использование происходит большей частью в режиме оффлайн, то есть они встраиваются в существующие цепочки создания ценности и их цифровой потенциал не используется. Активное развитие центров аддитивных технологий с использованием цифровых бизнес-моделей может значительно ускорить процессы цифровой трансформации экономики России.

Следует отметить, что изучение нового цифрового инструментария, понимание потенциала цифровых технологий для развития бизнеса и их применение для трансформации бизнес-моделей и бизнес-процессов менеджментом компаний является необходимым условием для обеспечения конкурентного развития в современной бизнес-среде [38]. Чтобы успешно реализовывать новые цифровые бизнес-модели, организации используют различные способы и формы обучения - от отдельных тренингов и курсов повышения квалификации сотрудников до долгосрочных программ развития и переподготовки персонала [39].


Источники:

1. Schwab K. The Fourth Industrial Revolution: What It Means, How to Respond. [Электронный ресурс]. URL: https://www.weforum.org/ agenda/2016/01/the-fourth-industrial-revolution-what-it-means-and-how-to-respond. (дата обращения: 16.07.2022).
2. Абрамов В. И., Маркина Ю. В., Камынин Д. А. Реализация политики импортозамещения как фактор активизации инновационных процессов // Экономика и предпринимательство. – 2017. – № 12–1(89). – c. 134–137.
3. Ганин А. Н. Цифровая трансформация российских предприятий: Индустрия 4.0 // Креативная экономика. – 2022. – № 2. – c. 493-502. – doi: 10.18334/ce.16.2.114279.
4. Covin J. G., Selvin D.P. Strategic management of small firms in hostile and benign environments // Strategic Management Journal. – 1989. – № 10 (1). – p. 75–87.
5. Абрамов В. И., Борзов А. А. Роль инновационного потенциала при цифровой трансформации компании // Актуальные проблемы экономики и менеджмента. – 2022. – c. 5-13.
6. Шпак Ю. О., Абрамов В. И. Управление инновационной активностью персонала при цифровой трансформации компаний малого и среднего бизнеса // Вестник Кемеровского государственного университета. – 2022. – № 1. – c. 115–124. – doi: 10.21603/2500–3372-2022-7-1-115–124.
7. Абрамов В. И., Бобоев Д. С., Гильманов Т. Д., Семенков К. Ю. Теоретические и практические аспекты создания цифрового двойника компании // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 2. – c. 967-980. – doi: 10.18334/vinec.12.2.114890.
8. Абрамов В. И., Лаврентьев И. А., Гремпель В. О. Роль инноваций и стартапов в развитии экосистем // Экономические науки. – 2022. – № 5. – c. 97-100. – doi: 10.14451/1.210.97.
9. Galetto M., Genta G., Maculotti G., Verna E. Defect Probability estimation for hardnessoptimised parts by selective laser melting // International Journal of Precision Engineering and Manufacturing. – 2020. – № 21(9). – p. 1739–1753.
10. Гордеев В. В., Абрамов В. И. Приоритеты цифровой трансформации фармацевтики // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – № 2. – doi: 10.18334/vinec.12.2.114755.
11. Смелов В. Г., Митрянин А. В. Применение аддитивных технологий в температурных условиях космоса: высокая температура // Проблемы и перспективы развития двигателестроения: сборник докладов Международной научно-технической конференции. Самара: Самарский национальный исследовательский университет имени академика С. П. Королева. 2021. – c. 315–316.
12. Абрамов И. В., Абрамов В. И. Перспективы и проблемы использования аддитивных технологий в России в условиях антироссийских санкций // Техника и технология современных производств: Сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции. Пенза: ПГАУ. 2022. – c. 3-7.
13. Bogers M., Hadar R., Bilberg A. Additive manufacturing for consumer-centric business models: implications for supply chains in consumer goods manufacturing // Technol. Forecast. Soc. Change. – 2016. – № 102. – p. 225-239. – doi: 10.1016/j.techfore.2015.07.024.
14. Holzmann P, Breitenecker R.J., Soomro A.A., Schwarz E.F. User entrepreneur business models in 3D printing // J. Manuf. Technol. Manag. – 2017. – № 28. – p. 75-94. – doi: 10.1108/JMTM-12-2015-0115.
15. Caviggioli F., Ughetto E. A bibliometric analysis of the research dealing with the impact of additive manufacturing on industry, business and society // Int. J. Prod. Econ. – 2019. – № 208. – p. 254-268. – doi: 10.1016/j.ijpe.2018.11.022.
16. Maresch D., Gartner J. Make disruptive technological change happen - The case of additive manufacturing // Technol. Forecast. Soc. Change. – 2018. – № 119216. – doi: 10.1016/j.techfore.2018.02.009.
17. Caputo A., Marzi G., Pellegrini M. M. The Internet of Things in manufacturing innovation processes: Development and application of a conceptual framework // Business Process Management Journal. – 2016. – № 22(2). – doi: 10.1108/ BPMJ-05-2015-0072.
18. Saebi T., Lien L., Foss N. J. What drives business model adaptation? The impact of opportunities, threats and strategic orientation // Long Range Planning. – 2017. – № 50 (5). – p. 567–581. – doi: 10.1016/j.lrp.2016.06.006.
19. Chesbrough H. W. Business model innovation: Opportunities and barriers // Long Range Planning. – 2010. – № 43(2–3). – p. 354–363. – doi: 10.1016/j.lrp.2009.07.010.
20. Maisano D.A., Franceschini F., Antonelli D. DP-FMEA: an innovative Failure Mode and Effects Analysis for distributed manufacturing processes // Quality Engineering. – 2020. – № 32(3). – p. 267-285.
21. Roca J.B., Vaishnav P., Laureijs R.E., Mendonça J., Fuchs E.R.H. Technology cost drivers for a potential transition to decentralized manufacturing // Additive Manufacturing. – 2019. – № 28. – p. 136-151.
22. Thomas D. Costs, benefits, and adoption of additive manufacturing: a supply chain perspective // Int. J. Adv. Manuf. Technol. – 2016. – № 85. – p. 1857-1876.
23. Chaudhuri A., Rogers H., Soberg P., Pawar K.S. The role of service providers in 3D printing adoption // Ind. Manag. Data Syst. – 2019. – № 119. – p. 1189-1205.
24. Felin T., Gambardella A., Stern S., Zenger T. Lean startup and the business model: experimentation revisited // Long Range Planning. – 2020. – № 53 (4). – p. 101889.
25. Rayna T., Striukova L. From rapid prototyping to home fabrication: how 3D printing is changing business model innovation // Technol. Forecast. Soc. Change. – 2016. – № 102. – p. 214–224.
26. Holzmanna P., Breiteneckerb R.J., Schwarza E.J., Gregoria P. Business model design for novel technologies in nascent industries: An investigation of 3D printing service providers // Technological Forecasting and Social Change. – 2020. – № 159. – p. 120193.
27. Rogers H., Baricz N., Pawar K.S. 3D printing services: classification, supply chain implications and research agenda // Int. J. Phys. Distrib. Logist. Manag. – 2016. – № 46. – p. 886-907.
28. Центр аддитивных технологий. [Электронный ресурс]. URL: https://rusatom additive.ru/services/tsentry-at.php (дата обращения: 16.07.2022).
29. Драйвер роста: о Центре аддитивных технологий Ростеха. [Электронный ресурс]. URL: https://rostec.ru/news/drayver-rosta-o-tsentre-additivnykh-tekhnologiy-rostekha/ (дата обращения: 16.07.2022).
30. Achillas C., Aidonis D., Iakovou E., Thymianidis M., Tzetzis D. A methodological framework for the inclusion of modern additive manufacturing into the production portfolio of a focused factory // Journal of manufacturing Systems. – 2015. – № 37. – p. 328-339. – doi: 10.1016/j.jmsy.2014.07.014.
31. Dwivedi G., Srivastava S. K., Srivastava R. K. Analysis of barriers to implement additive manufacturing technology in the Indian automotive sector // International Journal of Physical Distribution & Logistics Management. – 2017. – № 47 (10). – p. 972-991. – doi: 10.1108/IJPDLM-07-2017-0222.
32. Huang R., Riddle M.E., Graziano D., Das S., Nimbalkar S., Cresko J. et al. Environmental and economic implications of distributed additive manufacturing: The case of injection mold tooling // Journal of Industrial Ecology. – 2017. – № 21(S1). – p. 130-143. – doi: 10.1111/jiec.12641.
33. Носырева А. А., Абрамов В. И. Предиктивная аналитика - основа для цифровой трансформации компаний // Актуальные проблемы экономики, учета, аудита и анализа в современных условиях: Сборник научных статей Международной научно-практической конференции. Научное издание, Курск: Курский государственный университет. 2021. – c. 179–182.
34. Абрамов В. И., Чуркин Д. А. Предиктивная аналитика взаимоотношений с клиентами как метод адаптации компании к изменениям и повышения ценности предложения // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 6. – c. 1709–1722. – doi: 10.18334/epp.12.6.114842.
35. Kazzata: the first marketplace for 3d printed spare parts. [Электронный ресурс]. URL: https://3dprintingindustry.com/news/kazzata-first-marketplace-3d-printed-spare-parts-27567/ (дата обращения: 16.07.2022).
36. Хайруллина А.Р. Цифровая инфраструктура как среда принятия управленческих решений в малом и среднем предпринимательстве // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 5. – c. 1151–1166. – doi: 10.18334/epp.11.5.112066.
37. Шацкая Е.Ю. Роль инфраструктуры как активного элемента обеспечения устойчивого развития современных экономических систем // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – № 4. – c. 1405–1416. – doi: 10.18334/epp.12.4.114364.
38. Абрамов В. И., Борзов А. В. Цифровые технологии в менеджменте: трудности внедрения и перспективы // Актуальные вопросы экономической теории: развитие и применение в практике российских преобразований: материалы X Международной научно-практической конференции. Уфа: УГАТУ. 2021. – c. 118–123.
39. Абрамов, В. И., Глухова Е. В. Переподготовка и повышение квалификации персонала в условиях цифровой трансформации экономики // Развитие рынка труда на современном этапе социально-экономических преобразований: сборник статей IV Всероссийской научно-практической конференции. Пенза: ПГАУ. 2021. – c. 3–10.

Страница обновлена: 20.07.2022 в 16:38:21