Последствия пандемии COVID-19 для субъектов малого и среднего предпринимательства: прогнозный сценарий эффективности мер поддержки

Ханина А.В.1, Зимовец А.В.2
1 Южный федеральный университет, Россия, Ростов-на-Дону
2 Таганрогский институт управления и экономики, Россия, Таганрог

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 12, Номер 2 (Февраль 2022)

Цитировать:
Ханина А.В., Зимовец А.В. Последствия пандемии COVID-19 для субъектов малого и среднего предпринимательства: прогнозный сценарий эффективности мер поддержки // Экономика, предпринимательство и право. – 2022. – Том 12. – № 2. – С. 511-526. – doi: 10.18334/epp.12.2.114192.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=48122551

Аннотация:
Пандемия COVID-19 уже два года держит экономику России в напряжении. Малое и среднее предпринимательство, которое в начале двухтысячных стало фундаментальной основой и точкой экономического роста страны, оказалось под угрозой. Государство всеми силами старается сохранить важный данный институт, однако большое число факторов и несистемность их принятия – оказывают негативное влияние на развитие субъектов малого и среднего предпринимательства (МСП) в текущих условиях хозяйствования. В данной работе авторы попытались проанализировать имеющиеся меры поддержки субъектов МСП в России, провести анализ влияния введенных коронавирусных ограничений на бизнес и предложить пути восстановления бизнеса в постковидном периоде.

Ключевые слова: пандемия COVID-19, кризис, малый бизнес, государственная поддержка предприятий, развитие бизнеса, реальный сектор экономики, стратегия развития

JEL-классификация: M21, L26, M11



Введение

Два года население России живет в условиях глобальных ограничений; два года коммерческие предприятия вынуждены приспосабливать свою деятельность к непредсказуемо и хаотично меняющимся требованиям законодательства, обусловленным попытками регионального и федерального правительства снизить распространение очередного штамма коронавирусной инфекции COVID-19. Сегодня с полной уверенностью можно констатировать, что противоречивые попытки органов власти (с одной стороны – сдержать заболеваемость и смертность, а с другой – не допустить коллапса экономики) не увенчались успехом: на момент подготовки материала для настоящей статьи в России, во-первых, наблюдается очередной, бьющий все рекорды пик заболеваемости коронавирусом COVID-19 [9], а во-вторых, наблюдается рост количества симптомов экономического кризиса. Ситуация также усугубляется очередным обострением отношений России и стран НАТО, нестабильностью на валютных рынках и сокращением количества экономических агентов.

Однако ряд специалистов рассчитывают, что нынешняя волна заболеваемости COVID-19 из-за высокой вирулентности штамма «омикрон» при относительно низкой смертности в случае заражения им в совокупности с высоким количеством привившегося населения (47,19% по состоянию на 23.01.2022 [9]) может оказаться последней, после чего появятся возможности для восстановления отечественной экономики. В связи с вышесказанным авторами предполагается найти ответы на следующие вопросы:

1. Какое воздействие оказали на бизнес вводимые коронавирусные ограничения?

2. Какова была эффективность предпринимаемых правительством мер по сдерживанию заболеваемости и поддержке субъектов предпринимательства?

3. Каков прогнозный сценарий мер, которые следует предпринять государственным органам власти для поддержки и возрождения предпринимательства после окончания пандемии и снятия антиковидных ограничений?

1. Последствия влияния коронавирусной инфекции COVID-19 на бизнес

В предыдущих исследованиях авторами отмечалось, что антиковидные ограничения оказали негативное влияние в большей степени на малый, нежели на крупный бизнес [7] (Zimovets, Khanina, 2021). Как показали наблюдения, несмотря на оказываемую Правительством Российской Федерации масштабную финансовую помощь (в том числе в виде выделяемых на открытие собственного дела в форме индивидуального предпринимательства или самозанятости денежных средств), пострадали именно субъекты индивидуального предпринимательства. В частности, по статистическим данным, за весь период, в течение которого Россия находится под экономическими санкциями США и стран Европы, только в последние два года (то есть именно в те годы, в течение которых правительством вводились и применялись ограничительные меры) количество регистрируемых в качестве индивидуальных предпринимателей лиц оказалось меньше, нежели количество индивидуальных предпринимателей, прекращающих свою деятельность (рис. 1).

Рисунок 1. Динамика количества регистрируемых и ликвидируемых организаций в форме индивидуального предпринимательства

Источник: составлено авторами по: Статистическая информация «Федеральной службы информации». Режим доступа [электронный интернет-ресурс (URL)]: https://фси.рф/Main/StatisticalInformation (дата обращения: 24.01.2022).

Рисунок 2. Динамика количества регистрируемых и ликвидируемых юридических лиц

Источник: составлено авторами по: Статистическая информация «Федеральной службы информации». Режим доступа [электронный интернет-ресурс (URL)]: https://фси.рф/Main/StatisticalInformation (дата обращения: 24.01.2022).

В результате количество зарегистрированных индивидуальных предпринимателей за два года снизилось более чем на 10% (с 4 047 433, по данным на 31.12.2019 г., до 3 621 580, по данным на 31.12.2021 г.).

Что же касается количества действующих юридических лиц, то их также становится меньше, но утверждать, что сокращение вызвано именно антиковидными ограничениями – нельзя: данная динамика наблюдается уже как минимум 6 лет (см. рис. 2) и, скорее всего, вызвана антироссийскими санкциями со стороны США и стран Евросоюза.

На фоне постоянно и разнонаправленно меняющихся ограничений в работе (иногда в интервале буквально 2–3 дней) многие предприятия не успевают приводить свою деятельность под требования законодательства и вынуждены либо нарушать требования властей, либо нести убытки. Наиболее пострадавшими в силу специфики деятельности оказались предприятия таких сфер деятельности, как:

- туризм и гостеприимство [14] (Khanina, 2021);

- полиграфические услуги;

- бьюти-сфера;

- сфера общественного питания;

- производство люксовой одежды и т.д.

С другой стороны, предприятия, занятые производством продуктов питания и лекарственных препаратов, оказанием услуг связи и коммуникации, задействованные в похоронном бизнесе и т.д. – смогли в большинстве своем воспользоваться ситуацией и, если не нарастить объемы производства, то по крайней мере поднять цены и тарифы на свои товары и услуги.

Как следствие излишне раздутой денежной массы (основная часть которой была ориентирована на выплату субсидий и дотаций населению России в знаковые с политической точки зрения моменты времени), в стране стали резко расти цены на товары первой необходимости, в том числе на продукты питания (некоторые категории овощей за 2021 год подорожали более чем на 70–80% [8]), лекарственные препараты (рост цен на антисептики и дезинфицирующие препараты составил около 16%) [11] и коммунальные платежи (доля которых в расходах многих домохозяйств превышает 25–40%). Даже по официальным данным, темп инфляции в 2021 году в России достиг значения 8,39%.

Также из-за коронавирусной пандемии в России в 2020–2021 годах наблюдался аномальный всплеск уровня зарегистрированной безработицы (рис. 3).

Рисунок 3. Динамика численности безработных в возрасте от 15 лет в целом по России (усредненные поквартальные данные)

Источник: составлено авторами по: [15].

По представленным выше статистическим данным можно сделать вывод о том, что уровень безработицы никак не был связан ни с волнами заболеваемости, ни с макроэкономическими показателями.

К сожалению, на начало 2022 года краткосрочные прогнозы развития экономики России остаются пессимистичными:

- заболеваемость COVID-19 стремительно растет;

- население страны за два года «устало» от такой жизни и практически не следует рекомендациям специалистов по пресечению каналов распространения инфекции, а правительство – не может предложить положительных мер по стабилизации экономической и эпидемиологической ситуации;

- Россия все больше и больше оказывается втянутой в противоречия со странами Евросоюза и участниками военно-политического блока НАТО.

Все вышесказанное позволяет утверждать, что населению России в ближайшее время предстоит пережить очередной спад экономики. Единственным шансом остается надежда на то, что волна заболеваемости, вызванная высокой вирулентностью штамма «омикрон», окажется действительно последней, а правительство России сможет быстро принять и реализовать эффективный комплекс мер по выводу государства из кризиса.

2. Анализ эффективности предпринимаемых на федеральном и региональном уровне мер по поддержке населения и субъектов предпринимательства

Итак, Россия вместе со всем миром уже второй год живет в условиях антироссийских санкций, самоизоляции, а также антиковидных ограничений, накладываемых на бизнес, что не может не сказаться на уровне доходов и моральном настрое жителей государства. Осознавая весь кризис ситуации, органы власти как на региональном, так и на федеральном уровне предпринимают определенные шаги если не по улучшению ситуации, то по крайней мере ее стабилизации.

Рисунок 4. Предпринимаемые правительством России в 2020–2021 годах меры по борьбе с коронавирусной инфекцией и ее негативными последствиями для бизнеса и населения

Источник: составлено авторами.

За два года жизни в условиях пандемии государством было предпринято много мер и инициатив, основные из которых представлены на рисунке 4. Однако, как показал анализ, далеко не все меры дали ожидаемый эффект, что может быть объяснено несколькими причинами:

1. Превалирующая часть мер, предпринятая государственными органами власти по поддержке населения и предпринимательства, имели финансовый характер (т. е. представлялись в формате льготных кредитов, субсидий, дотаций и т. д.). Однако финансирование всех этих безусловно важных направлений осуществилось по большей части за счет дополнительной эмиссии денежных средств, в результате чего финансовая поддержка принесла лишь краткосрочный эффект и в последующем сменилась резким ростом цен на товары первой необходимости.

2. По сравнению с недавним прошлым, в настоящее время на федеральном и на региональном уровне оказывается гораздо больше мер по поддержке предпринимательства [6] (Zimovets, 2004). Однако значительное количество анонсированных мер поддержки реализуются исключительно формальным образом. К примеру, в финансовой помощи отказывают предприятиям, которые реально пострадали во время пандемии, но по формальным причинам (к примеру, из-за несовпадения основного кода ОКВЭД с указанным в законе или по причине того, что код ОКВЭД вместо основного указан как вспомогательный, хотя де-факто для предприятия данный вид деятельности является основным) считаются не пострадавшими и не нуждающимися в государственном финансировании.

3. Принимаемые законодателем меры по самоизоляции заразившихся граждан имели эффект лишь в самом начале пандемии – в марте-апреле 2020 года, когда люди еще верили, что «удаленка» продлится не дольше 2–3 месяцев и воспринималась как «дополнение к отпуску». Однако в последующем введение режимов «нерабочих дней» потеряло логику (к примеру, «нерабочие дни» стали объявлять к праздникам, а во время пиков заболеваемости предприятия продолжают работать в почти обычном для себя режиме), вследствие чего бизнес начал де-факто игнорировать их и осуществлять свою деятельность тогда и тем способом, как это видится ему наиболее удобным. А соблюдать «нерабочие оплачиваемые дни» стали только государственные и образовательные учреждения.

Аналогичная ситуация наблюдается и тогда, когда правительство требует перевести на «удаленку» 30–50% сотрудников. Очевидно, что некоторые предприятия (особенно производственные), выполнив такое требование, вообще не смогут осуществлять свою деятельность из-за нехватки персонала.

Как следствие, среди и руководителей предприятий, и обычных граждан высоким является уровень экономической и правовой неопределенности: данный фактор по праву можно назвать лидирующим среди всех барьеров, усложняющих работу предприятий.

4. Значительное количество предприятий оказались не готовыми к обслуживанию клиентов по QR-кодам либо по причине того, что не имеют соответствующего оборудования или каналов связи; либо из-за отсутствия сотрудников, которым можно вменить обязанность по проверке QR-кодов всех посетителей; либо из-за того, что клиенты начинают массово игнорировать посещение тех организаций, где проверка QR-кодов проводится неформальным образом [2].

5. Отдельной проблемой является масочный режим и введенные в кодекс об административных правонарушениях наказания за его несоблюдение. Такое массовое пренебрежение санитарно-эпидемиологическими нормами не позволяет уже второй год победить коронавирус и приступить к оздоровлению и восстановлению экономики.

Итак, государственными органами власти принимается обширный комплекс мер по поддержке экономики и противодействию эскалации кризиса, однако эти меры оказываются малоэффективными в силу следующих причин:

1) реализация мер осуществляется не в то время и не в том месте, когда это требуется;

2) и бизнес, и обычные люди успели морально выгореть и не представляют, чего ожидать от завтрашнего дня;

3) бизнес, даже мелкий и средний, нуждается не только в финансовой помощи, но и в иных инструментах поддержки, в том числе обеспечивающей стабильность окружающей среды хотя бы в интервале нескольких месяцев.

3. Прогнозный сценарий эффективности мер поддержки предпринимательства после окончания пандемии и снятия антиковидных ограничений

Малое и среднее предпринимательство играет одну из ключевых ролей в экономике страны. Именно субъекты малого и среднего предпринимательства обеспечивают занятость населения, особенно на региональных и муниципальных рынках труда. К тому же многие субъекты малого и среднего предпринимательства являются драйверами экономического и инновационного развития, быстро реагируя на внешние изменения и адаптируясь под переменчивый спрос.

Однако, как уже было отмечено выше, пандемия COVID-19 сильнее всего ударила именно по этим группам предпринимателей, в связи с чем значительная часть государственной поддержки была направлена именно на возрождение и стабилизацию ситуации в малом и среднем предпринимательстве.

Вариантов поддержки неопытному пользователю может показаться более чем достаточно – от отсрочек по налоговым платежам до прямых выплат в виде субсидий. Тем не менее главное во всех принимаемых мерах – системность их предоставления. Сами по себе меры действительно могут оказать положительное влияние на бизнес, однако отсутствие системного подхода в их предоставлении не дает нужного синергетического эффекта и заставляет государство придумывать все новые и новые способы поддержки. К тому же желание получить быстрый результат также оказывает негативное влияние на понимание эффективности принимаемых мер, ведь часть из них нацелена на долгосрочную перспективу, а не на сиюминутную.

Авторами была предпринята попытка систематизировать существующие меры поддержки предпринимательства в прогнозный сценарий по восстановлению МСП после пандемии COVID-19.

Для начала следует обратить внимание на некоторые недочеты в предоставлении мер поддержки, в частности касающиеся привязки к кодам ОКВЭД, то есть некоторые пострадавшие предприниматели не смогли получить должной поддержки, если код деятельности находился не в числе основных.

Также важно рассмотреть вопрос об объеме затрат предпринимателей и выяснить, какая часть расходов превалирует в их бюджетах. Основная часть расходов малого и среднего бизнеса обычно приходится на заработную плату сотрудникам, арендные платежи и оплату поставщикам, а налоги и кредиты представляют собой далеко не самую крупную часть расходов [12] (Mikhaylyuk, Ashinova, Naik, 2021). В то время как основные меры поддержки были направлены именно на отсрочки по кредитам и налогам.

Поведение потребителей также значительно изменилось за последние 2 года. Тревога и страх стали психологическими факторами, под влиянием которых поменялись тенденции экономического спроса [13] (Pervichko, Mitina, Stepanova, Konokhovskaya, Dorokhov, 2020). Все больше покупателей отдают предпочтение онлайн-покупкам, службам доставки, нежели походу в классический магазин, что говорит о важности поддержки предпринимателей по переходу в цифровой формат ведения бизнеса. Крупные ритейлеры быстро переориентировались под новый формат, так, онлайн-супермаркет Perekrestok.ru на 20% расширил собственный автопарк и привлек дополнительных партнеров по доставке, на 20% расширил штат курьеров и сборщиков. «Пятерочка» запустила сервис экспресс-доставки, который позволяет получить продукты в день оформления заказа [3] (Voronina, Shaposhnikov, 2020), однако небольшие компании не могут сделать это с такой же скоростью.

Ограничительные меры в рамках федерального законодательства больше не вводятся, регионы самостоятельно принимают решения о введении дополнительных коронавирусных ограничений в зависимости от эпидемиологической ситуации в конкретном регионе, а значит, рассчитывать на принципиально новые меры поддержки предпринимателям не приходится. С учетом того факта, что малый и средний бизнес в России характеризуется количественной и структурной неустойчивостью, данный факт делает его максимально уязвимым и зависимым от значимых мер государственной поддержки [5] (Egorova, 2021).

Рисунок 5. Прогнозный сценарий поддержки и восстановления субъектов МСП в России после пандемии COVID-19

Источник: составлено авторами.

Из прогнозного сценария становится очевидно, что не все меры, предпринимаемые сейчас, принесут быстрый результат. Для стабилизации финансового состояния в краткосрочном периоде необходимо направить «быстрые» субсидии для поддержки самозанятых, продлить лицензии и разрешения на работу на определенный период, чтобы дать бизнесу возможность не думать о бумажной волоките в сложные времена, а также простимулировать создание временных рабочих мест и развитие дистанционного предоставления услуг. Важно, чтобы в краткосрочном периоде были сохранены максимум предприятий. Стоит заметить, что данный период в его острой фазе уже был пройден в 2020 году, поэтому большее внимание следует уделить среднесрочному и долгосрочному периодам, ведь именно эти периоды интересуют нас больше всего.

Предоставление льготных кредитов, субсидий на выплату заработной платы, продление моратория на проверки и сроков сдачи налоговой отчетности – данные меры покажут свою эффективность только в среднесрочной перспективе. Если вам единовременно разрешили сдать отчет позже, разово помогли выплатить заработную плату сотрудникам, но при этом также заставляют выдерживать ограничительные меры, например по заполняемости залов в общепите или минимум 30% сотрудников на «удаленке», то разовая помощь здесь не поможет, необходима системная поддержка вплоть до полного выхода из кризиса. Помимо данных мер необходимо предложить поддержку, направленную на удержание существующих цен на товары и услуги предпринимателей. В связи с ростом инфляции и другими факторами субъекты МСП вынуждены поднимать цены на свои товары и услуги, в то время как государство требует сдерживать их в пределах существующих, поэтому необходимо сформировать меры поддержки, направленные на удержание роста цен – субсидии в оплате поставщикам, например. В связи с чем меры по льготному кредитованию и субсидированию субъектов МСП принесут желаемый результат и помогут стабилизации ситуации в данном секторе экономики только в среднесрочной перспективе, поэтому сворачивать и прекращать такую поддержку от государства в настоящее время нецелесообразно.

Аналогично и с долгосрочной перспективой. Борьба с COVID-19 будет продолжаться еще не один год, и поддержка научных медицинских лабораторий, которые занимаются изучением вируса и разработкой вакцины, должна осуществляться также системно, и результаты, которые получены сейчас, не конечные, ученым необходимо финансирование для продолжения опытов и разработок, в связи с чем эффективная вакцина будет найдена спустя длительное время (опыты и исследования), поэтому результат от таких вложений мы увидим еще не скоро. К тому же в долгосрочную перспективу необходимо принять системную меру, касающуюся не только субъектов МСП, но и всей экономики – сдерживание инфляции, так как краткосрочные меры по быстрой поддержке бизнеса связаны с дополнительной эмиссией денежных средств, что в обозримой перспективе окажет существенное влияние на рост цен и скачок инфляции, поэтому важно принимать дополнительные меры по снижению инфляции в России.

Несмотря на то, что ряд мер уже приняты и достаточно эффективно, некоторые из них необходимо расширять и дополнять. К примеру, меры по предоставлению услуг дистанционно необходимо вводить на большинстве предприятий МСП, где это возможно. Однако введение такой меры должно сопровождаться не только переводом сотрудников на удаленную работу, а помощью в обучении персонала по дистанционному взаимодействию с клиентами, установке или помощью в установке соответствующего программного обеспечения и т.п. Несмотря на значительное число введенных мер поддержки, многие принятые в настоящее время меры требуют корректировок и уточнений, а ожидать быстрых результатов от всех принимаемых мер сразу нелогично, ведь некоторые меры требуют длительности для получения нужного эффекта.

Заключение

Двухлетняя борьба с пандемией COVID-19 продолжается. На сегодняшний день наблюдается очередная волна с новым штаммом, вынуждающая региональные и муниципальные власти к принятию новых ограничительных мер. В свою очередь, в течение всех 2 лет борьбы с коронавирусом государство всеми силами старалось поддержать малое и среднее предпринимательство как базис российской экономики. В настоящем исследовании авторы искали ответы на ряд вопросов:

1. Какое воздействие оказали на бизнес вводимые коронавирусные ограничения? Вводимые коронавирусные ограничения оказали негативное влияние на малый и средний бизнес, по статистике, представленной в работе, значительная часть предприятий не смогли пережить даже вторую волну коронавируса, в связи с чем можно утверждать, что ограничения для бизнеса носят негативный характер.

2. Какова была эффективность предпринимаемых правительством мер по сдерживанию заболеваемости и поддержке субъектов предпринимательства? Авторами как в настоящем, так и в предыдущих исследованиях было отмечено, что не все меры, принимаемые в рамках поддержки субъектов МСП, носят положительный характер, часть из них абсолютно несистемная и не приносит необходимого и желаемого результата.

3. Каков прогнозный сценарий мер, которые следует предпринять государственным органам власти для поддержки и возрождения предпринимательства после окончания пандемии и снятия антиковидных ограничений? В рамках настоящего исследования был предложен прогнозный сценарий с рядом мер, предпринимаемых в настоящее время, и оценкой их результативности в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе с целью выхода малого и среднего предпринимательства из постпандемийного кризиса.


Источники:

1. Nosirova N. Foreign experience of supporting small business in COVID-19 pandemia period // Актуальные научные исследования в современном мире. – 2021. – № 7-3(75). – p. 41-46.
2. QR-код, тебе БОЙКОТ. Источник: социальная сеть «Вконтакте». [Электронный ресурс]. URL: https://vk.com/wall-74420094_124964 (дата обращения: 24.01.2022).
3. Воронина Л.А., Шапошников А.М. Основные тенденции изменения потребительского поведения в условиях пандемии коронавируса // Экономика: теория и практика. – 2020. – № 2(58). – c. 23-30.
4. Гец В.А., Ященко С.О., Соболева Е.Д., Максимчук С.И. Комплекс мер государственной экономической поддержки предприятий в период пандемии // Финансовая экономика. – 2021. – № 3. – c. 24-26.
5. Егорова Н.Е. Особенности российской модели малого бизнеса и последствия пандемии COVID-19 // Вестник РГГУ. Серия: Экономика. Управление. Право. – 2021. – № 1. – c. 71-85. – doi: 10.28995/2073- 6304-2021-1-71-85.
6. Зимовец А.В. Проблемы становления регионального инновационного менеджмента // Известия ТРТУ. – 2004. – № 4(39). – c. 78-82.
7. Зимовец, А.В., Ханина А.В. Один год борьбы с коронавирусной пандемией COVID-19: анализ результатов // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – № 5. – c. 1035-1046. – doi: 10.18334/epp.11.5.112114.
8. Казакулова Г., Соколов А. Что повлияло на двузначный рост продовольственной инфляции. Ведомости. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2021/11/21/896878-prodovolstvennoi-inflyatsii (дата обращения: 27.11.2021).
9. Коронавирус: статистика. Яндекс. [Электронный ресурс]. URL: https://yandex.ru/covid19/stat?utm_source=main_graph&utm_source=main_notif&geoId=225 (дата обращения: 24.01.2022).
10. Майорова К.С., Гайсина А.Д. Влияние пандемии COVID-19 на функционирование малого и среднего бизнеса в РФ // Экономика, экология и общество России в 21-м столетии. – 2021. – № 1. – c. 199-202. – doi: 10.52899/9785883036247_199.
11. Манукиян Е. Эксперты оценили рост цен на лекарства по итогам 2021 года. Информационно-новостной портал «Российская газета». [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2022/01/19/eksperty-ocenili-rost-cen-na-lekarstva-po-itogam-2021-goda.html (дата обращения: 09.01.2022).
12. Михайлюк М.Н., Ашинова М.К., Наик М. Финансирование малого и среднего бизнеса в условиях пандемии коронавируса COVID-19 // Новые технологии. – 2021. – № 2. – c. 101-110. – doi: 10.47370/2072-0920-2021-17-2-101-110.
13. Первичко Е.И., Митина О.В., Степанова О.Б., Коноховская Ю.Е., Дорохов Е.А. Восприятие COVID-19 населением России в условиях пандемии 2020 года // Клиническая и специальная психология. – 2020. – № 2. – c. 119-146. – doi: 10.17759/cpse.2020090206 .
14. Ханина А.В. Пандемия COVID-19 и санкции: особенности влияния на туристическую отрасль России // Сервис в России и за рубежом. – 2021. – № 3(95). – c. 199-208. – doi: 10.24412/1995-042X-2021-3-199-208 .
15. Численность безработных в возрасте 15 лет и старше по субъектам Российской Федерации, в среднем за три месяца. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/trud3_15-s.xls (дата обращения: 24.01.2022).

Страница обновлена: 22.05.2022 в 10:40:01