Перспективы развития и оценка федерального бюджета в аспекте экономической безопасности: цены и ценовые факторы

Лев М.Ю.1
1 Институт экономики РАН, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 4, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Лев М.Ю. Перспективы развития и оценка федерального бюджета в аспекте экономической безопасности: цены и ценовые факторы // Экономическая безопасность. – 2021. – Том 4. – № 4. – С. 1031-1052. – doi: 10.18334/ecsec.4.4.113708.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=47146447

Аннотация:
В статье исследуются основные направления развития экономики через призму проекта федерального закона «О федеральном бюджете на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов». Рассмотрены основные характеристики федерального бюджета, доходы и расходы бюджетных средств по государственным, национальным программам социального блока. Проанализированы ценообразующие факторы, оказывающие непосредственное влияние на достижение целей по экономическому росту России в контексте обеспечения экономической безопасности. Приводится критическая оценка основных макроэкономических показателей в соответствии с прогнозными значениями социально-экономического развития на основе статистических материалов российских источников на выполнение заданных параметров бюджета. Проведен анализ инфляции, динамики цен на ненефтегазовые доходы, расходы на программы «Развитие образования», «Развитие культуры», «Развитие здравоохранения» и др. Автором дана критическая оценка представленных показателей, в виду отсутствия в прогнозе не эффективно обоснованных показателей доходов населения, но при этом, увеличивавшийся экономический рост в среднесрочной перспективе, основанный на расширении внутреннего спроса. Выявлен ряд противоречивых положений, создающих угрозы социально-экономической безопасности России.

Ключевые слова: федеральный бюджет, прогноз социально-экономического развития, экономическая безопасность, цены, ценовые факторы

Финансирование:
Статья подготовлена в соответствие с темой государственного задания Per. № НИОКТР AAAA-A17-117021750046-0 «Проблемы обеспечения социально-экономической безопасности в ходе развития государственного стратегического планирования».

JEL-классификация: H61, H62, H68



Введение

Актуальность темы исследования обусловлено первостепенным значением бюджета России, для нормального функционирования отраслей экономики на протяжении трехлетнего периода в контексте экономической безопасности. В качестве приоритетных направлений исследования выделены: риски и угрозы стратегического управления, сдерживающие экономический рост и расширение отечественного рынка; проблемные факторы реализации государственных программ социальной направленности; бюджетная, денежно-кредитная, ценовая и налоговая политики. Данные аспекты экономической безопасности рассматриваются в увязке с возрастанием роли социального фактора в условиях пандемического кризиса. Рассматриваются основные показатели доходной и расходной части бюджета на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов. Обосновываются необходимость применения и основные направления уточнения критериев экономической безопасности на федеральном уровне.

Цель исследования – представить критические замечания по основным социально-экономическим параметрам показателей доходной и расходной части бюджета на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов на возможность выявления рисков и угроз социально-экономической безопасности РФ, социальной стабильности. Предложить подходы к корректировке основного экономического законопроекта по бюджету России в вопросах экономического и социального развития страны. Исходя из поставленной цели были определены следующие задачи, к которым относятся:

- показать противоречия и риски системы государственного бюджетирования, сдерживающие реализацию национального стратегического приоритета «экономический рост», и охарактеризовать спецификацию рисков бюджетной политики в условиях пандемии;

- предложить на основе критических замечаний по использованию планового, бюджетного, финансово-кредитного и ценового регулирования в качестве инструментов формирования институциональных условий предотвращения и нивелирования актуальных угроз и рисков социально-экономической безопасности.

Анализ ценовых факторов, заложенных в законопроект. Основные характеристики Законопроекта сформированы на основе «базового» варианта прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов, в котором экономический рост в среднесрочной перспективе будет основан на расширении внутреннего спроса – как потребительского, так и инвестиционного.

Наблюдаемый в настоящее время компенсационный рост потребления домохозяйств объясняется как опережающей восстановительной динамикой экономической активности, так и рядом временных факторов – в частности, действующими мерами, ограничивающими международные поездки, а также разовыми выплатами, направленными на поддержку отдельных слоев населения (выплаты семьям с детьми школьного возраста, пенсионерам и военнослужащим).

При формировании проекта бюджета правительство исходило из необходимости безусловного исполнения социальных обязательств перед гражданами, поручений президента и указаний, озвученных им в ходе горячей линии и послание президента Федеральному Собранию 21.04.2021 года [7]. Это, в частности, адресная поддержка семей с детьми, выплата пособий беременным женщинам, испытывающим материальные трудности, проведение углубленной диспансеризации, реализация программ медицинской реабилитации, реализация дополнительных мер по противодействию болезням, которые являются основными причинами преждевременной смертности, в первую очередь «сердечно-сосудистые заболевания и, кроме того, злокачественные новообразования, болезни органов дыхания» [7].

Несмотря на это, ряд социальных статей по сравнению с текущим годом был урезан. Так, расходы на медицину уменьшатся с 1,362 трлн. руб. до 1,245 трлн. руб., то есть на 117 миллиардов рублей. Расходы на социальную политику, которые заметно выросли в этом году перед выборами, сократятся на целых 6% с 6,208 трлн. руб. до 5,837 трлн. руб. (на 371 млрд руб.).

Также на 152 млрд. рублей с 3,314 до 3,162 трлн. рублей будут уменьшены расходы на пенсии по госпрограмме «Развитие пенсионной системы». При этом ассигнования на пенсии военным пенсионерам, напротив, вырастут на 427 млрд. рублей. Сократятся и расходы по такой статье, как «поддержка национальной экономики» на 152 млрд. руб. или 4,2%.

В целом такое урезание на социальных статьях позволит «сэкономить» около 640 миллиардов рублей.

На рисунке 1 представлен график динамики основных показателей: ВВП, инфляция, оборот розничной торговли, реальные располагаемые доходы населения.

Рисунок 1. Основные параметры инфляции по бюджету

Источник: составлено автором по материалам Законопроекта № 1258295-7 [4].

По Проекту бюджета по итогам 2021 года динамика оборота розничной торговли и платных услуг населения оценивается как рост на уровне 6,9% и 16,7% соответственно. В 2022-2024 годах динамика роста оборота розничной торговли ожидается на уровне 2,8-2,9%. При этом объем платных услуг населению в начале 2022 года будет увеличиваться и к концу года составит 3,8%. В 2023-2024 годах увеличение объема платных услуг населению прогнозируется на уровне 3,1%.

Расширение потребительского спроса в среднесрочной перспективе будет основано на устойчивом улучшении динамики реальных располагаемых доходов населения (3,0% и 2,4% г/г в 2021-2022 годах, 2,5% г/г в 2023-2024 годах). В структуре доходов населения с учетом повышения экономической активности по Проекту бюджета, опережающими темпами будут расти доходы «от собственности и предпринимательской деятельности» [4]. Между тем в Проекте бюджета отсутствует обоснование, какие доходы будут увеличены за счет собственности. К доходам, затрагивающим интересы большого количества населения следует отнести: сдача в аренду машино-места, земельного участка, квартиры и др. [18].

В 2020 году был принят Закон и были внесены изменения в законодательство в сфере государственной кадастровой оценки [1]. Большая часть поправок уже вступила в силу (11 августа 2020 года), однако для некоторых положений предусмотрены иные сроки, а именно:

- в 2022 году во всех субъектах Российской Федерации должна быть проведена государственная кадастровая оценка земельных участков без учета ограничений по периодичности проведения государственной кадастровой оценки;

- в 2023 году во всех субъектах Российской Федерации должна быть проведена государственная кадастровая оценка зданий, помещений, сооружений, объектов незавершенного строительства, машино-мест без учета ограничений по периодичности проведения государственной кадастровой оценки.

В структуре прогноза основных поступлений доходов от использования имущества перечислены:

- доходы, получаемые в виде арендной платы;

- другие доходы [4].

Однако, все эти доходы будут облагаться дополнительным налогом в размере 10% и насколько эти уплаченные налоги будут повышать доход граждан в Проекте бюджета не представлены.

Увеличению трудовых доходов населения по Проекту будут способствовать улучшению состояния рынка труда. В настоящее время ситуация близка к полной занятости: уровень безработицы опустился до 4,5% в июле 2021 года, количество безработных и занятых приблизилось к докризисным уровням. В 2022-2024 годах уровень безработицы будет удерживаться на уровне 4,6%.

На фоне повышения занятости по Прогнозу бюджета продолжат расти реальные заработные платы. По итогам первого полугодия 2021 года средний размер зарплат в реальном выражении превышает уровень аналогичного докороновирусного периода 2019 года более чем на 5% – таким образом, зарплаты за последние два года растут среднегодовыми темпами более чем на 2,5% в год. Ускорение динамики оплаты труда затрагивает все большее число отраслей, причем с февраля 2021 года темпы роста заработных плат в частном секторе превышают показатели государственной сферы. По итогам 2021 года прогнозируется увеличение динамики реальных заработных плат, что составит 3,1% с последующим выходом на траекторию устойчивого роста (2,4% в 2022 году и 2,5% в 2023-2024 годах)» [6].

В Послании Президента отмечено, что с ростом цен, съедаются доходы граждан. Задача Правительства – сформировать долговременные условия, которые, именно с помощью рыночных механизмов, а они есть, будут гарантировать предсказуемость цен и качественное насыщение внутреннего рынка. Есть рыночные механизмы регулирования, и нужно их использовать только вовремя и в том объёме, который необходим и соответствует определённой ситуации в экономике и социальной сфере [7].

Приоритетное значение для динамики инфляции имеют монетарные факторы, которые в первую очередь определяются состоянием денежно-кредитных отношений, банковского сектора, финансовых рынков, консолидированного бюджета и бюджетной системы, системой взаимозависимостей между монетарными факторами и «реальным сектором» экономики [13]. Более полное представление о процессах в области денежно-кредитных отношений, влияющих на инфляцию, позволяет расширить состав индикаторов экономической безопасности [23]. Так, показатель динамики агрегата «Широкие деньги» (Broad money), позволяет ввести в анализ дополнительные факторы, действующие на изменения цен.

Между тем, урезание основных статей бюджета почти по всему периметру социальных программ будет происходить с разным уровнем сокращения, что повысит риски социальной стабильности. По-видимому, задача «снизить инфляцию любой ценой поставлена перед правительством и Центральным Банком» [24]. Показательным в этом отношении является 2022 год, который должен стать рубежным, и после этого, по Проекту бюджета наступит возврат к традиционным 4%. Последующие два года больше ориентированы на экономический рост или создание условий для него, в том числе и с использованием резкого увеличения государственных расходов по ряду статей. Остается только вопрос, почему 4%, ведь показатель инфляции в системе индикаторов экономической безопасности, то есть пороговых значений составляет 3 %.

А между тем, «пограничная инфляция в системе рисков и угроз экономической безопасности является одним из ключевых показателей неустойчивого экономического развития» [16] и падение в кризисную ситуацию в условиях борьбы с пандемией короновируса, когда ряд регионов вводят дополнительные ограничения, очень велик. На фоне этого борьба с инфляцией не может являться панацей стимулирования экономики, которая должна базироваться на экономическом росте потребительского спроса, в основе которого должно быть увеличение реальных доходов населения.

Но тогда, на фоне усугубляющихся инфляционных процессов мы в этом году должны были иметь рост ВВП не 4%, а 5-6%. В следующем – не 2,5%, как мы сами себе планируем, а хотя бы 3-4%, как ожидается от мировой экономики, и выше 4% в 2024 г. Вот тогда можно задуматься о том, не приведет ли это к ускорению инфляционных процессов, и как-то это ограничивать.

Вместе с тем, в июле индекс ВВП снизился на 0,6% к предыдущему месяцу, и это замедление продолжается. Российская экономика уже притормаживает, зато инфляция еще долго будет раскручиваться. Предположительно, что у правительства не поставлена цель добиться роста экономики, оно не верит в то, что этот рост может положительно повлиять на финансы населения. Падение средних темпов экономического роста происходит в России на протяжении последних 8 лет. В начале 2000-х годов среднегодовой рост ВВП был в диапазоне 7%, при том, что сейчас его сокращение оставляет 2%. Между тем, по Прогнозу рост ВВП за анализируемый период составляет 2,5-3% ВВП в год, что явно недостаточно для улучшения качества жизни и существенного увеличения пенсионных и социальных выплат, так как ежегодно замораживается накопительная часть пенсии вплоть до 2024 года [2; 3].

Следует отметить, что инфляция (ИПЦ), в % к декабрю предыдущего года согласно представленным данным составляет на конец 2021 года 5,8 % [5].

Между тем, по данным ЦБ РФ годовая инфляция увеличилась до 6,68%, при повышении годовых темпов роста цен на продовольственные и непродовольственные товары [9], что ставит под сомнение недалекий трехмесячный прогноз в размере 5,8%. До конца года вне всяких сомнений цены и тарифы, включая продовольственную и непродовольственную группы дешеветь не будут, и инфляция, в лучшем случае останется на уровне 6,68%, но тогда все предварительные прогнозы, связанные с расчетами инфляции, также останутся под сомнением [17].

Следует отметить, что вопрос об уровне инфляции не обошла вниманием Счетная палата РФ, правда отметив, что к 1 октябрю 2021 года, инфляция – ожидается «в размере 5,2%, поэтому как было отмечено, это скорее, оптимистичный сценарий. «Недооценивая инфляцию в текущем периоде, в последствии будет необходимо корректировать принятые решения на доиндексацию социальных пособий и поддержку населения» [8]. То есть по мнению Счетной палаты, несмотря на не столь реальный прогноз ЦБ РФ в размере 6,68% до конца года, вероятно, что уже к октябрю 2021 года инфляция будет в размере 5,2%. Остается только дождаться конца года, чтобы удостовериться, какая финансово-экономическая организация выйдет победителем в гонке достоверности прогноза по инфляции.

«Борьба с инфляцией проходит эффективнее, чем добиваться роста ВВП» [15] в связи с чем прогноз, в котором темпы роста ВВП в 2-3% и в перспективе 2-3 года представляются более радужными. По мнению Счетной палаты, такой прогноз можно оценивать, как целевой прогноз. «Но, когда речь идёт о целевом прогнозе – это, скорее всего, желаемый, то есть нам нужны дополнительные подтверждения в виде реформы, других шагов того, что определённый рост будет достигнут. До соответствующего периода он считается несколько оптимистичным» [8].

Анализ основных показателей по доходной части бюджета. Рассмотрим основные показатели федерального бюджета на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов, представленные в таблице 1.

Таблица 1.

Основные показатели федерального бюджета на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов, млрд. рублей

Наименование
2021 год (оценка*)
2022 год
2023 год
2024 год
Законопроект
Δ к 2021 г., %
Законопроект
Δ к 2022 г., %
Законопроект
Δ к 2023 г., %
1
2
3
4=3/2*100
5
6=5/3*100
7
8=7/5*100
Доходы, всего
23 782,3
25 021,9
105,2
25 540,2
102,1
25 831,8
101,1
%% к ВВП
19,1
18,8
-
18,0
-
17,0
-
Расходы, всего
24 058
23 694,2
98,5
25 241,1
106,5
26 354,4
104,4
%% к ВВП
19,3
17,8
-
17,8
-
17,4
-
%% к общему объему расходов
-
-
-
2,5
-
5,0
-
Дефицит (–) / Профицит (+)
-275,7
1 327,7
-
299,1
-
-522,7
-
%% к ВВП
0,2
1,0
-
0,2
-
0,3
-
Ненефтегазовый дефицит
-8 741,9
-8 214,9
94,0
-8 895,5
108,3
-9 087,2
102,2
%% к ВВП
7,0
6,2
-
6,3
-
6,0
-
* с учетом дополнительных расходов в пределах превышения оценки объема ненефтегазовых доходов в соответствии с прогнозом социально-экономического развития над объемом ненефтегазовых доходов, учтенных при формировании Закона № 385-ФЗ и без учета перенесенных остатков 2020 года

Источник: составлено и рассчитано автором по материалам Законопроекта № 1258295-7 [4].

Как видно из таблицы 1 в Проекте бюджета прогнозируется рост доходов федерального бюджета в номинальном выражении с 23 782,3 млрд. рублей в 2021 году до 25 021,9 млрд. рублей в 2022 году (5,2% к 2021 году), 25 540,2 млрд. рублей в 2023 году (2,1% к 2022 году) и 25 831,8 млрд. рублей в 2024 году (1,1% к 2023 году). На фоне роста ВВП и снижения нефтегазовых доходов по отношению к ВВП доходы сократятся с 19,1% ВВП в 2021 году до 18,8% ВВП в 2022 году, а затем снизятся до 18,0% ВВП в 2023 году и 17,0% ВВП в 2024 году.

По Проекту бюджета структура и объем ненефтегазовых доходов федерального бюджета в рассматриваемом периоде достаточно стабильны. После разового увеличения доли ненефтегазовых доходов по отношению к ВВП до 12,3% в 2021 году, связанного, преимущественно, с временным всплеском оборотных налогов на фоне роста внутреннего потребления (в том числе с учетом сдержанной динамики зарубежного туризма и разовых выплат населению). На протяжении 2022-2024 годов динамика поступления ненефтегазовых доходов будет в целом соответствовать динамике ВВП, их доля по отношению к ВВП будет составлять 11,6%-11,4%. Незначительное снижение ненефтегазовых доходов по отношению к ВВП связано с запланированными отдельными разовыми поступлениями в 2022 и 2023 годах, а также с динамикой отдельных показателей прогноза социально-экономического развития Российской Федерации.

В реальном выражении ненефтегазовые доходы вырастут на 1,1% по отношению к 2021 году. Прогнозируемое увеличение ненефтегазовых доходов обусловлено ростом поступлений основных внутренних налогов (НДС, налог на прибыль организаций) в связи с ожидаемым улучшением экономической динамики, дополнительными поступлениями в результате корректировки налогообложения отдельных отраслей экономики и реализацией мер, принимаемых в части улучшения администрирования и увеличения собираемости налогов. Доля ненефтегазовых доходов в доходах федерального бюджета вырастет с 64,4% в 2021 году до 66,8% в 2024 году.

Анализ основных показателей по расходной части бюджета. Рассмотрим основные показатели по отдельным государственным программам и разделам классификации расходов бюджетов, представленные в таблицах 2 и 3.

Таблица 2.

Расходы федерального бюджета в 2021-2024 годах на реализацию отдельных государственных программ, млрд. рублей

Наименование
программы
2021 год*
2022 год
2023 год
2024 год
Законопроект
Δ к 2021 г., %
Законопроект
Δ к 2022 г., %
Законопроект
Δ к 2023 г., %
1
2
3
4=3/2*100
5
6=5/3*100
7
8=7/5*100
Всего расходов, в том числе
24 058
23 694,2
98,5
25 241,1
106,5
26 354,4
104,4
%% к ВВП
19,3
17,8
17,8
17,4
ВВП, млрд рублей
124438
133328
107,1
141881
106,4
151513
106,8
Рост ВВП, %
4,2
3,0
3,0
3,0
Развитие здравоохранения
1 157, 3
991,7
85,7
957,6
96,6
976,0
102,0
%% к ВВП
1,0
0,8
0,7
0,7
Развитие образования
424, 9
469,7
110,6
472,4
100,6
486,4
103,0
%% к ВВП
0,3
0,4
0,3
0,3
Социальная поддержка граждан
2 458,3
2 215,7
90,1
2 414,7
109,0
2 581,6
107,0
%% к ВВП
2,0
1,7
1,7
1,7
Доступная среда
68, 6
63,5
92,6
64,4
101,4
64,9
100,8
%% к ВВП
0,06
0,05
0,05
0,04
Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан РФ
322, 1
395,9
123,0
424,0
107,1
338,5
80,0
%% к ВВП
0,3
0,3
0,3
0,2
Содействие занятости населения
109, 3
77,5
71,0
77,5
100,0
77,6
100,1
%% к ВВП
0,09
0,06
0,06
0,06
Развитие культуры
147, 9
146,5
99,1
146,5
100,0
148,1
101,1
%% к ВВП
0,1
0,1
0,1
0,1
Охрана окружающей среды
85, 1
125,9
148,0
147,6
117,2
112,4
76,2
%% к ВВП
0,07
0,1
0,1
0,07
Развитие физической культуры и спорта
76,4
70,2
91,9
49,8
71,0
47,4
95,2
%% к ВВП
0,06
0,05
0,04
0,03
Экономическое развитие и инновационная экономика
694, 3
123,5
17,8
131,2
106,2
131,0
99,9
%% к ВВП
0,6
0,09
0,09
0,09
Развитие фармацевтической и медицинской промышленности
9,4
4,8
51,1
2,7
56,3
0,3
11,1
%% к ВВП
0,008
0,004
0,002
0,0002
Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности
782, 8
781,5
99,9
807,4
103,3
835,9
103,6
%% к ВВП
0,6
0,6
0,6
0,6
* показатели сводной бюджетной росписи по состоянию на 1 сентября 2021 г.

Источник: составлено и рассчитано автором по материалам Законопроекта № 1258295-7 [4].

Из данных таблицы 2, и наглядно представленных, отдельных показателей расходной части федерального бюджета на рисунке 2 видно, что если по прогнозным значениям в денежном обеспечение идет рост, то при сравнении с ростом ВВП за анализируемый период в процентном отношении рост призрачный, за исключением расходов по программе «Развитие здравоохранения», где снижение расходов как в денежном, так и в процентном отношении к ВВП сокращение очевидно. Невольно напрашивается вывод, что несмотря на открытую войну с пандемией короновируса все «сэкономленные» средства выводятся на закрытую подготовку к укреплению национальной обороны, где на программу выделяются денежные средства значительно, превосходящие расходы на здравоохранение (табл. 2).

Следует отметить, что социальные отрасли особо ущемлены расходами из федерального бюджета. Среди особо пострадавших программ, финишное призовое место следует отдать «Обеспечение доступным и комфортным жильем и коммунальными услугами граждан РФ», которой при хорошем финансировании в 2022-2024 годах, в 2024 году выделено меньше средств, чем в предыдущий год, хотя и больше чем в 2021 году, но по соотношению 2024 года к 2023 году - это снижение составляет 80,0%. Вместе с тем как уже отмечено, сокращение денежных средств по показателю рост ВВП по этой программе составляет 0,2 % в 2024 году при 0,3% в 2022 году. Также значительное сокращение прогнозируется по программе «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности» по которой сокращение как в денежном, так и в относительном соотношении к ВВП особо значительное. Так, если по этой программе прогнозируется выделить в 2022 году 4,8 млрд. рублей, то в 2024 году 0,3 млрд. рублей, то есть в 16 раз меньше.

Приходится сделать вывод, что Правительство игнорирует две значимые группы угроз экономической безопасности РФ, уже достаточно активно проявивших себя: во-первых, продолжение пандемии короновируса в 2022 году и возрастающая опасность аналогичных угроз; во-вторых, сохранение тренда понижения общего уровня благосостояния населения РФ, слабый приток средств населения в финансово-кредитную систему, что объективно формирует ситуацию недостаточности ресурсов для инвестиций [12].

Особое внимание привлекает то, что если по отчетным данным по состоянию на 1 сентября 2021 года выделены денежные средства, то в прогнозируемые последующие года они сокращены. То есть, либо до конца 2021 года предполагается сокращение бюджетного финансирования, либо умышлено за базовый расчет в прогнозировании закладываются показатели, которые без особого труда можно будет выполнить и отчитаться по окончании каждого отчетного прогнозного периода. Так, например, по программе «Развитие культуры» в отчетном 2021 году (на 01.09.2021) расходы составили 147,9 млрд. рублей, то в следующем прогнозируемом периоде 2022-2023 годов сумма расходов определена в размере 146,5 млрд. рублей и только в 2024 году денежные расходы достигнут и будут чуть выше отчетного периода 9 месяцев 2021 года.

Вместе с тем, расходы в денежном выражении по программе «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности» не столь разительны в первый прогнозируемый период, хотя и рост ВВП в процентном соотношении составляет стабильно 0,6%. Статистические данные о состоянии преступности в Российской Федерации в январе-августе 2021 года свидетельствуют о стабильности оперативной обстановки на территории страны. В отчетном периоде зарегистрировано на 0,8% меньше преступлений, чем за восемь месяцев прошлого года, в том числе сократилось количество грабежей – на 19%, разбоев – на 18,5%, квартирных краж – на 18,3% и краж транспортных средств – на 25,8% [21]. Между тем, падение реальных доходов граждан не исключает возможность роста криминогенных преступлений.

Рисунок 2. Расходы федерального бюджета в 2021-2024 годах,

основанные на социальных программах, млрд. долл.

Источник: [4].

Расходы федерального бюджета в 2022 – 2024 годах по отдельным разделам классификации расходов бюджетов представлены в таблице 3.

Таблица 3.

Расходы федерального бюджета в 2022 – 2024 годах по разделам

классификации расходов бюджетов, млн рублей

Наименования разделов
2021 год (оценка*)
2022 год
2023 год
2024 год
Законопроект
Δ к 2021 г., %
Законопроект
Δ к 2022 г, %
Законопроект
Δ к 2023 г, %
1
2
3
4=/3/2*100
5
6=5/3*100
7
8=7/5*100
ВСЕГО
23 431 933,7
23 694 227,5
101,1
25 241 076,0
106,6
26 354 401,3
104,4
Национальная оборона
3 381 400,1
3 510 419,6
103,8
3 557 223,3
109,2
3 811 777,5
107,2
%% к ВВП
2,7
2,6
96,3
2,5
96,2
2,5
100,0
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
14,4
14,8
102,8
14,5
98,0
15,2
104,9
Национальная безопасность и правоохранительная деятельность
2 384 416,2
2 799 995,6
117,4
2 902 670,4
103,7
3 008 141,6
103,6
%% к ВВП
1,9
2,1
110,5
2,0
95,2
2,0
100,0
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
10,2
11,8
115,7
11,8
100,0
12,0
101,7
Национальная экономика
3 613 767,8
3 461 888,1
95,8
3 573 135,2
103,2
3 528 545,7
98,8
%% к ВВП
2,9
2,6
89,7
2,5
96,2
2,3
92,0
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
15,4
14,6
94,8
14,5
99,3
14,1
97,2
Жилищно-коммунальное хозяйство
455 134,4
463 041,4
101,7
545 280,6
117,8
398 544,1
73,1
%% к ВВП
0,4
0,3
75,0
0,4
133.3
0,3
75,0
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
1,9
2,0
105,3
2,2
110,0
1,6
72,7
Охрана окружающей среды
379 944,2
479 584,2
126,2
448 120,8
93,4
420 003,7
93,7
%% к ВВП
0,3
0,4
133,3
0,3
75,0
0,3
100,0
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
1,6
2,0
125,0
1,8
90,0
1,7
94,4
Образование
1 147 428,3
1 237 008,4
107,8
1 270 875,0
102,7
1 313 990,1
103,4
%% к ВВП
0,9
0,9
100,0
0,9
100,0
0,9
100,0
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
4,9
5,2
106,1
5,2
100,0
5,2
100,0
Культура, кинематография
154 991,0
154 976,2
100,0
153 925,1
99,3
155 563,5
101,1
%% к ВВП
0,1
0,1
100,0
0,1
100,0
0,1
100,0
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
0,7
0,7
100,0
0,6
85,7
0,6
100,0
Здравоохранение
1 362 311,3
1 245 485,4
91,4
1 211 511,3
97,3
1 234 799,6
102,0
%% к ВВП
1,1
0,9
81,8
0,9
100,0
0,8
88,9
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
5,8
5,3
91,4
4,9
92,5
4,9
100,0
Социальная политика
6 208 824,0
5 837 812,4
94,0
6 275 812,3
107,5
6 342 367,2
101,0
%% к ВВП
5,0
4,4
88,0
4,4
100,0
4,2
95,5
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
26,5
24,6
92,8
25,5
103,7
25,3
99,2
Физическая культура и спорт
81 386,7
74 863,3
92,0
54 267,1
72,5
51 956,6
95,7
%% к ВВП
0,1
0,1
100,0
0,04
40,0
0,03
75,0
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
0,3
0,3
100,0
0,2
66,7
0,2
100,0
Средства массовой информации
110 115,4
115 314,9
104,7
107 704,9
93,4
107 885,0
100,2
%% к ВВП
0,1
0,1
100,0
0,1
100,0
0,1
100,0
доля в общем объеме расходов, % (без учета условно утвержденных)
0,5
0,5
100,0
0,4
80,0
0,4
100,0
* показатели сводной бюджетной росписи по состоянию на 1 сентября 2021 г.

Источник: составлено и рассчитано автором по материалам Законопроекта № 1258295-7 [4].

Как видно из таблицы 3 доля расходов раздела «Национальная оборона» по отношению к объему ВВП соответствующего года составит в 2022 году – 2,6 %, в 2023 и 2024 годах – 2,5%. Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Национальная оборона» в 2022-2024 годах по сравнению с 2021 годом (14,4 %) увеличится и составит 14,8 %, 14,5 % и 15,2 % соответственно.

Доля расходов раздела «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» по отношению к объему ВВП соответствующего года составит в 2022 году – 2,1 %, в 2023 и 2024 годах – 2,0 % соответственно. Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность» в 2022 - 2024 годах по сравнению с 2021 годом (10,2 %) увеличится и составит 11,8 %, 11,8 % и 12,0 % соответственно. Доля расходов раздела «Здравоохранение» по отношению к объему ВВП составит в 2022 и 2023 годах – 0,9 %, в 2024 году – 0,8%.

Доля расходов раздела «Национальная экономика» по отношению к объему ВВП соответствующего года составит в 2022 году – 2,6 %, в 2023 году – 2,5% и в 2024 году – 2,3%. Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Национальная экономика» в 2022-2024 годах по сравнению с 2021 годом (15,4 %) уменьшится и составит 14,6 %, 14,5 % и 14,1 % соответственно.

Доля расходов раздела «Жилищно-коммунальное хозяйство» по отношению к объему ВВП соответствующего года составит в 2022 и в 2024 годах – 0,3 %, в 2023 году – 0,4%. Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Жилищно-коммунальное хозяйство» в 2022 и 2023 годах по сравнению с 2021 годом (1,9 %) увеличится и составит 2,0 % и 2,2 % соответственно, в 2024 году уменьшится и составит 1,6%.

Доля расходов раздела «Образование» по отношению к объему ВВП соответствующего года составит в 2022-2024 годах – 0,9%. Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Образование» в 2022-2024 годах по сравнению с 2021 годом (4,9 %) увеличится и составит 5,2 % ежегодно.

Доля расходов раздела «Культура, кинематография» по отношению к объему ВВП соответствующего года составит в 2022-2024 годах – 0,1%. Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Культура и кинематография» в 2022 году по сравнению с 2021 годом (0,7 %) не изменится и составит 0,7 %, в 2023 и 2024 годах уменьшится и составит 0,6 % соответственно.

Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Здравоохранение» в 2022-2024 годах по сравнению с 2021 годом (5,8 %) уменьшится и составит 5,3 %, 4,9 % и 4,9 % соответственно.

Между тем число умерших в РФ в январе-августе 2021 года увеличилось на 18,5% - до 1 млн. 523 646 человек с 1 млн. 285 199 человек в январе-августе 2020 года [22]. Естественная убыль населения в России с января по август 2021 года включительно составила 595,3 тыс. человек [10]. Специалисты в области демографии называют это исключительным событием, поскольку никогда еще в мирное время смертность не превышала рождаемость на такую огромную величину, и при этом ситуация продолжает ухудшаться. По данным оперативного штаба по борьбе с коронавирусной инфекцией, за август в России умер 24 601 человек, при том, по уточненным данным за июль 2021 года, коронавирус стал основной причиной смерти в 44 955 случаях [20]. Заболеваемость коронавирусом в России продолжает стремительно нарастать и по данным оперативного штаба по борьбе с распространением коронавируса за сутки 09.10.2021 года число случаев COVID-19 выросло до 28,6 тыс. человек. Как следует из данных Росстата, естественная убыль населения, то есть превышение числа умерших над числом родившихся, в России по итогам восьми месяцев этого года выросла на 71,6% в годовом выражении и составила почти 600 тыс. человек против 346,9 тыс. годом ранее [22].

В свою очередь, число родившихся в январе–августе 2021 года снизилось на 1,1% до 928 тыс. детей с 938,2 тыс. в январе–августе 2020 года. Накопленным итогом за 12 месяцев рождаемость составила 1,4 млн. детей и обновила минимум с 2002 года.

За последние 12 месяцев – с сентября 2020 года по август 2021-го года – смертность в России достигла 2,36 млн человек, повторив тем самым рекорд за весь постсоветский период, установленный в 2003 году. При этом, сегодня на 1 тыс. населения приходится почти 16 смертей, тогда как годом ранее – 13, следует из данных Росстата [22].

На фоне приведенных данных сокращение расходов на «Здравоохранение» выглядит по меньшей мере странно.

Доля расходов раздела «Социальная политика» по отношению к объему ВВП соответствующего года составит в 2022 и 2023 годах – 4,4 %, в 2024 году – 4,2%. Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Социальная политика» в 2022-2024 годах по сравнению с 2021 годом (26,5 %) уменьшится и составит 24,6 %, 25,5 % и 25,3 % соответственно.

Доля расходов раздела «Физическая культура и спорт» по отношению к объему ВВП соответствующего года составит в 2022 году – 0,1 %, в 2023 году – 0,04 % и в 2024 году – 0,03%. Доля в общем объеме расходов федерального бюджета по разделу «Физическая культура и спорт» в 2022 году по сравнению с 2021 годом (0,3%) не изменится и составит 0,3 %, в 2023 и 2024 годах уменьшится и составит 0,2 % соответственно.

Таким образом, в рамках бюджетной концепции сохраняется с одной стороны актуальность задачи выхода в прогнозном будущем на устойчивый экономический рост с обеспечением темпов роста национальной экономики на уровне 2-3%% ВВП, что являются достаточно заниженными, стагнационными темпами. По сути, ставится задача обеспечения устойчивой стагнации российской экономики на ближайшие три года. Формируется тренд долгосрочной политики стагнационного развития экономики с минимизацией инфляционных процессов на уровне 5,8% в 2021 году и снижения инфляционных процессов в размере 4% к 2024 году, что, при условии достижения темпов экономического роста в объеме 2-3%%, означает тренд экономики не только стагнационной, но и затухающей. С другой стороны, по экспертному мнению, инфляция составит в 2021 году 7-8%% и стало быть в последующие прогнозируемые периоды не достигнет запланируемого инфляционного уровня, «что повлечет за собой ухудшение социально-экономического уровня населения и потребуется дополнительное выделение бюджетных средств на выполнение национальных программ» [14].

Заключение

Важнейшим государственным документом, формирующим денежные средства, обеспечивающие совершенствование государственного управления и национальную, в том числе экономическую безопасность является федеральный бюджет. Проведенное исследование позволило оценить риски и проблемы обеспечения социально-экономической безопасности РФ в среднесрочной перспективе. Обоснована необходимость корректировки федерального бюджета на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов в аспекте экономической безопасности на основе совершенствования механизмов реализации современных приоритетов экономического и социального развития. Обоснованы направления совершенствования государственного регулирования рисков и угроз социально-экономической безопасности с помощью плановых, бюджетных, денежно-кредитных и ценовых регуляторов.

К сожалению, нет достаточных оснований констатировать, что программно-целевой подход стал определяющим в бюджетном планировании и национальные проекты и государственные программы способны обеспечить переход к инновационному росту российской экономики [11]. Социальные аспекты всегда оставались в числе важных составляющих экономической безопасности, но в условиях пандемического кризиса объективно произошло активное перераспределение значительных объемов производственных, финансовых, управленческих и иных стратегических ресурсов с экономических на социальные цели. Однако, как показало проведенное исследование задачи социально-экономической безопасности недостаточно приняты во внимание при формировании федерального бюджета на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов.

Основные выводы и рекомендации данного исследования представляют интерес, как в теоретическом плане, поскольку обосновывают направления изменения и корректировке основных показателей бюджетного направления с целью обеспечения социально-экономической безопасности РФ [19], так и в практическом, поскольку ориентированы на повышение эффективности проводимой государственной политики регулирования рисков национальной экономики в условиях постпандемического кризиса. Полученные результаты исследования могут быть использованы в деятельности ГД, Правительства и Совета безопасности РФ при корректировке стратегии национальной безопасности, совершенствовании законодательства по стратегическому планированию и бюджетированию.


Источники:

1. Федеральный закон от 31 июля 2020 г. № 269-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/45773/page/4 (дата обращения: 09.10.2021).
2. Федеральный закон «О внесении изменений в статью 33.3 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» и статью 6.1 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обязательного пенсионного страхования в части права выбора застрахованными лицами варианта пенсионного обеспечения» от 08.12.2020 № 405-ФЗ (последняя редакция).
3. Законопроект № 1258304-7 «О внесении изменений в статью 33-3 Федерального закона «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» и статью 6-1 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам обязательного пенсионного страхования в части права выбора застрахованными лицами варианта пенсионного обеспечения». [Электронный ресурс]. URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/1258304-7 (дата обращения: 09.10.2021).
4. Законопроект № 1258295-7 «О федеральном бюджете на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов». [Электронный ресурс]. URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/ 1258295-7 (дата обращения: 09.10.2021).
5. Законопроект № 1258295-7 О федеральном бюджете на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов Представленный в пакете документов: пояснительная записка к проекту федерального закона «О федеральном бюджете на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов». – С. 20. [Электронный ресурс]. URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/ 1258295-7 (дата обращения: 10.10.2021).
6. Законопроект № 1258295-7 О федеральном бюджете на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов Представленный в пакете документов: Прогноз социально-экономического развития Российской Федерации на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов. – С. 5. [Электронный ресурс]. URL: https://sozd.duma.gov.ru/bill/ 1258295-7 (дата обращения: 08.10.2021).
7. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 21.04.2021 «Послание Президента Федеральному Собранию». [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_382666/ (дата обращения: 09.10.2021).
8. Выступление Алексея Кудрина на парламентских слушаниях на тему «О параметрах проекта федерального бюджета на 2022 год и на плановый период 2023 и 2024 годов». [Электронный ресурс]. URL: https://ach.gov.ru/news/vystuplenie-alekseya-kudrina-na-parlamentskikh-slushaniy-na-temu-o-parametrakh-proekta-federalnogo-b (дата обращения: 11.10.2021).
9. Динамика потребительских цен. Информационно-аналитический комментарий от 13 сентября 2021 года. № 8 (68) август 2021 года. [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/Collection/Collection/File/36621/CPD_2021-08.pdf (дата обращения: 11.10.2021).
10. За восемь месяцев естественная убыль населения в России составила 595,3 тыс. человек. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/obschestvo/12616931?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&nw=1633956992000 (дата обращения: 10.10.2021).
11. Казанцев С.В., Колпакова И.А., Лев М. Ю., Соколов М.М. Угрозы развитию экономики современной России: ценовые тренды, санкции, пандемия. - Москва, 2021. – 224 c.
12. Караваева И.В., Бухвальд Е.М., Соболева И.В., Коломиец А.Г., Лев М.Ю., Иванов Е.А., Казанцев С.В., Колпакова И.А. Экономическая безопасность отдельных прогнозных параметров социально-экономического развития и бюджетной политики Российской Федерации на среднесрочную перспективу // Экономическая безопасность. – 2019. – № 4. – c. 273-334.
13. Караваева И.В., Иванов Е.А., Лев М.Ю. Паспортизация и оценка показателей состояния экономической безопасности России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2179-2198.
14. Лев М. Ю. Правовые вопросы ценообразования и государственного регулирования цен. - Санкт-Петербург: Издательство Санкт-Петербургского государственного университета, 2001. – 153 c.
15. Лев М. Ю. Ценообразование. / учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Финансы и кредит», «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», «Мировая экономика», «Налоги и налогообложение». - Москва: Общество с ограниченной ответственностью «Издательство «Юнити-Дана», 2013. – 720 c.
16. Лев М. Ю. Цены как фактор экономической безопасности и их влияние на инфляционные процессы в России // Вестник РАЕН. – 2016. – № 2. – c. 80-87.
17. Лев М. Ю. Актуальные тренды динамики цен: проблемы и решения в обеспечении социально-экономической безопасности // Вестник РАЕН. – 2021. – № 1. – c. 54-65. – doi: 10.52531/1682-1696-2021-21-1-54-65.
18. Лев М. Ю. Бедность и прожиточный уровень населения в обеспечении социально-экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2021. – № 3. – c. 549-570. – doi: 10.18334/ecsec.4.3.112403.
19. Лев М. Ю. Колпакова И. А. Бюджетные факторы реализации государственных программ и национальных проектов в системе экономической и социальной безопасности России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 5. – c. 1521-1534. – doi: 10.18334/epp.10.5.110264.
20. Оперативный штаб. Официальная информация о коронавирусе в России. [Электронный ресурс]. URL: https://xn--80aesfpebagmfblc0a.xn--p1ai/what-is-done/hq/ (дата обращения: 10.10.2021).
21. Официальный сайт МВД России. Краткая характеристика состояния преступности в Российской Федерации за январь-август 2021 года 27.09.2021. [Электронный ресурс]. URL: https://xn--b1aew.xn--p1ai/reports/item/26023627/ (дата обращения: 11.10.2021).
22. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/ (дата обращения: 10.10.2021).
23. Lev M. Yu., Medvedeva M. B., Leshchenko Yu. G., Perestoronina E. A. Spatial analysis of financial indicators determining the level of ensuring the economic security of Russia // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2021. – № 1 (109). – p. 21-34. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2021.01.02.002.
24. Lev M. Y. Leshchenko Y. G. International reserves of the bank of Russia in the system of the state's economic security // Journal of Advanced Research in Dynamical and Control Systems. – 2020. – p. 876-888. – doi: 10.5373/JARDCS/V12SP4/20201557.

Страница обновлена: 20.11.2021 в 22:15:52