Роль и методы достижения ценовой стабильности в стране в условиях экономической войны Запада против России

Колпакова И.А.1
1 Институт Экономики РАН, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 5, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Колпакова И.А. Роль и методы достижения ценовой стабильности в стране в условиях экономической войны Запада против России // Экономическая безопасность. – 2022. – Том 5. – № 2. – С. 417-432. – doi: 10.18334/ecsec.5.2.114808.

Аннотация:
В статье определены роль и место ценовой стабильности в стране в системе поддержания ее социально-экономической безопасности. Проведен анализ ценовой ситуации в Российской Федерации в первые недели после принятия против нее странами Запада широкомасштабных экономических санкций. Показаны тенденции и масштабы динамики цен в феврале-марте 2022 года. Проведено сравнение причин роста цен и возможных методов их сдерживания в период пандемии COVID -19, и после введения широкомасштабных экономических санкций. Рассмотрены антикризисные меры, способные снизить степень опасности дестабилизации ценовой ситуации в России не только в краткосрочной, но и в долгосрочной перспективах

Ключевые слова: ценовая стабильность, ценовая политика, экономическая война, социально-экономическая безопасность, экономические санкции

JEL-классификация: E31, E32, F51



Введение. Целью исследования является определение степени опасности дестабилизации ценовой ситуации в России в условиях экономической войны стран коллективного Запада против России и рассмотрение методов ее стабилизации.

Задачами исследования являются:

- определение понятия «ценовая сфера страны», ее характеристик и факторов, интерпретирующих ее состояние;

- выявление роли и места ценовой стабильности в стране в системе поддержания социально-экономической безопасности;

- рассмотрение факторов и результатов воздействия на динамику цен в России широкомасштабных экономических санкций;

- анализ возможных методов экономической и ценовой политики, способных снизить степень дестабилизации ценовой ситуации в России.

Новизна исследования заключается в анализе темпов и особенностей динамики цен в России в процессе введения против нее западных экономических санкций и мер, влияющих на ценовую ситуацию, предпринятых правительством страны в марте – апреле 2022 года.

Цены как результирующий показатель деятельности хозяйствующих субъектов выполняют важные функции в рыночной экономике. Основной функцией цен является функция балансирования спроса и предложения, в результате осуществления которой «невидимая рука рынка» заставляет производителей чутко реагировать на запросы потребителей и насыщать рынок товарами необходимого ассортимента в необходимом количестве [18, с. 179] (Smit, 1992, р. 179). С выполнением ценами этой функции в рыночной экономике тесно связано осуществление стимулирующей функции – функции, определяющей степень заинтересованности производителей в повышении объема и качества производимой продукции.

В современной рыночной экономике государство, ликвидируя известные «провалы» рынка и регулируя процессы формирования цен, формируя определенную ценовую политику, может перераспределять доходы регионов, секторов экономики, отраслей, предприятий, социальных групп, домохозяйств и отдельных лиц, позволяя ценам таким образом более совершенно выполнять распределительную функцию. Для этого в распоряжении государства имеется широкий спектр прямых и косвенных мер воздействия на цены [10, с. 167] (Lev, 2015, р. 167). Данная функция тесно связана с социальной функцией цены, так как в том числе из-за вмешательства государства в ценообразование преобразуется структура и объем потребляемых благ и услуг населением, изменяется структура расходов на них, прожиточный минимум, потребительский бюджет домохозяйств, а в итоге – уровень и качество жизни населения [6] (Karavaeva, Kazantsev, Kolomiets, 2020). Тонкость настройки государственного регулирования цен заключается в том, чтобы распределительная и социальная функции цены через посредство государственного регулирования не помешали выполнению ценой в рыночной экономике первых двух вышеназванных функций – а именно функций балансирования спроса и предложения и стимулирующей.

Уровень и динамика цен в стране, та или иная степень объективности ценообразования, определяемые ценовой политикой хозяйствующих субъектов, вмешательством государства в ценообразование – все это формирует ценовую сферу страны, от стабильности которой зависит результативность деятельности экономических агентов и уровень жизни населения, то есть уровень социально-экономической безопасности [7] (Karavaeva, Bykovskaya, Bukhvald, Kazantsev, Kolomiets, Lev, Kolpakova, 2021). Именно поэтому нарушение ценовой стабильности различными средствами часто используется как оружие в реальных и экономических войнах. Однако стабильность ценовой сферы нельзя абсолютизировать. Как правило, рост экономики сопровождается ростом цен, определенным уровнем инфляции [11] (Lev, 2016), измеряемом индексом потребительских цен [12] (Lev, 2019). Чем более развита экономика страны, тем ниже уровень инфляции в ней. Классик монетаризма Милтон Фридман считал оптимальным для стабильного экономического роста уровень инфляции в 4–5% [19, с. 124] (Fridman, 2016, р. 124). В современных условиях развитые страны придерживались целевого уровня инфляции в 2–3% [2] (Gelvanovskiy, Kolpakova,Lev, 2014). В развивающихся странах этот уровень существенно выше. В России политика таргетирования инфляции (целевой уровень 4%) за счет сдерживания монетизации экономики, по нашему мнению, стала одной из причин замедления экономического роста в доковидный период.

В истории человечества можно найти много примеров, когда воздействие на цены в мировом масштабе или в масштабе страны использовалось для дестабилизации ценовой сферы страны или стран как средство их ослабления и решения определенных политических задач.

В частности, в ХХ веке:

- резкое повышение цен на нефть странами ОПЕК в 1973 году во время войны арабских стран с Израилем вызвало кризис мировой экономики, ознаменовавшийся длительной стагфляцией в странах Запада;

- обрушение цен на нефть на мировом рынке в середине 1980-х годов в результате сговора США и Саудовской Аравии привело к ослаблению экономики СССР и невозможности сохранить Варшавский договор, СЭВ и в конечном счете СССР как целостную страну.

И в ХХI в. триггером спланированного провокаторами «народного возмущения» в Казахстане в начале января 2022 года стало неожиданное объявление о 20%-ном повышении цен на газ.

В ответ на признание Россией независимости самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР и на проведение Россией спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины в конце февраля 2022 года ей была объявлена странами Запада (США, ЕС, Канады и др.), по сути, экономическая война. Средствами ведения этой войны стали беспрецедентные широкомасштабные экономические санкции (вплоть до заморозки валютных резервов и отключения от системы SWIFT), количество которых на 23 апреля составляло 7 161 (рис. 1), целями объявлены прекращение экономического роста в России и радикальное ускорение инфляции. Так, председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен пообещала, что новые «санкции затормозят экономический рост России, разгонят инфляцию, поднимут цену кредитов и постепенно разрушат промышленную базу» нашей страны [14]. Конечной целью этих санкций являются подрыв социально-экономической безопасности и смена политического руководства Российской Федерации.

*Данные на 23 апреля.

** 21 февраля президент России объявил о признании независимости ДНР и ЛНР.

Рисунок 1. Страны – лидеры по числу введенных санкций*

Источник: [17] (Sidorkova, Atasuntsev, 2022).

Одним из первых вызовов в возникшей после начала экономической войны против России новой турбулентной экономической ситуации, на который было необходимо немедленно отвечать, стала дестабилизация ценовой ситуации в России. Она проявилась в том, что индекс потребительских цен с начала марта 2022 года за 18 дней увеличился до 105,38%, а с начала года – до 107,67%. В то время как год назад эти показатели составляли с начала марта 2021 г. – 100,66%, с начала 2021 года – 102,13%) [16].

Таблица 1

Темпы среднесуточного прироста цен в феврале – апреле 2022 года


В феврале 2022 г.
С 26 февраля по
4 марта
С начала марта по 11 марта
С начала марта по 18 марта
С начала марта по 25 марта
С начала апреля по 15 апреля
Индекс среднесуточного прироста цен (ИСПЦ)

0,042

0,314

0,303

0,292

0,256

0,066
Динамика изменения ИСПЦ по отношению к уровню февраля 2022 г., разы

х

7,5

7,2

7

6,1

1,6
Динамика изменения ИСПЦ по отношению к уровню периода с 26 февраля по 4 марта, %

х

100

96,5

93

82

21
Источник: рассчитано автором по данным Росстата [16].

Данные таблицы 1 показывают, что наиболее высокий темп среднесуточного прироста цен был в конце февраля – начале марта 2022 года, то есть в первую неделю после введения санкций. Он в семь с половиной раз превышал темп среднесуточного прироста цен в феврале. Однако темп среднесуточного прироста цен существенно спадает к середине апреля, когда индекс среднесуточного прироста цен (ИСПЦ) уже составляет пятую часть ИСПЦ первой недели начала спецоперации.

Рисунок 2. Индекс потребительских цен на конец месяца в % к предыдущему месяцу

Источник: составлено автором по данным Росстата [16].

Данные Росстата по индексу потребительских цен на конец марта (рис. 2) показывают составляющие резкого увеличения инфляции в марте 2022 года. Наиболее быстро росли цены на непродовольственные товары, которые к началу февраля 2022 года снизились сильнее, чем цены на другие товары. На втором месте по влиянию на рост ИПЦ находились цены на продовольственные товары, и наименьший вклад внесли цены на услуги.

В наиболее острый период потребительской паники в марте 2022 года цены росли неравномерно. Так, среди продуктов питания наиболее быстрый рост цен наблюдался на сахар-песок, на лук репчатый и на поездки на отдых в Турцию (табл. 2)

Таблица 2

Индексы потребительских цен товаров с максимальным ростом

(цены на 18 марта по отношению к данным на указанные даты)


К 11 марта
К 5 марта
К концу февраля
К концу декабря 2021 года
Сахар-песок
113,84
112,761
130,77
137,09
Лук репчатый
113,65
102,34
117,15
121,05
Поездка на отдых в Турцию

109,70

128,39

162,66

199,71
Источник: составлено автором по данным Росстата [16].

Фиксировалась существенная неравномерность в темпах роста цен по регионам. Так, например, наиболее острая ситуация, которая наблюдалась по ценам на сахар, по данным Росстата, с 11 марта по 18 марта 2022 года развивалась в регионах следующим образом. Они увеличились в среднем по России – на 13,8%, в том числе в 20 субъектах Российской Федерации – на 1,7–7,0%; в 34 субъектах – на 7,1–14,0%; в 20 субъектах – на 14,1–24,0%; в 10 субъектах – на 24,1–37,1%. Снизились эти цены в одном субъекте РФ (г. Севастополь) – на 0,8% [16]. Через неделю ситуация изменилась. Эта неравномерность, проявляющаяся и по другим продуктам, создает угрозы возникновения определенного напряжения в отношениях между регионами по поводу вывоза товаров, подобного проблемам 1990-х годов.

Таким образом, в ценовой сфере России с введением санкций возникла шоковая ситуация, угрожающая дестабилизацией всей социально-экономической сферы России. Прежде всего, стремительный рост цен на потребительском рынке, являясь результатом панических потребительских настроений и, в свою очередь, сильно воздействуя на психику людей, наблюдавших к тому же за быстрым исчезновением товаров с полок магазинов и опасавшихся дефицита, создавал угрозу резкого снижения уровня жизни населения и дестабилизации социально-политической сферы страны. Во-вторых, поскольку, как показано на рисунке 2, наиболее высокими темпами росли цены на промышленные товары, и это касалось не только удорожания готовой продукции, но и удорожания большинства факторов производства, это неизбежно должно было негативным образом повлиять на все фазы производственного процесса, препятствуя нормальному возобновлению цикла воспроизводства. И все эти негативные последствия ценовой дестабилизации существенно усугублялись действиями санкций в первую очередь на российский финансовый сектор и внешнюю торговлю.

Уровень остроты угрозы от дестабилизации ценовой ситуации возрастал, поскольку еще не были преодолены инфляционные последствия пандемии COVID-19, в результате которой инфляция в России в два с лишним раза превысила целевой уровень (4%) и составила 8,39% [16], а продовольственная инфляция, по различным оценкам, составляла от 12 до 20%. Факторы, дестабилизирующие цены в период пандемии, в основном сохранились, но действовали по-разному, а также к ним добавились новые (табл. 3).

Таблица 3

Сходство и отличие действия основных факторов роста цен в РФ в 2020–2021 гг. при пандемии COVID-19 от роста цен в 2022 году после начала

спецоперации по защите ДНР и ЛНР

Пандемия
Фактор роста
Начало спецоперации
Безусловно
присутствовало
Резкое снижение курса рубля
Безусловно
присутствовало
Отчасти
присутствовало
Ажиотажный спрос из-за боязни дефицита или подорожания
Безусловно
присутствовало

Безусловно присутствовало
Повышение мировых цен
Отчасти присутствовало
Безусловно
присутствовало
Нарушение логистических цепочек
Безусловно
присутствовало

Не наблюдалось
Отказ от ведения бизнеса и поставок товаров в Россию
Безусловно
присутствовало
Источник: составлено автором.

В иерархии факторов, повлиявших на повышение цен после введения широкомасштабных санкций, по нашему мнению, безусловно, первое место принадлежит резкому снижению курса рубля, который за несколько дней сократился на 36% и составил 9 марта 2022 года 120 рублей за доллар США (рис. 3). Это (влияние) связано в большей степени с ролью доллара США, которая сохранилась за ним в международных расчетах и, соответственно, в привычке измерять эффективность бизнеса, пересчитывая рублевую выручку в долларах и евро как ключевых резервных валютах. Кроме этого, также большая доля импортируемых товаров и факторов производства в российской экономике создает благоприятные условия для эффекта переноса падения российского рубля на цены внутреннего рынка, вызывая их соответствующий рост. Кроме того, падению рубля принадлежит роль «спускового крючка» в подорожании широкого круга товаров, которое в условиях, когда санкции создали угрозу разрыва торговых отношений, приобрело форму ажиотажного спроса. Это следующий по значимости фактор подорожания, связанный с боязнью дефицита товаров или их шокового подорожания.

Рисунок 3. Динамика курса доллара к рублю в феврале – апреле 2022 года

Источник: [17] (Sidorkova, Atasuntsev, 2022).

Ажиотажный спрос населения возник в основном на продукты питания длительного хранения, на бытовую технику, на бытовую химию и в наибольшей степени – на лекарства. В отличие от периода пандемии этот фактор действовал более сильно, поскольку его действие усиливалось фактором ухода с российского рынка ряда компаний стран, введших санкции. В то же время в период пандемии более значима была роль фактора роста мировых цен на товары российского экспорта, что в период проведения спецоперации было отчасти блокировано нарушением внешнеторговых связей как со стороны России (например, введение экспортных пошлин и эмбарго из-за угроз продовольственной безопасности), так и со стороны западных стран, препятствующих экспорту российских товаров.

Как уже отмечалось, провоцирующим потребительскую панику обстоятельством является сильная зависимость страны от импорта товаров. Особенно критичным этот фактор становится в том случае, когда эта зависимость угрожает жизни и здоровью населения. Это, прежде всего, касается лекарств (рис. 4).

Рисунок 4. Степень зависимости российского фармацевтического рынка от импорта

Источник: [15].

Вопрос стабилизации процессов, развернувшихся в ценовой сфере страны в первые недели после начала спецоперации, стал главным вызовом, парирование которого должно было продемонстрировать устойчивость экономики России и безуспешность реализации планов по ее разрушению. Возник соблазн введения прямого государственного регулирования цен на социально значимые продукты [1]. Именно к государственному регулированию цен – прямому и косвенному – прибегло Правительство Российской Федерации в период пандемии с 2020 г. по 2021 г. В результате в этом временном промежутке в разные сроки были реализованы соглашения с торговыми сетями о предельных ценах на сахар и подсолнечное масло; введены квоты и вывозные пошлины на ряд зерновых продуктов; на металлический лом и другие металлы; на изделия из древесины, внесены изменения в российское законодательство по этим вопросам. Впоследствии по завершении соглашений о предельных ценах на сахар Минсельхоз принял решение о создании резервов сахарного песка для проведения интервенций на рынке сахара в целях снижения цен по типу зерновых интервенций. Те же меры было решено использовать для поддержания цен на зерновые [3, с. 235–236] (Gorodetskiy, Karavaeva, Lev, 2021, р. 235–236). В целом это вмешательство государства в ценовые процессы, не лишенное издержек и недостатков, в период пандемии осуществлялось достаточно системно. Появлялись новые формы, инструменты, институты, что демонстрировало последовательную нацеленность правительства с организующим участием вице-премьера А.Р. Белоусова на стабилизацию цен внутри страны, разработку системы предотвращения влияния шоков роста мировых цен на внутренние цены и т.п. В итоге это позволило удержать ценовую стабильность на приемлемом уровне [8] (Kolpakova, 2021), учитывая финансовую поддержку малообеспеченных слоев населения и семей с детьми, осуществленную в тот период.

Обзор факторов, влияющих на дестабилизацию, во вновь изменившейся ценовой ситуации в России, показал, что большинство этих факторов лежат вне плоскости государственного регулирования цен (табл. 3). В работе по восстановлению ценовой стабильности, прежде всего в краткосрочном периоде на потребительском рынке, в ситуации экономической войны Запада с Россией на первый план должно было выйти использование таких функций цен, как функция балансирования спроса и предложения, а также стимулирующая функция. Именно свободное осуществление ценами этих функций может позволить создать стимулы для развития производства и увеличить предложение отечественных товаров, насытить потребительский рынок и тем самым сбить цены. Следовательно, по сравнению с ситуацией пандемии COVID-19 в нынешних условиях существенным образом меняется роль и место регулирования цен государственными органами как метода поддержания ценовой стабильности, а в конечном итоге – социально-экономической безопасности. Оно сыграло важную роль в период пандемии COVID-19. Но в данной ситуации его применять требуется с большой осторожностью, взвешивая все за и против, борясь со спекулятивными и монополистическими тенденциями, ограничивая чрезмерные наценки как в розничном, так и в оптовом звене, но не допуская условий создания дефицита товаров [9] (Lev, 2001).

Можно только положительно оценить деятельность правительства М. Мишустина, которое избежало соблазна усиления государственного регулирования цен, разработав широкий комплекс мер по повышению устойчивости российской экономики к шокам от постоянно увеличивающегося количества санкций (рис. 5).

Рисунок 5. Состав и стоимость антикризисного пакета правительства, млрд руб.

Источник: [17] (Sidorkova, Atasuntsev, 2022).

Также в целом положительно сказываются на ценовой сфере России решения руководства Банка России, главным результатом которых является укрепление российской валюты (рис. 3), оказавшее, по нашему мнению, решающее сдерживающее воздействие на инфляционные ожидания населения и ценовую политику хозяйствующих субъектов. Важно, однако, чтобы это сопровождалось и снижением ключевой ставки Центробанка для того, чтобы переломить наблюдающуюся тенденцию снижения инвестиционной активности в России, что угрожает планам по осуществлению импортозамещения и, соответственно, негативно скажется в дальнейшем на ценовой стабильности.

Определенную роль в стабилизации ценовой ситуации в период с начала усиленного санкционного давления сыграла деятельность государственных органов по контролю за ценами в сфере оптовой и розничной торговли.

Среди направлений корректирующего воздействия на цены социально значимых продуктов питания и лекарств, входящих в Перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов для медицинского применения (список ЖНЛВП), можно отметить:

- регулирование надбавок к ценам в розничном звене торговли как со стороны государственных органов, так и инициативное со стороны торговых сетей;

- регулирование надбавок к ценам в оптовом звене со стороны государственных органов;

- пресечение спекулятивных тенденций на продовольственном рынке;

- антимонопольное регулирование.

Так, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) осуществляла постоянное отслеживание изменения цен на предмет злоупотребления доминирующим положением, наличия антиконкурентных соглашений или согласованных действий. По результатам анализа поступающей от населения информации с начала марта было выдано 81 предостережение, 15 предупреждений, возбуждено 7 дел о нарушении антимонопольного законодательства. В частности, были проведены проверки на рынке сахара. Ведомство выявило факты нарушений антимонопольного законодательства как у производителей, так и у посредников и торговых сетей. Антимонопольные дела возбуждены в Архангельской, Воронежской, Кемеровской областях, Татарстане и Хакасии, а также в Краснодарском крае. Кроме того, возбуждено дело в отношении крупнейшего производителя сахара по факту координации торговых сетей по установлению розничных цен на сахар. Также была проведена антикартельная проверка в отношении торговой компании «Мираторг» с целью проверки цепочки поставок мяса [4] (Egorsheva, 2022) и т.п.

Федеральная антимонопольная служба сыграла свою роль в стабилизации цен, но ее деятельность не была решающей. Решающее влияние на снижение ажиотажного спроса и снижение темпов роста цен и даже временное снижение их уровня (от достигнутого максимального) по некоторым важным позициям (сахар, гречка, электроника) оказало, по нашему мнению, как уже говорилось, укрепление российской валюты и расширение предложения товаров.

Можно на данном этапе считать, что в отношении главной угрозы – угрозы не столько устойчивости российской экономики, сколько социально-политической стабильности в виде ажиотажного спроса и резкого роста цен на потребительском рынке – расширенное правительство действовало успешно и устранило ее в краткосрочном периоде. По данным Росстата на середину апреля 2022 г., за неделю с 9 по 15 апреля 2022 года рост цен составил 0,2%, что соответствует данным за аналогичный период 2021 года [16]. Цены на некоторые товары снижаются. Положительно сказывается повышение курса рубля, вернувшегося к докризисным значениям (рис. 3). Однако не стоит ждать существенного снижения цен от вновь достигнутых значений, поскольку в отношении цен в экономике действует эффект храповика [1].

В долгосрочном периоде угроза дестабилизации ценовой ситуации остается достаточно высокой. Это связано с отложенным эффектом принятых санкций, которые сравнимы с экономической блокадой России. Это создает риски и угрозы высокой степени остроты для российского реального сектора, который вступает в турбулентную полосу кардинальной перестройки в целях импортозамещения. Программа импортозамещения предполагает активизацию инвестиционного процесса, поэтому уровень цен на факторы производства будет иметь решающее значение для повышения эффективности этой деятельности. И в этом отношении важно будет использовать соответствующие рычаги государственного регулирования цен для сдерживания их роста. Уже на данном этапе предприняты шаги по замораживанию цен производителей на металлы и ограничению наценок к ним у трейдеров, по ограничению роста цен на стройматериалы, на коксующийся уголь и т.д. Цены на биржевые товары привязываются к котировкам российских товарно-сырьевых бирж, что должно способствовать их отвязке от мировых цен и снижению.

Понятно, что в новой реальности, созданной санкционной войной и продолжающейся спецоперацией по демилитаризации и денацификации Украины, баланс между степенью государственного регулирования цен и степенью свободы ценообразования у хозяйствующих субъектов в долгосрочном периоде может качнуться в ту или иную сторону. Это будет зависеть от множества факторов и прежде всего от успешности реализации планов по развитию экономики и решений по укреплению национальной безопасности России. Эффективное государственное ценовое регулирование должно занять свое оптимальное место в формирующейся новой модели экономического развития России.

Заключение

Поскольку состояние экономической войны стран Запада с Россией продлится на неопределенно долгий период, для поддержания ценовой стабильности как условия сохранения устойчивости российской экономики необходимо исходить из следующего:

– во-первых, достаточно высокий темп роста цен ряд лет неизбежен (прогнозные оценки колеблются в 2022 году от 20% [13] до более 30% [5] (Inozemtsev, 2022)) и нужно с ним смириться на некоторое время;

– во-вторых, основным средством борьбы с высоким ростом цен при условии сохранения санкций является реализация антикризисного плана, предусматривающего широкую поддержку отечественного бизнеса, включая средний и малый, для которого свобода ценообразования играет решающую роль, что позволит создать импортозамещающие производства, трудоустроить население и сбить ажиотажный спрос;

– в-третьих, важным условием сохранения социальной стабильности при продолжении высокой инфляции является адресная финансовая поддержка наименее обеспеченных слоев населения;

– в-четвертых, методы государственного регулирования цен, как прямые, так и косвенные, следует применять с большой осторожностью, взвешивая все за и против, борясь со спекулятивными и монополистическими тенденциями, но не создавая препятствий для развития бизнеса и ликвидации дефицита товаров;

– в-пятых, критерием эффективности методов борьбы с инфляцией, как немонетарных, так и монетарных, с точки зрения укрепления социально-экономической безопасности должен быть не столько уровень инфляции, сколько темп промышленного роста и экономики в целом.

[1] Эффект храповика – эффект в экономической теории, где храповик – механизм, не позволяющий колесу провернуться в обратную сторону, используется для характеристики ситуации в экономике, когда цены, раз поднявшись под воздействием ряда факторов, после окончания их действия не возвращаются к исходному уровню.


Источники:

1. В ГД обсудили неотложные меры по ограничению роста цен на внутреннем рынке. [Электронный ресурс]. URL: http://duma.gov.ru/news/53660/ (дата обращения: 25.04.2022).
2. Гельвановский М. И., Колпакова И.А.,Лев М.Ю. Цены и инфляция в бюджете страны: реалии и проблемы // Вестник АКСОР. – 2014. – № 4(32). – c. 137-143.
3. Городецкий А.Е., Караваева И.В., Лев М.Ю. Экономическая безопасность России в новой реальности. / Коллективная монография. - М.: ИЭ РАН, 2021. – 325 c.
4. Егоршева Н. ФАС напомнила о контроле за ценообразованием на социально значимых рынках. - Российская газета, 2022. – 4 c.
5. Иноземцев В. Как перезагрузить финансовую систему страны. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mk.ru/economics/2022/03/21/predlozheny-mery-po-obustroystvu-cb-posle-blokirovki-zapasov.html (дата обращения: 29.03.2022).
6. Караваева И.В., Казанцев С.В., Коломиец А.Г. Основные тенденции развития экономики России на очередной трехлетний период: анализ, риски, прогноз // Экономическая безопасность. – 2020. – № 4. – c. 415-442. – doi: 10.18334/ecsec.3.4.111031.
7. Караваева И.В., Быковская Ю.В., Бухвальд Е.М., Казанцев С. В., Коломиец А. Г., Лев М. Ю., Колпакова И. А. Экспертная оценка проекта федерального бюджета на 2022 год и на плановый период 2023-2024 годов // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2021. – № 11(119). – c. 138-163. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2021.11.01.019.
8. Колпакова И. А. Возможности и пределы государственного регулирования цен в России в период пандемии COVID-19 в контексте укрепления социально-экономической безопасности // Экономическая безопасность России: проблемы и перспективы: Материалы IX Международной научно-практической конференции ученых, специалистов, преподавателей вузов, аспирантов, студентов, Нижний Новгород, 02 июня 2021 года. – Нижний Новгород: НГТУ им. Р.Е. Алексеева. Нижний Новгород, 2021. – c. 95-102.
9. Лев М. Ю. Правовые вопросы ценообразования и государственного регулирования цен. - Санкт-Петербург: Издательство Санкт-Петербургского государственного университета, 2001. – 153 c.
10. Лев М. Ю. Цены и ценообразование: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки 080100.62 «Экономика» (квалификация (степень) «бакалавр»). / Второе издание. - Москва: Общество с ограниченной ответственностью «Издательство «Юнити-Дана», 2015. – 384 c.
11. Лев М. Ю. Цены как фактор экономической безопасности и их влияние на инфляционные процессы в России // Вестник РАЕН. – 2016. – № 2. – c. 80-87.
12. Лев М. Ю. Индекс потребительских цен и прогнозные и пороговые значения в системе экономической безопасности // Экономическая безопасность. – 2019. – № 1. – c. 65-71. – doi: 10.18334/ecsec.2.1.100624.
13. Макроэкономический опрос ЦБ прогнозирует спад ВВП на 8% и инфляцию 20%. [Электронный ресурс]. URL: https://www.kommersant.ru/doc/5251178 (дата обращения: 29.03.2022).
14. Никифорова В. Чего нам ждать теперь от Запада. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20220225/sanktsii-1774917255.html (дата обращения: 25.04.2022).
15. Пичугина Е. Предсказано будущее лекарств под санкциями. [Электронный ресурс]. URL: https://www.mk.ru/economics/2022/03/22/predskazano-budushhee-lekarstv-v-rossii-pod-sankciyami.html (дата обращения: 29.03.2022).
16. Сайт Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/compendium/document/50798 (дата обращения: 25.04.2022).
17. Специальная военная. Месяц третий Сидоркова И., Атасунцев А. Специальная военная. Месяц третий // РБК, 25 апреля 2022, №58 (3551), с. 3
18. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов (КНИГИ I-III). - М.: Наука, 1992. – 572 c.
19. Фридман М. Капитализм и свобода. - М.: Новое издательство, 2016. – 288 c.

Страница обновлена: 23.06.2022 в 19:40:19