Управление риском для здоровья населения в системе экономической безопасности страны и региона

Кирьянов Д.А.1, Цинкер М.Ю.1, Голева О.И.2
1 Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения
2 Федеральный научный центр медико-профилактических технологий управления рисками здоровью населения Пермский государственный национальный исследовательский университет

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 4, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Кирьянов Д.А., Цинкер М.Ю., Голева О.И. Управление риском для здоровья населения в системе экономической безопасности страны и региона // Экономическая безопасность. – 2021. – Том 4. – № 4. – doi: 10.18334/ecsec.4.4.113405.

Аннотация:
Работа по формированию критериев оценки экономической безопасности в Российской Федерации и ее субъектах охватывает широкий круг проблем, является многоаспектной и представляет интерес как для научного сообщества, так и для органов государственной власти. В работе проведена оценка экономических потерь от смертности и заболеваемости населения страны и регионов. Для оценки риска здоровью населения при обеспечения экономической безопасности предложены коэффициенты обеспечения экономической устойчивости. Рассчитанный коэффициент обеспечения экономической устойчивости показал, что в целом в Российской Федерации риск здоровью населения, с точки зрения обеспечения экономической безопасности оценивается как «низкий». На примере деятельности Роспотребнадзора продемонстрированы критерии оценки рисков для жизни и здоровья населения РФ при обеспечении экономической безопасности РФ.

Ключевые слова: экономическая безопасность, потери ВВП, оценка рисков для здоровья населения, эффективность надзорной деятельности

JEL-классификация: I12, I15, I18



Введение. Актуальностью исследуемой проблематики обладают такие аспекты, как выбор и аргументация приоритетов социально-экономической стратегии государства; практический опыт социального партнерства власти, бизнеса и некоммерческих организаций; мониторинг эффективности реализации социально-экономической политики; сравнительный анализ федерального и регионального уровней социально-экономической политики РФ. В связи с чем, системное исследование государственной социально-экономической политики в контексте управления риском здоровья населения в системе экономической безопасности страны и регионов определяет актуальность темы авторского коллектива.

Объект исследования – государственная социально-экономическая политика Российской Федерации в контексте управления риском здоровья населения.

Предмет исследования – закономерности и тенденции государственной социально-экономической политики в контексте управления риском здоровья населения в системе экономической безопасности страны и региона.

Цель исследования – обосновать и предложить механизм оценки риска для жизни и здоровья населения в системе экономической безопасности Российской Федерации и её субъектов.

Для достижения поставленной цели определено последовательное решение следующих задач:

- рассмотреть теоретические аспекты – здоровье населения в системе экономической безопасности;

- оценить эффективность контрольно-надзорной деятельности в контексте обеспечения экономической безопасности страны и регионов [29];

- выявить и проанализировать экономические риски для жизни и здоровья населения [30];

Теоретическая и практическая значимость работы. Положения, выводы и рекомендации исследования вносят вклад в совершенствование понятийного аппарата, методик анализа и оценки рисков для жизни и здоровья населения в системе экономической безопасности Российской Федерации и её субъектов. Материал исследования может быть использован в деятельности органов государственной и региональной власти, местного самоуправления Российской Федерации при разработке и реализации социально-экономической политики, а также в образовательном процессе в ВУЗах.

Здоровье населения в системе экономической безопасности: понятие и критерии. В соответствии со «Стратегией национальной безопасности РФ» экономическая безопасность является одной из основных составляющих национальной безопасности страны [3]. В свою очередь «Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года» определяет экономическую безопасность, как «состояние защищенности национальной экономики от внешних и внутренних угроз, при котором обеспечиваются экономический суверенитет страны, единство ее экономического пространства, условия для реализации стратегических национальных приоритетов Российской Федерации» [1].

Кроме ключевых стратегических документов в области экономической безопасности можно отметить большое количество исследований российских ученых посвященных структуре экономической безопасности, критериям и способам ее оценки. Особо следует отметить фундаментальные работы Абалкина Л.И. [6], Сенчагова В.К. [32; 33], Татаркина А.В., Куклина А.А. [35; 36] и др.

В оценке экономической безопасности можно выделить три составляющие: выбор параметров (показателей), характеризующих состояние экономической безопасности, определение «критериев состояния безопасности, формирование агрегированных показателей и индексов» [23].

«Стратегия экономической безопасности РФ» в настоящее время содержит только перечень показателей состояния экономической безопасности (40 показателей) без указаний на методики оценки уровня безопасности и критерии безопасности для страны. Соответственно, для уровня регионов пороговые значения этих параметров на нормативном уровне также не сформулированы.

Отмечается, что «определяющим методическим инструментарием для функционирования всей системы социально-экономической безопасности должна стать разработанная система индикаторов и их пороговых значений, без чего невозможны как объективная оценка состояния безопасности региона, так и прогнозирование угроз, и принятие необходимых превентивных и иных мер, разделяемых в зависимости от их уровня и целей» [40].

Этим вопросам посвящены работы целого ряда российских ученых-экономистов. Глазьевым С.Ю. еще в девяностые годы были сформулированы основные макроэкономические показатели оценки экономической безопасности (утвержденные Советом безопасности РФ в 1996 году) и, что особенно важно, их пороговые значения (22 показателя, среди которых ВВП, доля обрабатывающей промышленности в промышленном производстве, объем инвестиций в процентах к ВВП, расходы на научные исследования, продолжительность жизни населения, уровень безработицы, уровень инфляции, объем внутреннего и внешнего долга и др.) [9].

Сенчагов В.К. с соавторами предложили перечень показателей оценки экономической безопасности, сформулировали пороговые значения и разработали долгосрочные и краткосрочные индикаторы экономической безопасности России (оцениваются сфера реальной экономики, социальная сфера, денежно-кредитная сфера, внешнеэкономическая сфера, а также биржевые и дополнительные индикаторы) [32; 33].

Подходы к установлению перечня показателей экономической безопасности на уровне субъектов РФ содержатся в работах таких авторов как: Долматов И.В. [12], Дюженкова И.В. [13], Филеткин О.С. [38], Уткин Э.А., Денисов А.Ф., Измеров Н.Ф. [37; 21] и др. Но указанные концепции требуют установления пороговых значений сформулированных показателей. Эта работа осуществлена такими учеными как: Новикова И.В., Красников Н.И. [26], Борзых Л.А. [7] и др.

«Из общей совокупности методов для анализа и прогнозирования различных параметров экономической безопасности Езерская С.Г., Новикова И.В. и др. выделили следующие [15]:

- метод наблюдения основных макроэкономических показателей и сравнения их с пороговыми значениями (использован Глазьевым С.Ю.);

- метод отслеживания темпов экономического роста по динамике изменения основных макроэкономических показателей (использован Илларионовым А.Н.);

- метод ранжирования территорий (по уровню угроз, рисков, отдельных составляющих безопасности и др.), использующий экспертные оценки;

- ряд методов многомерного статистического анализа;

- оценка последствий угроз безопасности через количественное определение ущерба» [40].

Необходимо отметить, что во всех рассмотренных работах в качестве одного из основных (не редко основного или первого) показателя оценки экономической безопасности страны используется валовой внутренний продукт (ВВП) в нескольких вариациях:

1) индекс физического объема валового внутреннего продукта;

2) валовой внутренний продукт на душу населения (по паритету покупательной способности);

3) доля российского валового внутреннего продукта в мировом валовом внутреннем продукте;

4) доля ВВП в целом от среднего по странам «большой семерки»;

5) доля ВВП на душу населения от среднемирового.

Соответственно, для регионов применяется валовой региональный продукт (с ориентацией на среднероссийские уровни, по аналогии со среднемировыми показателями для ВВП).

Первые три пункта указанного списка включены и в Стратегию экономического развития Российской Федерации до 2030 года, именно с них начинается перечень показателей состояния экономической безопасности.

С точки зрения экономической теории состояние экономической безопасности сопровождается экономическим ростом (одним из индикаторов которого является рост реального ВВП), в то же время экономическая стагнация или рецессия характеризуют состояние экономической нестабильности и представляют собой «угрозу экономической безопасности страны» [22]. То есть, реальный рост ВВП (ВРП) характеризует способность экономики функционировать в режиме расширенного воспроизводства.

Стоит отметить, несмотря на то, что «повышение качества жизни и укрепление здоровья населения» являются национальными интересами страны на долгосрочную перспективу [2] и целями государственной политики в сфере обеспечения экономической безопасности [1] показатели состояния здоровья и заболеваемости, как правило, не используются (в том числе в Стратегии экономической безопасности РФ) в силу сложности агрегирования и интерпретации информации для указанных целей. В отдельных случаях применяется такой показатель, как продолжительность жизни.

Оценка эффективности контрольно-надзорной деятельности в контексте обеспечения экономической безопасности страны и регионов. «Стратегия экономической безопасности РФ до 2030 года» предусматривает «повышение эффективности бюджетных расходов и совершенствование деятельности контрольно-надзорных органов, в том числе на основе широкого внедрения риск-ориентированного подхода» [1].

Обеспечение экономической безопасности страны и регионов требует широкого спектра превентивных мер и мероприятий, в реализации которых важную роль играют контрольно-надзорные органы, как институты, деятельность которых, в первую очередь, направлена на предотвращение реализации рисков. Наиболее ярко такой подход в настоящее время проявляется в условиях реализации концепции риск-ориентированного надзора. «Мониторинг ситуации, индикативное планирование и моделирование риска – неотъемлемые составляющие обеспечения экономической безопасности при реализации надзорной деятельности» [25].

В то же время, обоснование мер, направленных на устранение имеющихся экзогенных и эндогенных угроз экономической безопасности страны и региона, а также предупреждение вероятных угроз, требуют системного подхода и обоснования (в том числе экономического).

В общем виде эффективность принимаемых мер оценивается как разница реализованного ущерба по совокупности объектов экономической безопасности и предотвращенного ущерба по отношению к затратам на осуществление мероприятий по обеспечению экономической безопасности [20; 40]. То есть, в основе оценки лежат параметры реализованных и предотвращенных потерь (ущербов).

Таким образом, полученные результаты реализации мероприятий могут быть сопоставлены с соответствующими показателями изменений ВВП (ВРП) как основного стоимостного параметра характеризующего экономическую безопасность страны и региона.

Инструментарий подобной оценки активно разрабатывается отдельными учеными и научными коллективами. Так, для задач выявления приоритетных факторов, оказывающих влияние на здоровье человека, применяются методы оценки риска и пробит-анализа. Для выявления зависимостей в системе «среда-здоровье» широко используются методы математического моделирования, в том числе нейронных сетей [8; 16; 39]. Прогнозы изменений в состоянии здоровья выполняются методами нелинейного матричного прогнозирования или с применением методов теории чувствительности [11; 17]. В настоящее время доказано негативное воздействие на состояние здоровья населения неблагополучной санитарно-гигиенической обстановки [18; 19; 27; 28].

Заболеваемость и смертность населения помимо снижения качества жизни населения приводят к снижению периода трудоспособности и, как следствие, недопроизводству валового продукта (снижению ВВП и ВРП). В основе большинства методик, по экономической оценке, фактических потерь от смертности и заболеваемости населения, лежит методология расчета экономических потерь от смертности, заболеваемости и инвалидизации населения [4]. В соответствии с методологией расчета экономических потерь от смертности, заболеваемости и инвалидизации населения экономические потери от заболеваемости трудоспособного населения оцениваются как потери ВВП в отчетном году вследствие возникновения периода нетрудоспособности. Оценка предотвращенных потерь (дополненная оценкой налоговых потерь) представлена в методических рекомендациях «Расчет фактических и предотвращенных в результате контрольно-надзорной деятельности экономических потерь от смертности, заболеваемости и инвалидизации населения, ассоциированных с негативным воздействием факторов среды обитания» [5].

Ряд авторских исследований посвящены детализации и расширению указанных в нормативных документах подходов по уточнению возможных последствий в долгосрочной перспективе, оценке потерь для бюджетов бюджетной системы РФ, оценке потерь для нетрудоспособного населения [10; 14; 24; 31; 34; 41; 43; 45].

Применение экономического инструментария и стоимостной оценки рисков для здоровья населения, обусловленных санитарно-эпидемиологической ситуацией, позволяет оценить не только экономическую целесообразность и эффективность мер и мероприятий по управлению указанными рисками органами государственного управления, но и оценить влияние управления рисками для здоровья населения, обусловленных санитарно-эпидемиологической ситуацией, на экономическую безопасность страны и регионов.

Таким образом, аналитический обзор нормативных документов и результатов научно-исследовательских работ в области обеспечения экономической безопасности Российской Федерации позволил выделить индикативные показатели экономической безопасности, подходы к оценке эффективности контрольно-надзорных органов (основанные на соотношении предотвращенных потерь (ущерба) и затрат на осуществление контрольно-надзорных мероприятий), инструментарий, позволяющий количественно оценивать стоимостную оценку рисков для здоровья населения, обусловленных санитарно-эпидемиологической ситуацией.

Экономическая оценка риска для жизни и здоровья населения. Экономические потери за отчетный год, связанные с изменением заболеваемости и смертности населения, рассчитываются как потери, обусловленные недопроизводством валового внутреннего продукта (ВВП) или валового регионального продукта (ВРП) из-за выбытия человека из трудовой деятельности. При расчете недопроизведенного ВВП или ВРП считается, что выбывший из трудовой деятельности человек, относящийся к определенной группе, работал бы так же, как среднестатистический представитель данной группы, продолжающий осуществлять трудовую деятельность.

Величина вероятного экономического ущерба, связанного с нарушениями здоровья, ассоциированными с качеством объектов среды обитания, рассчитывается по формуле:

, где (1)

– вероятный экономический ущерб, связанный с нарушениями здоровья, ассоциированными с качеством объектов среды обитания, рублей;

ΔY –абсолютное число случаев нарушений здоровья, ассоциированных с нарушениями качества объектов среды обитания;

– доля случаев нарушений здоровья, сопровождающихся выбытием человека из трудовой деятельности;

Vэкономические потери, обусловленные недопроизводством валового продукта из-за выбытия человека из трудовой деятельности на 1 год, рублей на 1 занятого в экономике;

L – средняя длительность 1 случая нарушений здоровья, сопровождающегося выбытием человека из трудовой деятельности, дней.

Доля случаев нарушений здоровья, сопровождающихся выбытием человека из трудовой деятельности, определяется на основе данных РФ и региональной статистики за последний известный год (статистический сборник «Труд и занятость в России», издаваемый Федеральной службы государственной статистики). Для оценки экономического ущерба от случаев смерти эта величина приравнивается доле работающего населения. Для оценки экономического ущерба от случаев заболеваний – это доля случаев, сопровождающихся оформлением листов временной нетрудоспособности.

Для детского населения, доля случаев заболеваний, сопровождающихся оформлением листов временной нетрудоспособности определяется на основании формы 16-ВН «Сведения о причинах временной нетрудоспособности»: как отношение числа случаев временной нетрудоспособности по причине «уход за больным» к общему числу случаев временной нетрудоспособности по всем причинам.

Средняя длительность 1 случая нарушения здоровья, сопровождающегося выбытием человека из трудовой деятельности, принимается равной:

- для случаев смерти: половине календарного года (L=183 дня);

- для случаев заболеваний: средняя длительность случая с временной нетрудоспособностью.

Источником информации для оценки длительности одного случая заболевания является Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС). В системе ЕМИСС содержится информация: число случаев и дней временной нетрудоспособности по РФ в разрезе классов заболеваний; число случаев и дней временной нетрудоспособности в разрезе регионов РФ.

Как уже отмечалось, для выполнения расчета экономических ущербов в РФ используется методология расчета экономических потерь от смертности, заболеваемости и инвалидизации населения [4].

Для выполнения расчета экономических ущербов в регионе используются данные о валовом региональном продукте. В связи с тем, что данные по ВРП появляются в официальной статистике с лагом, и тем, что сумма региональных ВРП не совпадает с валовым внутренним продуктом РФ, выполнялся расчет скорректированного ВРП по формуле:

, где (2)

– сумма ВРП по регионам РФ;

– численность населения, занятого в экономике.

Экономические потери/эффекты рассчитываются отдельно по регионам РФ и в целом по Российской Федерации в разрезе половозрастных групп, классов болезней в соответствии с Международной статистической классификацией болезней и проблем, связанных со здоровьем, 10-го пересмотра (МКБ-Х) и причин смертности.

В таблице 1 приведен экономический ущерб, связанный с числом случаев смерти в разрезе классов причин, ассоциированных с качеством среды обитания в Российской Федерации.

Таблица 1.

Экономический ущерб, связанный с числом случаев смерти в разрезе классов причин, ассоциированных с качеством среды обитания в РФ

Возрастная группа
Класс причин смерти
Экономический ущерб, млн. руб.
2015 г.
2016 г.
2017 г.
Взрослое население трудоспособного возраста
Болезни органов дыхания
182,54
280,70
126,73
Болезни органов пищеварения
1 285,15
1 357,43
1 398,32
Болезни системы кровообращения
5 772,54
5 814,08
5 346,97
Новообразования
908,99
1 088,70
936,91
Некоторые инфекционные и паразитарные болезни
945,71
830,85
634,03
Взрослое население пенсионного возраста
Болезни органов дыхания
164,36
198,75
127,04
Болезни системы кровообращения
5 940,18
5 996,23
6 420,12
Новообразования
269,04
310,27
273,80
Некоторые инфекционные и паразитарные болезни
31,85
30,72
30,78
Всего
15 500,37
15 907,73
15 294,71
Источник: составлено авторами.

В Российской Федерации в 2017 году экономический ущерб, связанный со смертностью, ассоциированной с качеством среды обитания, оценивается в 15,3 млрд руб. Экономические потери формирует взрослое население, занятое в трудовой деятельности.

В таблице 2 приведен экономический ущерб, связанный с числом случаев заболеваний в разрезе классов болезней, ассоциированных с качеством среды обитания, в РФ.

Таблица 2.

Экономический ущерб, связанный с числом случаев заболеваний, в разрезе классов болезней, ассоциированных с качеством среды обитания в РФ

Возраст.
группа
Класс заболеваний
Экономический ущерб, млн. руб.
2015 г.
2016 г.
2017 г.
Взрослое население
трудоспособного возраста
Болезни кожи и подкожной клетчатки
3 438,83
3 663,58
3 513,94
Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани
7 327,95
8 641,53
7 041,40
Болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм
962,06
1 217,71
798,78
Болезни мочеполовой системы
8 867,05
8 985,93
8 580,45
Болезни нервной системы
642,07
627,08
634,94
Болезни органов дыхания
13 436,00
9 282,67
6 874,42
Болезни органов пищеварения
11 548,87
11 957,45
10 768,99
Болезни системы кровообращения
720,85
704,02
712,86
Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ
2 144,21
2 203,04
2 101,13
Некоторые инфекционные и паразитарные болезни
14 217,15
12 713,18
10 386,24
Новообразования
4 419,85
4 336,92
4 179,62
Взрослое население
пенсионного возраста
Болезни кожи и подкожной клетчатки
603,85
610,85
607,55
Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани
1 137,03
1 376,65
1 161,81
Болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм
91,48
98,81
98,43
Болезни мочеполовой системы
646,81
685,19
688,91
Болезни нервной системы
144,66
146,15
156,32
Болезни органов дыхания
842,67
531,35
389,63
Болезни органов пищеварения
240,00
200,43
175,55
Болезни системы кровообращения
788,39
796,34
851,87
Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ
525,01
558,71
554,38
Некоторые инфекционные и паразитарные болезни
788,38
726,56
562,01
Новообразования
793,38
666,60
682,05
Детское население
Болезни кожи и подкожной клетчатки
1 739,70
1 688,43
1 653,75
Болезни костно-мышечной системы и соединительной ткани
1 453,02
1 661,26
1 551,57
Болезни крови, кроветворных органов и отдельные нарушения, вовлекающие иммунный механизм
343,22
445,81
304,67
Болезни мочеполовой системы
697,38
726,19
738,75
Болезни нервной системы
17,79
18,30
20,70
Болезни органов дыхания
22 588,62
16 721,72
15 829,87
Болезни органов пищеварения
3 341,22
3 505,27
3 565,93
Болезни системы кровообращения
573,14
567,83
586,36
Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ
51,48
71,88
98,58
Врожденные аномалии (пороки развития), деформации и хромосомные нарушения
201,14
177,94
210,30
Некоторые инфекционные и паразитарные болезни
4 895,25
4 489,51
3 558,06
Новообразования
379,89
374,29
390,45
Всего
110 608,39
101 179,17
90 030,27
Источник: составлено авторами.

В Российской Федерации в 2017 году экономический ущерб, связанный со заболеваемостью, ассоциированной с качеством среды обитания, оценивается в 90,0 млрд. руб. Экономические потери формирует взрослое население, занятое в трудовой деятельности, и находящееся на больничном по уходу за ребенком. «Экономические потери от заболеваемости, ассоциированной с качеством среды обитания, выше, чем от смертности, т.к. случаев заболеваний намного больше» [45] (64,9 тыс. случаев смерти и 5,1 млн случаев заболеваний).

В качестве заключения

Проведём оценку риска для жизни и здоровья населения при обеспечении государственной стратегии по экономический безопасности (на примере деятельности Роспотребнадзора). Оценка риска для здоровья населения при обеспечении экономической безопасности регионов РФ и Российской Федерации проводилась на основе сопоставления вероятного экономического ущерба, связанного с нарушениями здоровья, ассоциированными с качеством объектов среды обитания, с годовым приростом скорректированного ВРП (при оценке безопасности на уровне регионов РФ) или валового внутреннего продукта (при оценке безопасности на уровне Российской Федерации).

Годовой прирост скорректированного валового регионального продукта или валового внутреннего продукта определялся на основе индекса физического объема ВРП/ВВП:

(3)

где

– индекс физического объема ВРП, %;

– индекс физического объема ВВП, %.

Для оценки риска здоровью населения при обеспечения экономической безопасности предложены коэффициенты обеспечения экономической устойчивости:

- коэффициент обеспечения экономической устойчивости в r-ом регионе РФ:

(4)

- коэффициент обеспечения экономической устойчивости в РФ:

(5)

«Коэффициент обеспечения экономической устойчивости выступает в качестве количественного критерия, позволяющего выполнять оценку риска для здоровья населения регионов РФ и Российской Федерации при обеспечении государственной стратегии по экономическому развитию» [42]. Для оценки риска здоровью населения при обеспечении государственной стратегии по экономическому развитию применялась шкала, представленная в таблице 3.

Таблица 3.

Критерии оценки риска для здоровья населения при обеспечении экономической безопасности региона и страны (за счет деятельности Роспотребнадзора)

Категория риска
Критерий
Низкий

Умеренный

Средний

Высокий

Очень высокий

И

Источник: составлено авторами.

Шкала оценки риска для здоровья при обеспечении экономической безопасности региона и страны за счет деятельности Роспотребнадзора применялась только для положительных значений коэффициента экономической устойчивости. Отрицательные значения коэффициента экономической устойчивости, возникающие при снижении индекса физического объема ВВП/ВРП ( или ), характеризуют экономическую неустойчивость и не подллежат оценке.

Результаты оценки риска здоровью населения, с точки зрения обеспечения экономической безопасности, по каждому субъекту РФ и Российской Федерации в целом представлены в таблице 4.

Таблица 4.

Коэффициент обеспечения экономической устойчивости для регионов РФ

Территория
Коэффициент обеспечения экономической устойчивости
Территория
Коэффициент обеспечения экономической устойчивости
Российская Федерация
0,13
Приморский край
-
Алтайский край
-
Псковская область
0,08
Амурская область
-
Р. Северная Осетия - Алания
-
Архангельская область
-
Республика Адыгея
0,01
Астраханская область
0,03
Республика Алтай
0,01
Белгородская область
0,06
Республика Башкортостан
0,17
Брянская область
0,23
Республика Бурятия
-
Владимирская область
0,23
Республика Дагестан
0,18
Волгоградская область
-
Республика Ингушетия
-
Вологодская область
0,39
Республика Калмыкия
-
Воронежская область
0,07
Республика Карелия
0,60
гор. Москва
0,04
Республика Коми
-
гор. Санкт - Петербург
0,04
Республика Крым
0,01
Еврейская авт. область
-
Республика Марий Эл
-
Забайкальский край
0,44
Республика Мордовия
0,06
Ивановская область
-
Республика Саха (Якутия)
0,03
Иркутская область
0,15
Республика Татарстан
0,09
Кабардино-Балкарская Респ.
0,03
Республика Тыва
0,05
Калининградская область
0,03
Республика Хакасия
0,06
Калужская область
0,02
Ростовская область
0,06
Камчатский край
0,00
Рязанская область
-
Карачаево-Черкесская Респ.
0,01
Самарская область
-
Кемеровская область
-
Саратовская область
0,09
Кировская область
-
Сахалинская область
1,00
Костромская область
-
Свердловская область
0,12
Краснодарский край
0,19
Смоленская область
-
Красноярский край
0,08
Ставропольский край
0,07
Курганская область
0,09
Тамбовская область
-
Курская область
0,01
Тверская область
0,08
Ленинградская область
0,07
Томская область
0,15
Липецкая область
0,03
Тульская область
0,02
Магаданская область
-
Тюменская область
0,12
Московская область
0,03
Удмуртская Республика
0,05
Мурманская область
0,15
Ульяновская область
0,02
Ненецкий АО
0,01
Хабаровский край
0,57
Нижегородская область
0,03
Ханты-Мансийский АО
-
Новгородская область
0,14
Челябинская область
-
Новосибирская область
0,16
Чеченская Республика
0,00
Омская область
-
Чувашская Республика
0,08
Оренбургская область
-
Чукотский АО
-
Орловская область
-
Ямало-Ненецкий АО
0,01
Пензенская область
-
Ярославская область
0,09
Пермский край
-

Источник: составлено авторами.

В целом по Российской Федерации риск здоровью населения, с точки зрения обеспечения экономической безопасности составляет 0,13 и оценивается как «низкий».

Прочерком в таблице 4 отмечены субъекты РФ с экономической неустойчивостью. Среди регионов РФ наибольший риск «очень высокий» наблюдается в Сахалинской области, коэффициент обеспечения экономической устойчивости равен 1. Это связано с тем, что индекс физического объема для данной территории равен 100%.

Средний риск наблюдается в Республике Карелии (Кб=0,598), Хабаровском крае (Кб=0,57), Забайкальском крае (Кб=0,44).

На рисунке 1 представлено территориальное распределение коэффициента обеспечения экономической устойчивости.

Рисунок 1. Территориальное распределение коэффициента обеспечения экономической устойчивости

Источник: составлено авторами.

Решение задачи «обеспечения экономической безопасности регионов РФ за счет деятельности Роспотребнадзора по снижению рисков для здоровья населения, обусловленных санитарно-эпидемиологической ситуацией, предполагает определение системы дополнительных управляющих воздействий» [44] (Δd), направленных на улучшение качества объектов среды обитания (x®Dx) (рисунок 2), за счет перераспределения затрачиваемых на осуществление деятельности ресурсов службы Роспотребнадзора.

Деятельность Роспотребнадзора
Оптимизационная задача
– Зона риска (резервы управления) (нарушения здоровья и экономические потери, ассоциированные с негативным воздействием факторов среды обитания)
– Зона результативности и эффективности деятельности Роспотребнадзора (нарушения здоровья и экономические потери, предотвращенные в результате деятельности Роспотребнадзора)

Рисунок 2. Схема обеспечения государственных стратегий по укреплению здоровья и социально-экономическому развитию при обеспечении экономической безопасности региона и страны за счет деятельности Роспотребнадзора в условиях международной санкционной политики

Источник: составлено авторами.

На рисунке 2 приведена схема обеспечения государственных стратегий по укреплению здоровья и социально-экономическому развитию при обеспечении экономической безопасности региона и страны за счет дополнительных управляющих вооздействий со стороны Роспотребнадзора в условиях международной санкционной политики.

Международная санкционная политика проявляется в снижении темпов роста валового регионального продукта до величин, сопоставимых с экономическими потерями, обусловленными случаями нарушений здоровья населения, ассоциированными с нарушениями качества объектов среды обитания (Δр).

В этом случае риск здоровью населения при обеспечении государственной стратегии по экономическому развитию переходит в категорию «высокого» и роль деятельности Роспотребнадзора по его снижению существенно возрастает.

Система дополнительных управляющих воздействий (Δd) создает условия перехода случаев нарушений здоровья из ассоциированных в предотвращенные (Dy® ) и увеличение доли предотвращенных экономических потерь (Δр®ΔPПред).

Задача обоснования системы дополнительных управляющих воздействий (Δd) за счет перераспределения затрачиваемых на осуществление деятельности ресурсов службы Роспотребнадзора относится к категории оптимизационных и требует проведения дополнительных исследований.

Методы и подходы, предложенные в работе, будут полезны при разработке эффективных медико-профилактических программ, направленных на достижение поставленных стратегических задач, стоящих перед органами исполнительной власти и, направленных на сохранение здоровья населения.


Источники:

1. Указ Президента РФ от 13.05.2017 № 208 «О Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года».
2. Указ Президента РФ от 07.05.2018 № 204 (ред. от 21.07.2020) «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».
3. Указ Президента РФ от 02.07.2021 № 400 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации».
4. Приказ Минэкономразвития России № 192, Минздравсоцразвития России № 323н, Минфина России № 45н, Росстата № 113 от 10.04.2012 «Об утверждении Методологии расчета экономических потерь от смертности, заболеваемости и инвалидизации населения».
5. Приказ Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека от 23 октября 2014. Методические рекомендации – МР 5.1.0095-14. Расчет фактических и предотвращенных в результате контрольно-надзорной деятельности экономических потерь от смертности, заболеваемости и инвалидизации населения, ассоциированных с негативным воздействием факторов среды обитания.
6. Абалкин Л.И. Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение // Вопросы экономики. – 1994. – № 12. – c. 4–16.
7. Борзых Л.А. Методика оценки индикаторов экономической безопасности субъектов РФ в социальной сфере // Социально-экономические явления и процессы. – 2015. – № 10. – c. 17–26.
8. Гергерт О.М., Кочегуров В.А. Выявление закономерностей динамических процессов на основе энергоинформационных технологий // Бюллетень сибирской медицины. – 2014. – № 13(4). – c. 32–37.
9. Глазьев С.Ю. Критерии экономической безопасности Российской Федерации: альтернативный реформационный курс // Российский экономический журнал. – 1997. – № 1. – c. 8–9.
10. Голева О.И. Оценка налоговых потерь от смертности и заболеваемости населения: подходы к оценке (на примере Пермского края) // Пермский финансовый журнал. – 2016. – № 1(14). – c. 51–59.
11. Денисов Э.И., Еремин П.Л., Степанян И.В., Бодякин В.И. Вопросы измерения и оценки информационных нагрузок при умственном труде // Нейрокомпьютеры: разработка, применение. – 2013. – № 10. – c. 054–062.
12. Долматов И.В. Формирование региональной системы обеспечения экономической безопасности. / Дис. … канд. экон. нау. - М.: РГБ, 2007.
13. Дюженкова Н.В. Система критериев и показателей для оценки состояния экономической безопасности // Информационный бизнес в России: Сборник научных трудов по материалам научно-практического семинара. Тамбов, 2001. – c. 42.
14. Егоршин А.П., Полина Н.А. Об экономическом эффекте снижения уровня заболеваемости и инвалидности населения // Здравоохранение Российской Федерации. – 2015. – № 1(59). – c. 22–25.
15. Езерская С.Г. Сущность и методы оценки экономической безопасности. [Электронный ресурс]. URL: http://www.ivanovo.marketcenter.ru/content/doc-2–435.html (дата обращения: 15.08.2021).
16. Ермолаева С.В., Журавлев В.М., Смагин А.А., Липатова С.В. Система поддержки принятия решений для оценки воздействия факторов среды на здоровье населения на основе моделирования // Экология человека. – 2016. – № 3. – c. 9–17.
17. Зайцева Н.В., Шур П.З., Бабушкина Е.В., Гусев А.Л. Методические подходы к определению вклада органов и организаций Роспотребнадзора в управление риском здоровью населения // Здоровье населения и среда обитания. – 2010. – № 11 (212). – c. 11–13.
18. Зайцева Н.В., Шур П.З., Кирьянов Д.А. Анализ управляемых факторов риска неинфекционной патологии в Пермском крае // Уральский медицинский журнал. – 2010. – № 2. – c. 23–24.
19. Зайцева Н.В., Шур П.З., Май И.В., Сбоев А.С., Волк-Леонович О.П., Нурисламова Т.В. Комплексные вопросы управления риском здоровью в решении задач обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия на муниципальном уровне // Гигиена и санитария. – 2007. – № 5. – c. 16–17.
20. Ивченко В.В., Шулькина Т.М., Бильчак М.В. Сетевое моделирование организации экономической безопасности приморских регионов // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. – 2011. – № 9. – c. 143–146.
21. Измеров Н.Ф. Cовременные проблемы медицины труда России // Медицина труда и экология человека. – 2015. – № 2(2). – c. 5–12.
22. Казанцев, С. В., Колпакова, И. А., Лев, М. Ю., Соколов М. М. Угрозы развитию экономики современной России: ценовые тренды, санкции, пандемия. - Москва, 2021. – 224 c.
23. Караваева И. В., Иванов Е. А., Лев М. Ю. Паспортизация и оценка показателей состояния экономической безопасности России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2179-2198. – doi: 10.18334/epp.10.8.110705.
24. Козлова О.А., Нифантова Р.В., Макарова М.Н. Методические вопросы оценки экономического ущерба от смертности населения, занятого в экономике региона // Экономика региона. – 2017. – № 2. – c. 511–523.
25. Лещенко Ю. Г. Финансовый мониторинг как механизм обеспечения экономической безопасности Российской Федерации // Экономическая безопасность. – 2019. – № 4. – c. 371-384. – doi: 10.18334/ecsec.2.4.110116.
26. Новикова И.В., Красников Н.И. Индикаторы экономической безопасности региона // Вестник Томского государственного университета. – 2010. – № 330. – c. 132–138.
27. Онищенко Г.Г. Влияние состояния окружающей среды на здоровье населения. Нерешенные проблемы и задачи // Гигиена и санитария. – 2003. – № 1. – c. 3–10.
28. Онищенко Г.Г. Оценка и управление рисками для здоровья как эффективный инструмент решения задач обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения Российской Федерации // Анализ риска здоровью. – 2013. – № 1. – c. 4–14.
29. Попова А.Ю., Ежлова Е.Б., Мельникова А.А., Фролова Н.В., Сенникова В.Г., Морозова Н.С. О качестве и результативности эпидемиологического надзора за ПОЛИО/ОВП и организации профилактических мероприятий на территории Российской Федерации // Здоровье населения и среда обитания. – 2016. – № 4(277). – c. 31–34.
30. Рахманин Ю.А., Новиков С.М., Авалиани С.Л., Синицына О.О., Шашина Т.А. Современные проблемы оценки риска воздействия факторов окружающей среды на здоровье населения и пути ее совершенствования // Анализ риска здоровью. – 2015. – № 2. – c. 4–11.
31. Ревич Б.А., Сидоренко В.Н. Методика оценки экономического ущерба здоровью населения от загрязнения атмосферного воздуха. Пособие по региональной экологической политике. - М.: Акрополь, ЦЭПР, 2006. – 42 c.
32. Сенчагов В.К., Митяков С.Н. Оценка кризисов в экономике с использованием краткосрочных индикаторов и средних индексов экономической безопасности России // Проблемы прогнозирования. – 2016. – № 2(155). – c. 44–58.
33. Сенчагов В.К., Побываев С.А., Соловьев А.И. Оценка влияния глобальных рисков как инструмент управления экономической безопасностью России // Экономическая безопасность России: проблемы и перспективы: Сборник материалов IV Международной научно-практической конференции. Нижний Новгород, 2016. – c. 140–150.
34. Суркова И.В., Лещук С.И. Расчет экономического ущерба от экологически обусловленной заболеваемости населения. Методические указания // Наука и образование: новое время. – 2016. – № 2(13). – c. 62–73.
35. Татаркин А.И., Куклин А.А. Изменение парадигмы исследований экономической безопасности региона // Экономика региона. – 2012. – № 2. – c. 25–39.
36. Татаркин А.И., Романова О.А., Куклин А.А., Яковлев В.И. Экономическая безопасность как объект регионального исследования // Вопросы экономики. – 1996. – № 6. – c. 78–89.
37. Уткин Э.А., Денисов А.Ф. Теория государственного управления. Государственное и муниципальное управление. [Электронный ресурс]. URL: http://polbu.ru/utkin_govmanagement/ch27_all.html (дата обращения: 15.08.2021).
38. Филеткин О.С. Разработка системы мониторинга экономической безопасности региона. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rusnauka.com/ONG/Economics/13_filetkino.s.doc.htm (дата обращения: 15.08.2021).
39. Цинкер М.Ю., Кирьянов Д.А., Клейн С.В. Статистическое моделирование для оценки влияния факторов среды обитания на индикаторные показатели здоровья населения Российской Федерации // Здоровье населения и среда обитания. – 2013. – № 11(248). – c. 10–13.
40. Чичканов В.П., Беляевская-Плотник Л.А. Анализ подходов к оценке региональных процессов формирования социально-экономической безопасности // Экономика региона. – 2016. – № 3. – c. 654–669.
41. Шмаков Д.И. Разработка методики оценки потерь капитала здоровья // Научные труды: Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН. – 2004. – № 2. – c. 527–539.
42. Karavaeva I. V., Ivanov E. A., Lev M. Yu. Modern trends for assessing the maximum permissible indicators of economic security in Russia // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2021. – № 3(111). – p. 36-53. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2021.03.01.004.
43. Leshchenko Yu. G. Adaptive economic security policy Russian Federation in the Process of Integration to international Financial and economic organizations // Наука и инновации - современные концепции: сборник научных статей по итогам работы Международного научного форума, Москва, 30 декабря 2020 года. Москва, 2020. – p. 23-27.
44. Lev M. Yu. Issues of regulating prices for separate food products in the aspect of ensuring the economic security of the Russian Federation // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2021. – № 7(115). – p. 19-35. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2021.07.01.003.
45. Lev M. Yu, Medvedeva M. B., Leshchenko Yu. G., Perestoronina E. A. Spatial analysis of financial indicators determining the level of ensuring the economic security of Russia // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2021. – № 1(109). – p. 21-34. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2021.01.02.002.

Страница обновлена: 24.08.2021 в 14:39:52