Ресурсный подход к управлению высокотехнологичными предприятиями машиностроения Китайской Народной Республики

Чжао Кай1
1 Московский государственный технологический университет «СТАНКИН», Россия, Москва

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 3 (Июль-сентябрь 2021)

Цитировать:
Чжао Кай Ресурсный подход к управлению высокотехнологичными предприятиями машиностроения Китайской Народной Республики // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 3. – С. 1119-1134. – doi: 10.18334/vinec.11.3.112358.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=46618225

Аннотация:
Установлены стратегические направления развития экономики Китая, и выявлены условия эффективного функционирования высокотехнологичных машиностроительных предприятий КНР в цифровой среде. Исследован производственный потенциал китайских машиностроительных предприятий. Дан анализ процессов цифровизации на машиностроительных предприятиях КНР. Исследованы тенденции роботизации машиностроительных предприятий Китая, и определены перспективы развития китайского роботостроения на основе установления взаимовыгодных связей с ведущими зарубежными фирмами. Разработан механизм формирования информационно-интеллектуальных ресурсов машиностроительных предприятий КНР. Применительно к деятельности китайских высокотехнологичных машиностроительных предприятий предложена классификационная схема идентификации проблем управления информационно-интеллектуальными ресурсами, позволяющая проводить экспертный анализ проблем, выполнять их структуризацию и формировать стратегию управления.

Ключевые слова: Китайская Народная Республика, высокие технологии, машиностроительное предприятие, материальные ресурсы, интеллектуально-информационные ресурсы, промышленная робототехника

JEL-классификация: L64, O31, O32, O33



Введение

В настоящее время Китайская Народная Республика (КНР) является не только космической и ядерной державой, но и одним из мировых лидеров по объемам промышленного производства. КНР потребовалось всего несколько десятилетий для того, чтобы стать второй экономикой мира по номинальному ВВП и первой экономикой, если ВВП исчислять по паритету покупательной способности. Одним из наиболее динамично развивающихся комплексов экономической системы страны является промышленность, на долю которой приходится около половины ВВП страны.

Для промышленности КНР характерны высокие темпы развития машиностроения как отрасли в целом так и отдельных ее составляющих – общего, тяжелого и энергетического машиностроения, станкостроения и т.д. Рост объемов машиностроительной продукции послужил локомотивом развития судостроительного, автомобильного, электронного и аэрокосмического комплексов республики. В настоящее время для Китая характерна кластерная организация промышленного производства. Так, например, крупнейшие машиностроительные кластеры сосредоточены в таких центрах, как Шанхай, Харбин, Пекин, Шэньян, Тяньцзинь, Далянь, Чунцин, Нанкин, Гуаньчжоу, Циндао, Чжэнчжоу, Сиань, Чэнду, и ряде других промышленных агломераций.

С момента своего образования КНР прошла сложный путь, став в ряд стран – мировых экономических лидеров. В настоящее время на долю Китая приходится 25% мирового промышленного производства и 14% мирового экспорта [9] (Chekunkov, 2017). Ежегодные темпы роста китайского ВВП за последние четыре десятилетия значительно опережали среднемировые показатели, составляя свыше 9,5%. На начало 2020 г. доля ВВП Китая в общемировом показателе составила 17% [4] (Krapchina, Mishina, Vlazneva, 2020).

Позиции Китая как ведущего мирового машиностроительного центра постоянно усиливаются. Это обуславливает повышение доли машиностроительного комплекса КНР в объемах мировой торговли машиностроительной продукцией. Так, например, с 2000 г. по 2012 г. этот показатель во внешнеторговом балансе КНР вырос более чем в 4,3 раза, с 3% в 2000 г. до 13% в 2012 г. [7] (Pankadzh Gemavat, 2013). При этом доля США в мировой торговле за тот же период снизилась с 25% до 17%, а Японии – с 21 до 16% [7] (Pankadzh Gemavat, 2013). Следует отметить, что позиции Европейского союза в сфере торговли продукцией машиностроения за этот период времени несколько усилились. Так, на долю стран Евросоюза в 2000 г. приходилось 34% мировой торговли машиностроительной продукцией, а в 2012 г. эта доля достигла 37% [7] (Pankadzh Gemavat, 2013).

Поэтому актуальной задачей для экономики Китая становится формирование условий, обеспечивающих результативную и эффективную реализацию предприятиями конкурентной стратегии. Такие условия обеспечиваются стимулированием и инструментами государственной поддержки стратегически значимых отраслей, создающих имидж китайской экономики в мире. Чрезвычайно важна поддержка машиностроительных предприятий, поскольку они, являясь флагманом китайской экономики, функционируют в условиях нестабильной мировой экономической среды, состоянии торговой войны Китая с США.

При наличии высокого уровня конкуренции на внешних рынках высокотехнологичной продукции машиностроительные предприятия КНР должны располагать необходимыми ресурсами, создающими соответствующий потенциал конкурентоспособности предприятий. В первую очередь это утверждение касается информационной, а также интеллектуальной составляющих ресурсов, но оно справедливо и для материальных и финансовых ресурсов.

Доминирующими в формировании конкурентных преимуществ предприятий машиностроения в цифровой экономике, несомненно, являются информационные и интеллектуальные ресурсы. В отличие от материальной составляющей ресурсов, которые в процессе использования теряют свою стоимость, перенося ее на себестоимость продукции, эти ресурсы не только не теряют своих качеств, но даже увеличивают их [6, 10] (Panikarova, Vlasov , 2015). Более того, в условиях цифровой трансформации машиностроительных предприятий происходит конвергенция этих составляющих ресурсов. Поэтому целесообразно говорить о появлении у машиностроительных предприятий новой категории ресурса, которую можно охарактеризовать как информационно-интеллектуальный ресурс.

Однако чтобы использование машиностроительными предприятиями информационно-интеллектуальных ресурсов было экономически эффективно, необходимы соответствующие условия. Одним из таких условий является наличие у машиностроительного предприятия высокого производственного и инновационного потенциала. Этот потенциал формируется за счет создания на предприятии высокотехнологичных организационно-производственных структур. Подобные структуры включают в себя высокоавтоматизированное технологическое оборудование, робототехнику, информационные системы с элементами искусственного интеллекта и реализуют инновационные технологии.

Цель работы состоит в исследовании составляющих ресурсного потенциала и выявлении условий эффективного функционирования высокотехнологичных предприятий машиностроительной отрасли китайской экономики в новых реалиях глобальной цифровой трансформации, характеризующихся высоким уровнем турбулентности и неопределенности.

Научная новизна заключается в развитии методологии ресурсного подхода к управлению сложными производственными объектами, в качестве которых рассматриваются высокотехнологичные машиностроительные предприятия, и разработке рекомендаций по совершенствованию управления предприятиями путем сбалансированного формирования материальной, интеллектуальной и информационной составляющих ресурсов.

При проведении исследования была выдвинута гипотеза, что создание на высокотехнологичных машиностроительных предприятиях сбалансированной системы ресурсообеспечения, учитывающей мировые тенденции цифровой трансформации, обеспечит усиление позиций Китая в мировой экономической системе. Методология исследования базировалась на совокупности методов экономико-статистического, системного и сравнительного анализа.

1. Производственный потенциал как условие эффективного функционирования машиностроительного предприятия в цифровой среде

Для оценивания инновационной деятельности страны в мировой практике используется глобальный инновационный индекс. По этому показателю в 2018 г. Китай занимал 17-е место в мире, а в 2019 г. переместился на 14-е место [5] (Molchanova, Drozdova, 2019). В настоящее время инновационные разработки, играя существенную роль в развитии китайской экономики, в значительной степени ориентированы на сектор услуг и высокотехнологичный сектор промышленности. Причем в 2020 г. более половины ВВП Китая формировалось за счет третичного сектора экономики (сектора сферы услуг) [15]. Современный уровень экономического развития китайских машиностроительных предприятий связан с углубленной диверсификацией производства и технологическим прорывом, который обеспечивается разработкой конкурентоспособных продуктовых и процессных инноваций, роботизацией и информатизацией производства.

Основные тренды развития китайской экономики находятся в русле мировых тенденций цифровизации, включая роботизацию и применение технологий искусственного интеллекта. Это касается таких ключевых технологий, как создание платформ машинного обучения, управления принятием решений, технологий роботизированной оптимизации технологических процессов. В 2018–2020 гг. в мире наиболее активно развивались именно эти технологии [1] (Aksenova, 2019).

Правительство (Госсовет) и Коммунистическая партия Китая большое внимание уделяют цифровизации машиностроительного производства, развитию и использованию в этой сфере высоких технологий. Для этого в стране создано Министерство информационной промышленности. Начиная с 2005 г. КНР является мировым лидером по объемам экспорта высокотехнологичной продукции и услуг. В настоящее время в районе Хайдянь (недалеко от Пекина) создан крупный технологический центр, китайский аналог американской «Кремниевой долины», характеризующийся высокой плотностью высокотехнологичных компаний, связанных с разработкой и производством компьютеров и их составляющих, в первую очередь микропроцессоров, программного обеспечения, устройств мобильной связи и т.д.

В ряде крупных городов Китая функционируют современные национальные индустриально-технологические парки. Решая задачи цифровой трансформации, китайские производители информационных систем акцентируют свою деятельность на разработке информационных технологий, обеспечивающих кардинальное усовершенствование «интеллектуальных» компьютерных систем и их масштабное использование в различных сферах.

Правительством (Госсоветом) КНР и Коммунистической партией Китая в качестве стратегических направлений экономического развития страны были выбраны:

v автоматизация промышленного производства на основе роботизации и информатизации;

v углубление национальных высокотехнологичных цепочек, охватывающих сферы обеспечения материальными ресурсами, производства продуктовых инноваций, их сбыта и послепродажного обслуживания;

v развитие систем искусственного интеллекта.

В 2015 г. Госсоветом КНР была принята стратегия «Сделано в Китае 2025» (Made in China 2025 – MIC2025), направленная на модернизацию промышленного потенциала страны. В качестве одной из ключевых целей стратегия предусматривает достижение к 2030 г. мирового лидерства на рынке информационных систем, в структуру которых должны быть интегрированы элементы искусственного интеллекта. Имея кадровый потенциал примерно 20% от потенциала США, в 2019 г. сфера искусственного интеллекта в Китае выросла на 67% [12], в этой сфере было зарегистрировано больше патентов и подготовлено научных работ, чем в США.

В 2017 г. Госсоветом Китая принят план развития искусственного интеллекта нового поколения, а Министерство промышленности и информатизации Китая выделило приоритетные области для развития искусственного интеллекта и сформулировало научно-исследовательским и промышленным компаниям задачу обеспечить технологический прорыв в развитии инновационных направлений. Принятый план, нацеленный на достижение Китаем мирового научно-технического лидерства, содержит совокупность стратегических целей, ключевых задач и мер защиты прав интеллектуальной собственности полученных результатов.

Предусматривается, что к 2025 г. индустрия искусственного интеллекта станет ключевой точкой экономического роста, а применение технологий искусственного интеллекта будет главным инструментом не только инновационной модернизации промышленности, но и глобальных экономических преобразований в китайском обществе. К 2030 г. развитие искусственного интеллекта нового поколения в Китае достигнет мирового уровня, а страна станет крупнейшим в мире инновационным центром создания систем искусственного интеллекта. Разработки в области искусственного интеллекта предполагается использовать в роботостроении, машиностроительном производстве и других сферах китайской экономики.

Реализация стратегии «Сделано в Китае 2025» и плана развития искусственного интеллекта нового поколения предполагает, что объемы информационной индустрии КНР достигнут 147 млрд долл. США [8] (Strukova, 2020). Ключевыми драйверами развития искусственного интеллекта выбраны умные города и военные технологии. Машиностроительные предприятия Китая активно внедряют в производственные процессы современные цифровые технологии, включая технологии больших данных (Big Data), «Интернета вещей» (Internet of Things), облачных вычислений (cloud computing), используют системы искусственного интеллекта и т.д.

Создание и использование систем искусственного интеллекта является одним из мировых трендов цифровизации экономики. По данным аналитической компании CB Insights, в 2017 г. в стартапы, направленные на создание систем искусственного интеллекта, в мире было инвестировано 15,2 млрд долл. США [14]. Причем Китай инвестировал 48% от этой суммы, опередив США, которые вложили в проекты этого направления 38% [14]. По оценкам консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers (PwC), цифровизация и развитие «Интернета вещей» к 2030 году позволит увеличить глобальный ВВП на 14%, что составит 15,7 трлн долл. США [1] (Aksenova, 2019). PwC также прогнозирует, что наибольшую экономическую выгоду от применения технологий искусственного интеллекта сможет извлечь Китай, прирост ВВП которого в 2030 году должен увеличиться на 26% [1] (Aksenova, 2019).

Ряд китайских компаний, в частности Huawei, достигли существенных успехов в сфере создания систем искусственного интеллекта. В настоящее время по числу патентов, выданных на создание технологий искусственного интеллекта, Китай находится на втором месте в мире, а по направлению «Глубокое машинное обучение» 7 университетов и 2 промышленные компании Китая вошли в число 30 крупнейших правообладателей патентов [1] (Aksenova, 2019). Однако несмотря на высокие темпы развития в КНР IT-индустрии, по ряду направлений, в частности в сфере производства чипов, Китай по-прежнему отстает от США. Тенденции цифровизации, включая роботизацию, создание интеллектуальных информационных систем, являясь глобальными, наиболее актуальны для стран Азиатско-Тихоокеанского региона (включая Китай) [11] (Baranov, Batova, Mayorov, Zhao Kai, 2021). Предполагается, что к 2025 г. займет 59,4% рынка технологий искусственного интеллекта [1] (Aksenova, 2019).

В китайской экономике активно реализуется вторая составляющая стратегии цифровизации. Это роботизация промышленных отраслей, в первую очередь сферы машиностроения. Реализация этой составляющей стратегии привела к тому, что начиная с 2013 г. китайский сегмент стал крупнейшим сегментом мирового рынка робототехники. По данным Министерства промышленности и информационных технологий КНР, в 2020 г. в стране было произведено около 200 тыс. промышленных роботов.

При этом темпы роста производства робототехники по сравнению с предыдущим годом увеличились на 21%. В настоящее время в китайской промышленности на 10 тысяч работающих приходится 187 роботов, в 2017 г. этот показатель составлял 97 роботов, а в 2013 г. – только 25 роботов [2] (Gusarova, Gusarov, 2019). По прогнозам, к 2025 г. в китайской промышленности количество роботов должно быть доведено до показателя 150 роботов на 10 тыс. работающих [13]. Это позволит Китаю войти в десятку стран – мировых лидеров по уровню роботизации промышленного производства. Реализация подобной стратегии сопровождается значительной государственной поддержкой промышленных предприятий, включая их субсидирование.

Китайские компании активно инвестируют капитал в приобретение иностранных высокотехнологичных компаний, занимающихся созданием робототехники. Так, например, в 2016 г. компания Midea Group Co, производящая электроприборы, инвестировала 5 млрд долл. США в приобретение немецкой компании Kuka AG, которая является одним из ведущих мировых производителей промышленных роботов [3] (Komissina, 2020). Подобная стратегия, пользующаяся поддержкой правительства Китая, с одной стороны, ускоряет роботизацию промышленного комплекса страны, способствует получению ключевых инновационных технологий. С другой стороны, подобная стратегия усиливает экономические разногласия со странами Евросоюза. Так, например, ФРГ активно лоббирует введение механизмов обязательного одобрения китайских инвестиций в стратегически значимые сектора экономики ЕС.

Китайские компании активно используют инструменты стратегического партнерства. В качестве примера можно привести договор о стратегическом партнерстве, который заключен с японской фирмой Fanuc, входящей в большую четверку ведущих мировых производителей промышленных роботов, один из ведущих мировых производителей микроволновых печей китайской компанией Galanz. Интересен опыт создания совместного предприятия между китайской компанией Zhongke Ruiguang, выпускающей высокоскоростные компьютеры, и компанией VMware (США), специализирующейся на разработке систем искусственного интеллекта. Результаты сотрудничества этих компаний позволили внедрить в Китае инновационную облачную операционную систему Cloudview SVM Edition V3.

Согласно данным аналитической компании International Data Corporation (IDC), в 2016 году Китай вложил в роботизацию около 24,6 млрд долл. США (без учета предприятий Гонконга и Тайваня) [3] (Komissina, 2020). Ожидалось, что в 2020 г. показатель должен был превысить 66,5 млрд долл. США. Однако вследствие спада мирового производства инвестиции в роботизацию в КНР были несколько ниже. По интенсивности роботизации производственных процессов в настоящее время КНР в мировом рейтинге занимает 20-е место [2] (Gusarova, Gusarov, 2019).

Высокие темпы модернизации промышленности КНР, в первую очередь сферы машиностроительного производства, требуют существенного увеличения количество производимой в стране робототехники. Сложность решения этой задачи в значительной степени обусловлена тем, что китайское роботостроение во многом зависит от поставок ключевых компонентов из-за рубежа, в первую очередь из стран Евросоюза и Японии. Поэтому Правительством (Госсоветом) КНР и Коммунистической партией Китая перед роботостроительной отраслью поставлена задача разработки и освоения технологий производства ключевых компонентов робототехнических систем. Это позволит превратить страну в крупнейшего мирового производителя промышленных роботов и сформировать совокупность предприятий, имеющих высокие показатели международной конкурентоспособности в сфере роботостроения.

Ключевые направления совершенствования китайской робототехники связаны с усложнением роботизированных систем и повышением качества их функционирования, развитием гибкости и адаптивности, способности принимать решения, используя искусственный интеллект. В этой связи возрастает актуальность интеграции в систему управления роботом элементов искусственного интеллекта, разработки оригинальных алгоритмов и программ принятия роботом решений при выполнении сложных и нестандартных задач.

В настоящее время производство и использование промышленной робототехники в значительной степени сосредоточено на предприятиях экономически развитых районов Восточного Китая. Более половины промышленных роботов страны сконцентрированы на предприятиях провинции Гуандун и Цзянсу, а также городов Шанхай и Пекин. Наиболее весомый вклад в развитие отрасли роботостроения вносят структуры агломерации «Пекин – Тяньцзинь – Хэбэй». Планируется, что к 2025 г. глобальным центром робототехники станет Пекин. Развитие в Пекине роботостроения мирового уровня обеспечит пекинским предприятиям совокупный доход к 2025 г. в размере 9 млрд долл. США [3] (Komissina, 2020).

Согласно прогнозам информационно-консультационной компании International Data Corporation (США), в 2018–2022 гг. темпы роста рынка робототехники в КНР составят 26,9% в год [3] (Komissina, 2020). Предполагается, что к 2030 г. крупнейшей в Китае базой по производству роботов станет производственная зона «Шэньфу Синьчэн» (провинция Ляонин). По предварительной оценке, ежегодный объем производства робототехники на предприятиях этой зоны достигнет 8 млрд долл. США. В 2017 г. в КНР в рамках программы Индустрия 4.0 фирмой Siasun Robot and Automation Co., Ltd реализован проект создания промышленного парка, инвестиции в который превысили 300 млн долл. США [3] (Komissina, 2020). В производственные процессы, реализуемые резидентами парка, интегрированы высокие производственные и информационные технологии, интеллектуальные системы, высокоавтоматизированное оборудование, включая робототехнику. Предприятия парка привлекают высококвалифицированный персонал, компетенции которого соответствуют требованиям цифровой экономики.

Приведенные примеры показывают, что вложения в разработку промышленной робототехники, систем искусственного интеллекта и подготовку высококвалифицированного персонала становятся для китайской экономики приоритетными направлениями. Реализация этих направлений поддерживается как на уровне национального инвестирования, так и на уровне привлечения интеллектуальных и финансовых инструментов зарубежных инвесторов.

2. Формирование информационно-интеллектуальных ресурсов машиностроительных предприятий КНР

Интеллектуальный ресурс, носителем которого является персонал машиностроительных предприятий, формируется под влиянием таких факторов, как знания, умения, навыки и практический опыт персонала [6, 10] (Panikarova , Vlasov, 2015). В условиях неопределенности внешней среды этот ресурс «обогащает» внутреннюю среду машиностроительного предприятия и становится источником формирования дополнительных конкурентных преимуществ.

Постоянно изменяющиеся условия внешней среды диктуют необходимость совершенствования инструментов воздействия на внутреннюю среду машиностроительных предприятий КНР, адаптации системы управления ресурсами, активами и капиталом к рыночной конъюнктуре. Нестабильность мировой финансово-экономической системы, экономические разногласия с США оказывают влияние не только на стратегию использования различных видов ресурсов китайскими машиностроительными предприятиями, но и на формирование менеджмента затрат в системе управления ресурсами предприятий. До начала торговых войн XXI века США оставались крупнейшим торговым партнером КНР. Однако уже в 2019 г. общий товарооборот двух стран на фоне их противостояния снизился на 14,6%, экспорт из КНР в США сократился на 12,8%, импорт из США – на 21,3% [4] (Krapchina, Mishina, Vlazneva, 2020). Кроме того, значимым негативным фактором, влияющим на стратегию использования различных видов ресурсов китайскими машиностроительными предприятиями, является возрастающая турбулентность рынка.

Поэтому машиностроительные предприятия КНР, совершенствуя производственные и информационные технологии, повышая качество выпускаемой продукции, должны решить стратегически значимую не только для себя, но и для экономики Китая в целом, задачу. Эта задача состоит в обеспечении соответствия между различными видами используемых ресурсов. В первую очередь это касается соответствия между материальными ресурсами долгосрочного использования, охватывающими высокотехнологичное оборудование, робототехнику, информационные системы, и информационно-интеллектуальными ресурсами.

Ситуация, когда китайские машиностроительные предприятия в качестве основного конкурентного преимущества рассматривали дешевую рабочую силу, осталась в далеком прошлом. В цифровой экономике конкурентоспособность продукции в первую очередь обеспечивается за счет ее высокого качества и высокого уровня надежности в эксплуатации. Это требует перехода на инновационные технологии, привлечения современных технических средств, автоматизации управленческих и производственных процессов. Подобные факторы, характерные для цифровой производственной среды, диктуют китайским машиностроительным предприятиям необходимость не только информатизации бизнес-процессов, но и привлечения высококвалифицированного персонала, компетенции которого соответствуют требованиям цифровой экономики. Это усиливает стратегическую значимость в системе ресурсообеспечения китайских машиностроительных предприятий таких категорий, как информационные и интеллектуальные ресурсы.

Информационные ресурсы формируются как результат вложения машиностроительным предприятием капитала в приобретение информации, к которой относятся документация, необходимая для организации производственных и управленческих процессов, техническая и другая литература, результаты аудиторских, маркетинговых, социологических обследований, заказываемых предприятием у консалтинговых компаний. Информационные ресурсы также охватывают затраты на защиту информации, конкурентную разведку, коммерческий шпионаж. В настоящее время роль информационных ресурсов в формирование стратегии эффективного управления машиностроительными предприятиями в КНР чрезвычайно велика, так как именно эти ресурсы являются основой для принятия широкого спектра управленческих решений.

Интеллектуальные ресурсы формируются как результат использования знаний, умений и навыков персонала машиностроительного предприятия. Такие факторы, как накопление персоналом опыта, повышение компетентности и уровня квалификации, формирование новых индивидуальных и корпоративных знаний, создают базу для устойчивого роста эффективности и конкурентоспособности машиностроительного предприятия. Следствием этого является увеличение рыночной стоимости предприятия, что в конечном итоге и является его главной стратегической целью.

С точки зрения ресурсного подхода к управлению высокотехнологичным машиностроительным предприятием целесообразно рассматривать систему информационно-интеллектуальных ресурсов, охватывающих знания, информацию о методах и процедурах реализации управленческих и производственных технологий. В этой связи возникает задача управления информационно-интеллектуальными ресурсами и активами, а также формирующимся на их основе интеллектуальным капиталом. Эта задача разделяется на две составляющие. Первая составляющая связана с организацией управления формированием и развитием интеллектуального капитала, а вторая составляющая – с эффективным его использованием и коммерциализацией.

В Китае информационно-интеллектуальные ресурсы сейчас рассматриваются как доминирующий фактор, обеспечивающий не только эффективную реализацию машиностроительными предприятиями своих конкурентных стратегий, но и инструмент перехода китайской экономики на качественно новый, цифровой уровень. Поэтому необходима разработка надежных инструментов идентификации проблем, возникающих в сфере управления информационно-интеллектуальными ресурсами машиностроительных предприятий. Эти инструменты должны учитывать особенности деятельности китайских машиностроительных предприятий и уникальность решаемых ими задач. Предлагаемый инструментарий должен позволять выполнять экспертный анализ и структурировать выявленные проблемы в сфере управления информационно-интеллектуальными ресурсами. Для этого предлагается использовать классификационную схему, представленную на рисунке.

Скругленный прямоугольник: Несовершенство методик оценки эффективности коммерциализации Скругленный прямоугольник: Несовершенство методик оценки эффективности использования ресурса

Рисунок. Классификационная схема идентификации проблем управления информационно-интеллектуальными ресурсами высокотехнологичного машиностроительного предприятия

Источник: разработка автора.

Стиль управления, принятый в китайской экономике, предусматривает, что при реализации целей конкурентных стратегий высокотехнологичных предприятий, стратегически значимых для экономики КНР, важная роль отводится руководителям предприятий, единолично отвечающим за качество разработки принимаемых управленческих решений. Это значит, что управление высокотехнологичным машиностроительным предприятием будет охватывать совокупность процессов разработки, принятия и практической реализации управленческих решений, направленных на устранение возникающих проблем.

Для идентификации и структурирования проблем управления ресурсной системой высокотехнологичного машиностроительного предприятия необходимо определить особенности как объекта, так и субъекта управления формированием и использованием информационно-интеллектуальных ресурсов. Для объекта управления такими особенностями могут быть возможность возникновения в системе синергетического эффекта, степень новизны результатов, особенности ресурсообеспечения и т.д. Субъект управления может характеризоваться такими особенностями, как стиль и методы управления высшего руководства предприятия, наличие у

менеджеров структурных подразделений цифровых компетенций, использование для управления оригинальных информационных систем поддержки принятия решений и т.д.

На основе полученной и систематизированной информации принимается спектр управленческих решений, нацеленных на устойчивое развитие высокотехнологичного машиностроительного предприятия. Эта устойчивость достигается путем активизации инновационных факторов развития предприятия и сбалансированности по показателям качества привлекаемых предприятием материальных и интеллектуально-информационных ресурсов.

Заключение

Проведенное исследование показало, что Китай, выбрав вектор своего развития, ориентированный на инновационные факторы, создал высокий потенциал для создания высокотехнологичных роботизированных производств будущего, элементной базой которого выступают высокоавтоматизированное оборудование, промышленная робототехника информационные системы и искусственный интеллект. Можно констатировать, что в настоящее время в Китае идет не просто интенсивное развитие базовых инструментов цифровой трансформации предприятий, включая создание и использование интеллектуальных информационных систем и роботизированных структур. В КНР формируется новый тренд, связанный с переходом на качественно новый уровень, путем придания инструментам цифровизации новых свойств, что открывает перед промышленными предприятиями новые возможности.

Подобная тенденция в полной мере характерна и для машиностроительных предприятий КНР, которые являются индустриальной основой и локомотивом китайской экономики. Китайские машиностроительные предприятия внедряют в свою производственную и управленческую деятельность технологии машинного обучения, необходимые для обработки и анализа больших объемов данных.

В последние годы в КНР активно ведутся разработки в сфере программного обеспечения компьютерного зрения. Эти разработки, позволяющие обеспечить интеграцию искусственного интеллекта в программное обеспечение промышленного машинного зрения, весьма востребованы китайскими машиностроительными предприятиями по различным причинам. Одной из таких причин является возможность повышения эффективности роботизации технологических процессов. Интеграция в единую систему таких элементов, как искусственный интеллект, программное обеспечение и промышленное машинное зрение, обеспечивает в робототехнике «глубокое обучение», являющееся разновидностью машинного обучения, при котором используются искусственные нейронные сети со множеством слоев абстрагирования.

Для современных машиностроительных предприятий Китая характерна роботизированная автоматизация технологических процессов, основанная на использовании высокоуровневых сценарных языков (скриптов). Это позволяет машиностроительным предприятиям, корректно описав алгоритмы и действия, выполняемые в роботизированных системах, существенно повысить уровень их «интеллектуальности» и эффективности функционирования.

Выявленные в процессе исследования тенденции привлечения машиностроительными предприятиями КНР материальных ресурсов долгосрочного использования, формирующими структуру производственных активов, требуют привлечения высококачественных интеллектуальных ресурсов. Качество этих ресурсов определяется такими факторами, как уровень цифровых компетенций персонала, его знаний, умений и навыков. Поэтому машиностроительным предприятиям необходимо иметь сбалансированную систему ресурсообеспечения. В первую очередь это касается баланса между материальными ресурсами длительного использования, информационными и интеллектуальными ресурсами.

Установлено, что в условиях цифровой трансформации китайских машиностроительных предприятий происходит конвергенция информационных и интеллектуальных ресурсов, в результате чего в системе управления ресурсами машиностроительного предприятия образуется новая категория – информационно-интеллектуальные ресурсы. При управлении этой составляющей ресурсов машиностроительного предприятия необходимо иметь надежные инструменты идентификации проблем, возникающих в сфере управления. Эти инструменты должны учитывать особенности деятельности предприятий, позволять выполнять экспертный анализ и структурировать выявленные проблемы. Для решения перечисленных задач предлагается использовать разработанную автором классификационную схему.


Источники:

1. Аксенова Е.И. Экспертный обзор развития технологий искусственного интеллекта в России и мире. Выбор приоритетных направлений развития искусственного интеллекта в России. - М.: ГБУ «НИИОЗММ ДЗМ», 2019. – 38 c.
2. Гусарова С.А., Гусаров И.В. Китай: Роботизация и развитие экономики // Экономические науки. – 2019. – № 178. – c. 157–160.
3. Комиссина И.Н. Современное состояние и перспективы развития робототехники в Китае // Проблемы национальной стратегии. – 2020. – № 1(58). – c. 123–145.
4. Крапчина Л.Н., Мишина Н.А., Влазнева С.А. Глобальный экономический кризис как вызов и новые возможности для китайской экономики // Экономические отношения. – 2020. – № 2. – c. 307-318. – doi: 10.18334/eo.10.2.100938.
5. Молчанова С.М., Дроздова А.П. Научно-техническое лидерство китайского искусственного интеллекта: миф или реальность? // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2471-2486. – doi: 10.18334/eo.9.4.41314.
6. Паникарова С. В. , Власов М. В.  Управление знаниями и интеллектуальным капиталом. / учеб. пособие. - Екатеринбург: Изд. Урал. федер. ун-та, 2015. – 140 c.
7. Панкадж Гемават Мир 3.0: Глобальная интеграция без барьеров. - М.: Альпина Паблишер, 2013. – 415 c.
8. Струкова П. Э. Искусственный интеллект в Китае: современное состояние отрасли и тенденции развития // Вестник Санкт-Петербургского университета. Востоковедение и африканистика. – 2020. – № 4. – c. 588 – 606. – doi: 10.21638/spbu13.2020.409.
9. Чекунков А. Мифы и надежды Пояса и Пути. Как амбициозный план Си Цзинпина может катализировать переход российской экономики к постиндустриальной модели // Эксперт. – 2017. – № 15. – c. 48–51.
10. Экономика и управление интеллектуальным капиталом. / под науч. ред. А.Э. Сулейманкадиевой, Н.М. Фомичевой. - СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2020. – 183 c.
11. Baranov V.V., Batova M.M., Mayorov S.V., Zhao Kai Informatisation of Project Activities Performed by Innovation Clusters of the Kamsky Agglomeration in Russia // Conference Proceedings 2021 Asia-Pacific Conference on Communications Technology and Computer Science (ACCTCS), IEEE. 2021. – p. 118-122.
12. К 2030 г. Китай планирует стать мировым лидером в области искусственного интеллекта. Росконгресс, 10.01.2019. [Электронный ресурс]. URL: https://roscongress.org/materials/k-2030-godu-kitay-planiruet-stat-mirovym-liderom-v-oblasti-iskusstvennogo-intellekta/ (дата обращения: 07.06.2021).
13. Лизан И. Догоняющая роботизация. СОНАР-2050, 2 мая 2019. [Электронный ресурс]. URL: https://www.sonar2050.org/publications/promyshlennaya-revolyuciya/.
14. Китай обошел США по объему инвестиций в ИИ-стартапы. [Электронный ресурс]. URL: https://matveychev-oleg.livejournal.com/7629790.html (дата обращения: 20.06.2021).
15. World investment report 2019: special economic zones. Ny: unctad. [Электронный ресурс]. URL: https://unctad.org/en/PublicationsLibrary/wir2019_en.pdf (дата обращения: 20.06.2021).

Страница обновлена: 09.10.2021 в 14:22:00