Формирование предпринимательского намерения у представителей разных профессий и оценка роли образования

Зельдин М.Л.1, Коршунова М.Р.1
1 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 5 (Май 2021)

Цитировать:
Зельдин М.Л., Коршунова М.Р. Формирование предпринимательского намерения у представителей разных профессий и оценка роли образования // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 5. – doi: 10.18334/epp.11.5.112088.

Аннотация:
Решение стать предпринимателем является преимущественно результатом накопленных поведенческих факторов намерения. Синтез теории запланированного поведения и предпринимательского события в модели предпринимательской интенции позволяет анализировать определяющие факторы намерения. Такие намерения могут по разному формироваться и зависеть от опыта деятельности. Задача уточнения факторов психологии, человеческого капитала и среды в модели интенции совмещается с изучением предпринимательского намерения разных профессий. Авторам удалось выявить, что ключевыми факторами предпринимательской интенции являются самоэффективность, деловое образование и пол. Продемонстрировано, что разные профессии имеют отличающуюся структуру предпринимательских намерений. Социальные нормы и уровень образования оказались неактуальными. Результаты могут быть востребованы для развития предпринимательства в России и дальнейших исследований нацеленных на улучшение понимания предпринимательского поведения.

Ключевые слова: предпринимательское поведение, предпринимательские намерения, самоэффективность, теория предпринимательства, интрапредпринимательство

JEL-классификация: L26, M11, M21



Введение

Главным героем рыночной экономики, заслуживающим академического внимания, является предприниматель, так же как, по словам профессора У. Баумоля, Принц Дании в пьесе «Гамлет» [31] (Baumol, 2011). Еще Р. Кантильон отмечал его нестандартное мышление и готовность ответственно брать на себя риски [58] (Cantillon, 1931). Й. Шумпетер и представители австрийской школы видели в предпринимателе действующий элемент с функцией производства инноваций в механизме общего экономического процесса макроуровня [45, 61] (Kirzner, 1973; Schumpeter, 1912). Со второй половины XX века, начиная с работ американского ученого Д. МакКлелланда, исследуются определенные свойства психологического устройства именно основателей и руководителей бизнеса [27, 30] (Buckley, Casson, 2010; Baum, Bird, Singh, 2011). Жемчужина советской психологии – «Теория деятельности» А.Н. Леонтьева и С.Л. Рубинштейна – теперь востребована и в изучении взаимоотношения мышления и коммерческой деятельности [25] (Shchedrovitskiy, 1995). Поведенческий подход в исследовании предпринимательства утвердил В.Б. Гартнер, обобщив созревший научный тезис, что изучать отдельные свойства предпринимателя малополезно, так как при желании или особых обстоятельствах фактически им может стать любой [43, 63] (Gartner, 1989; Sunstein, Reisch, Rauber, 2018). В рамках исследований предпринимательство обычно определяется как процесс открытия бизнеса, оценивания и использования возможностей или реализации бизнес-идей для производства товаров и услуг. Шведско-австралийский классик теории предпринимательства П. Давидссон отделяет предпринимателей от остальных социально-экономических ролей тем, что именно они осуществляют движение на рынке [36] (Davidsson, Honig, 2003). Таким образом, ключом к пониманию сущности предпринимательства являются факторы, детерминирующие такое поведение [59] (Shane, Venkataraman, 2000).

В России дают поводы для оптимизма ориентировочно 25 миллионов граждан, которые видят себя в бизнесе, и высокий процент студентов с намерениями заняться предпринимательством [6, 13, 24] (Butryumova, Slepneva, 2016; Shuvalova, Agapeeva, 2018). Исследования, однако, показывают, что в действительности очень мало тех, кто верит или видит возможность для себя открыть бизнес, всего 2–9% граждан, что вдвое-вчетверо ниже развитых стран, иначе говоря, 9 из 10 граждан не только не активны в развитии МСП (малые и средние предприятия), но и не видят для себя такой возможности [7–9, 12, 14] (Devyatkina, Dergachev, Grosheva, 2019; Ermilova, 2018). Кроме того, несмотря на 82% реализованных мероприятий в стратегии государственного развития, порядка 30% предпринимателей все еще ощущают себя «вынужденными» и были бы не прочь перейти в другую форму занятости [3, 4, 15, 16] (Barinova, Zemtsov, Kotsyubinskiy, Krasnoselskikh, Tsareva, 2018; Barinova, Zemtsov, 2018; Pinkovetskaya, Kataev, 2015). И хотя есть сложности оценки вклада МСП в экономику, президент и правительство установили задачу значительного увеличения количества предпринимателей, что невозможно реализовать без понимания эффективных методов [1, 10, 20, 56] (Ageeva, 2019; Medovnikov, Oganesyan, Rozmirovich, 2018). В условиях растущего рынка бизнес-образования и внедрения ведущими отечественными вузами предпринимательских программ проводится скудное количество поведенческих работ в области теории предпринимательства, хотя опыт ведущих мировых бизнес-школ указывает, что для системного развития и адаптации под задачи обучения есть необходимость в эмпирическом обосновании. Именно развитие человеческого и предпринимательского потенциала – главный актив как для прогресса бизнеса, так и страны. [11] (Myasoedov, Martirosyan, Sergeeva, 2017). При работе в рамках теории необходимо учитывать, что национальные особенности могут определять вес факторов в предпринимательском поведении [49]. Четкое понимание интенционных факторов критически важно для объяснения всего предпринимательского поведения [47] (Krueger Norris, 2020). Выводы, получаемые в данном подходе, применимы для выстраивания социальной политики и специального образования.

В мейнстрим исследования предпринимательского поведения входит две модели: «Теория запланированного поведения» (TPB) Айзена и «Модель предпринимательского события» (SEE) Шаперо и Сокола [26, 60]. В 2000 году профессор Н. Крюгер предложил и далее развивал интегрированную модель «предпринимательской интенции» (EI). Предпринимательская интенция – это антецедент, и определяется она как «сознательное состояние ума, которое предшествует действию и направляет внимание на предпринимательское поведение, такое как открытие нового бизнеса и становление предпринимателем» [54] (Moriano, Gorgievski, Laguna, Stephan, Zarafshani, 2012). В работе в отличие от некоторых русскоязычных исследователей намеренно используется термин «интенция», а не обыденный «намерение», для сохранения принятого термина в том числе отечественной психологии и для сохранения содержания когнитивных процессов. Повторяющиеся в тексте термины «предпринимательский», «деловой» и «бизнес» для облегчения восприятия используются как взаимозаменяемые синонимы.

Представляемое в этой статье исследование является ответом на призывы ряда работ и самого Н. Крюгера к изучению карьерных сценариев разных профессий, проверки модели интенции на разных выборках и включение дополнительных факторов для повышения ее прогностической достоверности [5, 15, 22, 46, 47] (Bogatyryova, Shirokova, 2017; Chepurenko, 2012; Krueger, 2017; Krueger Norris, 2020). Анализ предпринимательской интенции дает представление о том, как принимается решение о воплощении бизнес-возможности до непосредственного акта и его поддержания.

Целью исследования является изучение факторов, формирующих предпринимательскую интенцию. Научная новизна работы состоит в выявлении комбинации факторов, предопределяющих предпринимательское поведение: наличие предпринимательского образования, веры в собственную успешность и мужской пол. Это достигнуто за счет анализа анкетных данных российских предпринимателей и непредпринимателей. Респондентами являлись как те, для кого предпринимательское намерение непосредственно включено в деятельность, так и те профессионалы, среди которых могут быть потенциальные и латентные предприниматели. Работа представляет интерес, так как изучается структура свойств, опосредствующих конкретную экономически значимую деятельность.

Теоретическая основа и гипотезы

Интенции по отношению к определенному поведению или акту являются предметом во многих научных областях. Исследование предпринимательства отличает сложная неоднородность самого предпринимательства и специфика неопределенности обстоятельств для деятельности. При рассмотрении человеческого поведения как предмета обычно применяется абстрактная схема взаимоотношения внешней и внутренней среды [42] (Fini, Toschi, 2015). К внутренним факторам обычно относятся самоэффективность и показатели склонностей выбора, а к внешним – такие как социальный контекст и условия ведения бизнеса. Александрова Е.А. и Верховская О.Р. в 2015 году выявили, что формирующими предпринимательские намерения в России являются уверенность в своей компетенции, нормы, оценка условий и окружение [2, 5] (Aleksandrova, Verkhovskaya, 2015; Bogatyryova, Shirokova, 2017).

В настоящем исследовании реализована попытка углубиться в понимание структуры модели интенции разных профессий и пола, для реализации выбран определенный перечень факторов.

Самоэффективность

Автор теории социального научения А. Бандура ввел понятие

самоэффективности как веры в свою способность успешно выполнять задачи и роли [28, 29] (Bandura, 1986; Bandura, 1977). Для частного случая используется конкретно предпринимательская самоэффективность (ESE), которая влияет как на выбор такой профессии, так и на результаты и ожидания. Самоэффективность помогает видеть больше бизнес-возможностей и легче соглашаться на риск [33, 34] (Cardon Melissa, Kirk Colleen, 2013; Cassar Gavin, Friedman Henry, 2009).

Важным свойством самоэффективности является способность влиять на интенцию и таким образом вероятностно предсказывать ее у разных групп. Внутрикорпоративное «интрепренимательство» также связано с интенцией [41] (Fiet, 2014). По данным GEM, россияне отстают от большинства стран в вере в свою способность успешно построить предприятие [17] (Pinkovetskaya, Kataev, 2015).

Социальные нормы

Контекстуальное влияние, в котором находится человек, описывается «социальными нормами» – поведенческими стандартами, установками в группе или широком культурном контексте. Социальные нормы передают субъективное восприятие социальной среды, отношение разных кругов к предмету [44, 48] (Guerrero, Liñán, Cáceres-Carrasco, 2020; Laspita, Breugst, Heblich, Patzelt, 2012). Многими отмечается, что в России улучшается отношение к предпринимательству и к выбору подобной карьеры. Однако Россия все еще значительно культурно отстает от развитых стран в одобрении деловой деятельности.

Образование

Успех в бизнесе скорее ждет людей с высоким человеческим капиталом, развитой способностью распознавать возможности, соответствующие знаниям и навыкам [52, 65] (Maresch, Harms, Kailer, Wimmer-Wurm, 2016; Unger, Rauch, Frese, Rosenbusch, 2011). Образование положительно сказывается на предпринимательском интеллекте и успехе [41] (Fiet, 2014).

Можно предполагать, что люди на разных жизненных этапах прибегают к обучению, когда сталкиваются с необходимостью выполнять сложные задачи или чувствуют необходимость преодоления барьера «стеклянного потолка» [38, 39] (De Clercq, Honig, Martin, 2013; Dragoni, Tesluk, Russell et al., 2009). Обучение предпринимательству происходит через ознакомление с данной деятельностью, создание условий для закрепления необходимых навыков и общем карьерном акценте [51] (Liñán, Rodríguez-Cohard, Rueda-Cantuche, 2011).

На данный момент у многих российских бизнес-школ не имеется аккредитации «НАСДОБР», и только три получили авторитетные международные сертификации AACSB – «ИБДА РАНХиГС» и EQUIS – «СКОЛКОВО», «ВШМ СПбГУ». Это может служить индикатором незрелости или замкнутости российского предпринимательского образования, что, возможно, требует отдельного внимания.

Пол

Женщины испытывают предубеждения в отношении предпринимательства, реже мужчины наследуют родительскую деловую карьеру и тяжелее ощущают препятствия на стадии намерения [66] (Verheul, Thurik, Grilo, Van der Zwan, 2012). Женщины более чувствительны к условиям и ищут меньше риска, чем мужчины [32] (Bonsang, Dohmen, 2015). При этом половое соотношение в количестве предпринимателей и уровня интенции в развитых странах со сниженными гендерными стереотипами выравнивается [35] (Cox, 2017). Особенностью России является высокий человеческий капитал женщин, однако женщин-предпринимателей сравнительно мало, и они испытывают трудности из-за предубеждений [21, 67] (Tkachenko, Pervukhina, 2017; Westhead, Solesvik, 2016). Можно предположить, что предпринимательская интенция у женщин будет ниже, чем у мужчин.

Профессия

Социальная идентичность и отношение к определенной профессиональной группе могут модерировать структуру модели интенции [55] (Obschonka, Goethner, Silbereisen, Cantner, 2012). Вопрос перехода в предпринимательскую деятельность из разных профессий изучается мало, значительно большее внимание исследователи уделяют студентам, в то время как более зрелые профессионалы успешнее и устойчивее в создании нового бизнеса [51, 53, 64, 70] (Liñán, Rodríguez-Cohard, Rueda-Cantuche, 2011; Marvel, Davis, Sproul, 2016; Tkachev, Kolvereid, 2010; Zhao, O'Connor, Wu, Lumpkin, 2020). После создания фирмы параметр интенции не исчезает и задействован в дальнейшем развитии, что позволяет его включать в исследование действующих предпринимателей. Новшеством данного исследования является попытка широкого изучения связи потенциала отождествления себя с профессией или накопленного опыта определенной профессиональной деятельности и предпринимательской интенции.

Методология исследования

Описание выборки

Исследование проведено на основе выборки, вовлеченной в тематику бизнеса и составленной при помощи распространения онлайн-анкетирования среди партнеров «ИБДА РАНХиГС»: рассылки ведущего издания для предпринимателей RusBase и «Ассоциации франчайзинга России» и нескольких бизнес-акселераторов. Сбор данных проходил на очищенной от дополнительной информации онлайн-странице факультета ИБДА через сервис онлайн-анкетирования. Исследование является поведенческим и ограничено размером выборки, поэтому не может быть воспринято как пропорциональное и идеально репрезентативное для генеральной совокупности. Описательная статистика представлена в таблице 1 и 2. По причине эпидемиологических обстоятельств авторы были ограничены в проведении проверочных рандомизированных очных глубинных интервью среди тех, кто прошел анкетирование. В анкету были включены уточняющие вопросы и была произведена ручная очистка от сомнительных респондентов: явное несоответствие возраста образования и профессии, дублирование записей, повторяющиеся значения во всех ответах, несуществующие организации в дополнительном вопросе.

Анкета опросника исследования Из валидированного опросника Entrepreneurial Intention Questionnaire (EIQ), который был взят за основу измерения интенции, отдельно выделены вопросы: о наличии степени MBA, о наличии бизнес-образования, а также используются параметры уровня образования и параметр полученных бизнес-навыков при образовании [51] (Liñán, Rodríguez-Cohard, Rueda-Cantuche, 2011). Для измерения социальных норм использовался опросник, разработанный совместно учеными Линьан и Чен [50] (Liñán, Chen, 2009). В анкете для измерения предпринимательской самоэффективности используется опросник, валидированный на выборке студентов MBA [68] (Wilson, Kickul, Marlino, 2007). Текст вопросов был проверен методом реверсивного перевода.

Общая выборка исследования N = 326.

Таблица 1

Дескриптивные статистики количественных переменных

Переменная
Описание переменной
Кол-во наблюд.
Среднее значение
Мин. значен.
Макс. значен.
Станд. отклонение
Гипотеза
age
Возраст
326
35.57
16
62
9.28

ESE
Предпринимательская самоэффективность
326
7.12
1.62
10
1.46
H1, H2, H3, H4, H5, H6, H7
social_norm
Социальные нормы
326
6.83
1
10
1.65
H1, H3, H2, H4, H5, H6, H7
biss_edu_skills
Оценка своих бизнес-навыков полученных при образовании
326
5.22
1
10
2.54
H1, H2, H3, H2, H4, H5, H6, H7
EI
Предпринимательская интенция
326
6.64
1
10
2.35
H1, H3, H4, H5, H6, H7
Источник: составлено авторами.

Таблица 2

Дескриптивные статистики номинативных переменных

Переменная
Описание переменной
Количество наблюдений
Гипотеза
sex
Пол
326
H1, H2
0
Мужчины
169

1
Женщины
157

profession
Профессия
326
H2
1
Безработный
29

2
Благотворительность (некоммерческая сфера)
8

3
Государственный служащий
41

4
Консультант
15

5
Фрилансер
22

6
Сотрудник коммерческой организации
137

7
Студент
22

8
Управленец, руководитель бизнеса, топ-менеджер
20

9
Предприниматель, владелец / основатель бизнеса
32

biss_edu (availability)
Наличие бизнес-образования
326 (212, 114)
H1, H2
student
Имеющийся уровень образования «Получаю высшее образование»
326 (301, 25)
H2
higher_education
Имеющийся уровень образования «Высшее»
326 (68, 258)
H2
academic_degree
Наличие ученой степени
326 (315, 11)
H2
MBA
Наличие степени MBA
326 (317, 9)
H2
Источник: составлено авторами.

Таблица 3

Анкета

Вопрос
Кодированное название строки
Адрес электронной почты
id
Укажите свой пол
gender

gender_1_0
Укажите свое образование
education
Укажите свой возраст
age
Форма вашей основной деятельности
profession
Сколько лет вы занимаетесь указанной деятельностью?
experience
Как в стране относятся к предпринимательской деятельности?
social_norm_country
Большинство важных для меня людей относятся к предпринимательской деятельности следующим образом:
social_norm_import_ peopl
Знакомые мне люди относятся к предпринимательской деятельности следующим образом:
social_norm_familiar_peopl
Я оцениваю свою креативность на
selfef_creativity
Я оцениваю свои способности решать проблемы на
selfef_solve_problems
Я оцениваю свои лидерские способности на
selfef_leader
Я оцениваю свои коммуникативные способности на
selfef_mycommunication
Я оцениваю свою способность распознавать бизнес возможности
selfef_buss_oppotrunit
Я оцениваю свою способность делать людей согласными со мной
selfef_consume
Я оцениваю свою способность управлять
selfef_manage
Я оцениваю свою способность распоряжаться финансами
selfef_finance
Вы получали какое-нибудь образование связанное с предпринимательством?
biss_edu_y_n
Знание о предпринимательской среде
biss_edu_know
Предпочтение стать предпринимателем
biss_edu_preference
Навыки необходимые для предпринимателя
biss_edu_skills
Стремление стать предпринимателем
biss_edu_desire
Я готов сделать все, чтобы быть/стать предпринимателем
EI_ready
Моя профессиональная цель быть предпринимателем
EI_goal
Я приложу все усилия, чтобы управлять своей собственной компанией
EI_owncompany
Я очень серьезно думал о создании фирмы
EI_serious
У меня есть твердое намерение основать фирму / новый бизнес (если есть уже имеющийся)
EI_intent
Пожалуйста укажите вашу организацию и должность, это поможет нам провести исследование глубже и чище.

Источник: составлено авторами.

Гипотезы и описание оцениваемых моделей

Обобщая, можно предположить, что сочетание интернального фактора предпринимательской «самоэффективности», экстернального – «социальных норм» и элемента человеческого капитала «образование» является формирующим предпринимательскую интенцию.

Спецификация модели для проверки гипотезы H1: комбинация факторов самоэффективности, социальных норм, образования формирует предпринимательскую интенцию.

Выделяя полученные «бизнес-навыки», есть шанс выяснить определяющие факторы, связанные с образованием и предпринимательской интенцией. Наличие бизнес-образования предполагает повышенную готовность к идее открытия предприятия и веру в свои способности. Для проверки выведена нижеописанная гипотеза.

Спецификация модели для проверки гипотезы H2: на субъективную оценку своих бизнес-навыков, полученных при образовании, влияет уровень образования, самоэффективность, наличие MBA, профессия.

Результаты оценивания моделей представлены в таблице, где каждому столбцу таблицы соответствует регрессионное уравнение. Мультиколлинеарности не наблюдается, поскольку выборочные корреляции между регрессорами не превышают 0,5, а коэффициенты вздутия дисперсии не превышают 2.

Таблица 4

Результаты анализа H1 и H2

Переменные
Спецификация
(гипотеза H1)
Спецификация (гипотеза H2)
Константа
0.433
(0.564)
0.110
(0.723)
sex(1)
-0.811***
(0.192)
0.381
(0.240)
Profession(2)
-
-1.385
(0.863)
Profession(3)
-
-0.597
(0.527)
Profession(4)
-
-0.730
(0.675)
Profession(5)
-
0.094
(0.604)
Profession(6)
-
-0.539
(0.437)
Profession(7)
-
0.695
(0.675)
Profession(8)
-
0.382
(0.636)
Profession(9)
-
-0.124
(0.553)
ESE
0.760***
(0.074)
0.666***
(0.083)
biss_edu
-0.430*
(0.219)
1.894***
(0.260)
biss_edu_skills
0.314***
(0.045)
dependent variable
student(1)
-
-0.304
(0.593)
higher_education(1)
-
-0.161
(0.366)
MBA(1)
-
-0.836
(0.750)
academic_degree
-
-0.121
(0.676)
social_norm
-0.045
(0.060)
-
EI
dependent variable
-
Количество наблюдений
326
326
R2 adj
0.464
0.310
Здесь и далее:
*** - значимость на 1% уровне
** - значимость на 5% уровне
* - значимость на 10% уровне


Источник: составлено авторами.

Гипотезы H3–H7 строятся как на всей выборке, так и для уточнения на подгруппах предпринимателей.

Гипотеза H3: предпринимательские намерения (H3.1), самоэффективность (H3.2), оценка своих бизнес-навыков, полученных при образовании (H3.3), и социальные нормы (H3.4) выше у предпринимателей в сравнении с непредпринимателями.

В теории предполагается такая дизъюнкция, что уверенность в своих способностях быть эффективным характерна для людей с активной социальной позицией и (или) обладающих соответствующей подготовкой. Уточнением структуры элемента уверенности в портрете предпринимательства может стать понимание, значимо ли отличаются предприниматели от непредпринимателей в деловой самоэффективности и какова роль бизнес-образования.

Гипотеза Н4: предпринимательские намерения (H4.1), самоэффективность (H4.2), оценка своих бизнес-навыков, полученных при образовании (H4.3), и социальные нормы (H4.4) выше в группе людей, имеющих бизнес-образование в сравнении с группой, не имеющих его.

Гипотеза Н5: предпринимательские намерения (H5.1), самоэффективность (H5.2), оценка своих бизнес-навыков, полученных при образовании (H5.3), и социальные нормы (H5.4) выше в группе предпринимателей, имеющих бизнес-образование в сравнении с группой предпринимателей, не имеющих его.

Социальная среда и культурная специфика образуют условия в которых человек действует. Фактор пола может определять, как человек относится к предпринимательской деятельности, воспринимает окружающее отношение и свои специфические способности.

Гипотеза H6: предпринимательские намерения (H6.1), самоэффективность (H6.2), оценка своих бизнес-навыков, полученных при образовании (H6.3), и социальные нормы (H6.4) разные по группам мужчин и женщин.

Гипотеза H7: предпринимательские намерения (H7.1), самоэффективность (H7.2), оценка своих бизнес-навыков, полученных при образовании (H7.3), и социальные нормы (H7.4) разные по группам предпринимателей мужчин и женщин

Для проверки гипотезы о равенстве средних использовался непараметрический критерий Вилкоксона для независимых выборок. Результаты проверки гипотез представлены в таблице.

Таблица 5

Результаты анализа H3, H4, H5, H6, H7

Расчетные значения
Предпринимательская интенция (EI)
Самоэффективность (ESE)
Оценка своих бизнес-навыков, полученных при образовании
(biss_edu-skills)
Социальные нормы (social_norm)
Гипотеза H3
Среднее значение в группе «предприниматели»
Profession (9)
8.581
7.750
6.078
6.979
Среднее значение в группе «непредприниматели»
(Profession (1–8)
6.396
7.034
5.056
6.733
Wilcox test
6926
5669.05
5417
4715.5
P-value
4.39e-08
0.005
0.023
0.439
Гипотеза H4
Среднее значение в группе, имеющей бизнес-образование
biss_edu(1)
7.022
7.344
6.548
6.988
Среднее значение в группе, не имеющей бизнес-образования
biss_edu(0)
6.401
6.976
4.379
6.629
Wilcox test
9104.5
9428.5
5423.5
9266.5
P-value
0.033
0.092
1.004e-12
0.056
Гипотеза H5
Среднее значение в группе предпринимателей, имеющих бизнес-образование
biss_edu(1)
8.500
7.672
7.219
6.938
Среднее значение в группе предпринимателей, не имеющих бизнес-образования
biss_edu(0)
8.663
7.828
4.938
7.021
Wilcox test
137
144.5
66
120
P-value
0.748
0.545
0.020
0.776
Гипотеза H6
Среднее значение в группе «Мужчины»
7.023
7.131
5.085
6.714
Среднее значение в группе «Женщины»
6.207
7.086
5.246
6.806
Wilcox test
13690
11469
11049
10912
P-value
0.005
0.923
0.518
0.409
Гипотеза H7
Среднее значение в группе «Предприниматели-мужчины»
8.368
7.599
5.816
7.210
Среднее значение в группе «Предприниматели-женщины”
8.892
7.971
6.461
6.641
Wilcox test
104.5
110
104
144
P-value
0.476
0.617
0.465
0.440
Источник: составлено авторами.

Интерпретация результатов и выводы

Умеренный уровень коэффициента детерминации предположительно обусловлен сложным составом выборки. По результатам, описанным в таблице 4, мы видим, что модель может показывать высокий уровень только на изолированной, явно ориентированной аудитории, например студенты MBA-программ. В данном случае внимание работы направлено на структуру модели при выборке разных профессий.

Базовая модель предпринимательской интенции подтвердилась лишь частично. Ожидалось наличие поддержки социальных норм в намерении заниматься предпринимательской деятельностью. Хотя концептуально нормы должны быть предсказывающим фактором, в данном исследовании они оказались незадействованными. Окружение не оказывает принципиального воздействия на деловую интенцию. Схематичное отображение актуальной модели из данного исследования отображено на рисунке 1. Возможно, недолгая история рыночной экономики в России и сохранение существенного участия государства сдерживают восприятие отношения окружения к коммерческой деятельности. Н. Крюгер, отмечая, что во множестве работ было замечено отсутствие влияния социальных норм на интенцию, однако, предлагает не отбрасывать логичную идею среды и окружения как элемента феномена воспринимаемой привлекательности решения-деятельности, а тестировать, какие глубокие убеждения этой привлекательности хотя бы частично закрепляют такое намерение [47].

Рисунок 1. Модифицированная модель предпринимательской интенции Источник: составлено авторами.

Результаты, описанные также в таблице 5, свидетельствуют, что ключевым условием для процесса формирования интенции и непосредственно предпринимательского поведения является самоэффективность. Вера в свою способность успешно вести коммерческую деятельность действительно предопределяет или предсказывает предпринимательскую интенцию. В меньшей степени наличие как такового бизнес-образования и высокая оценка своих бизнес-навыков, полученных в процессе образования, также формируют интенцию. Подтверждение актуальности модели интенции с включением самоэффективности и оценки бизнес-навыков демонстрирует повышенный уровень средних у предпринимателей по сравнению с остальной группой, что также хорошо проиллюстрировано по профессиям на лепестковой диаграмме на рисунке 2. Отдельно выделяются высоким уровнем факторов интенции категории студентов и управленцев.

Рисунок 2. Профили профессий по факторам предпринимательской интенции Источник: составлено авторами.

Проблема отстающего вовлечения женщин в предпринимательскую деятельность проявилась как в регрессионном анализе, так и при помощи критерия Вилкоксона. Несмотря на то, что подтвердилась гипотеза о различии среднего значения предпринимательской интенции среди групп мужчин и женщин, статистически значимых различий в показателях самоэффективности, оценки бизнес-навыков и влияющих социальных норм не выявлено. Кроме того, среди действующих предпринимателей-мужчин и предпринимателей-женщин нет статистически значимых различий ни по одному из исследуемых факторов. В развитых странах общепринято считать, что высшее образование способствует закреплению делового карьерного плана [57] (Rauch, Hulsink, 2015). На имеющейся выборке уровень образования незначим для оценки собственных бизнес-навыков и для формирования интенции. А вот сам факт наличия бизнес-образования, какое бы оно ни было (курсы или MBA), положительно сказывается как на интенции, так и на оценке своих навыков. Возможно, практически любые деловые курсы дают толчок для интенции и переоценки своих бизнес-навыков. Второй интерпретацией может быть то, что изначально люди, обладающие деловой интенцией, стремятся к соответствующим курсам. Обе интерпретации не отменяют друг друга. В сущности, мы можем заявлять, что у тех, кто получил бизнес-образование, в сравнении с теми, у кого бизнес-образования нет, в среднем выше оценка полученных бизнес-навыков при обучении, а также выше предпринимательская интенция. Это соответствует метаанализу 2014 года Джеймса Фиета о связи образования и интенции, в котором также было показано, что длительность программ не влияет на интенцию. Это обнадеживает для каузального использовании образовательных программ развития предпринимательства. Актуальность дальнейшего изучения в рамках предпринимательской теории сложности связи окружения, образования и интенции отмечает также Широкова в совместных работах с коллегами [40] (Edelman, Manolova, Shirokova, Tsukanova, 2020).

Заключение

Авторам представляется важным дальнейшее исследование гендерно-полового различия в предпринимательской интенции, а главное, факторов, которые удерживают от действий как на российской выборке, так и в сравнении со странами различной экономической динамики [50, 62] (Liñán, Chen, 2009; Solesvik, Westhead, Matlay, 2014). Опираясь на результаты исследования и мониторинги GEM, MIWE (Mastercard Index of Women Entrepreneurs), WBI (Women Business Index), можно говорить, что помимо мужского, в большей степени проявляется неиспользованный женский деловой потенциал. Государственным органам и учебным заведениям следует приложить усилия для выявления и выработки предпочтительных с учетом пола граждан условий, компенсирующих стереотипы или преобразующих среду, устраняя барьеры [37] (Dimitropoulou, 2021).

Для реализации программ увеличения количества предпринимателей помимо работы с условиями бизнес-климата принципиальным является осуществление большой государственной поддержки образовательных и просветительских проектов вместе с учеными-исследователями [18, 23] (Solesvik, Uestkhed, 2019; Shafranskaya, 2019). Примером оперативности может служить работа ученых из Тайваня – страны, в которой общее благополучие принципиально зависит от предпринимателей [69] (Yueh, Wu, Chen et al., 2020). Хочется уделить отдельное внимание следующей проблеме. Оценка своих бизнес-навыков, полученных при помощи образования, играет важную роль для решения быть предпринимателем, однако можно предположить, что не всякое деловое образование формирует такое решение в долгосрочном периоде. Мы предполагаем, что должны быть изучены проблемы широкого распространения низкокачественного бизнес-образования, а также роли профессионального образования в получении компетенций, необходимых для бизнеса в конкретных областях. К сожалению, на данный момент авторам не известны независимые широкомасштабные качественные поведенческие анализы эффективности бизнес-образования в России и СНГ [19] (Stebenyaeva, Lazareva, Larina, 2016). Связь образования и интенции в России еще предстоит подробнее исследовать на различных группах и в разных регионах. Следующим шагом в России и постсоциалистических странах должно быть выявление и отслеживание того, какие специфические навыки и знания действительно определяют успешность и выживаемость бизнесов, основанных разными предпринимателями, с учетом форм и содержания образовательных программ, которые они прошли.

Исследования проблем профессиональной и деловой самоидентификации могут дать теоретическое развитие. Интенционные исследования до сих пор преимущественно ортодоксально спроецированы на студентах. Углубление в поведение школьников и профессионалов с включением в модели ценностных и новых поведенческих факторов может быть продуктивным. Теория предпринимательства должна прийти к эффективно предсказывающим лонгитюдным моделям с кластеризацией для предсказания выбора из множества карьерных и бизнес-стратегий.

БЛАГОДАРНОСТИ:
Выражаем благодарность ИБДА РАНХиГС, изданию RB.ru и Ассоциации франчайзинга России за оказанную коммуникативную поддержку.

Источники:

1. Агеева О. Росстат раскрыл сложности с оценкой вклада малого бизнеса в экономику. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/31/10/2019/5db9abe99a794773c1fbd2e0 (дата обращения: 19.01.2021).
2. Александрова E.A., Верховская О.Р. Предпринимательские намерения в России: эмпирический анализ // Российский журнал менеджмента. – 2015. – № 2. – c. 3-28.
3. Баринова В., Земцов С., Коцюбинский В., Красносельских А., Царева Ю. Выполнение Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в России // Экономическое развитие России. – 2018. – № 11. – c. 36-45.
4. Баринова В., Земцов С. Амбиции Кремля. Путин ждет появления 6 млн новых предпринимателей. Forbes. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/biznes/362257-ambicii-kremlya-putin-zhdet-poyavleniya-6-mln-novyh-predprinimateley (дата обращения: 24.12.2020).
5. Богатырёва К., Широкова Г. От предпринимательских намерений - к созданию бизнеса: опыт российских студентов // Форсайт. – 2017. – № 3. – c. 25-36. – doi: 10.17323/2500-2597.2017.3.25.36.
6. Бутрюмова Н.Н., Слепнева Ю.Н. Вовлечение студентов в инновационное предпринимательство: опыт НИУ ВШЭ - Нижний Новгород // Вестник Санкт-Петербургского университета. Менеджмент. – 2016. – № 1. – c. 91-124.
7. Свой бизнес: за и против. Пресс-выпуск No2314. Всероссийский центр изучения общественного мнения. [Электронный ресурс]. URL: http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=114180 (дата обращения: 14.01.2020).
8. Девяткина М., Дергачев В., Грошева М. Большинство россиян заявили о невозможности честного бизнеса в России. Рбк. [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/politics/20/02/2019/5c6c1dd09a79477ebc9646f4 (дата обращения: 20.12.2020).
9. Ермилова Ю. Эксперты считают, что в России негативно относятся к профессии предпринимателя. Тасс. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/msp/5087477 (дата обращения: 20.12.2020).
10. Медовников Д.С., Оганесян К. Т. Розмирович С.Д. Актуальные тренды развития российских быстрорастущих технологических компаний. - М.: Институт Менеджмента Инноваций, 2018. – 37 c.
11. Мясоедов С.П., Мартиросян Э.Г., Сергеева А.А. Инвестиции в человеческий капитал как фактор роста его стоимости в государственных корпорациях // Управленческое консультирование. – 2017. – № 1(97). – c. 172-177.
12. Проблемы бизнеса в России сегодня. Аналитический центр НАФИ & Деловая среда. - 2018
13. 25 миллионов россиян хотели бы попробовать себя в предпринимательстве. Нафи. [Электронный ресурс]. URL: https://nafi.ru/analytics/kazhdaya-desyataya-kompaniya-malogo-i-srednego-biznesa-planiruet-nachat-eksportnuyu-deyatelnost (дата обращения: 05.12.2020).
14. Каждый третий россиянин хотел бы попробовать себя в предпринимательстве. Нафи. [Электронный ресурс]. URL: https://nafi.ru/analytics/kazhdyy-tretiy-rossiyanin-khotel-by-poprobovat-sebya-v-predprinimatelstve- (дата обращения: 14.01.2020).
15. Предпринимательский климат в России : индекс ОПОРЫ, 2007-2011. Опора россии. [Электронный ресурс]. URL: https://opora.ru/analytics/analiticheskie-materialy/predprinimatelskiy-klimat-v-rossii-indeks-opory-2012 (дата обращения: 01.04.2020).
16. Пиньковецкая Ю.С., Катаев Е.Н. Анализ потенциала развития и отношения к предпринимательству в национальных экономиках // Региональная экономика: теория и практика. – 2015. – № 35(410). – c. 30-44.
17. Пиньковецкая Ю.С., Катаев Е.Н. Анализ уровня предпринимательской активности: результаты социологических исследований // Этап: экономическая теория, анализ, практика. – 2015. – № 4. – c. 90-104.
18. Солесвик М., Уэстхед П. Формирование предпринимательских намерений в слабой экосистеме // Форсайт. – 2019. – № 4. – c. 60-68. – doi: 10.17323/2500-2597.2019.4.60.68 .
19. Стебеняева Т.В., Лазарева Л.Ю., Ларина Т.С. Подход к оценке качества обучения в бизнес-школах на рынке бизнес-образования в Европе // Инновационная наука. – 2016. – № 4-2. – c. 202-207.
20. В МЭР призвали вдвое увеличить количество МСП-экспортеров к 2024 году. Тасс. [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/msp/6991443 (дата обращения: 15.01.2021).
21. Ткаченко И.Н., Первухина И.В. Гендерные аспекты участия женщин в корпоративном бизнесе и предпринимательстве // Дискуссия. – 2017. – № 11(85). – c. 25-35.
22. Чепуренко А.Ю. Что такое предпринимательство, и какая политика в отношении предпринимательства нужна России? (Заметки на полях работ современных зарубежных классиков) // Журнал Новой экономической ассоциации. – 2012. – № 2(14). – c. 102-124.
23. Шафранская И.Н. Можно ли научить предпринимательству: факторы формирования предпринимательских намерений студентов // Университетское управление: практика и анализ. – 2019. – № 3. – c. 79-93. – doi: 10.15826/umpa.2019.03.021 .
24. Шувалова О., Агапеева К. Рейтинг профессий и школьных предметов. Левада-Центр. [Электронный ресурс]. URL: https://www.levada.ru/2018/08/10/rejting-professij-i-shkolnyh-predmetov (дата обращения: 04.12.2020).
25. Щедровицкий Г.П. Исходные представления и категориальные средства теории деятельности. / Избранные труды. - М.: Шк.Культ.Полит., 1995. – 800 c.
26. Ajzen Icek The Theory of Planned Behavior // Organizational Behavior and Human Decision Processes. – 1991. – № 2. – p. 179-211. – doi: 10.1016/0749-5978(91)90020-T.
27. Buckley P.J., Casson M. Entrepreneurship: Theory, Networks, History. - United Kingdom: Edward Elgar, 2010.
28. Bandura A. Social foundations of thought and action: A social cognitive theory. / National Inst of Mental Health. - Englewood Cliffs (N. J.): Prentice - Hall, Cop., 1986. – 617 p.
29. Bandura A. Self-efficacy: Toward a unifying theory of behavioral change // Psychological Review. – 1977. – № 2. – p. 191-215.
30. Baum J., Bird B., Singh S. The practical intelligence of entrepreneurs: Antecedents and a link with new venture growth // Personnel Psychology. – 2011. – № 2. – p. 397-425. – doi: 10.1111/j.1744-6570.2011.01214.x.
31. Baumol W.J. Entrepreneurship in economic theory // American Economic Review. – 2011. – № 2.
32. Bonsang E., Dohmen, T. Risk attitude and cognitive aging // Journal of Economic Behavior & Organization. – 2015. – p. 112-126. – doi: 10.1016/j.jebo.2015.01.004.
33. Cardon Melissa, Kirk Colleen Entrepreneurial Passion as Mediator of the Self-Efficacy to Persistence Relationship // Entrepreneurship Theory and Practice. – 2013. – № 5. – p. 1027-1050. – doi: 10.1111/etap.12089.
34. Cassar Gavin, Friedman Henry Does Self-Efficacy Affect Entrepreneurial Investment? // Strategic Entrepreneurship Journal. – 2009. – № 3. – p. 59. – doi: 10.2139/ssrn.1405426.
35. Cox J. Proportion of UK women starting their own business falls sharply. Independent. [Электронный ресурс]. URL: https://www.independent.co.uk/Business/indyventure/uk-gender-gap-natwest-startup-female-entrepreneurs-risk-start-business-a7688586.html (дата обращения: 01.02.2021).
36. Davidsson P., Honig B. The role of social and human capital among nascent entrepreneurs // Journal of Business Venturing. – 2003. – № 3. – p. 301-331. – doi: 10.1016/S0883-9026(02)00097-6.
37. Dimitropoulou A. World’s Most Entrepreneurial Countries. CEOWORLD magazine. [Электронный ресурс]. URL: https://ceoworld.biz/2021/01/03/worlds-most-entrepreneurial-countries-2021 (дата обращения: 12.01.2021).
38. De Clercq D., Honig B., Martin B. The roles of learning orientation and passion for work in the formation of entrepreneurial intention // International Small Business Journal. – 2013. – № 6. – p. 652-676. – doi: 10.1177/0266242611432360.
39. Dragoni L., Tesluk P.E., Russell J.E.A. et al. Understanding managerial development: Integrating developmental assignments, learning orientation and access to developmental opportunities in predicting managerial competencies // Academy of Management Journal. – 2009. – № 4. – p. 731-743. – doi: 10.5465/AMJ.2009.43669936.
40. Edelman L.F., Manolova T., Shirokova G.V., Tsukanova T.V. Context matters: The importance of university and family for young nascent entrepreneurs // Russian management journal. – 2020. – № 2. – p. 127-154. – doi: 10.21638/spbu18.2020.201.
41. Fiet J. The Relationship between Entrepreneurship Education and Entrepreneurial Intentions: A Meta-Analytic Review // Entrepreneurship: Theory and Practice. – 2014. – № 2. – doi: 10.1111/etap.12095.
42. Fini R., Toschi L. Academic logic and corporate entrepreneurial intentions: A study of the interaction between cognitive and institutional factors in new firms // International Small Business Journal. – 2015. – № 5. – p. 637-659. – doi: 10.1177/0266242615575760.
43. Gartner W.B. Who is an entrepreneur? is the wrong question // Entrepreneurship: Theory and Practice. – 1989. – № 4. – p. 11-32. – doi: 10.1177/104225878801200401.
44. Guerrero M., Liñán F., Cáceres-Carrasco F. The influence of ecosystems on the entrepreneurship process: a comparison across developed and developing economies // Small Business Economics. – 2020. – p. 1-27. – doi: 10.1007/s11187-020-00392-2.pdf.
45. Kirzner I.M. Competition and Entreprneurship. - London: University of Chicago Press, 1973. – 126 p.
46. Krueger N.F. Is Research on Entrepreneurial Intentions Growing? Or…Just Getting Bigger? // Revisiting the Entrepreneurial Mind. – 2017. – p. 35-40. – doi: 10.1007/978-3-319-45544-0_3.
47. Krueger Norris Entrepreneurial potential and potential entrepreneurs: 25 years on // Journal of the International Council for Small Business. – 2020. – № 1. – p. 1-4. – doi: 10.1080/26437015.2020.1714363.
48. Laspita S., Breugst N., Heblich S., Patzelt H. Intergenerational transmission of entrepreneurial intentions // Journal of Business Venturing. – 2012. – № 4. – p. 414-435. – doi: 10.1016/j.jbusvent.2011.11.006.
49. Liñán F., Chen Y. Testing the Entrepreneurial Intention Model on a Two-Country Sample. Documents de Treball (Universitat Autònoma de Barcelona. Departament d'Economia de l'Empresa). - 2006
50. Liñán F., Chen Y. Development and Cross-Cultural Application of A Specific Instrument to Measure Entrepreneurial Intentions // Entrepreneurship Theory and Practice. – 2009. – № 3. – p. 593-617. – doi: 10.1111/j.1540-6520.2009.00318.x.
51. Liñán F., Rodríguez-Cohard J., Rueda-Cantuche J. Factors Affecting Entrepreneurial Intention Levels: A Role for Education // International Entrepreneurship and Management Journal. – 2011. – № 2. – p. 195-218. – doi: 10.1007/s11365-010-0154-z.
52. Maresch D., Harms R., Kailer N., Wimmer-Wurm B. The impact of entrepreneurship education on the entrepreneurial intention of students in science and engineering versus business studies university programs // Technological Forecasting and Social Change. – 2016. – p. 172-179. – doi: 10.1016/j.techfore.2015.11.006.
53. Marvel M., Davis J., Sproul C. Human Capital and Entrepreneurship Research: A Critical Review and Future Directions // Entrepreneurship Theory and Practice. – 2016. – № 3. – p. 599-626. – doi: 10.1111/etap.12136.
54. Moriano J.A., Gorgievski M., Laguna M., Stephan U., Zarafshani K. A cross-cultural approach to understanding entrepreneurial intention // Journal of Career Development. – 2012. – № 2. – p. 162-185. – doi: 10.1177/0894845310384481.
55. Obschonka M., Goethner M., Silbereisen R.K., Cantner U. Social identity and the transition to entrepreneurship: The role of group identification with workplace peers // Journal of Vocational Behavior. – 2012. – № 1. – p. 37-47. – doi: 10.1016/j.jvb.2011.05.007.
56. Russia Economic Snapshot. Organisation for Economic Cooperation and Development.OECD. - 2019
57. Rauch A.J., Hulsink W. Putting entrepreneurship education where the intention to act lies. An Investigation into the Impact of Entrepreneurship Education on Entrepreneurial Behaviour // Academy of Management Learning & Education. – 2015. – № 2. – p. 187-204. – doi: 10.5465/amle.2012.0293.
58. Cantillon R. Essai sur la nature du commerce en general.. / Edited, with an English translation and other material, by Henry Higgs. - London: Macmillan & Co., Ltd.,, 1931.
59. Shane S., Venkataraman S. The promise of entrepreneurship as a field of research // Academy of Management Review. – 2000. – № 1. – p. 217-226. – doi: 10.2307/259271.
60. Shapero A., Sokol L. The social dimension of entrepreneurship. / In Kent, C.A., Sexton, D.L. and Vesper, K.H. (Eds.): Encyclopedia of Entrepreneurship. - Prentice-Hall, 1982. – 72-90 p.
61. Schumpeter J. A. The Theory of Economic Development. - New York: Oxford University Press, 1912.
62. Solesvik M., Westhead P., Matlay H. Cultural factors and entrepreneurial intention: The role of entrepreneurship education // Education and Training. – 2014. – № 8/9. – p. 680-696. – doi: 10.1108/ET-07-2014-0075.
63. Sunstein C.R., Reisch L.A., Rauber J. A worldwide consensus on nudging? Not quite, but almost // Regulation and Governance. – 2018. – № 1. – p. 3-22. – doi: 10.1111/rego.12161.
64. Tkachev A., Kolvereid L. Self-Employment Intentions among Russian Students // Entrepreneurship & Regional Development: An International Journal. – 2010. – № 3. – p. 269-280. – doi: 10.1080/089856299283209.
65. Unger J., Rauch A., Frese M., Rosenbusch N. Human capital and entrepreneurial success: A meta-analytical review // Journal of Business Venturing. – 2011. – № 3. – p. 341-358. – doi: 10.1016/j.jbusvent.2009.09.004.
66. Verheul I., Thurik R., Grilo I., & Van der Zwan P. Explaining preferences and actual involvement in self-employment: Gender and the entrepreneurial personality // Journal of Economic Psychology. – 2012. – № 2. – p. 325-341. – doi: 10.1016/j.joep.2011.02.009.
67. Westhead P., Solesvik M. Entrepreneurship education and entrepreneurial intention: Do female students benefit? // International Small Business Journal. – 2016. – № 8. – p. 979-1003. – doi: 10.1177/0266242615612534.
68. Wilson F., Kickul J., & Marlino D. Gender, Entrepreneurial Self-Efficacy, and Entrepreneurial Career Intentions: Implications for Entrepreneurship Education // Entrepreneurship Theory and Practice. – 2007. – № 3. – p. 387-406. – doi: 10.1111/j.1540-6520.2007.00179.x.
69. Yueh H.-P., Wu Y.J., Chen W.-F. eds. The Psychology and Education of Entrepreneurial Development. - Lausanne: Frontiers Media SA, 2020.
70. Zhao H., O\'Connor G., Wu J., Lumpkin G.T. Age and entrepreneurial career success, A review and a meta-analysis // Journal of Business Venturing. – 2020. – № 1. – p. 106007. – doi: 10.1016/j.jbusvent.2020.106007.

Страница обновлена: 06.05.2021 в 23:14:17