Конкурентоспособность реального сектора экономики США, Китая и России в условиях пандемии

Печаткин В.В.1, Малышев Т.А.1
1 Институт социально-экономических исследований – обособленное структурное подразделение Федерального государственного бюджетного научного учреждения Уфимского федерального исследовательского центра Российской академии наук

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 2 (Апрель-июнь 2021)

Цитировать:
Печаткин В.В., Малышев Т.А. Конкурентоспособность реального сектора экономики США, Китая и России в условиях пандемии // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 2. – doi: 10.18334/eo.11.2.111995.

Аннотация:
В статье приведено обоснование актуальности проблемы разработки и реализации организационно-экономического механизма обеспечения устойчивого функционирования экономики страны и регионов в условиях пандемического кризиса, вызванного распространением коронавирусной инфекции COVID – 19, в том числе оценке результативности антикризисной политики. Осуществлен обзор зарубежной и отечественной научной литературы, посвященных конкурентоспособности территорий и промышленных предприятий, в частности, в том числе в условиях влияния пандемии на реальный сектор экономики. Проведен анализ последствий влияния пандемии на развитие реального сектора экономики США, Китая и России, а также Республики Башкортостан, в частности, по результатам которого выделены ключевые тенденции, закономерности и проблемы, вызванные «коронакризисом». Выделены виды экономической деятельности, получившие выгоды от пандемии, в том числе нарастивших показатели капитализации, прибыли и увеличивших долю на международном рынке, а также хозяйствующие субъекты и сектора экономики, существенно снизивших свою конкурентоспособность в 2020 г., относительно 2019 г. На основе результатов анализа предложен комплекс мероприятий по повышению конкурентоспособности России в условиях пандемии COVID – 19 и пост коронавирусный период, способствующих повышению конкурентоспособности и экономической безопасности страны в целом

Ключевые слова: конкурентоспособность, пандемия, реальный сектор экономики, высокотехнологичный экспорт

Финансирование:
Данное исследование выполнено в рамках государственного задания № 007-00256-18-01 ИСЭИ УФИЦ РАН на 2021 г.

JEL-классификация: F64, O57, O33, F15



Введение. Зарубежный опыт показывает, что наиболее устойчивых темпов экономического роста на протяжении десятилетий добились именно те страны и регионы, на территории которых функционируют и развиваются крупные высокотехнологичные промышленные предприятия-лидеры, занимающие высокую долю на мировом рынке. Прежде всего, за счет крупных промышленных предприятий во взаимодействии со средним и малым бизнесом устойчивого экономического роста достигли в свое время США, Япония, Китай, Индия, Корея. Именно эти страны показывали наиболее динамичный рост конкурентоспособности.

Более того, многие страны – лидеры конкурентоспособности в качестве основной идеологии промышленной политики в последнее время реализуют концепцию реиндустриализации. На протяжении долгих лет наиболее развитые страны перемещали свои промышленные производства в развивающиеся страны с точки зрения более выгодного расположения предприятий, относительно рынков сбыта и использования ресурсных конкурентных преимуществ этих стран, связанных с более дешевыми факторами производства и, прежде всего, трудовыми ресурсами и сырьем. Однако в дальнейшем такая политика была признана ошибочной вследствие того, что происходила огромная утечка за рубеж инженерных работников, высококвалифицированных рабочих с потерей лидерства в промышленных технологиях. Именно поэтому в последние десятилетия наблюдаются обратные тенденции возвращения промышленных предприятий в развитые страны.

Бесспорным является тот факт, что практически любое промышленное предприятие стремится достичь высокого уровня конкурентоспособности и приумножить свои конкурентные позиции на внутреннем и внешних рынках с сохранением и увеличением высокой доли рынка, используя различные стратегии, поскольку это обеспечивает максимизацию прибыли и стабильное поступление доходов.

Однако, как показывает практика, в условиях кризисных ситуаций, в том числе пандемического кризиса, связанного с распространением коронавирусной инфекции (COVID-19), традиционные стратегии часто не работают или даже усугубляют ситуацию.

С другой стороны, странам и регионам крайне важно, чтобы на их территории устойчиво функционировали промышленные предприятия, так как от этого зависит как сохранение доходов консолидированного бюджета, так и сохранение и приращение высокопроизводительных рабочих мест. В связи с этим очень важным аспектом обеспечения и сохранения конкурентоспособности промышленного сектора региона является адекватная вызовам экономическая политика, способствующая решению данных задач.

Современным теоретико-методологическим и прикладным аспектам проблемы становления системы стратегического планирования в Российской Федерации и обоснования приоритетов территориального развития на различных уровнях государственного управления посвящены труды отечественных ученых, в том числе Татаркина А.И. [1], Глазьева С.Ю. [2] (Glazev, 2016), Гринберга Р.С. [3] (Grinberg, 2015), Шацкой И.В. [4] (Shatskaya, 2014), Антипина И.А. [5] (Antipin, Kazakova, 2016), Морковкина Д.Е. [6] (Morkovkin, 2014), Гнездовой Ю.В. [7] (Gnezdova, 2016) и др.

Вопросам обеспечения конкурентоспособности и экономической безопасности регионов и хозяйствующих субъектов России посвящены труды многих российских ученых, затрагивающих те или иные аспекты проблемы: Абалкина Л.И. [8] (Abalkin, 1994), Беляковой Г.Я. [9] (Belyakova, 2001) Глазьева С.Ю. [2] (Glazev, 2016), Дорошенко Ю.А., Голубицких М. [10] (Doroshenko, Golubitskikh, 2017), Дробот Е.В. [11–13] (Drobot, 2019; Drobot, 2015; Drobot, 2012), Заичкина Н.И., Зеленцовой Л.С. [14] (Zaichkin, Zelentsova, 2012), Криворотова В.В. [15] (Krivorotov, Tatarkin, 2014), Куклина А.А. [16] (Kuklin, 2014), Макарова В.Л. [17] (Makarov, Ayvazyan, Afanasev, Bakhtizin, Nanavyan, 2014); Мохначева С.А. [18] (Mokhnachev, 2009), Низамутдинова М.М., Орешникова В.В. [19] (Nizamutdinov, Oreshnikov, 2018), Поплавской В.А., Горшковой Л.А. [20] (Poplavskaya, Gorshkova, 2017), Тумакова Е.А. [21] (Tumakov, 2017) и др.

Проблемам развития промышленного сектора экономики и реального сектора экономики в целом в условиях пандемии посвящены статьи Дробот Е.В. [22, 23] (Drobot, Makarova, Nazarenko, Manasyan, 2020; Drobot, 2020), Максютиной Е. Головиной А. [24] (Maksyutina, Golovina, 2020), Багаевой А.И., Аздаева М.Ш. [25] (Ba6aeva, Azdaeva, 2020), Костина Д.Д. [26] (Kostina, 2020), Васильева Е.В., Пулатовой М.Х., Останиной Е.В. [27] (Vasileva, Pulatova, Ostanina, 2020) и др.

Вместе с тем недостаточно изученными являются проблемы разработки и реализации комплекса мероприятий по устойчивому функционированию экономики страны и регионов в постпандемический период с учетом последствий для экономики пандемии COVID-19.

В связи с этим в качестве цели статьи определено: разработать мероприятия по устойчивому функционированию экономики страны и регионов России в постпандемический период с учетом результатов влияния пандемии COVID-19 на реальный сектор экономики.

Пандемия COVID-19 революционным образом поменяла иерархию сил в большинстве сегментов мирового рынка и в различной степени повлияла на капитализацию, показатели прибыли, объемы продаж транснациональных компаний – лидеров мировой торговли.

Так, по итогам 2020 г. наиболее впечатляющих результатов добилась компания Tesla, выпускающая электромобили. Капитализация компании увеличилась в 6,9 раза – абсолютный лидер среди компаний автомобильной промышленности, несмотря на то, что стоимость компании (627,3 млрд $) в 170 раз превышает прогнозируемую прибыль (28,3 мдрд $) и только на 53% меньше, чем ВВП РФ в 2020 г. Сейчас стоимость компании превышает суммарную стоимость традиционных лидеров автомобильной промышленности Fiat Chrysler, Ford Motor, General Motors, Honda, Hyundai, Nissan, Peugeot, Toyota и Volkswagen вместе взятых, хотя прибыль каждого из них выше компании Tesla [28].

В числе лидеров других сегментов рынка, по данным Standard & Poor's, согласно индексу 500 крупнейших компаний, наибольшую выгоду от пандемии получили высокотехнологичные компании в сфере биотехнологий и IT-технологий, а также хозяйствующие субъекты, производящие ряд других товаров, наиболее востребованных во время карантина и самоизоляции. Так, например, акции компании Moderna, разработавшей вакцину против коронавируса, применяющуюся по всему миру, подскочили в 5,3 раза до 123,3 млрд $; акции Zoom Video Communications выросли в 2020 г. в 4,5 раза, поскольку самоизоляция и карантин вызвали рост спроса на программное обеспечение компании, вследствие развития дистанционной работы и учебы акции компании Etsy – электронной торговой площадки выросли почти в 3,3 раза, акции компании Peloton – производителя домашних тренажеров – в условиях пандемии выросли в 4,7 раза.

Эти примеры подтверждают выводы Глазьева С.Ю. о том, что пандемия ускорила процессы укрепления нового технологического уклада в мире. [29]

Напротив, аутсайдерами рейтинга являются, прежде всего, энергетические компании (6 наиболее крупных компаний из 10). На их развитие отрицательно повлияли как пандемия, так и торговая война между странами ОПЕК в первой половине 2020 года.

Как итог, Occidental Petroleum и Marathon Oil потеряли 57,1% и 51,2% капитализации, соответственно, Chevron занял третью с конца строчку в списке Dow, скинув 29,4%, тогда как акции Exxon Mobil упали на 40% и были вовсе исключены из 30-компонентного индекса (после 92 лет в его составе) [28].

Пандемия нанесла серьезный ущерб авиакомпаниям, отелям, ресторанам, кинотеатрам, театрам и развлекательным заведениям, а также туристской сфере. Так, акции операторов круизных линий Carnival Corporation Norwegian, Cruise Line Holdings упали более чем в 2 раза, акции авиационного гиганта Boeing – на 33,4 %.

Во многом благодаря пандемии в числе мировых лидеров по капитализации и прибыли остаются компании IT-сектора с ростом в 2020 г. более чем на 30%: Apple, Amazon, Facebook, Alphabet (GOOGL) и др.

Рыночная стоимость компаний Китая, акции которых торгуются на открытом рынке, за 2020 год выросла почти на 4,9 трлн $ благодаря быстрому восстановлению страны после пандемии коронавирусной инфекции, высокой активности в сфере первичных размещений и стремительному росту потребительских и технологических компаний. Капитализация китайских компаний в 2020 г. взлетела на 41% и достигла $16,7 трлн, о чем свидетельствуют данные S&P Global Market Intelligence. Для сравнения: аналогичный показатель американских компаний вырос только на 21% – до $41,6 трлн [30].

В Российской Федерации большинство компаний проиграли от пандемии, однако были и те хозяйствующие субъекты, которые, воспользовавшись ситуацией, сохранили или нарастили объемы производства и, как следствие, прибыли.

В наибольшем выигрыше оказались золотодобывающие компании. Лидером по доходности в 2020 году стали акции крупнейшего российского производителя золота «Полюс» – ценные бумаги показали рост 116%. В пятерке лидеров и компания «Полиметалл» (+73% с начала года). Помимо золотодобывающих компаний в лидерах роста акции «Яндекса» (+89%) фармхолдинга «Биннофарм-групп», занимающихся производством препаратов для лечения COVID-19 и вакцины «Спутник V» [31].

В список самых доходных бумаг также вошли акции продуктовых ретейлеров «Магнит» (+58%) и Х5 Retail Group (+29%) в силу повышенного спроса на продукты питания в условиях пандемии и приостановки работы кафе и ресторанов.

Объемы производства и выручки обеспечили многие предприятия корпорации «Ростех» благодаря оборонному заказу, в том числе по производству средств связи для вооруженных сил, строительству военных и гражданских судов, производству оружия. Вследствие увеличения спроса на алкоголь в условиях пандемии увеличили объемы продаж, в том числе за счет экспорта в Европу, предприятия, выпускающие алкогольную продукцию (рост на уровне 10–20%).

Таким образом, в России лидеры роста на фондовом рынке России показали не столь внушительные результаты по сравнению с американскими компаниями, но все они выиграли так или иначе, не столько от грамотного менеджмента и применяемых стратегий, сколько от более выгодных условий бизнеса, сложившихся в условиях пандемии.

Рекордное падение, как и во всем мере, испытали энергетические компании России. Большие убытки понесли «Газпром» и «Роснефть» из-за падения спроса на нефтепродукты и энергоносители и, как следствие, снижения цены на нефть и газ.

Котировки крупнейших российских энергокомпаний в 2020 году существенно снизились: акции «Лукойла» потеряли 15%, «Газпрома» и «Газпром-нефти» – более 20%, а «Татнефти» и «Сургутнефтегаза» – около 30%. В целом индекс Мосбиржи «Нефть и газ» снизился на 17%. И только котировки «Роснефти» к концу 2020 г. успели полностью восстановиться [31].

Тем не менее, несмотря на отрицательные результаты энергетического сектора экономики страны, падение финансовых показателей и капитализации российских компаний не столь существенное, относительно США и ряда других стран мира.

С отрицательными показателями по итогам 2020 г. закончили транспортные компании, в особенности авиаперевозчики, вследствие сокращения пассажиро- и грузопотоков, связанных с карантинными мерами и самоизоляцией, временным закрытием границ и кризисными явлениями в экономике, а также туристская сфера, гостиницы, рестораны, театры и кинотеатры и др.

По результатам анализа влияния пандемии на реальный сектор экономики в Российской Федерации можно сделать вывод о том, что в стране, хотя и динамично развивались виды экономической деятельности, формирующие 5-й и 6-й технологические уклады и, прежде всего, производящие и использующие IT-технологии, биотехнологии, однако кардинальным образом структуру экономики это не изменило. Страна по-прежнему сильно зависима от сырьевого экспорта при скромном вкладе высокотехнологичного экспорта в ВВП, не соответствующем имеющемуся потенциалу.

В рамках данной статьи наибольший интерес представляет анализ положительного зарубежного и отечественного опыта развития экономики, в том числе и результативность мер государственной поддержки реального сектора экономики, в условиях пандемии.

С этих позиций проанализируем изменение ключевых макроэкономических показателей России и Республики Башкортостан в сравнении с США и Китаем в 2020 году относительно 2019 года (табл. 1).

Таблица 1

Индексы макроэкономических показателей в 2020 г. относительно 2019 г.

Table 1

Indices of macroeconomic indicators in 2020 relative to 2019


Вид экономической деятельности
Индексы в 2020 г. относительно 2019 г., %
Россия
Республика Башкортостан
США
Китай
ВВП (ВРП)
96,9
99,1
96,5
102,3
Инвестиции в основной капитал
98,6
100,9
н.д.
104,5
Реально располагаемые денежные доходы населения
96.5
101
109
103,8
Естественный прирост (убыль) населения
99,5
99,5
100,8
100,5
Источник: составлено авторами по данным федеральной службы государственной статистики РФ, территориального органа федеральной службы по статистике Республики Башкортостан, Государственного статистического управления (ГСУ) КНР.

По итогам 2020 года исходя из анализа ряда макроэкономических показателей РФ, Республики Башкортостан, США и Китая можно сделать следующие выводы.

1. Китай стал единственной страной в мире, чья экономика не пережила спада на фоне пандемии коронавируса. В 2020 г. наблюдался рост ВВП, инвестиций в основной капитал, реально располагаемых денежных доходов населения. Это связано, с одной стороны, с тем, что Китай первым столкнулся с коронавирусной инфекцией и первым из нее благополучно вышел, с другой стороны, это было достигнуто за счет грамотно построенной антикризисной политики государства. В результате темпы роста экономики Китая хотя и замедлились относительно предыдущих периодов, однако можно говорить о ее восстановлении после коронакризиса.

2. В США по итогам 2020 г. не удалось избежать падения ВВП, которое стало самым большим в период с 1946 года. При этом также сократились инвестиции в основной капитал, в том числе из-за оттока прямых иностранных инвестиций. Однако несмотря на это, доходы населения США возросли и достигли своего исторического максимума при положительной динамике естественного прироста населения вопреки пандемии. Связано это во многом с огромными внешними заимствованиями США. На государственную поддержку населения и бизнеса в период пандемии был выделен огромный объем денежных средств (более 11% ВВП страны). Как результат, рекордные темпы роста государственного долга США, который превысил 28 трлн долл. и продолжает увеличиваться.

3. В Российской Федерации наблюдалось снижение основных макроэкономических показателей, в том числе ВВП и инвестиций в основной капитал, хотя и более меньшее относительно США. Однако при этом реальные денежные доходы населения сократились на 3,5% относительно уровня 2019 года, что прямо пропорционально падению ВРП. Коронакризис, несмотря на государственную поддержку семей с детьми и бизнеса, усугубил демографическую ситуацию в стране. Россиян в 2020 г. стало на 668,7 тыс. человек меньше, чем в 2019 г. Ситуация с выходом из коронакризиса в стране пока еще далека от своего завершения. В дальнейшем можно прогнозировать незначительный рост экономики или ее стагнацию. Тем не менее необходимо отметить, что предпринятые меры Правительством РФ смогли сгладить ситуацию, которая, несомненно, была очень сложной.

4. Республике Башкортостан также не удалось избежать падения ВРП, тем не менее, прежде всего, за счет роста в сельском хозяйстве и устойчивой работы обрабатывающей промышленности показатель сократился только менее чем на 1%. Республике, одному из немногих регионов РФ, удалось обеспечить рост показателей инвестиций в основной капитал. Наблюдается также рост реально располагаемых денежных доходов населения. Однако население республики в 2020 г. относительно 2019 г. сократилось на 0,5%, как и в целом по России при сокращении рождаемости и повышении уровня смертности. Сохранение устойчивого функционирования экономики удалось достичь в том числе не только за счет федеральной поддержки, но и поддержки бизнеса и населения на региональном и муниципальном уровнях. В этот период было принято и реализовано 3 пакета результативных антикризисных мероприятий. Тем не менее в Республике Башкортостан, как и в России в целом, проблемы с коронакризисом еще далеки до своего решения, и требуется продолжение работы антикризисного штаба в этом направлении.

Для того чтобы повысить конкурентоспособность, России требуется государственная поддержка развития и стимулирование развития видов экономической деятельности 5-го и 6-го технологических укладов – крайне важных в обеспечении национальной безопасности в средне- и долгосрочной перспективах. На федеральном уровне назрела необходимость создания государственной корпорации «Росбиотех» с объединением хозяйствующих субъектов в сфере биотехнологий и геномной инженерии на принципах платформенной экономики. Целью создания госкорпорации является формирование условий для создания и развития в России промышленных предприятий 6-го технологического уклада, конкурентоспособных на внутреннем и внешнем рынках. Для ее достижения необходимо решить следующие задачи:

– наращивание производства вакцин и лекарств от коронавирусной и других инфекций с продвижением продукции на внешние рынки;

– самообеспечение внутреннего рынка биотехнологической продукцией для сельского хозяйства и фармацевтики;

– создание эффективного механизма трансферта научных достижений в реальный сектор экономики.

Финансовыми механизмами реализации предложенной инициативы могут стать государственный заказ, фонд развития промышленности, внебюджетные фонды, РФФИ, РНФ.

Реализация данной стратегической инициативы может позволить нарастить объемы производства вакцин и лекарств от коронавирусной инфекции, тестовых систем отечественного производства с последующим увеличением объемов экспорта, что будет способствовать укреплению национальной безопасности и может расширить возможности увеличения доходной части консолидированного бюджета РФ. В стране, к сожалению, без государственной поддержки не возникнут транснациональные корпорации в сфере биотехнологий типа «Модерна» или «Файзер», что в условиях пандемии является серьезным конкурентным преимуществом.

На уровне Республики Башкортостан целесообразно создание IT-парка в г. Уфе. С одной стороны, это необходимо для снижения оттока высококвалифицированных кадров из республики (ежегодно только вузы Башкирии выпускают более 1,5 тыс. чел. IT-специалистов, большая часть из которых покидают республику из-за дефицита рабочих мест), с другой стороны, это позволит снизить зарубежную зависимость от IT-технологий как в промышленности, так и в сфере услуг.

Заключение.

По результатам анализа влияния пандемии на реальный сектор экономики в Российской Федерации можно сделать вывод о том, что в стране, хотя и динамично развивались виды экономической деятельности, формирующие 5-й и 6-й технологические уклады и, прежде всего, производящие и использующие биотехнологии и IT-технологии, однако кардинальным образом структуру экономики это не изменило. Страна по-прежнему сильно зависима от сырьевого экспорта при скромном вкладе высокотехнологичного экспорта в ВВП, не соответствующем имеющемуся потенциалу.

В Российской Федерации в 2020 г. относительно 2019 г. наблюдалось снижение основных макроэкономических показателей, в том числе ВВП и инвестиций в основной капитал, хотя и значительно меньшее относительно США. Однако при этом реальные денежные доходы населения сократились на 3,5% относительно уровня 2019 года, что прямо пропорционально падению ВРП. Коронакризис, несмотря на государственную поддержку семей с детьми и бизнеса, усугубил демографическую ситуацию в стране. Россиян в 2020 г. стало на 668,7 тыс. человек меньше, чем в 2019 г. Ситуация с выходом из коронакризиса в стране пока еще далека от своего завершения.

Для того чтобы повысить конкурентоспособность, России требуется государственная поддержка развития и стимулирование роста видов экономической деятельности 5-го и 6-го технологических укладов – крайне важных в обеспечении национальной безопасности в средне- и долгосрочной перспективах. На федеральном уровне назрела необходимость создания государственной корпорации «Росбиотех» с объединением хозяйствующих субъектов в сфере биотехнологий и геномной инженерии на принципах платформенной экономики, поскольку других вариантов на равных конкурировать с западными транснациональными корпорациями в этой сфере практически нет.


Источники:

1. Татаркин А.И. Стратегия сбалансированного планирования регионального развития // Общество и экономика. – 2015. – № 5. – c. 88.
2. Глазьев С.Ю. В «тысячу первый» раз о выборе между стратегиями социально-экономической деградации страны и современного народнохозяйственного развития (заметки участника заседания экономического совета при президенте РФ) // Российский экономический журнал. – 2016. – № 3. – c. 3–17.
3. Гринберг Р.С. Экономика современной России: состояние, проблемы, перспективы. Общие итоги системной трансформации // Век глобализации. – 2015. – № 1. – c. 166–182.
4. Шацкая И.В. От государственного стратегического планирования к стратегическому управлению // Российское предпринимательство. – 2014. – № 1 (247). – c. 50–57.
5. Антипин И.А., Казакова Н.В. Концептуальные основы разработки стратегии пространственного развития в муниципальном образовании // Российское предпринимательство. – 2016. – № 8. – c. 1011–1026.
6. Морковкин Д.Е. Социально-экономические аспекты устойчивого развития экономики территорий // Вестник Московского университета имени С.Ю. Витте. Серия 1: Экономика и управление. – 2014. – № 1. – c. 4–10.
7. Гнездова Ю.В. Проблемы устойчивого сбалансированного развития регионов в современных условиях. / коллективная монография. - М.: Издательство «Научный консультант», – МАБиУ, 2016. – 227 c.
8. Абалкин Л.И. Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение // Вопросы экономики. – 1994. – № 12. – c. 4-16.
9. Белякова Г.Я. Конкурентоспособность региональной экономики: концепция опережающего развития. - Красноярск: Сиб ГТУ, 2001. – 230 c.
10. Дорошенко Ю.А., Голубицких М. Факторы конкурентной устойчивости и оценка их влияния на предприятия промышленности строительных материалов // Белгородский экономический вестник. – 2017. – № 1. – c. 26-31.
11. Дробот Е.В. Концептуальная модель формирования конкурентоспособности приграничного региона // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – № 4. – c. 6-10. – doi: 10.18334/.37376.
12. Дробот Е.В. Управление конкурентоспособностью национальной экономики в условиях глобализации. - СПб.: Троицкий мост, 2015. – 224 c.
13. Дробот Е.В. Эволюция теории национальной конкурентоспособности // Экономические отношения. – 2012. – № 2. – c. 27-40. – doi: 10.18334/.37337.
14. Заичкин Н.И., Зеленцова Л.С. Концепция конкурентоустойчивости: теория, практика. / монография. - М.: Издательство «Перо», 2012.
15. Криворотов В.В., Татаркин А.И. Конкурентоспособность социально-экономических систем: вызовы нового времени. - М.: изд-во Экономика, 2014. – 466 c.
16. Куклин А.А. Экономическая безопасность регионов: теоретико-методологические подходы и сравнительный анализ // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 6-1. – c. 142-145.
17. Макаров В.Л., Айвазян С.А., Афанасьев М.Ю., Бахтизин А.Р., Нанавян А.М. Оценка эффективности регионов РФ с учетом интеллектуального капитала, характеристик готовности к инновациям, уровня благосостояния и качества жизни // Экономика региона. – 2014. – № 4. – c. 3-30. – doi: 10.17059/2014-4-1.
18. Мохначев С.А. Теоретико-методологические основы управления конкурентоустойчивостью высшего учебного заведение. / монография. - Институт экономики Уральского отделения РАН, 2009. – 411 c.
19. Низамутдинов М.М., Орешников В.В. Информационная поддержка формирования стратегий инновационного развития регионов на основе адаптивной имитационной модели // Системы и средства информатики. – 2018. – № 2. – c. 154-169. – doi: 10.14357/08696527180212.
20. Поплавская В.А., Горшкова Л.А. Обеспечение конкурентоустойчивости организации на разных стадиях ее жизненного цикла // Экономика и социум. – 2017. – № 1-2. – c. 1759-1763.
21. Тумаков Е.А. Классификация конкурентной устойчивости предприятия // Стратегия предприятия в контексте повышения его конкурентоспособности. – 2017. – № 6. – c. 60-65.
22. Дробот Е.В. Макарова И.Н., Назаренко В.С., Манасян С.М. Влияние пандемии COVID-19 на реальный сектор экономики // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 8. – c. 2135 -2150.
23. Дробот Е.В. Влияние пандемии COVID-19 на рынок труда США // Экономика труда. – 2020. – № 7. – c. 577-588. – doi: 10.18334/et.7.7.110715.
24. Максютина Е. Головина А. Автомобильная промышленность России: проблемы развития в «осыпающемся мире» // Региональный экономический журнал. – 2020. – № 1 (28). – c. 71 – 83.
25. Ба6аева А.И., Аздаева М.Ш. Экономическое состояние Российской Федерации и влияние пандемии на экономику // Тенденции развития науки и образования. – 2020. – № 68-5. – c. 15 – 17.
26. Костина Д.Д. Анализ эффекта пандемии на отрасли и стратегии их развития в условиях кризиса // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2020. – № 5. – c. 318-322.
27. Васильева Е.В., Пулатова М.Х., Останина Е.В. Проблемы и перспективы развития креативных индустрий в условиях экономических трансформаций периода пандемии // Вестник Национальной академии туризма. – 2020. – № 2 (54). – c. 10 – 12.
28. Итоги 2020 года: лидеры и аутсайдеры Dow, S&P 500 и NASDAQ 100. [Электронный ресурс]. URL: http://Investing.com (дата обращения: 02.04.2021).
29. Глазьев С.Ю. Пандемический кризис помог укрепиться новому технологическому укладу // Научные труды. – 2020. – № 5. – c. 26 – 35.
30. Акции Китайский компаний подорожали на 5 трлн. S. [Электронный ресурс]. URL: https://yandex.ru/news/story (дата обращения: 02.04.2021).
31. Короли пандемии: какие акции росли быстрее всего в 2020 году и чего ждать от рынка. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/417187 (дата обращения: 03.04.2021).
32. Глазьев С.Ю. Основа обеспечения экономической безопасности страны: альтернативный реформационный курс // Российский экономический журнал. – 1997. – № 1. – c. 8-9.
33. Портер М. Международная конкуренция. - М.: Международные отношения, 2003. – 420 c.

Страница обновлена: 15.05.2021 в 13:59:32