Один год борьбы с коронавирусной пандемией COVID-19: анализ результатов

Зимовец А.В.1, Ханина А.В.1
1 Таганрогский институт управления и экономики, Россия, Таганрог

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 5 (Май 2021)

Цитировать:
Зимовец А.В., Ханина А.В. Один год борьбы с коронавирусной пандемией COVID-19: анализ результатов // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 5. – С. 1035-1046. – doi: 10.18334/epp.11.5.112114.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=45849446

Аннотация:
Начало 2021 года было сопряжено с ослаблением мер, введенных из-за пандемии COVID-19 в 2020 году: ВУЗы перешли на очный формат работы, вернулись к своей работе выставки и различные массовые мероприятия, спортивные стадионы заполняются почти на 75% по всей стране, то есть страна возвращается к казалось бы привычному образу жизни, а значит, можно подвести итоги мер, принятых для борьбы с пандемией и помощи гражданам и бизнесу в преодолении ее последствий. В данной работе авторы выдвигают ряд гипотез, касающихся мер поддержки населения, введенных в 2020 году и анализа их последствий для экономики в настоящее время и в обозримом будущем. В частности, предполагается, что не все принятые меры были эффективны и принесли планируемые результаты, однако, с учетом скорости их принятия, можно говорить о том, что наблюдаемый эффект все же имеется.

Ключевые слова: коронавирусная инфекция COVID-19, пандемия, развитие бизнеса, кризис, государственная поддержка, малый бизнес, микро-бизнес, поддержка государства в пандемию, инфляция, субсидии

JEL-классификация: F62, F63, O11



Введение

Экономика России на протяжении последних десятилетий постоянно сталкивается с различного рода явлениями, повергающими ее в очередной кризис. Россия пережила и кризис августа 1998 года, и события августа 2008-го, и даже более-менее справляется с последствиями санкционных войн, объявленных странами Евросоюза и США из-за хорошо всем известных событий марта 2014 года. Однако весной 2020 года практически весь мир (и Россия в том числе) столкнулся с принципиально новым типом угрозы – глобальной пандемией коронавирусной инфекции COVID-19. И хотя это не первая в истории человечества пандемия, однако по некоторым чертам она серьезно отличается от всех предыдущих, в частности имеет общепланетный характер и оказывает влияние на экономику и политику практически всех стран мира.

Первые случаи заболевания коронавирусом COVID-19 были официально зарегистрированы в России в конце марта 2020 года [9]. Российское правительство, надо отдать должное, достаточно оперативно отреагировало на возникшую угрозу и предприняло меры как по борьбе с вирусом [15, с. 663–682] (Torkanovskiy, 2020, р. 663–682) (в частности, в России была синтезирована первая вакцина Спутник-V), так и по поддержке населения и предпринимательства. Среди предпринятых мер стоит отметить следующие:

- введены новые пособия семьям с детьми;

- осуществлялись меры по поддержке безработных граждан, а также лиц с инвалидностью;

- объявлены «кредитные каникулы» для значительного количества граждан государства;

- автоматически продлевались сроки действия многих документов (в т.ч. паспортов и водительских удостоверений);

- введен мораторий на выплату пеней за услуги ЖКХ, а также многие регионы ввели периоды, когда граждане могли не платить за часть услуг, в частности взносы на капитальный ремонт;

- государство проводило мониторинг стоимости товаров первой необходимости [13, с. 149–168] (Skorik, 2020, р. 149–168);

- была разрешена реализация лекарств, отпускаемых без рецепта врача, через интернет, с доставкой на дом и т.д.

Не подлежит сомнению, что предпринятые руководством России меры по борьбе с пандемией, в принципе, были целесообразны. Однако учитывая беспрецедентный характер кризиса, а также фактическое отсутствие времени у правительства на проработку всех принимаемых противокоронавирусных решений [1, с. 107–122] (Belyaeva, 2020, р. 107–122), можно предположить, что некоторые из мер не оказали ожидаемого эффекта или оказали его не в полной мере. Вследствие сказанного представляет определенный интерес анализ эффективности воздействия реализованных мер на экономику России за прошедший с начала пандемии календарный год.

Актуальность темы исследования результатов принятых мер в период пандемии и влияния их на экономику страны обосновывается необходимостью понимания эффективности работы государства и бизнеса в непростой экономический период.

На сегодняшний день большое число исследователей пытаются проанализировать эффективность мер государственной поддержки в период пандемии. Об этом пишет Н.Е. Бондаренко [2, с. 628–631] (Bondarenko, 2021, р. 628–631) в своей работе «Малое и среднее предпринимательство в период пандемии COVID-19: потери, государственная поддержка, перспективы восстановления». Автор обращает внимание на определенные отличия мер зарубежной и отечественной государственной политики по поддержке МСП, оценивая их эффективность в текущих условиях. В работе говорится о необходимости долгосрочных мер по стимулированию и развитию МСП с целью преодоления длительной рецессии бизнеса и создания условий для его восстановления. Епанчинцевой А.В. [7, с. 17–22] (Epanchintseva, 2020, р. 17–22) в труде «Меры поддержки малого и среднего бизнеса в России в период пандемии коронавируса: критический анализ» сделан вывод, что пандемия значительно отразилась на состоянии малого и среднего бизнеса в России, а государство осуществляет все необходимые меры для его поддержки с помощью различных подходов, результат реализации которых должен минимизировать ущерб от пандемии для предпринимателей, не нарушавших ранее партнерские отношения с государством, в то время как в наибольшем ущербе оказались те, кто такие отношения не поддерживал. Оценка автором эффективности реализованных государством мер поддержки МСП в целом положительна.

Гец В.А., Ященко С.О., Соболева Е.Д., Максимчук С.И. исследуют комплекс мер, направленных на поддержку предпринимателей и предприятий, относящихся к отраслям экономики, наиболее пострадавшим в период пандемии, в связи с объявленным Всемирной организацией здравоохранения режимом пандемии из-за распространения заболевания, вызванного коронавирусом SARS-CoV-2. Анализируется набор, обоснованность и эффективность данных мер, их влияние на поддержание и сохранение субъектов малого и среднего бизнеса по итогам 2020 года. [4, с. 24–26] (Gets, Yashchenko, Soboleva, Maksimchuk, 2021, р. 24–26).

Авторы данного исследования ставят перед собой цель проанализировать влияние пандемии на экономику России, а также определить, какие из принятых государством мер были наиболее эффективны в сложившихся условиях, посредством комплексного анализа влияния принятых мер на экономику РФ и проведения анализа источников формирования государственной поддержки в период пандемии, а также анализа эффективности таких действий.

Авторская гипотеза состоит в предположении, что не все меры поддержки, принятые государством, дали положительный эффект, тем не менее быстрая реакция российского правительства на сложившуюся ситуацию способствовала торможению распространения пандемии и минимизации кризисных явлений в стране.

Методология исследования: статистический анализ, аппроксимация, классификация, синтез и сравнительный анализ.

Экономика и пандемия

Как показывают официальные статистические данные, пандемия COVID-19 существенным образом повлияла как на жизнь населения России, так и на отечественную экономику. С первых дней после объявления пандемии и режима самоизоляции государство активно разрабатывало меры поддержки, понимая, что последствия резкого закрытия бизнеса могут привести к негативным последствиям.

Во-первых, по состоянию на 30 апреля 2021 года в стране официально зарегистрировано более 4,8 миллионов инфицированных (т.е. почти каждый 30-й житель страны), а также более 110 тысяч умерших непосредственно от коронавируса (без учета тех умерших, у которых коронавирус не явился основной причиной смерти) [11]. За последний год в России наблюдались две четко выраженные «волны» заболеваемости, и если бы не предпринятые меры (в том числе связанные с самоизоляцией граждан в момент пиков заболеваемости, социальным дистанцированием, а также начавшейся с декабря 2020 года вакцинацией населения), то, как показывает моделирование, с середины мая 2021 года стоило бы ожидать начало третьей, более «высокой» волны (однако как показывают наблюдения, предпосылок для этого в данный момент времени – не прослеживается: с начала апреля 2020 года заболеваемость практически вышла на «плато», и даже наблюдается хоть и слабая, но отрицательная тенденция прироста заболевших) (рис. 1).

Рисунок 1. Динамика заболеваемости COVID-19 по России и ее аппроксимация полиномиальной функцией 6-го порядка (с надежностью R2=0,876)

Источник: составлено авторами по данным https://стопкоронавирус.рф/information/ (дата обращения: 01.05.2021).

Дальнейшему прогрессу по борьбе с COVID-19 мешают низкие темпы вакцинации: по состоянию на 29.04.2021 г. гражданам было введено около 19,5 млн доз препарата, а полностью привито было только около 5,2% от численности населения России (число введенных доз препарата отличается от числа людей, прошедших вакцинацию: для вакцинации обычно нужно две прививки). К сожалению, по доле полностью привитого населения Россия по состоянию на 29.04.2021 занимает лишь 52-е место [11].

Во-вторых, Правительством Российской Федерации (по оценочным данным Счетной палаты) на борьбу с пандемией в 2020 году было потрачено более 2,86 трлн рублей, что составило около 12,5% общих расходов бюджета [12]. И хотя данные траты бюджетных средств поддержали граждан и предпринимательство, однако назвать эти траты 100% эффективными нельзя по следующим причинам.

1. Как показывает анализ статистической информации Центрального банка Российской Федерации, денежная масса M2 (определяемая как совокупность наличных денег, находящихся в обращении, и безналичных средств на счетах, которыми располагают физические и юридические лица и государство) путем эмиссии денежных знаков увеличивается в среднем на 4,0–4,5 трлн руб., однако в 2020 году прирост составил почти 7,0 трлн руб. (рис. 2)

Рисунок 2. Динамика ежегодного прироста денежной массы M2 (по данным на 1 января каждого года) [5]

Соответственно, очевидной является корреляция между объемом потраченных на борьбу с коронавирусной пандемией средств федерального бюджета (2,86 трлн руб.) и объемом дополнительной эмиссии наличных денежных средств по сравнению с таким же уровнем прошлых лет (в среднем на 2,3 трлн руб.). Данный фактор косвенно указывает, что вся анонсированная и осуществленная властями государства поддержка граждан и предпринимательства осуществлялась за счет инфляционного механизма. То есть наблюдаемый на рынках продуктов питания и потребительских товаров рост цен (отчасти подтверждаемый и официальными статистическими данными [9]) является лишь откликом экономики на оказанную в 2020 году населению и предпринимательству финансовую помощь. Можно также предположить, что дополнительная, экстраординарная для современной России эмиссия денежных средств, осуществленная в 2020 году, будет поддерживать относительно высокую инфляцию на протяжении еще минимум 2–3 лет.

2. Несмотря на старания государства, в стране выросло количество официально зарегистрированных безработных. В частности, резкий всплеск количества безработных наблюдался во 2–3 кварталах 2020 года (см. рис. 3) – т.е. в тот период, когда страна столкнулась с первой волной коронавируса, а также с впервые введенными в России ограничительными мерами и эпидемиологическим локдауном – режимом ограничения в свободе передвижения граждан, работе различных учреждений. Именно в этот период значительное количество предприятий малого и среднего предпринимательства остались без средств к существованию и были вынуждены сокращать персонал.

Рисунок 3. Численность безработных в возрасте 15 лет и старше в Российской Федерации, в среднем за три месяца

Источник: [2] (Bondarenko, 2021).

3. Как ранее анализировалось авторами настоящего исследования, крупный бизнес от последствий пандемии пострадал, но не сильно [8, с. 1337–1350] (Zimovets, Sorokina, Khanina, 2020, р. 1337–1350): гораздо сложнее оказались дела у малого предпринимательства. Как показывает официальная отчетность ФНС РФ, количество предприятий малого бизнеса (как юридических лиц, так и представителей индивидуального предпринимательства) за последние несколько месяцев имело однозначную тенденцию к снижению (см. рис. 4). Однако по обоим указанным сегментам одновременно наблюдалось увеличение количества микропредприятий (рис. 5), что может свидетельствовать как о снижении численности лиц, занятых в бизнесе, и трансформации малого бизнеса в микробизнес, так и о попытках лиц, оказавшихся безработными, начать хоть и маленький, но свой бизнес.

Рисунок 4. Динамика изменения количества субъектов малого предпринимательства РФ (в разрезе организационно-правовых форм)

Источник: [4] (Gets, Yashchenko, Soboleva, Maksimchuk, 2021).

Рисунок 5. Динамика изменения количества субъектов микробизнеса РФ (в разрезе организационно-правовых форм)

Источник: [5].

4. Наконец, недостаточная эффективность предпринятых правительством мер по борьбе с коронавирусом и поддержке предпринимательства проявилась и в том, что в стране снизились показатели годового валового внутреннего продукта. Особенно заметно падение объемов производства 2020 года на фоне аналогичных показателей прошлых лет (рис. 6)

Рисунок 6. Валовой внутренний продукт России (в ценах 2016 г., с исключением сезонного фактора)

Источник: [12].

Однако хотелось бы отметить, что хоть решения правительства в борьбе с коронавирусной инфекцией COVID-19 и не всегда полностью достигали желаемого, но без предпринятых мер ситуация могла бы оказаться гораздо хуже.

Заключение

Проведя анализ влияния пандемии COVID-19 и ее последствий на отечественную экономику спустя год после введения первых мер поддержки бизнеса и населения, авторы приходят к следующим выводам:

1. Введенный в апреле 2020 года режим тотальной самоизоляции, перевод большей части предприятий на удаленный формат работы принесли положительный результат, который состоит в нераспространении коронавирусной инфекции, а также в недопущении третьей волны, которая могла бы наступить уже в апреле 2021 года.

2. Низкий темп вакцинации в настоящее время не способствует активной борьбе с инфекцией, возможно, популяризация вакцины в ближайшее время даст положительный результат.

3. Значительная часть средств, направленных государством на борьбу с эпидемией, была получена за счет эмиссии дополнительных денежных средств, что спровоцировало рост инфляции в стране, и данные инфляционные процессы будут сопровождать экономику страны еще несколько лет.

4. Несмотря на вводимые меры поддержки, в стране наблюдался всплеск числа безработных и закрытия малых предприятий, которые пострадали от пандемии больше всего, как уже отмечалось авторами в более раннем исследовании.

5. Наблюдается трансформация отечественных предприятий из малого бизнеса в микробизнес, то есть люди стараются сохранить «свое дело», но сокращая при этом масштабы.

6. В стране наблюдается снижение уровня валового внутреннего продукта, что говорит о недостаточности мер, предпринятых правительством для стабилизации ситуации в экономике, развивающейся на фоне распространения новой коронавирусной инфекции.

Тем не менее, несмотря на все недостатки, отмеченные авторами по итогам исследования влияния пандемии COVID-19 на отечественную экономику и мер поддержки, предпринимаемых государством для снижения экономических последствий пандемии, хотелось бы отметить сжатые сроки принятия решений и сложившуюся обстановку в стране. Государству удалось избежать тотальной паники среди населения, не допустить третью волну и новых локдаунов за счет увеличения уровня инфляции и повышения уровня безработных.

Хочется также отметить, что в настоящее время государство ведет активную политику по повышению уровня занятости населения через систему социального контракта, который может заключить любой гражданин с государством, желающий открыть свое дело, доход которого на сегодняшний день ниже МРОТ. А также путем субсидирования бизнеса, если работодатель трудоустраивает официального безработного, зарегистрированного в службе занятости, то в первые полгода его официальной работы на предприятии работодатель может рассчитывать на дополнительные субсидии от фонда социального страхования.

Меры поддержки населения и бизнеса для преодоления последствий пандемии коронавируса в России еще продолжаются, поэтому конечную оценку их эффективности можно будет дать спустя еще какое-то время.


Источники:

1. Беляева М.В. Угроза необратимого сокращения Фонда национального благосостояния ввиду повышенных отчислений на борьбу с пандемией коронавируса и снижения бюджетных доходов вследствие нефтяного кризиса // Экономика и социум: современные модели развития. – 2020. – № 2. – c. 107-122. – doi: 10.18334/ecsoc.10.2.110194.
2. Бондаренко Н.Е. Малое и среднее предпринимательство в период пандемии COVID-19: потери, государственная поддержка, перспективы восстановления // Экономика и предпринимательство. – 2021. – № 1(126). – c. 628-631. – doi: 10.34925/EIP.2021.126.01.121.
3. Выборочные данные обследования рабочей силы. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/leCJ9dC7/trud3_15-s.xls (дата обращения: 01.05.2021).
4. Гец В.А., Ященко С.О., Соболева Е.Д., Максимчук С.И. Комплекс мер государственной экономической поддержки предприятий в период пандемии // Финансовая экономика. – 2021. – № 3. – c. 24-26.
5. Денежная масса в национальном определении (М2). Официальные статистические данные ЦБ РФ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.cbr.ru/vfs/statistics/ms/ms_m21.xlsx (дата обращения: 01.05.2021).
6. Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства. Статистические данные официального сайта ИФНС РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://ofd.nalog.ru/statistics.html (дата обращения: 01.05.2021).
7. Епанчинцева А.В. Меры поддержки малого и среднего бизнеса в России в период пандемии коронавируса: критический анализ // Экономика нового мира. – 2020. – № 1-2(17). – c. 17-22.
8. Зимовец А.В., Сорокина Ю.В., Ханина А.В. Анализ влияния пандемии COVID-19 на развитие предприятий в Российской Федерации // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 5. – c. 1337-1350. – doi: 10.18334/epp.10.5.110126.
9. Индексы потребительских цен на товары и услуги в группировке классификатора индивидуального потребления. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/UmcYwsFZ/IND-KIPC.xlsx (дата обращения: 01.05.2021).
10. Коронавирус: статистика. Официальные статистические данные сайта «Стопкоронавирус.РФ». [Электронный ресурс]. URL: https://стопкоронавирус.рф/information (дата обращения: 01.05.2021).
11. Коронавирус: статистика. Статистические данные сайта «Яндекс». [Электронный ресурс]. URL: https://yandex.ru/covid19/stat (дата обращения: 01.05.2021).
12. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики РФ. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/cZgSxTzo/tab21b%20(2).xlsx (дата обращения: 01.05.2021).
13. Скорик Н.Г. Анализ предупредительных мер и экономических последствий влияния вирусов и пандемий конца XIX, XX и начала XXI вв., а также их связи с экономическими кризисами // Экономика и социум: современные модели развития. – 2020. – № 2. – c. 149-168. – doi: 10.18334/ecsoc.10.2.110877.
14. Счетная палата оценила величину расходов на борьбу с пандемией. Информационный портал «РБК». [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/economics/24/02/2021/6034d7659a7947b5e4403bdd (дата обращения: 24.02.2021).
15. Торкановский Е.П. Автаркия 2.0: глобальная экологическая повестка, пандемия COVID-19 и новая нормальность // Экономические отношения. – 2020. – № 3. – c. 663-682. – doi: 10.18334/eo.10.3.110600.

Страница обновлена: 30.11.2021 в 10:07:54