Институт интеллектуальной собственности как инструмент реагирования на вызовы COVID-19: российский опыт

Ильина С.А.1
1 Институт экономики Российской академии наук

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 11, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Ильина С.А. Институт интеллектуальной собственности как инструмент реагирования на вызовы COVID-19: российский опыт // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – Том 11. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.11.4.113625.

Аннотация:
В 2020 году мировое сообщество столкнулось с проблемами беспрецедентного масштаба, вызванными пандемией COVID-19, которые вынудили государства в условиях чрезвычайной ситуации принимать контрмеры для предотвращения глобальной катастрофы и обеспечения стабилизации обстановки в стране. В статье рассмотрены новые практики поддержки отечественных изобретателей и производителей в области лечения и профилактики коронавирусной инфекции, реализуемые в рамках института интеллектуальной собственности как одного из важнейших инструментов государственной политики. Данные патентной статистики выявили огромный изобретательский потенциал и способность быстрой адаптации к меняющимся условиям отечественных разработчиков, а взрывной рост заявок на патентование в исследуемой области в течение неполных двух лет продемонстрировал наличие определенного научно-технического задела в нашей стране. Анализ первых итогов мер поддержки показал, что был достигнут некоторый положительный эффект в отношении структурных изменений одной из сфер отечественной экономики, поэтому представляется необходимым масштабировать апробированные новые практики, с учетом корректировок, и на иные приоритетные области.

Ключевые слова: институт интеллектуальной собственности, инструмент государственной политики, противоэпидемические меры государственной поддержки, пандемия COVID-19, коронавирус, патентная активность

JEL-классификация: O31, O34, O38



Введение

Глобализация мирового хозяйства с одновременным ускорением научно-технологического развития ведет к генерации качественно новых и более эффективных процессов производства товаров и предоставления услуг, которые оказывают влияние на все процессы и институты современного мира [12] (Taktarova, 2020). Институт интеллектуальной собственности являет собой ядро современной глобальной экономики. От того, какие результаты интеллектуальной деятельности вовлечены в гражданский оборот, какова их стоимость и скорость оборота, напрямую зависит динамика роста национальной экономики и влияния страны в мире [3, с. 7] (Galkin et al., 2017, p. 7).

В последние годы к сфере развития интеллектуальной собственности обращено довольно пристальное внимание, учитывая ее непосредственную связь с реализацией национальных целей и приоритетных направлений деятельности Правительства РФ, в частности ускорения технологического развития России [13] (Tuguskina, 2021). Однако пандемия обозначила новые исследовательские горизонты, направив фокус внимания на выявление потенциала минимизации последствий коронавируса и перспектив реализации новых возможностей, появившихся в силу тех мер, что предприняли российские власти [9] (Pavlikov, Arakelova, 2020).

В 2020 году человечество впервые в новейшей истории столкнулось с проблемами беспрецедентного масштаба, вызванными пандемией COVID-19, которые повлекли за собой повсеместное принятие контрмер для предотвращения глобальной катастрофы. В сложившейся ситуации всестороннее информационное обеспечение имело огромное значение [10, с. 5] и, следует признать, что многие правообладатели из различных стран мира обеспечили свободный доступ к колоссальным объемам соответствующего контента. Также условия чрезвычайной ситуации могут потребовать принятия мер, нарушающих устоявшийся порядок функционирования механизмов, лежащих в основе системы интеллектуальной собственности. Для целей смягчения кризисных ситуаций законодательством на национальных и международном уровнях предусмотрен такой политический инструмент как принудительное лицензирование жизненно важных лекарственных препаратов и предметов медицинского назначения, применение которого полезно и необходимо при выявлении соответствующих потребностей. Однако основной проблемой на начальном этапе коронакризиса являлась не проблема доступа к лекарственным средствам, вакцинам и методам лечения, о доступе к которым могла бы вестись речь, а их полное отсутствие (либо существующие лекарства, вакцины и методы лечения, которые использовались в дальнейшем, на тот момент не имели подтверждения их эффективности и разрешения на применение). В связи с этим государственная политика многих стран мира была направлена на поддержку научной работы и ввода в гражданский оборот полученных результатов [1].

Изложенное определило цель исследования, которая заключается в анализе первых итогов противоэпидемических мер государственной поддержки, реализуемых в рамках российского института интеллектуальной собственности.

Под термином институт интеллектуальной собственности в контексте настоящей работы понимается совокупность норм, отношений, механизмов и процессов формирования и обращения результатов интеллектуальной деятельности [2, с. 3] (Akhmetov, 2013, p. 3).

Гипотезой исследования является возможность масштабирования успешных практик российского института интеллектуальной собственности на более широкий круг сфер.

Методология исследования базируется на общенаучных методах познания: логического и системного анализа, синтеза, метода сбора данных, табличного способа представления данных, сравнения, описания.

Нормативную и информационную базу исследования составили данные: информационно-правовой системы «Гарант», Роспатента, Федерального института промышленной собственности, Фонда развития промышленности и др.

Пилотный проект Роспатента

Необходимость быстрой адаптации к новым реалиям жизни повысила значимость скорости получения информации. Патентные ведомства мира тоже внесли свой вклад в борьбу с пандемией, реализуя новые практики. Так, был разработан и внедрен механизм поиска патентных документов, имеющих отношение к выявлению, предупреждению и лечению COVID-19, способствующий ускорению получения обществом информации о создаваемых средствах лечения, профилактики и диагностики (Всемирная организация интеллектуальной собственности, Корейское и Российское патентные ведомства). Также был введен ускоренный режим рассмотрения патентных заявок в области профилактики и борьбы с распространением коронавирусной инфекции (Китай, Израиль, Бразилия, Россия) [14] (Erivantseva, Lyskov, Salnikov, 2020). Остановимся подробнее на последней практике, реализованной в нашей стране.

Роспатент в апреле 2020 г. запустил «Пилотный проект приоритетного рассмотрения заявок на изобретения в области технологий борьбы с вирусами и сопутствующими заболеваниями (пневмонией)» (далее – Пилотный проект), в соответствии с которым предусмотрено рассмотрение заявок, соответствующих одной из пяти заявленных тематик (1) противовирусные лекарственные средства; 2) диагностика вирусных заболеваний; 3) медицинские изделия; 4) средства защиты; 5) стерилизующие и дезинфицирующие средства) по ускоренной процедуре без взимания дополнительной платы за нее, кроме того новый порядок был автоматически применен и к ранее поданным заявкам, уже находившимся на рассмотрении в патентном ведомстве [2].

Средний срок совершения первого действия экспертизы по существу по заявкам, охваченным Пилотным проектом, в 2020 г. составил 23 дня, что в 4 раза меньше срока рассмотрения в обычном порядке по изобретениям и в 1,4 раза меньше – по промышленным моделям. Средняя длительность рассмотрения заявок в 2020 г. на изобретения составила 4,07 мес. (в 2019 г. – 5,69 мес.), на полезные модели – 1,11 мес. (в 2019 г. – 1,35 мес.) [3].

Первый пандемийный год высветил и иные, смежные области, в которых изобретатели увидели новое поле для приложения своих идей, поэтому патентным ведомством было принято решение о расширении Пилотного проекта путем включения в перечень еще шести направлений: 1) вакцины против вирусных инфекций; 2) диагностические тест-системы инфекционных заболеваний и их компоненты; 3) технологии редактирования генома; 4) интеллектуальные информационные системы для медицины и здравоохранения; 5) телемедицина; 6) суперкомпьютерные технологии [4].

Реализуемый Пилотный проект оказался востребованным у инноваторов. Еще осенью 2020 г. заместитель директора ФИПС Эриванцева Т.Н. отметила огромный потенциал отечественных изобретателей и оценила объем поступивших в то время заявок (340) на патентование разработок в сфере борьбы с коронавирусной инфекцией уже как большой, учитывая узкую область применения [5]. С тех пор патентная активность заявителей стала еще выше (табл. 1).

Таблица 1

Российская патентная статистика в области лечения и профилактики коронавирусной инфекции за 2020–2021 гг.

Объекты промышленной собственности
2020
2021
(январь – август)
Количество заявок поданных
Количество патентов выданных
Количество заявок поданных
Количество патентов выданных
Изобретения
383
90
624
218
Полезные модели
168
49
255
135
Все
551
139
879
353
Источник: составлено автором по данным Роспатента [6].

Как видно из приведенных в табл. 1 данных, в 2021 г. индикаторы патентной активности продемонстрировали взрывной рост, уже по итогам 8 месяцев прирост поданных заявок на изобретения и полезные модели по сравнению с прошлым годом составил 62,9% и 51,8%, а число выданных патентов увеличилось на 142,2% и 175,5% соответственно.

Всего за неполных два года в области лечения и профилактики коронавирусной инфекции было выдано 308 патентов на изобретения и 184 – на промышленные модели, если попытаться оценить эти данные в общестрановом масштабе, то они, согласно сведениям, опубликованным российским патентным офисом, соответствуют 0,1% и 0,4% всех действующих по состоянию на 01.09.2021 г. патентов (по соответствующим объектам промышленной собственности) [7].

Необходимо оговориться, что число выданных патентов (табл. 1) не равно тому же числу самостоятельных (отдельных) изобретений, т. к., например, при патентовании медицинских препаратов может подаваться группа заявок. Почему так происходит продемонстрируем на примере патентования лекарственного препарата для лечения и профилактики вирусных пневмоний и осложнения COVID-19 «цитокинового шторма», разработанного Научным центром биомедицинских технологий Федерального медико-биологического агентства.

Фактор времени в сфере интеллектуальной собственности всегда играл значимую роль. Важно ведь не только получить результат, но и обеспечить его своевременную защиту, т. к. около половины технических решений создаются одновременно несколькими изобретателями [7] (Karmanchikov, 2021). А теперь, с новыми вводными, когда в области лечения и профилактики коронавирусной инфекции наблюдается экспоненциальный рост исследований, быстрое наполнение технического уровня и накопление данных в открытом доступе, временной фактор стал определяющим, т. к. вероятность отказа в выдаче патента по причине отсутствия новизны существенно возросла. Поэтому Научным центром была применена динамичная стратегия патентования, основанная на незамедлительной подаче заявок на вновь полученные данные (применение по новому назначению, новые формы, способы введения и области применения, особенности технологии и др.) с последующей подачей международных заявок, что позволило обеспечить правовую охрану лекарственного средства [6] (Karkishchenko, 2020). Аналогичные стратегии применяли и другие разработчики, в частности, также комплексно запатентована вакцина «ЭпиВакКорона» (получено 4 патента на изобретения), созданная новосибирским Государственным научным центром вирусологии и биотехнологии «Вектор» [8].

Возвращаясь к анализу отечественной патентной статистики следует отметить, что весьма интересна сформировавшаяся структура заявителей (табл. 2).

Таблица 2

Количество заявок по категориям заявителей в области лечения и профилактики коронавирусной инфекции за 2020–2021 гг.

Объекты промышленной собственности
Категория заявителей
2020
2021
(январь – август)
Количество заявок поданных
В % к итогу
Количество заявок поданных
В % к итогу
Изобретения
Отечественные
368
96,1
588
94,2
Иностранные
15
3,9
36
5,8
Все
383
100
624
100
Полезные модели
Отечественные
168
100
253
99,2
Иностранные
-
-
2
0,8
Все
168
100
255
100
Источник: составлено автором по данным Роспатента [9].

Как видно из представленных в табл. 2 данных, подавляющее большинство заявок поступило от российских разработчиков. Стоит отметить, что представленная структура заявителей отличается, а в случае изобретений значительно, от общестрановой за соответствующий период. Так, в части изобретений доля отечественных заявок в общей структуре составила 67,9% в 2020 г. и 63,0% за 8 месяцев 2021 г., что на 28,2% и 31,2% соответственно ниже аналогичных показателей Пилотного проекта, а в части полезных моделей – 96,3% в 2020 г. и 97,8% за 8 месяцев 2021 г., что ниже на 3,7% и 1,4% в соответствующих периодах [10].

Учитывая высокую изобретательскую активность последних двух лет, небезынтересно получить представление о новинках в исследуемой области. Примеры наиболее значимых отечественных разработок представлены в табл. 3.

Таблица 3

Примеры наиболее заметных российских разработок в области лечения и профилактики коронавирусной инфекции, запатентованных в 2020–2021 гг.

Патентообладатель
Описание разработки
Патент
Национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени почетного академика Н.Ф. Гамалеи
Первая запатентованная в мире вакцина против коронавирусной инфекции «Гам-КОВИД-Вак» (коммерческое наименование «Спутник V»)
Патент на изобретение
№ 2720614,
опубликован:
12.05.2020
Комбинированная вакцина, защищающая одновременно против гриппа и коронавирусной инфекции
Патент на изобретение
№ 2751485,
опубликован:
14.07.2021
Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор»
Вакцина против коронавирусной инфекции «ЭпиВакКорона-Н» (предполагаемое коммерческое наименование «AURORA-CoV») – модернизированный вариант «ЭпиВакКорона». Вакцина внесена в государственный реестр лекарственных средств 26.08.2021 г. и стала пятой, одобренной Минздравом России для применения
Патент на изобретение
№ 2743593,
опубликован:
20.02.2021
КРОМИС (ООО)
Первое зарегистрированное в России лекарственное средство против COVID-19 «Авифавир» (с действующим веществом «фавипиравир»)
Патент на изобретение
№ 2731932,
опубликован:
09.09.2020
Научный центр биомедицинских технологий Федерального медико-биологического агентства
Лекарственный препарат «Лейтрагин» для лечения и профилактики вирусной пневмонии и тяжелейшего осложнения COVID-19 «цитокинового шторма»
Патенты на изобретение
№ 2728939, опубликован: 03.08.2020;
№ 2728938, опубликован: 03.08.2020,
№ 2728821, опубликован: 31.07.2020
Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова
3D-матриксная структура для доставки лекарственных препаратов. Существенным преимуществом изобретения является возможность подбора нужной скорости высвобождения лекарства в широком диапазоне времени
Патент на изобретение
№ 2740287,
опубликован:
12.01.2021
Городская клиническая больница № 67 имени Л.А. Ворохобова Департамента здравоохранения города Москвы
Впервые запатентована технология использования искусственного интеллекта для оценки изменения легочной ткани у больных COVID-19 на основе клинических и биохимических показателей, без необходимости проводить компьютерную томографию («КТ-калькулятор»)
Патент на изобретение
№ 2742429,
опубликован:
05.02.2021
Шептунов С.А. (директор ИКТИ РАН), Нахушев Р.С. (главный инженер ООО «Ассистирующие хирургические технологии»), Пушкарь Д.Ю. (академик РАН)
Роботохирургический комплекс для бесконтактного забора мазка в «грязной зоне» у пациентов с COVID-19, управляемый лаборантом из «чистой зоны». При проведении процедуры используются два манипулятора: один берет мазок, второй – упаковывает биоматериал в пробирку
Патент на изобретение
№ 2736541,
опубликован:
17.11.2020
Московский государственный технологический университет «СТАНКИН»
Устройство для обеззараживания воздуха с ультрафиолетовым излучением повышенной надежности и долговечности, позволяющее ликвидировать вирусы, в т. ч. COVID-19
Патент на полезную модель
№ 203122,
опубликован:
23.03.2021
Источник: составлено автором по данным Роспатента и ФИПС [11].

Тенденция сокращения сроков рассмотрения Роспатентом наблюдалась и ранее, до периода пандемии. Например, если средняя длительность рассмотрения заявок по изобретениям в 2016 г. составляла 10,3 мес., то в 2020 г. она уменьшилась до 4,07 мес. в общем случае и до 3,4 мес. в рамках Пилотного проекта [12]. Но пандемия COVID-19 полностью изменила привычный уклад, вынудив ускорить процесс цифровой трансформации в глобальном масштабе невероятно быстрыми темпами. Это коснулось и форсированного перехода на цифровой формат работы патентных ведомств мира, которые также пытались внести вклад в борьбу с распространением коронавирусной инфекции в рамках своих компетенций.

Поэтому, вполне вероятно, мы сейчас наблюдаем новый временной стандарт рассмотрения заявок в области патентования, учитывая, что мировой рынок интеллектуальной собственности является высококонкурентным. Очевидно, что любое сокращение сроков имеет свои разумные пределы и достигнутый по Пилотному проекту результат скорее всего если и не является предельным, то находится около того. В связи с этим представляется, что даже после окончания пандемии, на что все, конечно, надеются, Роспатенту придется транспонировать новый временной стандарт и на иные сферы, чтобы отечественные изобретатели не теряли конкурентное преимущество на мировых рынках и не сталкивались с отказом в патентовании по причине отсутствия новизны.

Консолидированная поддержка изобретателей и производителей

Конечно, сокращение сроков патентования воспринимается положительно, но, однако, не является ключевым фактором для стимулирования изобретательской деятельности и патентной активности [8] (Kokurina, 2020).

Во-первых, сама по себе правовая охрана без последующей коммерциализации изобретения теряет смысл [13].

Во-вторых, необходимо содействие ускорению всего процесса коммерциализации, что повысит шансы вывести свой продукт на рынок вовремя, т. е. первыми или когда еще ощущается острая потребность в инновациях данного типа, это позволит занять определенную нишу и «снять сливки» (например, отечественную вакцину «Спутник V» удалось запатентовать первой в мире, благодаря чему, в числе прочих мер, на сегодня она одобрена в 70 странах и в более чем 50 из них уже применяется [14], несмотря на политическое сопротивление ряда иностранных государств).

В-третьих, крайне трудно результаты интеллектуальной деятельности превратить в инновацию без внешнего финансирования, предпочтительно длинного и дешевого.

Следует признать, что в период 2020–2021 гг. в рамках борьбы с пандемией COVID-19 и ее последствиями в нашей стране реализовывалась консолидированная поддержка государства и институтов развития, что способствовало появлению новых возможностей у изобретателей и производителей [9] (Pavlikov, Arakelova, 2020).

Если говорить о сферах медицины и фармацевтики, то правообладателю для капитализации интеллектуальных достижений необходимо дополнительно пройти процедуру их включения в государственный реестр, курируемый Минздравом России. В этой связи необходимо отметить принятие двух важных документов – Постановлений Правительства РФ от 03.04.2020 № 441 и № 430, направленных на ускорение и облегчение процедур регистрации и ввода в гражданский оборот лекарственных препаратов и медицинских изделий в период пандемии [15].

Помимо этого, финансовыми институтами развития впервые реализовывались противоэпидемические проекты с ускоренными сроками рассмотрения заявок, льготным финансированием, поддержкой участников в преодолении административных барьеров. В табл. 4 представлены примеры поддержки одного из институтов развития – Фонда развития промышленности (ФРП) – наиболее заметных российских разработок в области лечения и профилактики коронавирусной инфекции, рассмотренных ранее (табл. 3).

Таблица 4

Примеры противоэпидемических проектов, поддержанных Фондом развития промышленности в 2020–2021 гг.

Компания
Проект
Объем финансирования,
млн руб.
Заявок на интеллектуальную собственность должно быть подано
Р-ФАРМ (АО)
Запуск производства фармацевтической субстанции для вакцины «Спутник V»
500
-
ЗАВОД МЕДСИНТЕЗ (ООО)
Организация производства вакцины «Спутник V»
135
-
БЕРАХИМ (ООО)
Организация производства фармацевтической субстанции для лекарственного препарата «Лейтрагин»
65
1
КРОМИС (ООО)
Разработка противовирусного препарата «Авифавир» для лечения и профилактики новой коронавирусной инфекции
150
1
ИИХР (АО)
Расширение производства противовирусного препарата «Авифавир»
300
-
Источник: составлено автором по данным ФРП [16].

Необходимо отметить, что по условиям ряда поддержанных ФРП проектов было предусмотрено обязательство патентования разработки, что прямо стимулировало патентную активность, а материальный и административный факторы стимулировали изобретателей и производителей, предоставляя возможность коммерциализировать результаты интеллектуальной деятельности.

Несмотря на то, что разработанные и апробированные новые инструменты консолидированной поддержки были подчинены реализации краткосрочной задачи, сводящейся по большому счету к стабилизации обстановки в стране в период пандемии, накопленный, хотя и не большой, опыт позволяет сделать определенные выводы, произвести корректировки и растиражировать данные практики на иные проблемные и приоритетные области.

В качестве положительного эффекта реализации государством противоэпидемических мер поддержки через институты развития можно отметить сжатые сроки доведения средств до предпринимательского сектора как для разработки, так и для обеспечения запуска производства новой или аналогов импортной продукции, доступ к которой из-за пандемии стал либо закрыт, либо ограничен, что позволило в определенных сферах покрыть образовавшийся дефицит продукции первой необходимости. Однако, учитывая, что все-таки материальный фактор является основополагающим для стимулирования изобретательской деятельности и патентной активности, а любой ресурс всегда конечен, видится необходимость проведения конкурсного отбора лучших зарегистрированных в определенный промежуток времени (например, квартал) объектов интеллектуальной собственности экспертной комиссией, по итогам которого победители получат право первенства при получении поддержки в реализуемых институтами развития проектах. При этом, выдавая такой «мандат», необходимо учитывать существующую конъюнктуру рынка, чтобы избежать переизбытка однотипной продукции в одной области, при провалах в другой, как это произошло при реализации пилотных проектов институтов развития [4] (Dorzhieva, Ilyina, 2021).

Принудительное лицензирование

В мировой практике такой инструмент как принудительная лицензия, реализуемый в качестве меры предотвращения злоупотреблений исключительными правами, появился еще в конце XIX века. Суть его состоит в том, что в случае длительного неиспользования патентообладателем изобретения, полезной модели или промышленного образца, либо отказа в выдаче лицензии на них другим лицам на разумных коммерческих условиях, государство передает права использования этими объектами интеллектуальной собственности третьим лицам. В настоящее время основным международным актом, регламентирующим применение принудительной лицензии, является Соглашение ТРИПС [17], принятое Всемирной торговой организацией (ВТО).

Стоит отметить, что применение данного инструментария как такового, а также механизмов его реализации неоднозначно воспринимаются научным сообществом, но это тема отдельной дискуссии и выходит за рамки исследования. Тем не менее данная практика довольна распространена в мире, в частности для обеспечения доступа к лечению дженериковыми препаратами (Бразилия, Индия, Канада и др.) [1, 5] (Afanasyev, 2020; Kapitonova, 2021).

Аналогичная норма права появилась и в российском законодательстве еще в 2008 году, с вступлением в силу четвертой части Гражданского кодекса РФ, однако до 2020 года не применялась. Но пандемия внесла свои коррективы. Сложилась такая ситуация, при которой отечественной компании ФАРМАСИНТЕЗ не удалось договориться с правообладателем противовирусного препарата с международным непатентованным наименованием ремдесивир (рекомендован Минздравом для лечения COVID-19 [18]) о заключении лицензионного соглашения, в то время как импортер объявил для России цену (28000 руб.), превышающую во много раз ту, по которой препарат реализуется в других странах (2500–6500 руб.). В этой связи Правительство РФ пошло на беспрецедентные меры, регламентировав в последний день 2020 года выдачу ФАРМАСИНТЕЗ принудительной лицензии на выпуск ремдесивира сроком на 1 год [19]. Уже в конце января 2021 г. первая промышленная партия отечественного дженерика под торговым наименованием «Ремдеформ» в объеме 22 тыс. упаковок готовилась к отправке в медицинские организации, а с февраля планировалось наладить еженедельный выпуск 45–50 тыс. упаковок. Предельная отпускная цена дженерикового препарата, зарегистрированная в Минздраве России, составила 7400 руб., что почти в четыре раза ниже стоимости оригинального [20].

Вполне ожидаемой была последующая попытка патентообладателя оспорить выдачу принудительной лицензии, однако Верховный суд РФ посчитал, что распоряжение Правительства РФ от 31.12.2020 № 3718-р не противоречит положениям международного права, и в удовлетворении иска отказал [21].

Таким образом, первый в отечественной практике прецедент по принудительному лицензированию на данный момент может рассматриваться как успешный. Более того, дальнейшее применение такого инструментария с экономической точки зрения выглядит очень привлекательно. Однако не стоит забывать, что данный инструмент является в большей степени политическим, как об этом ранее уже упоминалось, и решение о его реализации должно приниматься на высшем политическом уровне с учетом возможных последствий от принятия контрмер, которые за этим могут последовать.

Заключение

Проведенное исследование выявило огромный изобретательский потенциал у отечественных разработчиков, а также их способность быстрой реакции и адаптации к меняющимся условиям. Значительный поток заявок на патентование в области лечения и профилактики коронавирусной инфекции в столь короткие сроки продемонстрировал наличие научного и технологического задела в нашей стране.

Первые итоги противоэпидемических мер государственной поддержки отечественных изобретателей и производителей, реализуемых в рамках института интеллектуальной собственности как одного из важнейших инструментов государственной политики, показали, что был достигнут определенный положительный эффект в отношении структурных изменений одной из сфер отечественной экономики. Учитывая, что, по оценке экспертов ВШЭ, Россия относится к группе «опаздывающих производителей» (в т. ч. в отношении генерации новых идей и патентовании продукции рынков передового производства) и сейчас находится на принципиальной развилке – отстать навсегда или переместиться в группу «догоняющих» [11, с. 84] (Simachev et al., 2021, p. 84), представляется необходимым в ближайшее время масштабировать апробированные новые практики, с учетом некоторых корректировок, и на иные, проблемные и приоритетные области.

[1] Гарри Ф. Некоторые соображения относительно интеллектуальной собственности, инноваций, доступа и COVID-19. Всемирная организация интеллектуальной собственности. [Электронный ресурс]. URL: https://www.wipo.int/about-wipo/ru/dg_gurry/news/2020/news_0025.html (дата обращения: 30.09.2021).

[2] Роспатент запускает приоритетное рассмотрение заявок на изобретения в области технологий борьбы с вирусами и сопутствующими заболеваниями. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/ru/news/prioritetnoe-rassmotrenie-zayavok-na-izobreteniya-v-oblasti-tehnologiy-borby-s-virusami (дата обращения: 30.09.2021).

[3] Годовой отчет 2020. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/content/uploadfiles/otchet-2020-ru.pdf (дата обращения: 30.09.2021).

[4] Роспатент расширяет перечень направлений приоритетного рассмотрения заявок. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/ru/news/rospatent-prioritetnoe-rassmotreniye-zayavok-220121 (дата обращения: 30.09.2021).

[5] Борьба с COVID19, цифровая трансформация и правовая охрана в сфере интеллектуальной собственности. Какие актуальные темы обсуждались на пресс-ланче Роспатента. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/ru/news/24-international-conference-9-20102020 (дата обращения: 30.09.2021).

[6] Годовой отчет 2020. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/content/uploadfiles/otchet-2020-ru.pdf; Анализ выполнения государственного задания и динамики основных показателей деятельности Роспатента за 8 месяцев 2021 года. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/content/uploadfiles/docs/analiz-rospatenta-8-m-2021.pdf (дата обращения: 30.09.2021).

[7] Статистика действующих охранных документов на объекты промышленной собственности (по состоянию на 1 сентября 2021 г.). Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/ru/about/stat/stat_doc (дата обращения: 30.09.2021).

[8] Григорий Ивлиев: COVID подстегнул изобретателей. РИА Новости. [Электронный ресурс]. URL: https://ria.ru/20210209/ivliev-1596575919.html (дата обращения: 30.09.2021).

[9] Анализ выполнения государственного задания и динамики основных показателей деятельности Роспатента за 12 месяцев 2020 г. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/content/uploadfiles/docs/analiz-rospatenta-2020.pdf; Анализ выполнения государственного задания и динамики основных показателей деятельности Роспатента за 8 месяцев 2021 года. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/content/uploadfiles/docs/analiz-rospatenta-8-m-2021.pdf (дата обращения: 30.09.2021).

[10] Анализ выполнения государственного задания и динамики основных показателей деятельности Роспатента за 12 месяцев 2020 г. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/content/uploadfiles/docs/analiz-rospatenta-2020.pdf; Анализ выполнения государственного задания и динамики основных показателей деятельности Роспатента за 8 месяцев 2021 года. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/content/uploadfiles/docs/analiz-rospatenta-8-m-2021.pdf (дата обращения: 30.09.2021).

[11] Роспатент. Сайт. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru; Открытые реестры. Федеральный институт промышленной собственности. [Электронный ресурс]. URL: https://www1.fips.ru/registers-web/ (дата обращения: 30.09.2021).

[12] Годовой отчет 2017. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/ru/pdfdocuments/2#book/; Годовой отчет 2020. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/content/uploadfiles/otchet-2020-ru.pdf; Анализ выполнения государственного задания и динамики основных показателей деятельности Роспатента за 12 месяцев 2020 г. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/content/uploadfiles/docs/analiz-rospatenta-2020.pdf (дата обращения: 30.09.2021).

[13] Борьба с COVID19, цифровая трансформация и правовая охрана в сфере интеллектуальной собственности. Какие актуальные темы обсуждались на пресс-ланче Роспатента. Роспатент. [Электронный ресурс]. URL: https://rospatent.gov.ru/ru/news/24-international-conference-9-20102020 (дата обращения: 30.09.2021).

[14] Партнерства. Спутник V. [Электронный ресурс]. URL: https://sputnikvaccine.com/rus/partnerships/ (дата обращения: 30.09.2021).

[15] Постановление Правительства РФ от 03.04.2020 № 430 «Об особенностях обращения медицинских изделий, в том числе государственной регистрации серии (партии) медицинского изделия»; Постановление Правительства РФ от 03.04.2020 № 441 «Об особенностях обращения лекарственных препаратов для медицинского применения, которые предназначены для применения в условиях угрозы возникновения, возникновения и ликвидации чрезвычайной ситуации и для организации оказания медицинской помощи лицам, пострадавшим в результате чрезвычайных ситуаций, предупреждения чрезвычайных ситуаций, профилактики и лечения заболеваний, представляющих опасность для окружающих, заболеваний и поражений, полученных в результате воздействия неблагоприятных химических, биологических, радиационных факторов». Гарант. [Электронный ресурс]. URL: https://internet.garant.ru (дата обращения: 30.09.2021).

[16] Клиенты. Фонд развития промышленности. [Электронный ресурс]. URL: https://frprf.ru/klienty/ (дата обращения: 30.09.2021).

[17] Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) (ВТО, Уругвайский раунд многосторонних торговых переговоров, 15 апреля 1994 г.). Гарант. URL: https://internet.garant.ru (дата обращения: 30.09.2021).

[18] Временные методические рекомендации. Профилактика, диагностика и лечение новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Версия 12 (21.09.2021). Минздрав России. URL: https://static-0.minzdrav.gov.ru/system/attachments/attaches/000/058/075/original/%D0%92%D0%9C%D0%A0_COVID-19_V12.pdf (дата обращения: 30.09.2021).

[19] Распоряжение Правительства РФ от 31.12.2020 № 3718-р О разрешении акционерному обществу «Фармасинтез» использования изобретений без согласия патентообладателей в целях обеспечения населения Российской Федерации лекарственными препаратами с международным непатентованным наименованием «Ремдесивир». Гарант. URL: https://internet.garant.ru (дата обращения: 30.09.2021).

[20] Грошева М. «Фармасинтез» получил принудительную лицензию на ремдесивир. Фармацевтический вестник. URL: https://pharmvestnik.ru/content/news/Farmasintez-poluchil-prinuditelnuu-licenziu-na-remdesivir.html; Филоненко В. ФАС настоял на принудительном лицензировании лекарства от COVID-19. Парламентская газета. URL: https://www.pnp.ru/politics/fas-nastoyal-na-prinuditelnom-licenzirovanii-lekarstva-ot-covid-19.html; Первая крупнотоннажная партия препарата для борьбы с COVID-19 «Ремдеформ» (МНН Ремдесивир) готова к выпуску на Иркутском заводе «Фармасинтез». Фармасинтез. URL: https://pharmasyntez.com/press-center/news/pervaya-krupnotonnazhnaya-partiya-preparata-dlya-borby-s-covid-19-remdeform-mnn-remdesivir-gotova-k-/?sphrase_id=20544; Gilead проиграла суд о производстве в России ремдесивира без ее разрешения. Interfax. [Электронные ресурс]. URL: https://www.interfax.ru/russia/769153 (дата обращения: 30.09.2021).

[21] Карточка производства. 01.04.2021. Дело № АКПИ21-303. Верховный суд Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vsrf.ru/lk/practice/cases/11085980 (дата обращения: 30.09.2021).


Источники:

1. Афанасьев Д. О критике патентной системы, отмене патентной охраны и новом коронавирусе // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2020. – № 6. – c. 67–77.
2. Ахметов А.А. Роль института интеллектуальной собственности в становлении «новой» экономики. / Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. - Москва, 2013. – 26 c.
3. Галкин Д.С. и др. Эффективное использование интеллектуальной собственности. / Доклад. - М.: Центр стратегических разработок, 2017. – 60 c.
4. Доржиева В.В., Ильина С.А. Противоэпидемические проекты российских финансовых институтов развития: направления и эффекты реализации // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2021. – № 3. – c. 72-87. – doi: 10.52180/2073-6487_2021_3_72_87.
5. Капитонова Е. Ограничение прав патентообладателя по решению Правительства РФ: опыт применения и перспективы // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2021. – № 5. – c. 23-30.
6. Каркищенко В.Н. Патентная стратегия правовой охраны инновационных разработок НЦБМТ ФМБА России в области лечения пневмоний при COVID-19 // Трансформация сферы интеллектуальной собственности в современных условиях: Тезисы докладов участников XXIV Международной конференции Роспатент. – М.: ФИПС. 2020. – c. 14-18.
7. Карманчиков А. Фактор времени в техническом творчестве // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2021. – № 1. – c. 40-44.
8. Кокурина А.Д. Институт интеллектуальной собственности как стратегический вектор развития социально-экономического потенциала страны // Проблемы рыночной экономики. – 2020. – № 2. – c. 93-104. – doi: 10.33051/2500-2325-2020-2-93-104.
9. Павликов С., Аракелова А. Повышение патентной активности в условиях пандемии коронавируса // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2020. – № 5. – c. 11-16.
10. Пандемия COVID-19. Биология и экономика. / Специальный выпуск: информационно-аналитический сборник. / Под редакцией д.э.н. М.Ф. Мизинцевой; ВИНИТИ РАН. - М.: Издательство Перо, 2020. – 110 c.
11. Симачев Ю.В. и др. Россия на рынках передового производства // Доклад к XXII Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества: Москва, 13–30 апреля 2021 г. – М.: Изд. дом Высшей школы экономики. 2021. – c. 112.
12. Тактарова С. Институт интеллектуальной собственности в условиях глобализации // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2020. – № 10. – c. 56-61.
13. Тугускина Г. Интеллектуальная собственность и технологическое развитие России // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2021. – № 4. – c. 32-37.
14. Эриванцева Т., Лысков Н., Сальников М. Реализуемые патентным ведомством мероприятия в ответ на вызовы, создаваемые COVID-19 // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2020. – c. 49-53.

Страница обновлена: 05.10.2021 в 09:28:16