Проблемы качества оценки показателей субъектов малого и среднего предпринимательства и измерения их вклада в достижение целей формирования новой модели развития России

Ильина С.А.1, Доржиева В.В.1
1 Институт экономики Российской академии наук

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 9 (Сентябрь 2020)

Цитировать:
Ильина С.А., Доржиева В.В. Проблемы качества оценки показателей субъектов малого и среднего предпринимательства и измерения их вклада в достижение целей формирования новой модели развития России // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 9. – С. 2415-2430. – doi: 10.18334/epp.10.9.110814.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44062800

Аннотация:
В статье исследуются различия представляемых Росстатом и Федеральной налоговой службой официальных данных в отношении показателей субъектов малого и среднего предпринимательства. Анализируются проблемы качества оценки состояния отечественного сектора малого и среднего бизнеса на примере трех показателей: число субъектов малого и среднего предпринимательства, численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства, доля малого и среднего предпринимательства в валовом внутреннем продукте Российской Федерации, а также их взаимосвязь с документами стратегического планирования. Выявлено, что существующий формат публикуемых официальных данных не позволяет корректно оценить состояние данного сектора. Сделан вывод о том, что необходимо дальнейшее совершенствование методических и методологических подходов к оценке количественных показателей сферы малого и среднего предпринимательства

Ключевые слова: малое и среднее предпринимательство, оценка показателей субъектов малого и среднего предпринимательства, проблемы качества оценки показателей субъектов малого и среднего предпринимательства, государственная поддержка, документы стратегического планирования

JEL-классификация: O12, M21, L26



Введение

Развитие малого и среднего предпринимательства (далее – МСП) является одним из приоритетов государственной политики России и отражено во многих документах стратегического планирования. Задача формируемой в соответствии Федеральным законом от 28.06.2014 № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» модели стратегического планирования заключается в обеспечении системности государственной политики и обязательном включении позиций развития малого и среднего предпринимательства в государственные программы как отраслевого, так и территориального характера [5] (Bukhvald, Vilenskiy, Malgina, 2015).

В последние годы объем финансовой поддержки сектора МСП был кратно увеличен по сравнению с периодом нулевых, что закономерно должно было бы привести к какому-то позитивному результату, экономическому эффекту [8] (Vilenskiy, 2019). Но как отмечают наши коллеги, результативность усилий государства можно описать как «не в коня корм» [5] (Bukhvald, Vilenskiy, Malgina, 2015). Неудивительно, что в последнее время наиболее популярной тематикой исследования данной сферы стала оценка эффективности мер государственной поддержки субъектов МСП [2, 3, 4, 7, 9, 18, 20] nnenkova, Zhuchkova, 2019; Belanova, 2020; Belousova, Tsiklauri, Khardikova, 2018; Bykovskaya, Ivanova, Safokhina, 2018; Golovetskiy, Grebenik, Kokhanovskaya, 2018; Neopulo, 2020; Polyanin, Soboleva, Tarnovskiy, 2020). Однако в документах стратегического планирования, например в рамках подпрограммы 2 «Развитие малого и среднего предпринимательства» государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика», по большей части установлены целевые показатели (индикаторы), предназначенные для оценки эффективности реализации основных мероприятий, направленных на поддержку сферы МСП, а не на результативность самого сектора, поэтому в настоящей работе мы подробнее на этой теме останавливаться не будем.

Наибольший интерес для нас представляют работы ученых, которые в процессе анализа количественных показателей состояния сферы МСП столкнулись с проблемой различия между данными, рассчитываемыми Росстатом и Федеральной налоговой службой [6, 8, 20] (Bukhvald, 2020; Vilenskiy, 2019; Polyanin, Soboleva, Tarnovskiy, 2020), то есть с тем, что официальная статистика в настоящее время не дает объективной картины ситуации, складывающейся в данном сегменте российской экономики [6] (Bukhvald, 2020), а ведь именно корректное исчисление основных показателей субъектов МСП должно ложиться в основу системы стратегического планирования. В настоящей работе предпринята попытка расширить исследование данной проблематики, рассмотреть методические и методологические подходы к оценке показателей субъектов МСП, а также установить их взаимосвязь с документами стратегического планирования.

Показатели состояния сферы малого и среднего предпринимательства в России и их взаимосвязь с документами стратегического планирования

Основным нормативным правовым актом, направленным на регулирование отношений в сфере МСП, является Федеральный закон от 24 июля 2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» (далее – Закон № 209-ФЗ), который предусматривает федеральные статистические наблюдения за деятельностью МСП путем проведения сплошных, проводимых раз в пять лет, и выборочных статистических наблюдений. В методологических положениях по сплошному обследованию субъектов МСП анонсируется представление широкой и комплексной характеристики состояния и развития всего сектора МСП во всем его многообразии, полученной по данной системе показателей (при этом полный перечень самих показателей в документе не содержится) [22]. В настоящей работе мы рассмотрим проблемы качества оценки состояния отечественного сектора МСП на примере трех показателей: «Число субъектов малого и среднего предпринимательства», «Численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства» и «Доля малого и среднего предпринимательства в валовом внутреннем продукте Российской Федерации».

Число субъектов малого и среднего предпринимательства в России

Ориентиры на «обеспечение благоприятных условий для развития субъектов малого и среднего предпринимательства» и «увеличение количества субъектов малого и среднего предпринимательства» заложены в Законе № 209-ФЗ и выражены в качестве основных целей государственной политики в области развития МСП в России.

«Увеличение доли субъектов малого и среднего предпринимательства в экономике Российской Федерации» было утверждено в качестве первоначальной цели (действовавшей до ее отмены в 2017 году) государственной программы Российской Федерации «Экономическое развитие и инновационная экономика» в рамках подпрограммы 2 «Развитие малого и среднего предпринимательства», актуализированная цель Паспорта подпрограммы 2 продублировала один из целевых ориентиров Закона № 209-ФЗ и направила фокус внимания подпрограммы на «обеспечение благоприятных условий для развития субъектов малого и среднего предпринимательства» (действует с 2017 года по н. в.).

Таким образом, абсолютный показатель «Количество субъектов МСП» и относительный показатель «Доля субъектов МСП» упоминаются в отечественных нормативных правовых актах. Вместе с тем в рамках госпрограммы законодатель не утвердил его в качестве целевого показателя (индикатора), не разработал соответствующую методику расчета и правила мониторинга.

В связи с этим многие годы для заинтересованных сторон информационной базой для расчета соответствующих показателей являлись данные Федеральной службы государственной статистики, которые представлены в таблице 1.

Таблица 1

Число субъектов малого и среднего предпринимательства в России

за 2012–2018 гг. (версия Росстата), тыс. ед.

Субъект предпринимательства
Отчетный год
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
Юридические лица
2 016,8
2 076,8
2 117,5
2 241,7
2 783,9
2 767,9
2 673,6

микро
1 760,0
1 828,6
1 868,2
1 990,0а)
2 597,6
2 497,9б)
2 421,6б)

малые
243,0
234,5
235,6
232,4а)
173,0
256,7б)
238,3б)

средние
13,8
13,7
13,7
19,3а)
13,3
13,3в)
13,7в)
Фактически действующие индивидуальные предприниматели
2 602,3
2 499,0
2 413,8
2 792,0г)
2 523,6
2 568,8
2 630,8
Все субъекты МСП
4 619,1
4 575,8
4 531,3
5 033,7
5 307,5
5 336,7
5 304,4
а) Данные приведены по результатам сплошного обследования за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства.

б) Без учета изменения типа хозяйствующего субъекта в течение отчетного периода.

в) Без государственных и муниципальных учреждений, организаций, не представляющих статистическую отчетность два года.

г) Численность – всего. Данные сформированы по индивидуальным предпринимателям, осуществляющим свою деятельность вне зависимости от размера предприятия (включая крупные).

Источник: составлено и рассчитано авторами по данным [14–16].

Как видно из приведенных в таблице 1 данных, сведения по юридическим лицам опубликованы с оговорками, в связи с чем их сопоставимость представляется не совсем корректной. Кроме того, официальная статистика публикует данные только по фактически действующим индивидуальным предпринимателям и без выделения категорий соответствующих субъектов. Прямо скажем, приводимый Росстатом формат и детализация данных не позволяют объективно оценить количество ни формально зарегистрированных, ни фактически действующих субъектов МСП, соответственно, не представляется возможным и корректный расчет их доли в экономике России.

К публикуемым официальным статистическим данным у экспертного сообщества уже давно имеется ряд вопросов относительно: ограничений применяемых методик; неотражения всей многомерности и полноты действительности в собираемой посредством формальных методик статистической информации; смещений, вызванных отклонением фактических методик сбора данных от формальных; нарушений формальных методик; искажений данных и других параметров. Это в конечном итоге приводит к формированию Росстатом своеобразного «черного ящика» – так автор масштабного исследования охарактеризовала массив публикуемых официальной статистикой данных [17] (Molyarenko, 2019).

Несмотря на неполноту сведений, представленных в таблице 1, нами были подведены итоги по всем субъектам МСП с целью выявления масштаба отклонений данных Росстата и альтернативной статистики, которая стала доступной с 2016 года.

В соответствии с актуализированной версией Закона № 209-ФЗ к субъектам МСП стали относиться юридические лица и индивидуальные предприниматели, которые не только соответствуют установленным критериям микро, малых и средних предприятий, но и сведения о которых внесены в Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства (далее – ЕРСМСП) [12]. Ведение ЕРСМСП осуществляется Федеральной налоговой службой (далее – ФНС) на основе сведений, содержащихся в трех базах данных, администратором которых она же и является: Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ), Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП), Отчетности субъектов предпринимательства, а также иных сведений, полученных от уполномоченных поставщиков [13].

Внедрение ЕРСМСП в 2016 году явилось настоящим прорывом в отечественной сфере цифровизации, позволившим скоординировать сведения из взаимосвязанных баз данных, повысить точность и прозрачность учета субъектов МСП, а также представить общественности альтернативную статистику. Первичное размещение сведений в реестре было осуществлено 1 августа 2016 года (по итогам 2015 года), а результаты последующих лет ежегодно вносятся в реестр 10 августа следующего за отчетным года (в общем случае). Данные по количеству субъектов МСП в России по версии ФНС представлены в таблице 2.

Таблица 2

Число субъектов малого и среднего предпринимательства в России

за 2015–2019 гг. (версия ФНС), тыс. ед.

Субъект предпринимательства
Отчетный год
2015
2016
2017
2018
2019
по сост. на
01.08.2016
по сост. на
10.08.2017
по сост. на
10.08.2018
по сост. на
10.08.2019
по сост. на
10.08.2020
Юридические лица
2 594,4
2 605,7
2 634,7
2 460,4
2 329,4

микро
2 335,6
2 352,5
2 389,0
2 245,2
2 120,8

малые
238,8
233,9
226,9
198,8
191,4

средние
20,0
19,3
18,8
16,4
17,2
Индивидуальные предприниматели
2 929,4
2 937,1
3 287,7
3 376,5
3 260,6

микро
2 900,0
2 910,5
3 259,1
3 349,1
3 233,2

малые
29,0
26,5
28,3
27,1
27,1

средние
0,4
0,1
0,3
0,3
0,3
Все субъекты МСП
5 523,8
5 542,8
5 922,4
5 836,9
5 590,0
Источник: составлено авторами по данным [12].

Однако ожидания экспертов по повышению качества статистических данных сферы МСП не совсем оправдались, так как альтернативная статистика породила новые, совершенно справедливые вопросы экспертов относительно несоответствия количественных данных, публикуемых Росстатом и ФНС [8] (Vilenskiy, 2019).

Изначально мы предполагали увидеть разницу данных двух ведомств в части индивидуальных предпринимателей за счет включения налоговой службой в их число бездействующих субъектов (вероятно, либо не ведущих предпринимательскую деятельность, либо не сдающих отчетность), которые в сумме с фактически действующими субъектами должны соответствовать числу зарегистрированных (формально действующих) предпринимателей в ЕГРИП. Однако различие представляемых сведений, причем существенное, было выявлено также и в части юридических лиц (табл. 3).

Таблица 3

Отклонение числа субъектов малого и среднего предпринимательства в России (данные ФНС относительно данных Росстата), %

Субъект предпринимательства
год
2015
2016
2017
2018
Юридические лица
+15,7
-6,4
-4,8
-8,0

микро
+17,4
-9,4
-4,4
-7,3

малые
+2,8
+35,2
-11,6
-16,6

средние
+3,6
+45,1
+41,4
+19,7
Индивидуальные предприниматели
+4,9
+16,4
+28,0
+28,3
Все субъекты МСП
+9,7
+4,4
+11,0
+10,0
Источник: составлено и рассчитано авторами по данным таблицы 1 и таблицы 2.

Наибольшее отклонение числа юридических лиц выявлено по итогам 2015 года – данные Росстата на 15,7% ниже показателя налоговой службы, что представляет особый интерес в связи с тем, что именно за этот период официальная статистика привела сведения по результатам сплошного обследования за деятельностью субъектов МСП. Кроме того, наблюдается значительная разница данных двух ведомств в разрезе юридических лиц по субъектам предпринимательства (вплоть до 45,1%), что явно выходит за рамки любых допустимых погрешностей.

Очевидно, ведомства применяют различные методики по расчету показателей, имеющие свои недостатки и ограничения, при этом каждое из них настолько защищает свою позицию, что споры о «сомнительности» данных оппонента, в том числе и по количеству субъектов МСП, участники конфликта стали выносить в публичную область [24]. Такая ситуация приводит не только к снижению авторитета подведомственных Минэкономразвития России и Минфину России организаций, но и вызывает у экспертного сообщества обоснованные сомнения насчет достоверности публикуемых данных. Снижение искажений возможно было бы достигнуть путем кооперации ведомств в объединении или взаимной перепроверке первичных и административных данных, однако такой сценарий развития событий в ближайшем будущем кажется маловероятным, так как каждый из органов власти не желает терять собственные базы данных и переходить к общей, поскольку это приведет к сокращению ресурсов и снижению административного веса [17] (Molyarenko, 2019).

На основе приведенных данных приходится констатировать, что усилия властей по цифровизации данных и реализации межведомственного взаимодействия в части точного, прозрачного учета субъектов МСП, действующих в Российской Федерации, не полностью достигли своей цели. А ведь показатель числа субъектов МСП ложится в основу расчета доли субъектов МСП, а также остальных показателей их деятельности: численности занятых в сфере МСП, оборота, оборотных и внеоборотных активов, рентабельности продаж и прочих. С одной стороны, сведения, публикуемые налоговой службой, видятся наиболее корректными за счет координации и администрирования нескольких баз данных. С другой стороны, публикуемые ФНС данные в настоящее время ограничены тремя показателями: числом субъектов МСП, среднесписочной численностью работников и общим количеством продукции и услуг. Соответственно, для проведений исследований в части остальных показателей заинтересованным лицам приходится продолжать использовать данные Росстата, рассчитанные совершенно по другим методикам и в отношении иного числа субъектов МСП, то есть по несопоставимым между собой данным. Учитывая существенное бюджетное финансирование, направленное как на поддержку деятельности субъектов МСП, так и на создание соответствующей инфраструктуры, такое положение дел, с «примерным» числом субъектов МСП, является недопустимым.

Численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства в России

Значение показателя «Численность занятых в сфере МСП» в отечественной практике применяется в рамках реализации трех документов стратегического планирования:

§ в качестве целевого показателя для ведения мониторинга исполнения Указа Президента РФ от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», в соответствии с которым численность занятых в сфере МСП должна достигнуть 25 млн чел. в 2024 году;

§ в качестве целевого показателя оценки эффективности реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», в соответствии с которым к концу 2024 года численность занятых в сфере МСП должна составить 25 млн чел.;

§ как относительная величина, в качестве базового индикатора «увеличение доли занятого населения в секторе малого и среднего предпринимательства в общей численности занятого населения до 35 процентов» к 2030 году достижения цели «Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации на период до 2030 года».

Аналогично предыдущему базовому показателю, до 2016 года в доступе имеются только данные Росстата, которые представлены в таблице 4.

Таблица 4

Численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства

в России за 2012–2018 гг. (версия Росстата), тыс. чел.

Субъект предпринимательства
Отчетный год
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
Юридические лица а)
13 479,5
13 401,2
13 403,1
13 508,8
12 785,0
13 553,6
13 355,2

микро
4 699,6
4 769,5
4 912,2
4 605,7
5 651,1
5 314,4
5 548,1

малые
6 984,3
6 926,2
6 832,0
6 725,0
5 389,0
6 671,9
6 271,7

средние
1 795,6
1 705,5
1 658,9
2 178,1
1 744,9
1 567,3
1 535,4
Индивидуальные предприниматели б)
2 213,9
2 096,5
2 435,7
н/д
2 469,3
2 525,5
2 647,3
Все субъекты МСП
15 693,4
15 497,7
15 838,8
н/д
15 254,3
16 079,1
16 002,5
а) средняя численность работников

б) численность наемных работников

Источник: составлено и рассчитано авторами по данным [14–16].

Альтернативная статистика в части занятого населения в сфере МСП стала представляться налоговым органом также с 2016 года, первичные данные в части анализируемого показателя по итогам 2015 года были внесены в ЕРСМСП в декабре 2016 г. (табл. 5).

Таблица 5

Численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства

в России за 2015–2019 гг. (версия ФНС), тыс. чел.

Субъект предпринимательства
Отчетный год
2015
2016
2017
2018
2019
по сост. на 10.12.2016
по сост. на 10.08.2017
по сост. на 10.08.2018
по сост. на 10.08.2019
по сост. на 10.08.2020
Юридические лица
13 488,5
13 370,0
13 557,0
12 865,3
12 897,3

микро
4 986,4
5 313,1
5 919,2
5 824,6
5 752,4

малые
6 565,5
6 168,1
5 846,5
5 437,4
5 388,0

средние
1 936,6
1 888,8
1 791,3
1 603,3
1 756,9
Индивидуальные предприниматели
2 433,9
2 284,9
2 496,3
2 525,8
2 622,7

микро
1 533,3
1 541,3
1 713,7
1 743,9
1 836,1

малые
861,6
736,9
752,5
752,3
757,4

средние
39,0
6,7
30,1
29,6
29,2
Все субъекты МСП
15 922,4
15 654,9
16 053,3
15 391,1
15 520,0
Источник: составлено авторами по данным [12].

Как и следовало ожидать, данные двух ведомств в части рассматриваемого показателя не совпадают, но мы на этом подробнее останавливаться не будем, так как исходная точка этой проблемы находится в области применения различных подходов к исчислению количества субъектов МСП, рассмотренных ранее.

Однако несомненный интерес представляет утвержденная методика расчета показателя «Численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства, включая индивидуальных предпринимателей» [21], используемая для ведения мониторинга исполнения Указа Президента РФ от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», а также в качестве целевого показателя национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», в соответствии с которой источником информации для исчисления показателя являются не данные официальной статистики, а сведения налоговой службы, размещаемые в ЕРСМСП ежегодно по состоянию на 10 августа. Это связано с тем, что Минэкономразвития России не выполнило поручение президиума Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам о включении в состав национального проекта МСП методики оценки влияния реализации мероприятий федеральных проектов на численность занятых в МСП и вклад сектора МСП в ВВП [19, с. 113] (Perchyan, Kaulbars, Zaytsev, Shtogrin, 2020, р. 113).

Доля малого и среднего предпринимательства в валовом внутреннем продукте Российской Федерации

Единственным показателем отечественной статистики, отражающим вклад МСП в экономику страны, является «Доля малого и среднего предпринимательства в валовом внутреннем продукте Российской Федерации», методика расчета которого была утверждена Росстатом в конце 2018 года [23].

Введение нового статистического показателя стало необходимым в рамках реализации двух документов стратегического планирования, которые, стоит отметить, между собой не коррелируют:

§ для оценки достижения стратегического ориентира «Стратегии развития малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации на период до 2030 года», направленной на увеличение доли МСП в ВВП в 2 раза (с 20% до 40%) при ежегодном приросте указанной доли не менее 1%;

§ для оценки достижения целевого индикатора национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», в соответствии с которым к 2024 году доля МСП должна достигнуть 32,5% ВВП России.

Впервые оценка доли МСП в экономике России была представлена общественности по результатам 2017 года и составила 21,9% ВВП [10], однако позднее Росстат опубликовал скорректированные данные – 22,0%, а также подвел итог за 2018 год – 20,2% [11], то есть участие субъектов МСП в экономике за год сократилось на 1,8%.

Стоит отметить, что существуют определенные сложности, влияющие на качество оценки вклада МСП в экономику страны, которые признает и сам Росстат. Во-первых, в соответствии с используемой ведомством методикой [23], анализируемый показатель рассчитывается с использованием сведений из ЕГРЮЛ (то есть данных ФНС, а не собственных). Во-вторых, чтобы снизить административную нагрузку на малый бизнес, законодатель ограничил пятью годами частоту сплошного обследования Росстатом субъектов МСП, используемого в том числе для корректировки данных ФНС [25]. В-третьих, даже сплошное обследование не дает полного понимания о финансово-хозяйственной деятельности МСП, поскольку не все субъекты предпринимательства ведут полноценный бухгалтерский учет [1] (Ageeva, 2019). Эти, а также другие проблемные моменты оказывают влияние на качество расчета показателя.

Заключение

По результатам проведенного исследования складывается ощущение, что в анализируемых периодах точное число субъектов МСП не было установлено ни одним из уполномоченных ведомств, что приводит к невозможности корректного расчета производных от него показателей, например, той же доли субъектов МСП в общем числе субъектов предпринимательства.

Проблемы качества, достоверности, своевременности и пол­ноты официальной статистической информации как информационной базы для системы стратегического планирования и государственной поддержки сектора МСП являются крайне актуальными [17] (Molyarenko, 2019). Совершенно очевидна необходимость дальнейшего совершенствования методологических и методических подходов к оценке количественных показателей субъектов МСП, повышения надежности публикуемой информации.

В основу оценки эффективности реализации государственных программ и национальных проектов должны ложиться в первую очередь верные количественные данные о состоянии сектора МСП. Принятие стратегических решений о государственной поддержке сферы МСП на основе «примерного» числа субъектов предпринимательства, а также «примерных» оценок по содействию занятости населения и вклада в экономику нашей страны представляется недопустимым.


Источники:

1. Агеева О. Росстат раскрыл сложности с оценкой вклада малого бизнеса в экономику. РБК. [Электронный ресурс]. – url: https://www.rbc.ru/economics/31/10/2019/5db9abe99a794773c1fbd2e0 (дата обращения: 10.08.2020).
2. Анненкова А.А., Жучкова Д.Л. Оценка эффективности государственных программ поддержки малого предпринимательства: проблемы и пути решения // Вестник ОрелГИЭТ. – 2019. – № 1 (47). – С. 168-173. – url: https://elibrary.ru/item.asp?id=39275957.
3. Беланова Н.Н. Оценка эффективности государственных программ: ключевые индикаторы и показатели // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Т. 10. – № 3. – С. 487-502. – doi: 10.18334/epp.10.3.100712.
4. Белоусова С.Н., Циклаури В.Ю., Хардикова Л.Н. Оценка мер государственного регулирования субъектов малого предпринимательства // Известия Юго-Западного государственного университета. Серия: Экономика. Социология. Менеджмент. – 2018. – Т. 8. – № 4 (29). – С. 61-70. – url: https://elibrary.ru/item.asp?id=36874514.
5. Бухвальд Е.М., Виленский А.В., Мальгина И.В. Стратегическое планирование и новые подходы к политике развития и поддержки малого и среднего предпринимательства // Интеллект. Инновации. Инвестиции. – 2015. – № 1. – С. 31-39. – url: https://elibrary.ru/item.asp?id=23328913.
6. Бухвальд Е.М. Малый бизнес России: что ожидать в ближайшей перспективе? // Вестник Владимирского государственного университета имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых. Серия: Экономические науки. – 2020. – № 1 (23). – С. 114-128. – url: https://elibrary.ru/item.asp?id=42741600.
7. Быковская Ю.В., Иванова Л.Н., Сафохина Е.А. Малое и среднее предпринимательство в современной России: состояние, проблемы и направления развития // Вестник евразийской науки. – 2018. – Т. 10. – № 5. – С. 6. – url: https://elibrary.ru/item.asp?id=36768630.
8. Виленский А.В. Номинальное и реальное региональное развитие российского малого предпринимательства // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2019. – № 4. – С. 26-35. – doi: 10.24411/2073-6487-2019-10043.
9. Головецкий Н.Я., Гребеник В.В., Кохановская И.И. Государственная поддержка малого и среднего предпринимательства в России на федеральном и региональном уровнях // Вестник университета. – 2018. – № 12. – С. 71-76. – doi: 10.26425/1816-4277-2018-12-71-76.
10. Доля малого и среднего предпринимательства в валовом внутреннем продукте (обновлено 25.01.2019). Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. – url: http://old.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/accounts/ (дата обращения: 17.08.2020).
11. Доля малого и среднего предпринимательства в валовом внутреннем продукте. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. – url: https://rosstat.gov.ru/accounts (дата обращения: 21.08.2020).
12. Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства. Официальный сайт Федеральной налоговой службы. [Электронный ресурс]. – url: https://rmsp.nalog.ru (дата обращения: 15.08.2020).
13. Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства. О реестре. Общая информация. Официальный сайт Федеральной налоговой службы. [Электронный ресурс]. – url: https://rmsp.nalog.ru/about.html (дата обращения: 15.08.2020).
14. Малое и среднее предпринимательство в России – 2015 г. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. – url: https://www.gks.ru/bgd/regl/b15_47/Main.htm (дата обращения: 14.08.2020).
15. Малое и среднее предпринимательство в России – 2017 г. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. – url: https://www.gks.ru/bgd/regl/b17_47/Main.htm (дата обращения: 14.08.2020).
16. Малое и среднее предпринимательство в России – 2019 г. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. – url: https://rosstat.gov.ru/bgd/regl/b19_47/Main.htm (дата обращения: 14.08.2020).
17. Моляренко О.А. Формирование государственной статистики: взгляд «снизу» // ЭКО. – 2019. – № 10 (544). – С. 8-34. – doi: 10.30680/ECO0131-7652-2019-10-8-34.
18. Неопуло К.Л. О необходимости совершенствования государственной поддержки малого и среднего предпринимательства как фактора повышения предпринимательской активности малого бизнеса // Путеводитель предпринимателя. – 2020. – Т. 13. – № 1. – С. 137-145. – doi: 10.24182/2073-9885-2020-13-1-137-145.
19. Перчян А.В., Каульбарс А.А., Зайцев Д.А., Штогрин С.И. Отчет о промежуточных результатах экспертно-аналитического мероприятия «Мониторинг реализации национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы» // Бюллетень Счетной палаты РФ. Реализация национальных проектов. – 2020. – № 265 (специальный выпуск). – С. 93-121. – url: http://audit.gov.ru/upload/iblock/61e/61ee9a116b8b7b494c074d0def5f4a1b.pdf.
20. Полянин А.В., Соболева Ю.П., Тарновский В.В. Оценка эффективности государственной поддержки малого и среднего предпринимательства в России // Вестник Омского университета. Серия: Экономика. – 2020. – Т. 18. – № 1. – С. 32-44. – doi: 10.24147/1812-3988.2020.18(1).32-44.
21. Приказ Министерства экономического развития РФ от 23.04.2019 № 239 «Об утверждении методики расчета показателя «Численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства, включая индивидуальных предпринимателей» национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы». Система ГАРАНТ. [Электронный ресурс]. – url: https://internet.garant.ru (дата обращения: 25.08.2020).
22. Приказ Федеральной службы государственной статистики от 05.06.2015 № 259 «Об утверждении Основных методологических и организационных положений по сплошному федеральному статистическому наблюдению за деятельностью субъектов малого и среднего предпринимательства». Система ГАРАНТ. [Электронный ресурс]. – url: https://internet.garant.ru (дата обращения: 25.08.2020).
23. Приказ Федеральной службы государственной статистики от 29.12.2018 № 793 «Об утверждении Методики расчета показателя «Доля малого и среднего предпринимательства в валовом внутреннем продукте Российской Федерации. Система ГАРАНТ. [Электронный ресурс]. – url: https://internet.garant.ru (дата обращения: 25.08.2020).
24. Росстат и ФНС поспорили о производительности. Коммерсантъ. [Электронный ресурс] – url: https://www.kommersant.ru/doc/4018749 (дата обращения: 12.08.2020).
25. Федеральный закон от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Система ГАРАНТ. [Электронный ресурс]. – url: https://internet.garant.ru (дата обращения: 25.08.2020)

Страница обновлена: 24.11.2020 в 16:23:40