Вклад «зеленого» предпринимательства в декарбонизацию экономики Центральной Азии и России

Сметанина А.И.1
1 ООО «ИНК-групп», Россия, Волгоград

Статья в журнале

Экономика Центральной Азии (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 6, Номер 2 (Апрель-июнь 2022)

Цитировать:
Сметанина А.И. Вклад «зеленого» предпринимательства в декарбонизацию экономики Центральной Азии и России // Экономика Центральной Азии. – 2022. – Том 6. – № 2. – С. 111-126. – doi: 10.18334/asia.6.2.114948.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=49241961

Аннотация:
Статья посвящена исследованию вклада «зеленого» предпринимательства в декарбонизацию экономики Центральной Азии и России. В ней определяется конкурентоспособность «зеленого» предпринимательства и результатов в области декарбонизации экономики в Центральной Азии и России в 2020 г. Осуществляется экономико-математическое моделирование вклада «зеленого» предпринимательства в декарбонизацию экономики Центральной Азии и России. Выявляются перспективы декарбонизации экономики Центральной Азии и России на базе развития «зеленого» предпринимательства. В результате обосновывается значительный вклад «зеленого» предпринимательства в декарбонизацию экономики Центральной Азии и России, а также предлагаются авторские рекомендации по наиболее полному раскрытию потенциала борьбы «зеленого» предпринимательства с изменением климата. Новизна и оригинальность статьи состоит в переосмыслении подхода к декарбонизации экономики Центральной Азии и России и дополнении традиционного государственного управления в этом подходе корпоративным управлением, что позволяет повысить системную эффективность борьбы с изменением климата в Центральной Азии и России.

Ключевые слова: «зеленое» предпринимательство, изменение климата, декарбонизация, Центральная Азия, Россия

JEL-классификация: L26, M14, M21, N55, Q01, Q54, Q57



Введение

Изменение климата – это историческая глобальная проблема, которая к настоящему времени достигла критического масштаба. Под влиянием индустриализации в XX веке природа изменения климата из естественной стала антропогенной. Каждая промышленная революция все увеличивала экологические издержки экономического роста – от исчерпаемых природных ресурсов до отходов производства и потребления. Современный мир охвачен Четвертой промышленной революцией, отличительной чертой которой является тотальная автоматизация, прямым следствием которой является рост энергоемкости экономики.

В качестве коллективного ответа человечества на глобальные вызовы изменения климата (при участии 197 стран) в 2015 г. было принято Парижское соглашение о борьбе с изменением климата [15]. Государства Центральной Азии присоединились к наиболее прогрессивным и климатически ответственным странам мира и запустили собственные инициативы в области декарбонизации экономики – как на национальном, так и региональном (наднациональном) уровне [8, 11] (Ziyadullaev, 2021; Kimsanov, Davlyatova, 2019).

Значительная часть территории России расположена в Центральной Азии. И в силу не только географической принадлежности, но также культурного единства России и стран Центральной Азии, схожести реализуемых моделей социально-экономического развития, а также общности климатических вызовов [7, 9] (Ziyadullaev, Ziyadullaev, 2017; Ibragimov, Ibragimova, 2021) целесообразно системное исследование опыта и перспективы декарбонизации экономики Центральной Азии и России.

В Центральной Азии в дополнение к четко оформленным национальным климатическим повесткам, программам и стратегиям прилагаются совместные усилия по борьбе с изменением климата: на уровне глав государства [13] (Kodaneva, 2022), представителей МИД и парламентариев [4], а также академического сообщества и широкой общественности [17]. В России в 2021 г. принята «Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года» [21].

В реализуемых в Центральной Азии и России инициативах декарбонизации основная роль отводится государству. При этом роль предпринимательства в борьбе с изменением климата второстепенна и не ясна. Учитывая успешное завершение рыночного реформирования экономики стран Центральной Азии и России [20, 27] (Smetanina, 2015; Popkova, Sergi, 2019), а также с опорой на существующие труды в области поддержки устойчивого развития предприятиями на базе корпоративной экологической ответственности в каждой из рассматриваемых стран – Таджикистане [2] (Blinichkina, 2021), России [10, 14] (Ignatov, Luzina, Alieva, Shchupak, 2022; Mazhitova, Dzhazykbaeva, Denisov, Polozhishnikova, Petrenko, 2020), Туркменистане [16] (Pendzhiev, 2017), Узбекистане [18] (Sadykova, Talipova, 2017), Кыргызстане [23] (Turdiev, 2019) и Казахстане [29] (Vechkinzova, Petrenko, Matkovskaya, Koshebayeva, 2021) в этой статье выдвигается гипотеза о том, что «зеленое» предпринимательство вносит существенный вклад в борьбу с изменением климата в Центральной Азии и России и открывает перспективы декарбонизации их экономики. Цель этой статьи заключается в исследовании вклада «зеленого» предпринимательства в декарбонизацию экономики Центральной Азии и России.

Литературный обзор

В существующей литературе вопросам изменения климата уделено большое внимание. Актуальность борьбы с изменением климата подчеркивается в многочисленных трудах таких ученых, как Э.А. Арустамов, С.Р. Гильденскиольд [1] (Arustamov, Gildenskiold, 2021), В.И. Ефимов [5] (Efimov, 2021), С.И. Коданева [12] (Kodaneva, 2022), О.Н. Толочко [22] (Tolochko, 2021), Н.П. Умнякова и В.А. Cмирнов [24] (Umnyakova, Smirnov, 2021). Современный опыт и достигнутые успехи в области борьбы с изменением климата в Центральной Азии и России широко освещены в работах таких ученых, как Н.А. Бровко [3] (Brovko, 2021), С.С. Жильцов [6] (Zhiltsov, 2021), У.О. Кимсанов и М.М. Давлятова [11] (Kimsanov, Davlyatova, 2019). Тем не менее, несмотря на высокую степень проработанности общих вопросов борьбы с изменением климата, роль предпринимательства в этом процессе остается малоизученной и неопределенной, что выступает пробелом в литературе. Заполнению выявленного пробела посвящена эта статья.

Материалы и методы

Для определения вклада «зеленого» предпринимательства в этой статье осуществляется экономико-математическое моделирование декарбонизации экономики Центральной Азии и России с применением методов регрессионного и корреляционного анализа. Чтобы сформировать достаточно большой массив данных для составления надежных эконометрических моделей, в статье изучаются данные за трехлетний период (за 2018–2020 гг.).

Эмпирической базой исследования выступили материалы новейшего доклада о «зеленом» росте [26], являющегося одним из наиболее надежных источников статистики зеленой экономики с достаточно большим охватом мирового хозяйства. Тем не менее, несмотря на отмеченный широкий охват, статистика по Таджикистану недоступна в этом источнике – ее отсутствие составляет погрешность (статистическую ошибку) результатов данного исследования. В то же время выбранный источник преодолевает характерные для многих альтернативных источников еще большие пробелы в данных по странам Центральной Азии и потому является предпочтительным для проводимого исследования.

В качестве показателей (факторов) «зеленого» предпринимательства выступают следующие: «зеленые» инвестиции (green investment), «зеленая» торговля (green trade) и «зеленые» рабочие места (green employment). В качестве показателей (результатов) декарбонизации экономики выступают следующие: эффективность и устойчивость энергетики (efficient and sustainable energy) и выбросы парниковых газов (greenhouse gas (GHG) emissions reductions). Значения всех показателей чем больше, тем лучше. Фактологическая база исследования собрана в таблице 1.

Таблица 1

Факторы «зеленого» предпринимательства и результаты в области декарбонизации экономики Центральной Азии и России в 2018–2020 гг., баллы 1–100

Год
Страна
Факторы «зеленого» предпринимательства
Результаты в области декарбонизации экономики
«Зеленые» инвестиции
«Зеленая» торговля
«Зеленые» рабочие места
Эффективность и устойчивость энергетики
Выбросы парниковых газов
2018
Казахстан
62,68
2,88
39,46
30,21
54,28
Кыргызстан
54,35
10,40
45,16
43,32
86,63
Туркменистан
н/д
н/д
3,20
8,63
32,37
Узбекистан
81,07
1,97
25,41
22,71
61,30
Россия
63,15
8,28
49,54
27,21
42,71
2019
Казахстан
60,89
3,05
39,46
30,21
54,61
Кыргызстан
58,30
10,86
45,16
43,32
86,66
Туркменистан
н/д
н/д
3,20
8,63
31,98
Узбекистан
80,65
2,08
25,41
22,71
61,71
Россия
62,99
9,09
49,54
27,21
42,75
2020
Казахстан
63,39
3,05
39,46
30,21
54,08
Кыргызстан
52,53
10,86
45,16
43,32
86,59
Туркменистан
н/д
н/д
3,20
8,63
32,07
Узбекистан
81,09
2,08
25,41
22,71
61,26
Россия
63,90
9,03
49,54
27,21
42,69
Источник: составлено автором на основе материалов [26].

На первом этапе исследования определяется конкурентоспособность «зеленого» предпринимательства и результатов в области декарбонизации экономики в Центральной Азии и России в 2020 г. Для этого определяется средний уровень (рассчитываются средние арифметические по всей выборке стран) не только всех показателей из таблицы 1, но также Индекса ESG-управления предпринимательством [25] и результатов по ЦУР 7 и по ЦУР 13 по оценке ООН [28]. Благодаря доступности статистики здесь учитывается опыт всех стран Центральной Азии (и России), включая Таджикистан.

На втором этапе исследования осуществляется экономико-математическое моделирование вклада «зеленого» предпринимательства в декарбонизацию экономики Центральной Азии и России. Методом регрессионного анализа с опорой на статистику из таблицы 1 определяется зависимость результатов в области декарбонизации экономики от факторов «зеленого» предпринимательства (в 2018–2020 гг.), а методом корреляционного анализа оценивается теснота связи этих показателей.

На третьем этапе исследования определяются перспективы декарбонизации экономики Центральной Азии и России на базе развития «зеленого» предпринимательства. На базе установленных регрессионных зависимостей составляются рекомендации для развития «зеленого» предпринимательства, а также прогнозируются и количественно измеряются ожидаемые преимущества для декарбонизации экономики Центральной Азии и России.

Результаты

1. Конкурентоспособность «зеленого» предпринимательства и результатов в области декарбонизации экономики в Центральной Азии и России

Результаты оценки конкурентоспособности «зеленого» предпринимательства и результатов в области декарбонизации экономики в Центральной Азии и России в 2020 г. проиллюстрированы на рисунке 1.

Рисунок 1. Конкурентоспособность «зеленого» предпринимательства и результатов в области декарбонизации экономики в Центральной Азии и России в 2020 г., баллы 1–100

Источник: рассчитано и построено автором по материалам [25, 28].

Согласно результатам на рисунке 1, к 2020 г. в Центральной Азии и России достигнуты серьезные успехи в реализации ЦУР 7 «Недорогостоящая и чистая энергия» (87,84 балла) и реализации ЦУР 13 «Борьба с изменением климата» (80,28 балла). Тем не менее сохраняется достаточно большой объем выбросов парниковых газов (55,34 балла) и умеренная эффективность и устойчивость энергетики (26,42 балла). Значительный объем «зеленых» инвестиций (52,18 балла) является конкурентным преимуществом в декарбонизации экономики в Центральной Азии и России. Также массово создаются «зеленые» рабочие места (32,55 балла).

Слабой стороной декарбонизации экономики в Центральной Азии и России является малый объем «зеленой» торговли (5 баллов). Общий уровень ESG-управления предпринимательством оценивается достаточно высоко – в 40,58 балла. Полученные результаты свидетельствуют о достаточно высокой конкурентоспособности «зеленого» предпринимательства и результатов в области декарбонизации экономики в Центральной Азии и России, а также о возможностях ее повышения.

2. Моделирование вклада «зеленого» предпринимательства в декарбонизацию экономики Центральной Азии и России

Результаты экономико-математического моделирования вклада «зеленого» предпринимательства в декарбонизацию экономики Центральной Азии и России в 2018–2020 гг. с опорой на статистику из таблицы 1 с помощью методов регрессионного и корреляционного анализа отражены в таблицах 2, 3.

Таблица 2

Вклад «зеленого» предпринимательства в эффективность и устойчивость энергетики в Центральной Азии и России

Регрессионная статистика
Множественный R
0,8857
R-квадрат
0,7845
Нормированный R-квадрат
0,7258
Стандартная ошибка
6,0884
Наблюдения
15
Дисперсионный анализ

df
SS
MS
F
Значи-мость F
Регрессия
3
1484,7896
494,9299
13,3519
0,0005
Остаток
11
407,7494
37,0681
Итого
14
1892,5390




Коэффи-циенты
Стандартная ошибка
t-ста-тистика
P-Зна-чение
Нижние 95%
Верхние 95%
Постоянная
9,2472
3,7061
2,4951
0,0298
1,0901
17,4044
«Зеленые» инвестиции
0,0901
0,0959
0,9396
0,3676
-0,1209
0,3010
«Зеленая» торговля
1,4902
0,8412
1,7715
0,1041
-0,3612
3,3416
«Зеленые» рабочие места
0,1579
0,2686
0,5880
0,5684
-0,4332
0,7491
Источник: рассчитано и составлено автором.

Согласно результатам таблицы 2, эффективность и устойчивость энергетики в Центральной Азии и России на 88,57% объясняется деятельностью «зеленого» предпринимательства. При притоке «зеленых» инвестиций на 1 балл эффективность и устойчивость энергетики возрастает на 0,09 балла. При росте объема «зеленой» торговли на 1 балл эффективность и устойчивость энергетики увеличивается на 1,49 балла. При увеличении «зеленых» рабочих мест на 1 балл эффективность и устойчивость энергетики повышается на 0,16 балла. Полученные результаты достоверны на уровне значимости 0,01, что свидетельствует об их высокой точности и надежности.

Таблица 3

Вклад «зеленого» предпринимательства в сокращение выбросов парниковых газов в Центральной Азии и России

Регрессионная статистика
Множественный R
0,7588
R-квадрат
0,5758
Нормированный R-квадрат
0,4601
Стандартная ошибка
14,0840
Наблюдения
15
Дисперсионный анализ

df
SS
MS
F
Значи-мость F
Регрессия
3
2961,7040
987,2347
4,9770
0,0202
Остаток
11
2181,9363
198,3578
Итого
14
5143,6404




Коэффи-циенты
Стандартная ошибка
t-ста-тистика
P-Зна-чение
Нижние 95%
Верхние 95%
Постоянная
38,1381
8,5732
4,4485
0,0010
19,2685
57,0076
Постоянная
0,5170
0,2217
2,3318
0,0397
0,0290
1,0051
«Зеленые» инвестиции
5,0280
1,9458
2,5840
0,0254
0,7453
9,3108
«Зеленая» торговля
-1,0577
0,6213
-1,7023
0,1167
-2,4252
0,3098
Источник: рассчитано и составлено автором.

Согласно результатам таблицы 3, сокращение выбросов парниковых газов в Центральной Азии и России на 75,88% объясняется деятельностью «зеленого» предпринимательства. При притоке «зеленых» инвестиций на 1 балл выбросы парниковых газов сокращаются на 0,52 балла. При росте объема «зеленой» торговли на 1 балл выбросы парниковых газов уменьшаются на 5,03 балла. Полученные результаты достоверны на уровне значимости 0,05, что свидетельствует об их высокой точности и надежности.

3. Перспективы декарбонизации экономики Центральной Азии и России на базе развития «зеленого» предпринимательства

Перспективы декарбонизации экономики Центральной Азии и России на базе развития «зеленого» предпринимательства определены с опорой на полученные в таблицах 2, 3 регрессионные зависимости и отражены на рисунке 2.

Рисунок 2. Перспективы декарбонизации экономики Центральной Азии и России на базе развития «зеленого» предпринимательства

Источник: рассчитано и построено автором.

Согласно рисунку 2, для сведения к минимуму выбросов парниковых газов (100 баллов) рекомендуется:

- увеличение объема «зеленых» инвестиций в 1,2 раза (с 52,18 балла в 2020 г. до 62,62 балла);

- наращение объема «зеленой» торговли в 2,81 раза (с 5 баллов в 2020 г. до 14,08 балла);

- увеличение числа «зеленых» рабочих мест в 1,2 раза (с 32,55 балла в 2020 г. до 39,06 балла).

Благодаря реализации авторских рекомендаций эффективность и устойчивость энергетики в Центральной Азии и России увеличится в 1,59 раза (с 26,42 балла в 2020 г. до 42,04 балла). Следует отметить, что выявленные на рисунке 2 перспективы отражают лишь один из множества Парето-оптимумов развития «зеленого» предпринимательства в поддержку декарбонизации экономики Центральной Азии и России. Данный Парето-оптимум выбран потому, что он наиболее доступен для практической имплементации – не требует резкого изменения масштаба «зеленых» предпринимательских практик и потому может быть успешно реализован.

Заключение

Таким образом, выдвинутая гипотеза подтверждена: выявлен значительный вклад «зеленого» предпринимательства в декарбонизацию экономики Центральной Азии и России, а также перспективы сведения к минимуму выбросов парниковых газов, повышения эффективности и устойчивости энергетики в Центральной Азии и России в 1,59 раза на базе развития «зеленого» предпринимательства. Факторы «зеленого» предпринимательства на 88,57% определяют эффективность и устойчивость энергетики и на 75,88% определяют объем выбросов парниковых газов в Центральной Азии и России. Конкурентоспособность «зеленого» предпринимательства и результатов в области декарбонизации экономики в Центральной Азии и России в 2020 г. достаточная высокая, но для полномасштабной реализации ЦУР 7 и ЦУР 13 она нуждается в повышении. Для этого обозначены перспективы и предложен комплекс авторских рекомендаций по декарбонизации экономики Центральной Азии и России на базе развития «зеленого» предпринимательства.

Вклад статьи в литературу состоит в том, что авторские выводы раскрыли ключевую роль «зеленого» предпринимательства в декарбонизации экономики Центральной Азии и России. Теоретическая значимость полученных результатов состоит в том, что они сформировали научно-методическую основу для перехода к новому подходу к борьбе с изменением климата в Центральной Азии и России. В новом подходе на первый план должно выйти «зеленое» предпринимательство, что позволит достичь более существенных результатов в области декарбонизации. Практическая значимость исследования заключается в том, что авторские рекомендации по развитию «зеленого» предпринимательства позволяют Центральной Азии и России достичь намеченных стратегических целей по декарбонизации экономики: минимизировать выбросы парниковых газов и нарастить эффективность и устойчивость энергетики.


Источники:

1. Арустамов Э.А. Гильденскиольд С.Р. Проблемы реализации международных соглашений по изменению климата на земле // Вестник евразийской науки. – 2021. – № 6.
2. Блиничкина Н.Ю. Перспективы «зеленой экономики» в республике Таджикистан в ракурсе теории экономической безопасности // Политическая школа Лидера нации. – 2021. – № 2. – c. 307-311.
3. Бровко Н.А. Особенности продвижения зеленой экономики в странах Центральной Азии // Евразийское пространство: экономика, право, общество. – 2021. – № 2. – c. 13-17.
4. Вторая встреча представителей МИД и парламентариев стран Центральной Азии по вопросам изменения климата. Carececo.org. [Электронный ресурс]. URL: https://carececo.org/main/news/news/vtoraya-vstrecha-predstaviteley-mid-i-parlamentariev-stran-tsentralnoy-azii-po-voprosam-izmeneniya-k (дата обращения: 12.06.2022).
5. Ефимов В.И. Реальность углеродного следа в глобальном изменении климата // Жизнь Земли. – 2021. – № 3. – c. 328-335. – doi: 10.29003/m2437.0514-7468.2020_43_3/328-335.
6. Жильцов С.С. Принципы «зеленой экономики» в политике стран Центральной Азии // Вестник Дипломатической академии МИД России. Россия и мир. – 2021. – № 3(29). – c. 70-85.
7. Зиядуллаев Н.С., Зиядуллаев У.С. 25 лет СНГ и евразийские интеграционные проекты: ожидания, разочарования и перспективы // Экономическая наука современной России. – 2017. – № 2(77). – c. 123-136.
8. Зиядуллаев Н.С. Проблема водной экологии и энергоресурсов стран Центральной Азии // Экономика Центральной Азии. – 2021. – № 2. – c. 117-134. – doi: 10.18334/asia.5.2.112375.
9. Ибрагимов У.Н., Ибрагимова Д.Т. Взаимосвязанность центральной и южной азии - новый тренд экономического развития Евразии // Экономика Центральной Азии. – 2021. – № 4. – c. 405-420. – doi: 10.18334/asia.5.4.113636.
10. Игнатова И.В., Лузина Т.В., Алиева К.А., Щупак Э.Ф. Углеродный налог как фактор развития «зеленого» предпринимательства в России // Бизнес. Образование. Право. – 2022. – № 1(58). – c. 124-131. – doi: 10.25683/VOLBI.2022.58.161.
11. Кимсанов У.О., Давлятова М.М. Перспективы развития «зеленой» экономики в Центральной Азии: мировая и региональная практика // Вестник Таджикского национального университета. Серия социально-экономических и общественных наук. – 2019. – № 5-1. – c. 184-190.
12. Коданева С.И. Потенциал цифровых технологий для смягчения последствий и адаптации к изменению климата // Россия и современный мир. – 2022. – № 1(114). – c. 63-85. – doi: 10.31249/rsm/2022.01.04.
13. Кс-26. Центральная Азия – зона повышенного климатического внимания. Региональное заявление глав государств Центральной Азии «Голос Центральной Азии». Carececo.org. [Электронный ресурс]. URL: https://carececo.org/main/news/news/ks-26-tsentralnaya-aziya-zona-povyshennogo-klimaticheskogo-vnimaniya (дата обращения: 12.06.2022).
14. Мажитова С.К., Джазыкбаева Б.К., Денисов И.В., Положишникова М.А., Петренко Е.С. Менеджмент предпринимательской деятельности: «экосистема» как новое представление экономических отношений // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 3. – c. 601-614. – doi: 10.18334/epp.10.3.100596.
15. Парижское соглашение. Un.org. [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/ru/climatechange/paris-agreement (дата обращения: 12.06.2022).
16. Пенджиев А.М. Приоритеты «зеленой» экономики в Туркменистане // Проблемы современной науки. – 2017. – № 2. – c. 12-34.
17. Первое онлайн мероприятие по возможностям сотрудничества в странах Центральной Азии в соответствии со статьей 6 Парижского соглашения. Carececo.org. [Электронный ресурс]. URL: https://carececo.org/main/news/news/paris-agreement-art-6-cooperative-approaches-opportunities-for-central-asia-online-event-24-february (дата обращения: 12.06.2022).
18. Садыкова И.А., Талипова Р.Н. «Зеленая» экономика и ее влияние на занятость населения Узбекистана // Молодой ученый. – 2017. – № 29(163). – c. 54-57.
19. Сметанина А.И. ESG-инвестиции ответственного предпринимательства для устойчивого развития «зеленой» экономики России // Зеленая экономика: курс на устойчивое развитие в современных условиях: Материалы Международной научно-практической онлайн конференции профессорско-преподавательского состава, молодых ученых, практических работников и студентов. Ростов-на-Дону, 2022. – c. 340-343.
20. Сметанина А.И. Гипотеза виртуализации предпринимательской деятельности // Интеллект. Инновации. Инвестиции. – 2015. – № 2. – c. 43-51.
21. Стратегия социально-экономического развития Российской Федерации с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2021 г. № 3052-р во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 4 ноября 2020 г. № 666 «О сокращении выбросов парниковых газов». Static.government.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://static.government.ru/media/files/ADKkCzp3fWO32e2yA0BhtIpyzWfHaiUa.pdf (дата обращения: 12.06.2022).
22. Толочко О.Н. Международное сотрудничество в борьбе с изменением климата // Юстиция Беларуси. – 2021. – № 7(232). – c. 28-30.
23. Турдиев Т.И. Стратегическое воздействие «зеленой» экономики на развитие бизнеса (на материалах Кыргызстана) // Экономика и управление. – 2019. – № 8(166). – c. 25-33. – doi: 10.35854/1998-1627-2019-8-25-33.
24. Умнякова Н.П., Смирнов В.А. Изменение климата и содержание загрязняющих веществ в атмосфере // Биосферная совместимость: человек, регион, технологии. – 2021. – № 2(34). – c. 34-51. – doi: 10.21869/2311-1518-2021-34-2-34-51.
25. ESG index 2021. Risk-indexes.com. [Электронный ресурс]. URL: https://risk-indexes.com/esg-index/#https://risk-indexes.com/request (дата обращения: 12.06.2022).
26. Green Growth Index. Gggi-simtool-demo. [Электронный ресурс]. URL: https://gggi-simtool-demo.herokuapp.com/SimulationDashBoard/country-profile (дата обращения: 12.06.2022).
27. Popkova E.G., Sergi B.S. Social entrepreneurship in Russia and Asia: further development trends and prospects // On the Horizon. – 2019. – № 1. – p. 9-21. – doi: 10.1108/OTH-09-2019-0065.
28. The Sustainable Development Goals Report. Unstats.un.org. [Электронный ресурс]. URL: https://unstats.un.org/sdgs/dataportal/database (дата обращения: 12.06.2022).
29. Vechkinzova E., Petrenko Y., Matkovskaya Y.S., Koshebayeva G. The dilemma of long-term development of the electric power industry in Kazakhstan // Energies. – 2021. – № 9. – doi: 10.3390/en14092374.

Страница обновлена: 30.11.2022 в 00:37:55