Цифровизация и цифровые компетенции: новая реальность

Шарипова О.М.1
1 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 10, Номер 3 (Июль-сентябрь 2020)

Цитировать:
Шарипова О.М. Цифровизация и цифровые компетенции: новая реальность // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 3. – С. 1789-1802. – doi: 10.18334/vinec.10.3.110525.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44082146

Аннотация:
Переход предприятий на новый инновационный вариант бизнес-процессов, производства и менеджмента, основанный на цифровых технологиях, становится реальностью трансформации современного мира. Статья посвящена исследованию уровня развития цифровых компетенций и цифровизации, тенденциям по внедрению дистанционной работы. Автором рассматриваются преимущества наличия цифровых навыков у персонала, оптимальные пути использования дистанционного формата в работе предприятий.

Ключевые слова: управление персоналом, цифровизация, цифровые компетенции, дистанционная работа

JEL-классификация: M54, O32, O33, L86



Введение

В 2018 году указом президента цифровизация стала одной из стратегических задач для нашей страны [1]. В нынешней ситуации, в связи со вспышкой пандемии [2], когда перед множеством предприятий встал вопрос о неизбежности и необходимости перехода если не полного штата предприятий, то значительной его части в формат дистанционной работы, необходимость цифровой трансформации предприятий стала очевидна как никогда раньше. В условиях, в которые поставила нас пандемия, особенно остро встал вопрос о необходимости использовании цифровых сервисов и программ. Цифровые навыки стали неотъемлемой частью компетенций работников для успешного и своевременного выполнения производственных задач. Цель данной статьи – рассмотреть уровень цифровизации и цифровых навыков, проанализировать проблемы, с которыми столкнулись работодатели и работники в результате перехода на дистанционную работу и вынужденного ускоренного начала использования цифровых продуктов, оценить перспективы внедрения дистанционной работы на постоянной основе. Для достижения данной цели используется исследование и анализ статистических данных Национального исследовательского университета Высшей школы экономики [3, 4] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2019, 2020), Федеральной службы государственной статистики [5, 6], различных специализированных сайтов (Работа.ру, hh.ru) [7, 8]. Цифровизация с нами навсегда, актуальность ее еще раз подчеркнута Президентом Российской Федерации [9].

Основная часть

В начале статьи приведем данные статистических исследований, характеризующих состояние цифровизации и цифровых навыков до наступления пандемии и вынужденной необходимости перехода на дистанционную работу.

Интересно отметить, что согласно статистическим исследованием, хотя интернет используется населением значительно активно (87,3% пользовались интернетом когда-либо, тогда как 68,8% используют интернет практически каждый день) [3, с. 19] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2020, р. 19), но наше население использует его для участия в социальных сетях (78%) и осуществления телефонных звонков или видеоразговоров (53%), отправкой или получением электронной почты через интернет пользуются лишь 42% респондентов [3, с. 26] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2020, р. 26) . Тогда как в других развитых странах процентное соотношение использования интернета для коммуникации выглядит другим отличным образом, например Великобритания: участие в социальных сетях – 74%, телефонные или видеоразговоры – 51%, отправка и получение почты – 92%, аналогичная ситуация прослеживается в США, где: 76%, 48% и 91% соответственно. Во Франции и Германии показатель участия в социальных сетях значительно ниже и соответствует 48% и 57%, тогда как пользование электронной почтой – 88% и 92%. В Швеции и Финляндии показатель использования электронной почты вообще достигает максимального значения и составляет 94% [3, с. 26] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2020, р. 26). Таким образом, можно сделать вывод, что в России использование интернета в рабочих целях значительно отстает от уровня западных стран. Об этом также свидетельствуют данные по видам скачиваемого цифрового контента. Так, компьютерные игры и игры для мобильных телефонов скачивают 30% от численности населения в возрасте от 15 до 74 лет, а чтением или скачиванием онлайновых газет или журналов, электронных книг занимается лишь 23% населения [3, с. 27] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2020, р. 27). Для сравнения: соответствующее распределение цифрового контента в Великобритании – 35% и 72%, в Германии – 38% и 74%, в Швеции – 34% и 88% [3, с. 27] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2020, р. 27). Россия отстает от других развитых стран и по уровню использования дистанционного обучения, всего лишь 3% от численности населения в возрасте от 15 до 74 используют интернет в этом качестве, тогда как в США – 20% населения, в Швеции – 18%, в Великобритании – 14%, во Франции и Германии – 7% и 6% соответственно [3, с. 28] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2020, р. 28). У нас интернет в основном используется не как рабочий и образовательный ресурс, а как развлекательный, что еще раз подтверждается данными опроса (рис. 1) [4, с. 132] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2019, р. 132).

Рисунок 1. Цели использования интернета населением (в % от общего числа населения в возрасте 15–74 лет, использовавшего интернет за последние три месяца) [4, с. 132] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2019, р. 132)

К факторам, сдерживающим использование интернета населением, в основном относится отсутствие необходимости (72,6%) и недостаток навыков для работы в интернете (31,7%) [3, с. 34] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2020, р. 34). Данные статистического исследования, представленные в таблице 1 [5], показывают тенденцию увеличения как общего количества компьютеров на предприятиях, так и увеличение количества компьютеров, подключенных к сети Интернет. Однако доля подключенных к интернету компьютеров составляет всего около двух третей всех компьютеров в расчете на 100 работников, а само количество компьютеров в расчете на 100 работников составляет половину.

Таблица 1

Число персональных компьютеров в организациях


2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
Число персональных компьютеров в обследованных организациях –всего, тыс. шт.
из них:

8267,3

8743,7

9288,1

9972,2

10807,5

11438,0

11740,8

11992,3

12422,1

12765,9

13256,1
имевшие доступ к глобальным информационным сетям

3873,5

4313,5

4997,1

5663,2

6508,1

7220,8

8157,5

8362,0

8782,2

9246,2

9744,8
в том числе к сети Интернет

3411,5

3866,4

4553,3

5198,3

6066,5

6764,4

7277,6

7561,5

8117,9

8573,9

9090,4
Поступило персональных компьютеров в отчетном году, тыс. шт.

1159,2

890,6

999,9

1251,6

1454,1

1351,5

1177,7

952,2

986,7

1148,8

1301,6
Число персональных компьютеров на 100 работников- всего, шт.

29

35

38

39

43

44

47

49

49

50

51
в том числе с доступом к сети Интернет

11

15

18

21

24

26

29

31

32

33

35
Источник: составлено по данным [5].

Оценивая результаты статистического исследования об использовании предприятиями специального программного обеспечения, можно выделить, что доля предприятий, использующих программное обеспечение для предоставления доступа к базам данных через глобальные сети, достаточно мала и составляет порядка 30, аналогичная ситуация по низкому применению программного обеспечения обстоит и с использованием автоматизированных систем и средств проектирования, использованием программного обеспечения для научных исследований (табл. 2) [6].

Таблица 2

Удельный вес организаций, использовавших специальные программные средства (в % от общего числа обследованных организаций)


2008
2009
2010
2011
2012
2013
2014
2015
2016
2017
2018
Организации, использовавшие специальные программные средства – всего,
из них:

88,5

88,7

89,1

89,8

86,0

85,3

86,3

84,8

84,7

83,9

85,9
для решения организационных, управленческих и экономических задач

60,8

60,6

59,7

60,3

59,8

59,6

56,2

52,3

52,9

52,4

54,9
для осуществления финансовых расчетов в электронном виде

57,3

60,3

59,7

60,9

61,2

61,3

57,0

55,1

55,3

54,8

56,4
электронные справочно-правовые системы

54,4

56,2

53,7

55,1

56,5

55,4

53,7

52,3

51,8

51,1

53,2
для управления закупками товаров (работ, услуг)

-

-

-

36,1

36,2

38,6

36,3

38,4

37,8

36,2

38,3
для управления продажами товаров (работ, услуг)

-

-

-

24,3

22,8

22,9

20,3

21,9

21,8

22,0

25,9
для предоставления доступа к базам данных через глобальные информационные сети

21,3

23,7

27,8

28,1

29,3

30,8

30,9

31,5

31,0

29,8

31,9
обучающие программы
16,7
17,3
19,1
19
21,8
18,2
14,8
14,3
14,2
14,2
16,9
для управления автоматизированным производством и/или отдельными техническими средствами и технологическими процессами

14,4

15,2

18,1

18,1

16,7

16,8

15,5

15,1

14,9

14,7

16,7
для проектирования
10,7
11,0
11,8
12,1
11,7
11,9
11,9
11,0
10,8
11,2
13,0
редакционно-издательские системы
5,3
5,4
9,2
7
6,2
5,7
7,1
5,3
5,1
4,9
6,5
CRM, ERP, SCM-системы
5,6
6,4
7,6
10,2
9,5
10,4
13,5
15,4
15,9
17,4
19,6
для научных исследований
3,1
3,0
3,3
3,4
3,1
3,1
4,2
3,9
3,4
3,1
4,5
прочие
40,7
41,2
42,2
43,2
37,7
37,4
32,4
32,7
30,3
27,9
29,3
Источник: составлено по данным [6].

В условиях статистики, характеризующейся вышеперечисленными данными, наша страна столкнулась с вынужденной необходимостью перехода как можно большей части работающего населения на дистанционный режим работы в связи с массовым распространением пандемии новой коронавирусной инфекции [2].

Проанализируем и оценим, как сложившаяся ситуация повлияла на организацию работы и эффективность работников, какие изменения произошли в бизнес-среде, какие недостатки и преимущества выявились в работе. Согласно данным совместного аналитического доклада ВЦИОМа и Social Business Group, до начала пандемии в режиме удаленной работы было задействовано лишь 2% работников, тогда как теперь из-за вынужденных мер доля работников увеличилась и стала 16%. Из опрошенных 81% работников не пришлось осваивать новые навыки для дистанционной работы [10] (Podtserob, 2020).

Аналогичные данные приводит опрос сайта Работа.ру, согласно которому на март 2020 года среди опрошенных (более 4000 респондентов) наблюдалась следующая статистика: 85% заявили, что в их компании никого не переводили, и лишь 3% респондентов перевели всех работников на удаленную работу, 7% – перевели некоторые департаменты компании, тогда как в апреле ситуация с переходом на удаленную работу значительно изменилась: уже 31% респондентов заявили, что в их компании никого не переводили, 15% – что перевели некоторые департаменты компании, и уже 14% респондентов указали, что компании перевели на удаленную работу всех работников [7] (Sanina, 2020). Опорос [7] показывает, что 60% респондентов не испытывают трудности на удаленной работе и удаленная работа никак не влияет на их эффективность, тогда как 31% заявили о снижении эффективности, 9% – наоборот – об увеличении эффективности.

Исследование, проведенное одним из ведущих сайтов по поиску работы [8], показывает, что как руководители, так и подчиненные отмечают, что в режиме удаленной работы значительно повысилась эффективность, скорость и качество выполняемой работы. 58% руководителей считают, что подчиненные стали более ответственными за результат работы, около 50% респондентов отмечают, что задачи выполняются быстрее и происходит более оперативная реакция на запросы. Подчиненные отмечают, что высокая эффективность достигается из-за более глубокого погружения в работу, отсутствия многих отвлекающих факторов, несущественные задачи, с которыми раньше обращались коллеги, сократились. Можно считать, что такой подход помогает избегать высокого уровня бюрократизации самой постановки задачи подчиненным, когда документ должен был пройти большую цепочку по подразделениям, прежде чем попасть к непосредственному исполнителю, а готовый результат – вернуться руководителю. Возможно, такой подход организации работы учтется многими компаниями в дальнейшем, также ускорению процесса будет способствовать создание электронных цифровых подписей.

Интересно, что респонденты, которые отмечали снижение эффективности в результате перехода на удаленный режим работы, в качестве главных причин низкой эффективности отмечали: медленное выполнение поставленных задач и несогласованность действий команды, недостаточность коммуникаций. Возможно, данные причины возникали из-за специфики работы организации. Однако следует учитывать, что эффективность во многом зависит от личных качеств как руководителей и подчиненных, так и от уровня развития цифровых навыков. Из данных, приведенных в таблице 1 и 2, мы видим, что далеко не все работники на предприятиях работали на компьютерах и использовали программное обеспечение.

Большинство респондентов отметили, что лучшие удаленные работники – ответственные и увлеченные работой и в обычном режиме в офисе. Возможно, более организованные с информационной точки зрения процессы (например, доступность баз данных, средств электронной коммуникации, проведение онлайн-совещаний, выдача заданий работникам по средствам электронной почты, создание чата), а также высокий уровень обученности работы персонала с информационными системами повлияли бы на результаты опроса в положительную сторону. Например, опрос показывает, что работники, которым пришлось столкнуться с отсутствием необходимых цифровых компетенций и осваивать цифровые навыки, среди необходимых навыков для освоения отмечают такие как новые программные продукты (47% опрошенных), программа для видеоконференций Zoom (17%), а 14% опрошенных и вовсе учились работать на компьютере, а 13% – в мессенджерах [10] (Podtserob, 2020). Не говоря уже о специальных профессиональных программах.

Для эффективной работы в дистанционном формате от работников также требуются хорошие знания тайм-менеджмента, самоконтроля, эффективного делового общения. По мнению опроса, респонденты с низкой эффективностью главными причинами ее называют отвлечение на домашние дела и заботы. Таким образом, возможно влияние субъективных факторов, зависящих от условий проживания респондента. Так, 8% респондентов-компаний решили перейти на удаленный формат работы на постоянной основе, 11% – на частичной основе, а 23% готовы продолжить работать в таком формате и после снятия ограничений, но до полной нормализации ситуации с распространением инфекции [8].

Если на удаленной работе многие бизнес-процессы стали неэффективными и сложными в реализации, то это сигнал о том, что есть недоработка в организационном процессе управления персоналом, коммуникациях, корпоративной культуре. На удаленной работе намного заметней результат деятельности каждого работника, его личный вклад. Это время для анализа их компетентности.

Возможно, что дистанционная работа – реальная перспектива внедрению четырехдневной рабочей недели, с проектом которой в свое время выступал премьер-министр Дмитрий Медведев, но который не нашел должной поддержки в бизнесе. Действенным методом одновременного повышения эффективности деятельности работников и экономии на затратах организации работы сотрудников, работающих на постоянной основе на предприятии, было бы сочетание режима дистанционной работы и непосредственного присутствия в офисе. Этому способствовали бы изменения в главе 49.1 Трудового кодекса Российской Федерации. Как вариант, сочетание постоянной работы в офисе и предоставление нескольких дней в месяц работнику для дистанционной работы вне офиса могло бы быть своеобразным элементом так называемой emotional salary.

При анализе данных во время дистанционной работы в период пандемии следует также учитывать, что производительность труда работников может падать из-за состояния стресса, с которым столкнулся мир, а именно тревоги за будущее как свое, так и своей семьи, страха увольнения, непривычной обстановки и новых условий работы, ограничения свободы. Работники, столкнувшиеся с необходимостью перехода на дистанционную работу, несомненно, проходили через состояния, которые можно описать с помощью кривой изменений Кюблер-Росс (отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие). Насколько быстро произошла адаптация работников, зависит от качества владения цифровыми навыками, уровня стрессоустойчивости и адаптивности. Именно адаптивность как поиск новых подходов будет одной из самых важных компетенций, требуемых в будущем.

Вынужденная дистанционная работа с нами надолго, о чем свидетельствуют данные опроса работодателей, большинство из них не ждут скорейшего возвращения в нормальный режим работы: 34% респондентов ожидают возвращение к обычному режиму в середине лета, 18% – к концу лета, 19% – осенью, 14% склоны полагать, что к обычному режиму компании смогут вернуться только к концу календарного года [7] (Sanina, 2020).

Останется ли дистанционная работа как стандартное, стационарное явление в бизнес-процессах конкретного предприятия, зависит от специфики деятельности предприятия и от того, насколько эффективно сможет предприятие применять дистанционную организацию труда и получать из этого экономическую выгоду. Если на заре использования дистанционной работы к дистанционному труду относилась как классический пример работа секретарем на домашнем телефоне, далее пришелся рассвет таких профессий, как дизайнер, программист, аналитики, конструкторы, то сейчас дистанционная работа рассматривается как пример нового вида трудовых отношений, а с развитием технологий перечень профессий, которые могут осуществляться удаленно, значительно возрос.

Для успешной организации дистанционной работы предприятиям необходимы информационные технологии, облачные инструменты. Спрос на такие продукты значительно увеличился во время вынужденной удаленной работы. Так, например, количество пользователей Zoom выросло в 20 раз (с 10 млн в декабре до 200 млн ежедневных пользователей в марте) [11]. В настоящее время Zoom является одной из самых популярных программ, однако у видеозвонков, которые стали альтернативой живым встречам и совещаниям, оказались недостатки: некоторые работники не включают камеру, других работников отвлекают родственники, некоторые занимаются побочными делами во время видеозвонков. Альтернативой Zoom называют следующим по уровню развития уровнем коммуникации – использование VR-технологий [11]. Виртуальная реальность позволяет максимально приблизиться к формату живых встреч, шлем виртуальной реальности позволяет полностью абстрагироваться от текущего пространства и перейти в формат делового общения. VR-технологии используются для многих корпоративных и организационных задач: проведение переговоров, взаимодействие с 3D-объектами, подготовка отчетов и презентаций, проведение презентаций, конференций, а также осуществление тимбилдинга. VR-технологии полностью создают эффект присутствия, пользователь может выбрать свой аватар (в будущем он может быть заменен на фотореалистичную копию человеческого образа), производить различные действия: кивать, улыбаться, пожимать руки и так далее [11]. Исследование, проведенное Buffer, показало, что респонденты, работающие удаленно, жаловались на одиночество (19% респондентов) и недостаток коммуникации (17%) [11]. С помощью виртуальной реальности данные недостатки частично решаются. Следует отметить, что VR-технологии эффективно применяются для обучения как навыкам коммуникации, так и, например, навыкам действий персонала в условиях чрезвычайных ситуаций, обучения пожарной безопасности, различным техническим инструкциям. Более того, технологии эффективно используются как для обучения работников различным действиям, например в случае поломки оборудования, но и с их использованием починка оборудования или устранение нештатной ситуации может быть произведено быстрей и эффективней.

Говоря о тенденциях в обучении, следует указать что онлайн-обучение в период дистанционной работы значительно увеличилось. Об этом свидетельствуют данные об увеличении спроса. Например, данные платформы GetCourse отмечают рост продажи курсов на 20% по сравнению с началом и серединой марта. Опрос, проведенный «Ведомостями», показал, что 12 из 15 крупных и средних платформ дистанционного обучения отметили скачок спроса на образовательные курсы онлайн в марте и апреле [12] (Podtserob, 2020). Спрос на некоторые курсы поистине зашкаливает, например у GeekBrains спрос на 130 курсов по 30 профессиям вырос на 580%. Среди популярных тем курсов среди всех образовательных программ также курсы, направленные на развитие soft skills. Центр «Моя карьера» при Департаменте труда и социальной защиты населения Москвы фиксировал рост спроса на управление стрессом и создание личного бренда в социальных сетях. Среди лидеров спроса по образовательным курсам есть специальные, связанные с применением цифровых навыков и технологий темы, такие как интернет-маркетинг, таргетированная реклама, визуальный дизайн и тестирование, SMM, Exсel [12] (Podtserob, 2020).

Из современного состояния рынка труда стала очевидно, что профессии, связанные с IT-технологиями, наименее подвержены влиянию экономической ситуации и кризису. Спрос на получение профессий с использованием таких навыков также увеличился: программирование, дизайн, разработка компьютерных игр. Многие работники задумываются о смене профессии после кризиса, хотят получить новую работу и специальность, поэтому и осваивают новые компетенции и специальности. Зафиксирован также спрос на курсы по обучению и организации работы самозанятого [12] (Podtserob, 2020). Все это свидетельствует о скорейшем вымирании профессий-пенсионеров [13], образовании новых востребованных профессий, перераспределении запросов рынка труда, создании новой архитектуры организационных взаимодействий на предприятии. Внедрение новых способов взаимодействия с помощью цифровых технологий затронет и процессы управления персоналом. Так, согласно исследованию [14], 88% руководителей подразделений по управлению персоналом отмечают необходимость инвестирования в новые технологии в ближайшие два года. К процессам цифровизации, роботизации в рамках управления персоналом относятся следующее: создание чат-ботов, виртуальное обучение, автоматизация процесса подбора персонала, проведение онлайн-собеседований, работа с Big Data.

Рассматривая вопрос о создании новой организации взаимодействия, следует отметить, что востребованность специалистов по информационно-коммуникационным технологиям будет увеличиваться. Так как в России процесс цифровизации начался сравнительно позже, чем в других зарубежных странах, интересно отметить тенденцию, что доля количества специалистов по информационно-коммуникационным технологиям в возрасте до 35 лет в нашей стране составляет 53% (для сравнения: в странах Европы эта доля находятся на уровне приблизительно 35% (например, Франция – 37%, Великобритания, Германия – 36%, Финляндия – 28%, Италия – 24%) [3, с. 80] (Abdrakhmanova, Vishnevskiĭ, Gokhberg et al., 2020, р. 80). Наша страна еще только начинает наращивать кадровое преимущество в данной области.

Необходимость повсеместного внедрения цифровизации обуславливается и тем, что на рынок труда выходит поколение Z. Основными характеристиками представителей данного поколения является увеличенный контроль над рабочим временем и достижение оптимального баланса между работой и личной жизнью, технологическая продвинутость.

Поколение Z больше других склонно к заинтересованности и успешности в работе в дистанционном формате.

Заключение

Вышеперечисленные тенденции и исследования позволяют прийти к следующим выводам о процессе цифровизации и необходимости цифровых навыков.

В ближайшее время будет проведена значительная переориентация использования цифровых технологий населением – от развлекательного контента в сторону образовательного и производственного.

Произойдет ускорение процесса роботизации и вымирания профессий. Рынок труда пополнится новыми профессиями, связанными с использованием цифровых технологий. Востребованность в получении как основного образования по специальностям, связанным с цифровыми технологиями, так и дополнительного обучения, в работниках данного профиля станет новым трендом.

Для успешного выполнения функциональных обязанностей работникам потребуются новые компетенции, характеризующие новую рабочую среду. Ключевым навыком из soft skills станет адаптивность. Произойдет пересмотр требований к должностным обязанностям и квалификациям персонала.

Появление на рынке труда нового поколения Z работников также будет способствовать ускорению процесса развития цифровизации.

Вынужденная массовая работа в дистанционном формате позволит работодателям оценить производительность своих работников, а также уровень их компетентности, в большей степени цифровой компетентности.

Существующие бизнес-процессы и организационное взаимодействие будут пересмотрены в сторону снижения затрат и издержек.

Для того чтобы оставаться успешными и конкурентоспособными, предприятиям потребуется инвестирование как в установку специализированного программного обеспечения, так и в обучение персонала работе с программным обеспечением и цифровой грамотности.

Внедрение новых технологий виртуальной реальности в бизнес-общении для решения организационных и корпоративных задач сможет увеличить уровень взаимодействия и максимально приблизить виртуальный формат к состоянию реальности.

Проведение анализа затрат по совокупности оплаты труда работникам и расходов, связанных с организацией работы персонала в офисе предприятия, позволит оценить эффективность перевода части персонала в формат дистанционной работы. Возможно введение в качестве emotional salary предоставления работникам возможности несколько дней в месяц работать дистанционно, что также является новой малоиспользуемой российскими компаниями практикой до нынешних обстоятельств.

Законодательное закрепление формы совмещения дистанционной работы с работой на постоянной основе будет еще одним весомым фактором в сторону ускорения цифровизации и ее положительного влияния на экономику.


Источники:

1. О национальных целях и стратегических задачах Российской Федерации на период до 2024 года: указ Президента РФ от 07 мая 2018 №204 // Собр. Законодательства РФ. – 2018. - №20. - Ст. 2817.
2. Вспышка короновирусной инфекции Covid-2019. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.who.int/ru/emergencies/diseases/novel-coronavirus-2019 свободный. – Загл. с экрана. (дата обращения: 16.06.2020).
3. Абдрахманова, Г.И. Цифровая экономика: 2020 : краткий статистический сборник / Г.И. Абдрахманова, К. О. Вишневский, Л. М. Гохберг и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2020. – 112 с.
4. Абдрахманова, Г.И. Индикаторы цифровой экономики: 2019 : статистический сборник / Г. И. Абдрахманова, К. О. Вишневский, Л. М. Гохберг и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2019. – 248 с.
5. Число персональных компьютеров в организациях. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.gks.ru/folder/14478 свободный. – Загл. с экрана. (дата обращения: 16.06.2020).
6. Удельный вес организаций, использовавших специальные программные средства. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.gks.ru/folder/14478 свободный. – Загл. с экрана. (дата обращения: 16.06.2020).
7. Санина, Ю. После коронакризиса: тенденции рынка труда и новые возможности для бизнеса / Ю. Санина //– Текст электронный // HR-задачи 2020: онлайн-конф. – 10 июня 2020. - [Электронный ресурс]. Систем. требования: Adobe Acrobat Reader. – URL: https://conf.hr-director.ru/dpp_sanina2.pdf (дата обращения: 10.06.2020).
8. Перспективы «вечной» удаленки после изоляции: результаты опроса. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://hh.ru/article/26656 – Загл. с экрана. (дата обращения: 15.06.2020).
9. Путин призвал развить тенденции цифровизации проявившиеся в период карантина. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://tass.ru/ekonomika/8695395– Загл. с экрана. (дата обращения: 10.06.2020).
10. Подцероб, М. ВЦИОМ: Россияне освоили дистанционную работу, но она им не нравится /М.Подцероб [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2020/05/14/830289-vtsiom-rossiyane-distantsionnuyu-rabotu– Загл. с экрана. (дата обращения: 15.06.2020).
11. Удаленная работа в VR: опыт компаний HP, HTC, Schlumberger и МТС [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://trends.rbc.ru/trends/industry/5eb129e09a79477125af25fc– Загл. с экрана. (дата обращения: 11.06.2020).
12. Подцероб, М. Какие онлайновые учебные курсы стали популярны во время пандемии/ М. Подцероб [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/management/articles/2020/04/08/827543-onlainovie-kursi– Загл. с экрана. (дата обращения: 15.06.2020).
13. Атлас новых профессий [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://atlas100.ru/catalog/ свободный. - Загл. с экрана. (дата обращения:15.06.2020).
14. HR-2020. Как цифровизация меняет индустрию [Электронный ресурс]. - Режим доступа: https://sber.pro/publication/hr-2020-kak-tsifrovizatsiia-meniaet-industriiu. - Загл. с экрана. (дата обращения:15.06.2020).

Страница обновлена: 23.10.2020 в 16:54:02