Формирование требуемого качества человеческих ресурсов в условиях цифровизации экономики

Масалова Ю.А.1
1 Новосибирский государственный университет экономики и управления Новосибирский государственный технический университет

Статья в журнале

Экономика труда
Том 7, Номер 12 (Декабрь 2020)

Цитировать:
Масалова Ю.А. Формирование требуемого качества человеческих ресурсов в условиях цифровизации экономики // Экономика труда. – 2020. – Том 7. – № 12. – С. 1149-1164. – doi: 10.18334/et.7.12.111439.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44483248

Аннотация:
Современная концепция непрерывного образования поддерживает идею необходимости обеспечивать актуализацию знаний, умений и навыков в течении всей жизни человека. Данная концепция способствует перманентному развитию человеческих ресурсов, которое должно отвечать определенным требованиям, складывающимся, прежде всего, в экономической среде. Следовательно, формированию качества человеческих ресурсов важно уделять особое внимание на основе учета специфики экономических условий и состояний. На индивидуальном уровне — это означает понимание человеком своих жизненных перспектив и профессионально-образовательных траекторий развития в определенном экономическом контексте. На организационном уровне формирование качества человеческих ресурсов связано со способностью структуры адаптироваться к новым экономическим условиям. Цифровизация экономики, которая становится объективной реальностью для многих стран, в том числе и России, выдвигает особые требования к качественным характеристикам человеческих ресурсов. В статье рассматривается состояние и перспективы развития российской цифровой экономики и процессы цифровизации образования в контексте формирования требуемого качества человеческих ресурсов. Дана оценка процессов цифровой трансформации университетов, на примере новосибирских вузов.

Ключевые слова: качество человеческих ресурсов, развитие человеческих ресурсов, цифровизация, цифровые компетенции, человеческий капитал, человеческие ресурсы

JEL-классификация: J24, O14, O33



Введение

Цифровизация мировой экономики сегодня рассматривается как детерминанта или движущий фактор, который позволит повысить эффективность и производительность за счет технологического развития всех ее секторов. Значительное количество научных публикаций, в настоящее время, посвящено вопросам влияния цифровизации на экономику стран, регионов, отраслей и организаций (по состоянию на декабрь 2020 года насчитывается около 200 тыс. публикаций в научной электронной библиотеке elibrary.ru). Практически все исследователи сходятся во мнении, что происходит качественная трансформация современных экономических систем, позволяющая существенно повысить их продуктивность и производительность за счет широкого применения цифровых технологий [1, 2, 4, 5, 7] (Auzan, 2019; Balog, 2020; Gretchenko, 2018; Zhannazarova, 2020; Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020) и др. Вместе с тем высказывается озабоченность относительно объема и структуры занятости, востребованности человеческих ресурсов в экономике, быстрого обновления спектра профессиональной деятельности, замены машинами человека и т.д. [2, 6, 14, 15] (Balog, 2020; Idigova, Rakhimova, 2020; Shirinkina, 2019) и др. Все это заставляет рассматривать качество человеческих ресурсов как условие для их вовлечения в экономические процессы.

В России, в соответствии с национальным проектом «Цифровая экономика», к концу 2024 году должна произойти комплексная цифровая трансформация всей экономики и социальной сферы. Около двух млрд руб. составляет бюджет проекта, а качестве целей установлен:

1. Массовый доступ населения к интернету, при этом все крупные города получат связь нового поколения (5G).

2. Защита информации российских граждан, бизнеса и государства.

3. Повышение эффективности основных отраслей экономики за счет внедрения новых цифровых технологий.

4. Подготовка специалистов с учетом сквозной цифровизации.

5. Стимулирование инвестиций в новые сферы с увеличением доли затрат на развитие цифровой экономики в ВВП в 3 раза.

Для реализации данной программы требуется разработка законодательной базы в части использования цифровых технологий (в том числе в процессе обучения), модернизация всей цифровой инфраструктуры в масштабах страны, активное внедрение успешных цифровых практик во всех ключевых сферах экономики, и особенно в государственном управлении и в образовании. В рамках программы начиная с 2018 года осуществляется реализация федерального проекта «Кадры цифровой экономики», в соответствии с которым уже к 2024 году 800 тыс. выпускников будут обладать цифровыми навыками, при этом 40% населения страны будет иметь необходимую цифровую грамотность, а переобучение затронет 100 тыс. специалистов. Также для обеспечения прорывного научно-технологического и социально-экономического развития с 2019 года реализуется еще один федеральный проект – «Цифровая образовательная среда», задачей которого является создание современной и безопасной цифровой среды, которая обеспечит высокое качество и доступность образования для всего населения страны. При этом Министерство науки и высшего образования РФ отмечает, что активное применение электронного обучения – это одно из направлений развития всей системы высшего образования в России.

Цифровая трансформация университетов уже имеет определенную историю, она активно реализуется ими уже на протяжении последнего десятилетия, события текущего года стали лишь катализатором для увеличения темпов и осмысления эффектов, в том числе и социальных. Вопросы цифровизации образования и трансформации университетов активно исследуются с позиции оценки состояния и определения перспектив развития, в том числе в части использования цифровых технологий [3, 9, 12] (Bochkareva, Mubarakshina, 2019; Larionova, Karasik, 2019; Petrova, Bondareva, 2019) и др.

Важно отметить, что с помощью цифровых технологий, активно используемых в онлайн-обучении, современные университеты по всему миру реализуют свою образовательную функцию независимо от того, где находится человек, желающий сформировать или нарастить свой человеческий капитал. Трендом в развитии университетов можно считать появление degree-программ (цифровых аналогов магистерских и бакалаврских программ), которые предлагаются в дополнение к классическим очным форматам обучения. Так, наряду с мировыми университетами эту практику в настоящее время активно развивает Высшая школа экономики. В качестве преимуществ онлайн-формата называют, прежде всего, доступность в режиме 24/7, что позволяет человеку обучаться в то время суток, которое он считает для себя самым продуктивным или удобным, при этом может сохраняться возможность посещать и университетский кампус. Что является также ценным с точки зрения социального взаимодействия, важного для получения необходимых навыков и компетенций. Следовательно, создаются предпосылки для модернизации самого процесса формирования качества человеческих ресурсов в условиях цифровой экономики.

Важным ресурсом цифровой экономики является человек, который должен обладать определенным потенциалом и качествами, обеспечивающими его вовлечение и использование в рамках конкретных экономических процессов, протекающих на уровне стран, отраслей, регионов и организаций. Невозможно обеспечить развитие экономики без наращивания человеческого капитала. Сам же человеческий капитал, рассматривается как приобретенные человеком ценные качества, которые усиливаются за счет вложений в их приобретение [16] (Schultz, 1960), прежде всего, посредством обучения. При этом они должны быть адекватны современному состоянию общества.

Необходимо обратить внимание на то, что результатом развития информационных технологий в последние десятилетия становится все более активное взаимодействие людей в виртуальном или цифровом мире, что требует повышения цифровых компетенций у населения в мировом контексте, и особенно это важно для высококвалифицированных специалистов, что, в свою очередь, приводит к появлению совершенно новых отраслей и профессий в современной глобальной экономике.

В отношении объема подготовки специалистов для нужд цифровой экономики важно отметить, что доля российских студентов, обучающихся в 2019/2020 учебном году по программам бакалавриата, специалитета, магистратуры, по ключевым укрупненным группам направлений подготовки и специальностей в области цифровых технологий и производства связанных с ними продуктов и услуг, составляет всего лишь около 10% от общей численности, и около 11% – по аналогичным программам среднего профессионального обучения [7, с. 150, 154] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020, р. 150, 154). Это означает, что требуется не только увеличение числа обучающихся по данным направлениям, но и внедрение во все образовательные программы цифровых компетенций как важных результатов обучения. В настоящее время российские вузы массово переходят на новые федеральные государственные образовательные стандарты, в которых в качестве основы для формирования профессиональных компетенций берутся профессиональные стандарты, отражающие требования работодателей к специалистам. При этом профили, реализуемые в рамках направлений, могут и должны учитывать процессы цифровизации, происходящие в экономике. Так, например, в Новосибирском государственном университете экономики и управления по направлению подготовки «Управление персоналом», разрабатывается новый профиль «Персонал-технологии в цифровой экономике», и даже если в само название профиля не выносится словосочетание «цифровая экономика», в образовательных программах по направлениям «Экономика» и «Управление» появляются курсы, которые так или иначе связаны с цифровизацией бизнес-процессов, использованием цифровых технологий, формированием цифровых компетенций у будущих специалистов.

Вместе с тем для развития цифровой экономики требуется соответствующая инфраструктура, которая среди прочего предполагает широкое распространение и применение системы объединенных компьютерных сетей, используемых для хранения и передачи информации (Интернет). Данная технология проникает во все сферы общественной и экономической жизни современного человека, выступает средством для диффузии цифровых технологий. Следовательно, необходимо оценивать уровень распространения интернета и масштабы его использования населением в разных странах, для этого применяется индекс инклюзивного Интернета (The Inclusive Internet Index). Согласно данному мировому индексу, который оценивает страны по четырем показателям, таким как наличие (availability), доступность (affordability), актуальность (relevance) и готовность (readiness), Россия в 2020 году находится в рейтинге на 26 месте. При этом, если доступность (77% домашних хозяйств имеет доступ к интернету (12-я позиция в рейтинге)) и актуальность (лишь около 21% домашних хозяйств в сельской местности не видят необходимости в использовании интернета) (17-я позиция в рейтинге) представлены в целом достаточно хорошо, то готовность как возможность массового доступа, включающая в себя цифровые навыки населения, еще существенно «проседает». По данному показателю Россия находится лишь на 59 месте среди других стран. При этом цифровые навыки выше базового уровня демонстрирует лишь 11,9% населения России, у 1,9% они отсутствуют (данные по состоянию на 2019 год), при этом только 59% населения в возрасте от 15–74 лет используют мобильные устройства для выхода в интернет вне дома или работы. В качестве основных целей использования интернета населением можно назвать: участие в социальных сетях (76,7%), звонки и видеоразговоры (71%), мгновенный обмен сообщениями (60,1%), поиск информации о товарах и услугах (56,5%), осуществление банковских операций (51,6%) [7, с. 28, 175, 187, 188, 194, 195] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020), р. 28, 175, 187, 188, 194, 195). Таким образом, в современных условиях актуализируется необходимость формирования и развития цифровой грамотности и соответствующих компетенций у населения страны.

При этом следует отметить, что в целом в России ведется активная работа по формированию цифровых навыков. Так, для повышения цифровых компетенций населения, например, Университет 20.35 реализует программы обучения специалистов по различным направлениям, необходимым для цифровой экономики. В июле 2020 года Новосибирский государственный университет экономики и управления (НГУЭУ) и Новосибирский государственный технический университет (НГТУ) наряду с другими российскими вузами включился в проект, предложенный Университетом 20.35 совместно с образовательной платформой Coursera, по бесплатному повышению квалификации преподавателей и студентов, которые на свое усмотрение выбирали разнообразные курсы, в том числе получили опыт обучения на MOOC (массовые онлайн-курсы). А уже осенью 2020 года в НГТУ был запущен курс по повышению квалификации для преподавателей вуза по разработке массовых онлайн-курсов, которые будут выводиться на внешние образовательные ресурсы. Кроме того, отдельные курсы, отобранные преподавателями, будут интегрироваться в действующие образовательные программы для студентов как отдельные модули или дополнительные материалы по изучаемым дисциплинам. Перед университетами стоит задача создания уникальных и конкурентоспособных онлайн-курсов, которые будут востребованы во всем мире.

Если обратиться к глобальному индексу конкурентоспособности стран (Global Competitiveness Index), то при 43 месте в рейтинге у России в 2019 году по показателю «Цифровые навыки населения» имеется положительная динамика. Так, позиция за год повысилась на 10 пунктов, что позволило занять 27-е место в мировом рейтинге. Однако если рассматривать навыки в целом, то их общий уровень снизился на 4 пункта, а позиция в рейтинге в 2019 году – лишь 54 место [7, с. 29] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020, р. 29). Это означает, что в целом качество человеческих ресурсов в масштабе страны должно улучшаться, в том числе за счет больших возможностей в части приобретения актуальных компетенций, которые являются востребованными в современных условиях.

В то же время, если брать во внимание индекс экономики знаний, то в 2018 году Россия занимала по данному показателю 17-е место по оценкам Европейского банка реконструкции и развития, при этом по субиндексу «Навыки для инноваций» – 8-е место (5,74 – значение из максимума в 10 баллов) [7, с. 39] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020, р. 39). Необходимо отметить, что это связано с характером показателей, которые используются при расчете данных индексов. Так, навыки для инноваций учитывают продолжительность обучения и охват населения программами среднего профессионального и высшего образования. Можно сказать, что предпосылки для формирования необходимых компетенций в стране существуют, вопросы вызывает лишь качество образования. А именно то, насколько актуальными и на должном уровне сформированными оказываются компетенции человеческих ресурсов.

С другой стороны, важно говорить и о том, насколько российские компании активно участвуют в процессах цифровой трансформации своей деятельности, широко применяют цифровые технологии и создают высокотехнологичные рабочие места [13] (Ugryumova, Savel`eva, 2019), которые позволяют использовать, формируемые, в том числе цифровые компетенции у специалистов. Так, доля занятых в профессиях, связанных с интенсивным использованием информационно-коммуникативных технологий, в 2019 году в России составляет всего 12% от общей численности занятых в экономике, в том числе 2,3% – это специалисты по ИКТ, средний возраст которых около 30 лет [7, с. 164, 170] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020, р. 164, 170). Еще одной важнейшей задачей, поставленной Президентом РФ еще в 2012 году, являлось создание 25 млн высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году. По данным Федеральной службы государственной статистики, к 2019 году количество данных рабочих мест составило около 20 млн, хотя восемь лет назад эксперты отмечали, что достичь данного показателя будет невозможно. Одним из факторов достижимости данного показателя называют новую методику расчета данного показателя, которая была пересмотрена в 2018 году. Кроме того, высокая производительность рабочих мест может обеспечиваться также внедрением цифровых технологий.

В Новосибирской области за период с 2017 по 2019 год, по данным Федеральной службы государственной статистики, число высокопроизводительных рабочих мест выросло на 34%, их общее количество в 2019 году составило 462 152. Большая часть из них приходится на обрабатывающие производства (20% от общего числа), на втором месте – торговля и ремонт автотранспортных средств (12%), далее идет транспортировка и хранение (9,5%), деятельность в области здравоохранения и социальных услуг (9%) и деятельность профессиональная, научная и техническая (9%). По итогам первого полугодия 2020 года Новосибирская область вошла в пятерку регионов – лидеров цифровизации наряду Москвой, Московской областью, Республикой Татарстан и Краснодарским краем [11]. В целом можно сказать, что цифровизация экономики активно происходит и на региональном уровне, а значит, востребованность цифровых компетенций возрастает.

Вместе с тем необходимо отметить, что труд в современном мире в целом становится все более интеллектуальным, менее рутинным, требующим от человеческих ресурсов творческого подхода к решению проблем, появляющихся на стыке различных технологий. Поэтому компетенции становятся конвергентными, с одной стороны, а с другой, цифровизация предъявляет также новые требования к социальному взаимодействию между участниками бизнес-процессов. Поэтому важно оценивать уровень цифровизации организаций, влияющий на востребованность данных компетенций в конкретных организациях.

Оценку уровня цифровизации предпринимательского сектора можно проводить с использованием «Индекса цифровизации бизнеса», который был разработан Институтом статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ. Данный индекс характеризует скорость адаптации к цифровой трансформации организаций, действующих в рамках предпринимательского сектора не только в России, но и в странах Европы, Республике Корея, Турции и Японии. Индекс рассчитывается по пяти показателям: уровень использования широкополосного интернета, облачных сервисов, RFID-технологий, ERP-систем и включенность в электронную торговлю [8].

По состоянию на 2018 год данный показатель для России определен на уровне 31 пункт. При максимальном значении в 2017 году в 50 пунктов лидером являлась Финляндия. Если проанализировать структуру показателей, из которых складывается интегральный индекс, то в России использование широкополосного интернета обеспечивалось в 2018 году 86% организаций от их общего числа, занимающихся предпринимательской деятельностью. При этом облачные сервисы использует только 27%, ERP-системы – 22%, RFID-технологии – лишь 7%, а электронные продажи – 15% [7, 8] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020). Данные цифры говорят о том, что предпринимательские организации в России еще недостаточно активно реализуют цифровую трансформацию своих бизнес-процессов. Она в большей мере характерна для телекоммуникационной отрасли – 41 пункт.

Вместе с тем следует отметить, что для оптовой и розничной торговли индекс цифровизации бизнеса в России относительно выше других отраслей, за исключением телекоммуникационной, и составляет 39 пунктов. При этом за последние два года доля участников электронных продаж существенно выросла, в том числе и благодаря неблагоприятным событиям, связанным с пандемией 2020 года. Значительное количество компаний вынуждены были уйти в электронную коммерцию. По оценкам экспертов, последствиями сложившейся ситуации станет то, что все чаще покупки будут совершаться через интернет, в том числе с помощью мобильных устройств. Что связано также и с постепенным ростом цифровых компетенций у населения. И если интернет в России (по состоянию на 2018 год) уже используют 90% организаций предпринимательского сектора, то только 49% из них имеют свой веб-сайт, в то время как в Дании и Финляндии данные показатели составляют 100 и 96 процентов соответственно.

В качестве целей использования интернета организациями предпринимательского сектора в России можно назвать: использование электронной почты (86,4%), поиск информации в Сети (85,6%), осуществление финансовых операций (66,7%), профессиональная подготовка персонала (43,2%), проведение видеоконференций (41,9%), телефонные переговоры (40,8%), а также внутренний и внешний найм персонала (40,2%). При этом подписку на доступ к электронным базам данных и библиотекам на платной основе используют только 30,5% коммерческих организаций. Следует обратить внимание на то, что профессиональная подготовка персонала с помощью интернет-технологий наиболее востребована в телекоммуникационной отрасли (63%) и в сфере информационных технологий (55,8%), что вполне закономерно. Менее востребованной она является в организациях, осуществляющих операции с недвижимостью (26,6%), а также в организациях, занимающихся водоснабжением, водоотведением и утилизацией отходов (31,3%) и строительством (31,4%) [7, с. 210, 214, 215]. Это говорит о большом потенциале, который пока не в полной мере реализуется на организационном уровне.

В социальной сфере индекс цифровизации самый высокий в системе высшего образования – 37 пунктов, в большей степени за счет использования 92,7% организациями широкополосного интернета, на втором месте идет применение облачных сервисов – 39%, в меньшей степени применяются RFID-технологии (13,3%) и ERP-системы (1,2%) [7, с. 64] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020, р. 64). В современных условиях это сказывается на возможностях высших учебных заведений реализовывать новые онлайн-форматы обучения, в том числе дистанционные (13,1% составляет доля обучающихся по данной форме в 2019/2020 учебном году), электронные (20,6%) и т.д. [7, с. 268] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020, р. 268). Следует также отметить, что по состоянию на 2019 год лишь 3,4% населения в России применяли интернет для дистанционного обучения, в большей же степени он используется для коммуникаций (участие в социальных сетях, звонки и обмен сообщениями, получение и отправка электронной почты), в меньшей степени – для поиска и скачивания цифрового контента [7, с. 195–196] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020, р. 195–196). Это говорит о пока еще недостаточном спросе на данный формат обучения у россиян.

Однако 2020 год сформировал серьезные вызовы для всех образовательных систем. Пандемия, вызванная коронавирусом COVID–19, стала катализатором для активного перехода практически всех учебных заведений сначала на удаленный формат работы, а затем на все более широкое проектирование, разработку и внедрение новых образовательных проектов и программ, реализуемых с использованием цифровых технологий.

Бурное развитие получили образовательные платформы, которые выступают как интеграторы различных курсов обучения, в том числе MOOC. В период пандемии и самоизоляции отдельные образовательные платформы, например Coursera, открыли доступ к своим курсам на бесплатной основе, что позволило привлечь широкую аудиторию, которая, в свою очередь, приобрела новый опыт получения знаний.

В течение 2020 года прошло множество научных конференций и форумов, на которых профессиональное сообщество, специалисты и эксперты активно обсуждали перспективы развития цифрового образования. Все они прошли уже в новом онлайн-формате, среди них можно отметить такие как «Международная научная конференция по проблемам цифровизации в образовании EdCrunch Ural», IV Всероссийская конференция «Кадровая политика университетов: практики управления вовлеченностью», Конференция «eLearning Stakeholders and Researchers Summit 2020» и др. В большинстве своем участники сошлись во мнении, что за цифровым образованием будущее, но при этом полностью отказываться от очных форматов обучения и взаимодействия с преподавателем нельзя. Следовательно, в ближайшее время будут проектироваться и активно внедряться смешанные и сетевые форматы обучения, которые позволят использовать плюсы как онлайн-, так и офлайн-взаимодействия между обучающимся и педагогом. В настоящее время преподаватели НГУЭУ и НГТУ вместе с коллегами из других регионов, в том числе и Крыма, проходят онлайн-обучение на базе Томского государственного университета (ТГУ) по программе «Передовые технологии в непрерывном образовании. Смешанное обучение», три потока преподавателей осваивают новые технологии, формируют современные компетенции и обсуждают преимущества, ограничения и перспективные возможности для применения данных технологий.

Важно при этом выделить ключевые направления использования интернета в организациях системы высшего образования (по состоянию на 2018 год): поиск информации в сети (94,4%), использование электронной почты (94,1%), осуществление финансовых операций (79,9%), проведение видеоконференций (69,5%), профессиональная подготовка персонала (64,8%), подписка на доступ к электронным библиотекам и базам данных на платной основе (63,6%) [7, с. 260] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020, р. 260). Очевидно, что сейчас эти показатели за последние два года стали еще выше и в целом система высшего образования оказалась готова к вызовам цифровизации. Такие оценки по итогам первого полугодия 2020 года давал и министр науки и высшего образования РФ Фальков В.Н.

Можно сказать, что достаточно активно идет процесс цифровой трансформации в российских университетах, сформировались явные флагманы этого процесса, которые готовы поддержать своих коллег и с помощью развития сетевых форматов. К таковым можно отнести Высшую школу экономики, Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого, Томский государственный университет, Уральский федеральный университет и др. Активно применяются технологии электронного обмена данными во внутренних и внешних информационных системах, системы электронного документооборота, электронные справочно-правовые системы, программные средства для решения организационных, управленческих и экономических задач. Программные средства широко используются в образовательных целях, что подтверждается следующими показателями:

· 97,3% вузов используют электронные библиотечные системы;

· 95% имеют электронные версии учебных пособий;

· 94,6% применяют электронные справочно-правовые системы;

· 93,3% используют электронные версии справочников, энциклопедий, словарей и т.п.;

· 91,6% имеют обучающие компьютерные программы по отдельным предметам или темам, пакеты программ по специальностям;

· 89,6% применяют программы компьютерного тестирования;

· 59,6% используют специальные программные средства для научных исследований;

· 53,8% внедряют и используют виртуальные тренажеры [7, с. 266] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg et al., 2020, р. 266).

Все эти данные по состоянию на 2018 год позволяют говорить о том, что университеты активно включаются в актуальную повестку, связанную с цифровой трансформацией их деятельности, и развиваются за счет разработки, внедрения и использования новых цифровых технологий. Развитие, таким образом, в целом направлено на обеспечение доступа населения к различным форматам обучения при сохранении качества образовательного процесса. Применение онлайн-формата позволяет университетам расширить охват, но в то же время формирует серьезную конкуренцию между ними, которая стимулирует создавать актуальный, уникальный контент, позволяющий привлечь новых пользователей, в том числе различных возрастов.

В качестве объекта наблюдения выступили два новосибирских вуза НГУЭУ и НГТУ, которые действуют на региональном рынке, развивая разнообразные образовательные программы, которые позволяют привлечь и иностранных студентов. Прежде всего, это студенты из ближнего зарубежья, представители Казахстана и др., но также учатся студенты из Нигерии, Германии и т.д.

Цифровизация данных университетов осуществляется на протяжении более десяти лет, прежде всего, это связано с внедрением различных информационных систем, которые позволяют автоматизировать процессы сбора информации и управления отдельными административными функциями.

Так, в НГТУ используется уникальная электронная информационно-образовательная среда, разработанная непосредственно в университете, которая включает в себя множество сервисов, начиная от личного кабинета преподавателя и студентов с широким функционалом, корпоративной почты, и заканчивая порталом самообслуживания. Электронные сервисы НГТУ включают в себя обширные корпоративные ресурсы, электронно-библиотечную систему и т.д. В свою очередь, корпоративные ресурсы предусматривают управление университетом, сбор и отображение информации на сайте университета, обеспечение учебного процесса. Для реализации учебного процесса также применяется собственная разработка, программная платформа «Система электронного обучения DiSpace».

В электронной информационно-образовательной среде НГУЭУ можно выделить следующие компоненты: «Тандем. Университет», личный кабинет преподавателя и студента, образовательный портал Moodle, официальный сайт, электронно-библиотечная система, портал УМУ (учебно-методического управления), электронные образовательные ресурсы и информационно-коммуникационные технологии и сервисы. Каждый из них имеет свой четко заданный функционал, но пока еще в полной мере не обеспечивается комплексный и интегрированный подход к использованию. Например, система «Тандем. Университет» обеспечивает фиксацию хода образовательного процесса, результаты промежуточной аттестации и освоения образовательных программ. С ее помощью осуществляется взаимодействие между различными подразделениями университета и структурой управления им. Образовательный портал Moodle, который особенно востребованным оказался в период пандемии и вынужденной самоизоляции, а до этого применялся лишь в части реализации дистанционной формы обучения, сегодня используется всеми студентами университета. Преподаватели вуза еще в 2016 году прошли обучение по разработке курсов на данном портале, и сейчас в нем созданы курсы по всем изучаемым дисциплинам, которые содержат актуальные учебные материалы и разнообразные задания, которые выполняет студент, оставляя свой «цифровой след». С помощью элементов «чат» и «форум» в Moodle обеспечивается синхронное и асинхронное взаимодействие, широкое применение в 2020 году получил Zoom, который используют все участники образовательного процесса. Еще одним значимым проектом в рамках цифровизации НГУЭУ стал «Информационный центр», который взял на себя технические и рутинные операции, связанные, например, с выдачей справок студентам, оформлением договоров по практикам, электронным закрытием ведомостей и т.п.

Таким образом, можно сказать, что в анализируемых университетах создана и активно развивается «цифровая инфраструктура», обеспечивающая высокую скорость реагирования на различные запросы со стороны всех участников образовательного и управленческого процесса.

В то же время нельзя не отметить ряд проблемных аспектов. В целом использование электронных и информационных сервисов должно быть удобным для пользователей, упрощать процесс, сокращать время на совершение конкретных операций. Для этого сервисы должны соответствовать потребностям пользователей и оперативно дорабатываться, исходя из опыта их применения. На качество работы электронных сервисов влияет выделение финансовых ресурсов на развитие и модернизацию инфраструктуры, материально-техническая база университета в целом, качество человеческих ресурсов, обеспечивающих обслуживание данных информационных систем, наличие цифровых компетенций у всех участников образовательного процесса.

Нельзя не принимать во внимание и то, что на использование различных информационных систем в процессе обучения и управления им, требуется время, которое связано с предварительной подготовкой к работе в системе (например, подготовка контента) непосредственно в момент применения (время на загрузку, переход с одной страницу на другую и т.п.) и т.д. Нередкими являются ситуации, когда сервисы не справляются в том числе и с их высокой нагрузкой на них, что создает дополнительные проблемы вплоть до полной невозможности выполнить задачу, в том числе в условиях строгого ограничения по времени (например, в рамках расписания занятий). Следует обратить внимание и на то, что многие трудозатраты в настоящее время не учтены, что в целом влияет на повышение загруженности преподавателя, об этом говорит большинство, что нагрузка выросла, и она не закреплена в действующих нормативах. Значит, требуется их пересмотр и уточнение, выделение новых задач, которые ранее не были предусмотрены. Растут информационные потоки, которые требуют особого внимания, отсеивания лишнего, поэтому времени больше не становится, при этом количество творческих процессов увеличивается, как и расширяется спектр необходимых для современного преподавателя компетенций.

Необходимо подчеркнуть, что с точки зрения формирования качества человеческих ресурсов важно, чтобы этот процесс реализовывался на перманентной основе с возможностью претворения в жизнь концепции непрерывного образования. В течение всей жизни человека за счет его включенности в цифровую образовательную среду появляется возможность оперативно и своевременно обеспечивать получение новых актуальных знаний. При этом сами организации, способствуя формированию нового знания и приобретению необходимых компетенций, должны проявлять заинтересованность в инвестициях в человеческий капитал, который будет и им приносить отдачу.

Заключение

В условиях цифровизации экономики организациям важно обеспечивать развитие своих человеческих ресурсов, ориентируясь на формирование у них необходимых, в том числе цифровых компетенций. Что, в свою очередь, позволит улучшить качественные характеристики человеческих ресурсов организации на основе учета современных требований, складывающихся в новой экономической реальности. Поэтому формирование требуемого качества человеческих ресурсов является важным управленческим процессом, направленным на повышение результативности и эффективности деятельности конкретной организации в условиях цифровой экономики.

Цифровизация системы профессионального образования способствует появлению новых форматов обучения, которые становятся более доступными и удобными для населения. В целом это позволяет реализовать концепцию непрерывного образования, участниками которого являются не только молодежь, но и лица, имеющие практический опыт, ориентированные на формирование новых компетенций, согласующихся с новой экономической ситуацией.

Анализ показал, что в настоящее время в России складываются благоприятные условия для развития человеческих ресурсов, для активного использования ими цифровых технологий, появляются предпосылки для экспорта образования в мировом масштабе за счет его цифровизации.

В свою очередь, благодаря формирующимся новым условиям жизни населения и функционирования организаций, их цифровой трансформации создаются возможности для повышения конкурентоспособности и производительности как конкретных рабочих мест, специалистов, так и компаний, отраслей, регионов и стран. Собственно, на это и направлен национальный проект «Цифровая экономика», реализуемый в России, ставящий своей целью ускоренное внедрение цифровых технологий в экономике и социальной сфере, создающее условия для появления и развития высокотехнологичного бизнеса, повышения конкурентоспособности страны на глобальном рынке, укрепления национальной безопасности и повышения качества жизни населения.


Источники:

1. Аузан А.А. Цифровая экономика как экономика: институциональные тренды // Вестник Московского университета. Серия 6: Экономика. – 2019. – № 6. – С. 12–19.
2. Балог М.М. Возможности и угрозы процесса цифровизации экономики // Цифровая экономика и индустрия 4.0: форсайт Россия. сборник трудов научно-практической конференции с зарубежным участием. Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. – 2020. – С. 133-141.
3. Бочкарева Т.Н., Мубаракшина А.Р. Цифровое образование в Российской Федерации: реалии и перспективы // Гуманитарные науки. 2019. №1 (45). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tsifrovoe-obrazovanie-v-rossiyskoy-federatsii-realii-i-perspektivy (дата обращения: 17.12.2020).
4. Гретченко А.А. Сущность цифровой экономики, генезис понятия "цифровая экономика" и предпосылки ее формирования в России // Научно-аналитический журнал Наука и практика Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова. – 2018. – Т. 10. – № 3 (31). – С. 23–37.
5. Жанназарова Г.К. Развитие цифровой экономики и её значение в развитии региональной экономики // В сборнике: Цифровая экономика и индустрия 4.0: форсайт Россия. сборник трудов научно-практической конференции с зарубежным участием. Санкт-Петербургский политехнический университет Петра Великого. – 2020. – С. 345–350.
6. Идигова Л.М., Рахимова Б.Х. Кадры для цифровой экономики: востребованные специальности в условиях цифровизации национальной экономики // Вестник КНИИ РАН. – 2020. – № 3 (3). – С. 120-124.
7. Индикаторы цифровой экономики: 2020: статистический сборник / Г. И. Абдрахманова, К. О. Вишневский, Л. М. Гохберг и др.; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2020. – 360 с.
8. Кевеш М., Филатова Д. Индекс цифровизации бизнеса [Электронный ресурс]. URL: https://issek.hse.ru/news/244878024.html (дата обращения: 17.12.2020).
9. Ларионова В.А., Карасик А.А. Цифровая трансформация университетов: заметки о глобальной конференции по технологиям в образовании EdCrunch Ural // Университетское управление: практика и анализ. 2019. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tsifrovaya-transformatsiya-universitetov-zametki-o-globalnoy-konferentsii-po-tehnologiyam-v-obrazovanii-edcrunch-ural (дата обращения: 17.12.2020).
10. Лян М. Цифровая экономика способствует развитию экономики Китая // В сборнике: Шаг в будущее: искусственный интеллект и цифровая экономика: Smart Nations: экономика цифрового равенства. материалы III Международного научного форума. Государственный университет управления. – 2020. – С. 49–53.
11. Названы регионы-лидеры цифровизации первого полугодия 2020 года [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/novosti-partnerov/9088825 (дата обращения: 17.12.2020)
12. Петрова Н.П., Бондарева Г.А. Цифровизация и цифровые технологии в образовании // МНКО. 2019. №5 (78). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/tsifrovizatsiya-i-tsifrovye-tehnologii-v-obrazovanii (дата обращения: 17.12.2020).
13. Угрюмова А.А., Савельева М.В. Роль высокотехнологичных рабочих мест в развитии регионов // Управленческие науки. 2019. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-vysokotehnologichnyh-rabochih-mest-v-razvitii-regionov (дата обращения: 17.12.2020).
14. Цифровизация экономики и общества: перспективы, вызовы и компетенции: сб. науч. ст. Всерос. науч.-практ. конф., 13–17 мая 2019 г. / [редкол.: Г.Р. Хасаев, С.И. Ашмарина (отв. ред.) и др.]. – Самара: Изд-во Самар. гос. экон. ун-та, 2019. – 612 с.
15. Ширинкина Е.В. Человеческий капитал и рынок труда в цифровом развитии российской экономики // Экономика труда. – 2019. – Том 6. – № 1. – С. 103–112. – doi: 10.18334/et.6.1.40099
16. Schultz T.W. Capital Formation by Education // Journal of Political Economy. Volume 68, Number 6. 1960. pp. 571-583.

Страница обновлена: 10.05.2021 в 16:22:01