Пространственные аспекты обеспечения экономической безопасности сельских территорий в новой реальности

Баландин Д.А.1, Федосеева С.С.2
1 Институт экономики Уральского отделения Российской академии наук - Пермский филиал, Россия, Пермь
2 Пермский филиал Института экономики Уральского отделения Российской академии наук, Россия, Пермь

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 5, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Баландин Д.А., Федосеева С.С. Пространственные аспекты обеспечения экономической безопасности сельских территорий в новой реальности // Экономическая безопасность. – 2022. – Том 5. – № 3. – С. 1041-1060. – doi: 10.18334/ecsec.5.3.114908.

Аннотация:
Задачи реализации мероприятий Стратегии пространственного развития Российской Федерации в условиях новой реальности обуславливают актуальность изучения аспектов обеспечения экономической безопасности сельских территорий в соответствии с обновленным макроэкономическим делением страны. В ходе работы был проведен анализ научных источников в области теории экономической безопасности, региональной экономики и пространственного развития. Осуществленные аналитическая интерпретация показателей официальной статистики и сравнительный анализ обеспечения экономической безопасности позволили констатировать наличие системных проблем в управлении пространственным развитием сельских территорий субъектов Волго-Камского макрорегиона Российской Федерации, характеризующихся общими специфическими условиями жизни и ведения хозяйственной деятельности. В процессе исследования установлена значительная дифференциация субъектов по производственной, социальной, инфраструктурной и экологической составляющим экономической безопасности субъектов Волго-Камского макрорегиона. Выявленное отставание показателей экономической безопасности сельских территорий Пермского края от средних значений по Волго-Камскому макрорегиону позволило сделать вывод о диспропорциях пространственного развития и второстепенности сельских территорий для регионального управления в результате отсутствия, соответствующих компетенций у профильных органов управления, нестабильности кадров, комплекса управленческих просчетов, наблюдаемых на протяжении многих лет. Определены мероприятия, позволяющие снизить диспропорции пространственного развития, и повысить экономическую безопасность сельских территорий Пермского края. Результаты исследования могут оказаться востребованными при процедурах прогнозирования пространственного развития на региональном уровне, а также при оценке результативности органов государственного управления.

Ключевые слова: экономическая безопасность, пространственное развитие, сельские территории, диспропорции регионального развития, дифференциация регионов

Финансирование:
Публикация подготовлена в соответствии с Планом НИР Института экономики УрО РАН.

JEL-классификация: R11, R12, R13, Q13



Введение. Условия новой реальности, в которых развивается современная Россия (последствия экономических кризисов, изменение стоимости энергоносителей, пандемия коронавируса, обострение геополитического противостояния, угрозы вооруженных конфликтов в Восточной Европе и др.) актуализируют вопросы обеспечения экономической безопасности в самых широких аспектах ее понимания.

Отметим, что традиционно в научной литературе экономическая безопасность трактуется как способность конкретной экономической системы интенсивно и стабильно развиваться, преодолевая внешние и внутренние угрозы и факторы негативного воздействия конкурентной среды. При этом экономическая безопасность территориальных систем, определяемая динамикой экономического роста, обеспечиваемого, в свою очередь, качеством управления, является неотделимой компонентой экономической безопасности страны [2, 9] (Abalkin, 1994; Kazantsev, Mityakov, 2022).

Особое значение в научных источниках уделяется наращиванию конкурентного иммунитета территориального пространства как ключевого условия обеспечения экономической безопасности и повышения жизнестойкости экономических систем, а также их способности к регенерации [23] (Tatarkin, 2013). Комплексное решение данных условий нашло отражение в работах, посвященных обеспечению экономической безопасности с позиции воздействия институциональных факторов на предсказуемость и определенность развития экономического пространства [13, 27] (Krylova, Moronova, 2020; Lev, Medvedeva, Leshchenko, Perestoronina, 2021).

Одним из серьезных вызовов экономической безопасности и фактором, повышающим уязвимость экономического единства пространства Российской Федерации, является значительное превышение удельного веса расходов на продукты питания у российских граждан от общей суммы доходов над аналогичными показателями развитых стран [25] (Chekmarev, 2021). Сохраняющаяся зависимость (несмотря на определенные положительные тенденции последних лет) от зарубежных поставок основных видов продовольствия обуславливает в новых реалиях значимость сельских территорий России в задачах обеспечения экономической и продовольственной безопасности [12] (Krylatyh, Protsenko, Dudin, 2020) и реализации иных стратегических национальных приоритетов.

Цель настоящей статьи – исследовать пространственные аспекты экономической безопасности сельских территорий в условиях новой реальности.

Достижение поставленной цели обуславливает необходимость решения таких задач, как:

– осмысление и обобщение результатов современных научных исследований, посвященных вопросам экономической безопасности, региональной экономики, пространственного развития [16] (Lev, 2022);

– сравнительный анализ обеспечения экономической безопасности сельских территорий субъектов Волго-Камского макрорегиона (ВКМ);

– выработка основных мероприятий, позволяющих снизить диспропорции регионального развития и повысить экономическую безопасность сельских территорий (на примере Пермского края).

Научная новизна настоящей работы заключается в осуществлении анализа современного состояния экономической безопасности сельских территорий Волго-Камского макрорегиона, состав которого определен Стратегией пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года [1], и выработке ряда рекомендаций, повышающих экономическую безопасность страны и регионов.

В соответствии с содержанием Стратегии в состав Волго-Камского макрорегиона включены следующие субъекты Российской Федерации: Республика Марий Эл, Республика Мордовия, Республика Татарстан, Удмуртская Республика, Чувашская Республика, Пермский край, Кировская область, Нижегородская область. При определении состава макрорегионов разработчики данной Стратегии и органы исполнительной власти России исходили из задач обеспечения безопасности страны и территорий, характеризующихся общими специфическими условиями жизни и ведения хозяйственной деятельности. Указанные новации в регулировании пространственного развития определяют актуальность изучения аспектов обеспечения экономической безопасности в соответствии с обновленным макроэкономическим делением страны.

Материалы и методы исследования. В качестве исходных материалов для исследования пространственных аспектов обеспечения экономической безопасности сельских территорий использовались официальные данные государственной статистики. В ходе работы применялись методы научного обобщения экономической литературы в области теории экономической безопасности, региональной экономики, пространственного развития.

В связи с тем, что экономическая безопасность конкретного территориального пространства традиционно рассматривается по группировкам показателей, отражающих различные социально-экономические процессы, анализ обеспечения экономической безопасности сельских территорий субъектов Волго-Камского макрорегиона осуществлялся по производственной, социальной, инфраструктурной и экологической составляющим.

Результаты исследования и их обсуждение. Результаты осмысления научной литературы, посвященной вопросам обеспечения экономической безопасности, последовательно подводят нас к пониманию необходимости изучения процессов нарастающей дифференциации сельских территорий регионального пространства Российской Федерации в условиях новой реальности.

Понимание природы данных тенденций и закономерностей позволяет реактивно контролировать процессы пространственного развития посредством применения соответствующих методов регулирования [15] (Lev, 2021), внедрения новых моделей управления [5] (Bukhtiyarova, Demyanov, 2019), включая механизмы и инструменты антидепрессивного управления [4] (Bondarenko, Yakovleva, 2017).

Применение данных управленческих инструментов предполагает процедуру оценки соответствующих индикаторов и показателей экономической безопасности с необходимой степенью детализации в соответствии с региональной спецификой и потенциалами развития [20] (Anokhin, Anokhina, Arkadeva, Artyomova, Ashavina, Bannikova et al., 2021).

Анализ научных источников позволяет судить о нескольких устоявшихся подходах к оценке экономической безопасности:

– по проекциям: реальная экономика и инвестиции в основной капитал, социальная и экологическая сфера [19; 22] (Nabieva, 2020; Senchagov, Mityakov, 2016);

– по достигнутому качеству экономического роста, предпринимательской активности, степени диверсификации экономики и уровню благосостояния населения [24] (Tsvetkov, Dudin, Lyasnikov, 2019);

– по сферам жизнедеятельности в разрезе социальных, экономических, технологических индикаторов [10] (Karanina, Guseynzade, 2021);

– по разнообразию природных, социальных, экономических и культурных условий [7] (Zakshevskiy, Merenkova, Novikova, Kusmagambetova, 2019) и др.

Отметим, что эффективность пространственного развития территорий также оценивается по подобным показателям в многолетней проекции, например, объемы производства, количество предприятий, использование ресурсов, качество жизни, уровень занятости [3] (Anichin, Khudobin, 2020).

Нетрудно заметить определенное тождество данных группировок показателей, что делает возможным рассматривать динамику соответствующих индикаторов применительно к сельским территориям в условиях новой реальности. Безусловно, отсутствие единого инструментария оценки затрудняет процедуру мониторинга и снижает оперативность предупреждения угроз [6] (Dolganova, Rudenko, 2021).

В связи с тем, что понятие и типы сельских территорий достаточно широко раскрыты в зарубежной [17] (Mantino, 2010) и российской научной литературе [11] (Kotomina, 2019), не будем останавливаться на данных аспектах, а продолжим исследование в форме анализа пространственных аспектов обеспечения экономической безопасности в рамках задач выработки соответствующих управленческих решений и мер воздействия [21] (Semin, Bukhtiyarova, Nemykina, 2019) в условиях новой реальности.

Углубляя описанные в научных источниках подходы к исследованию экономической безопасности, осуществим процедуру анализа сельских территорий на примере субъектов Волго-Камского макрорегиона, и в частности Пермского края, в разрезе показателей, характеризующих процессы пространственного развития России.

Заметим, что в отличие от ряда развитых стран, где диверсифицированная аграрная экономика отличается наличием достаточно большого «несельскохозяйственного» сектора, в сельских территориях Российской Федерации сохраняется доминирующее преобладание отраслей сельскохозяйственного производства [26] (Sheresheva, Oborin, Shimuk, 2017). Исходя из данной реалии, рассмотрим динамику развития реального сектора экономики сельских территорий по показателю объема производства сельхозпродукции (рис. 1).

Рисунок 1. Сопоставление объемов производства сельскохозяйственной продукции по Волго-Камскому макрорегиону (среднее) и Пермскому краю за 2016–2020 гг., млн руб.

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Как мы видим из рисунка 1, в целом по Волго-Камскому макрорегиону в условиях новой реальности наблюдается положительный рост объемов производства сельскохозяйственной продукции, выражаемый в стоимостных показателях. При этом Пермский край, являющийся достаточно благоприятным регионом для развития таких отраслей сельского хозяйства, как кормопроизводство и животноводство, производит практически в два раза меньший объем, чем среднее значение по субъектам ВКМ. В 2019 году Пермский край оказался единственным из субъектов Волго-Камского макрорегиона, продемонстрировавшим отрицательную динамику по данному показателю. И это без учета инфляции, роста цен на сельскохозяйственную продукцию и продовольствие и т.п.

Рассматривая «не аграрный» сектор экономики сельских муниципальных образований Волго-Камского макрорегиона и его значение в обеспечении экономической безопасности и пространственного развития страны и регионов, хотелось бы отметить резкое снижение объемов инвестиций в основной капитал за счет средств местных бюджетов (рис. 2).

Рисунок 2. Сопоставление объемов инвестиций в основной капитал за счет средств муниципальных бюджетов сельских территорий по Волго-Камскому макрорегиону (среднее) и Пермскому краю за 2016–2020 гг., млн руб.

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Индикатор объема инвестиций в основной капитал за счет средств муниципальных бюджетов, отображенный на рисунке 2, отражает негативные тенденции в обеспечении экономической безопасности сельских территорий Волго-Камского макрорегиона, включая сворачивание деятельности и ликвидацию многих бюджетообразующих предприятий и организаций малого и среднего бизнеса, в том числе муниципального подчинения, последствия командно-административного «реформирования» местного самоуправления и ряд других. Дифференциацию регионов ВКМ по объему инвестиций в основной капитал за счет средств муниципальных бюджетов в условиях новой реальности демонстрирует рисунок 3.

Рисунок 3. Инвестиции в основной капитал за счет средств муниципальных бюджетов сельских территорий по субъектам Волго-Камского макрорегиона за 2016–2020 гг., млн руб.

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Рисунок 3 иллюстрирует неоднородную ситуацию и дифференциацию пространства ВКМ по показателю объема инвестиций в основной капитал за счет средств муниципальных бюджетов. Республика Марий Эл, Кировская и Нижегородская области демонстрируют стабильность муниципальной экономики сельских территорий, увеличение объема данного показателя наблюдается у Удмуртской и Чувашской республик, значительные ежегодные колебания просматриваются у республик Татарстан и Мордовия, и только Пермский край показывает стремительное падение.

Более сопоставимы показатели строительства жилья в сельских территориях по Волго-Камскому макрорегиону и Пермскому краю за 2016–2020 гг. (рис. 4).

Рисунок 4. Сопоставление объемов строительства жилья в сельских территориях по Волго-Камскому макрорегиону (среднее) и Пермскому краю за 2016–2020 гг., кв. м общей площади

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Можно отметить стабильность роста средних значений строительства жилья в сельских территориях ВКМ за рассматриваемый период как результат реализации программ устойчивого развития сельских территорий, пространственного развития России и регионов, развития институтов ипотечного кредитования и бюджетного льготирования аграрного населения, «встречной» миграции городского населения на постоянное проживание в пригородах экономически развитых городских поселений и т.д. К сожалению, вопреки общесистемной тенденции в 2020 году Пермский край оказался в аутсайдерах среди субъектов ВКМ по строительству жилья в сельской местности. Основная причина снижения экономической безопасности по данному направлению, по нашему мнению, заключается в нарастающем выезде населения трудоспособного возраста за пределы Пермского края на постоянное место жительства, связанное с поиском более благоприятных условий жизнедеятельности. В связи с этим хотелось бы отдельно рассмотреть динамику инфраструктурного обустройства сельских территорий.

На рисунке 5 приведены данные по сопоставлению ввода в действие водопроводных сетей в сельских территориях по ВКМ и Пермскому краю за 2016–2020 гг.

Рисунок 5. Сопоставление ввода в действие водопроводных сетей в сельских территориях по Волго-Камскому макрорегиону (среднее) и Пермскому краю за 2016–2020 гг., км

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Данные рисунка 5 подтверждают вышеприведенный тезис об отставании Пермского края по уровню благоустройства и жизнедеятельности аграриев в сравнении со средними значениями по ВКМ. В то же время хотелось бы отметить успехи региона по вводу в действие канализационных сетей в сельских территориях в 2020 году (рис. 6).

Рисунок 6. Сопоставление ввода в действие канализационных сетей в сельских территориях по Волго-Камскому макрорегиону (среднее) и Пермскому краю за 2016–2020 гг., км

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Интенсивное пригородное строительство домов коттеджного типа, формально расположенных на сельских территориях, вплотную примыкающих к краевому центру – городу Перми, и подключение их к тепловым и паровым сетям позволило Пермскому краю продемонстрировать резкий скачок в 2018 году по этому показателю (рис. 7).

Рисунок 7. Сопоставление ввода в действие тепловых и паровых сетей в сельских территориях по Волго-Камскому макрорегиону (среднее)

и Пермскому краю за 2016–2020 гг., м

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Наряду с экономической, социальной и инфраструктурной составляющими экономической безопасности пространства сельских территорий важное место занимает экологическое направление. Применительно к сельским территориям одним из ключевых показателей является объем площади рекультивированных земель (рис. 8).

Рисунок 8. Сопоставление площади рекультивированных земель по Волго-Камскому макрорегиону (среднее) и Пермскому краю за 2016–2020 гг., гектар

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Хотелось бы отметить, что показатель площади рекультивированных земель в сельских территориях относится не только к землям сельскохозяйственного назначения, но и к промышленным зонам, находящимся в сельской местности. Именно восстановлением техногенно загрязненных земель, ликвидацией разливов нефти из нефтепроводов объясняется высокий скачок этого показателя в Пермском крае в 2019 году.

Результаты сопоставления вывоза бытовых отходов в сельских территориях по среднему значению Волго-Камского макрорегиона и Пермского края за рассматриваемый период отображены на рисунке 9.

Рисунок 9. Сопоставление вывоза бытовых отходов в сельских территориях по Волго-Камскому макрорегиону (среднее)

и Пермскому краю за 2016–2020 гг., тыс. куб. м

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Показатели рисунка 9 также показывают определенную долю нестабильности Пермского края в показателях экологической безопасности, разделяя позицию ряда исследователей, непосредственно связывающих уровень благосостояния индивидуума с экономической безопасностью конкретного территориального пространства [14] (Kuklin, Okhotnikov, 1918). Наряду с нарастающими миграционными процессами в сельских территориях [18] (Mishchuk, Ryazantsev, 2021), гендерными проблемами [8] (Zubarevich, 2017) различия в уровне благосостояния населения усугубляют дифференциацию регионов и формируют условия для увеличения социального неравенства.

На рисунке 10 приведены данные о количестве лечебно-профилактических организаций в сельских территориях и численности сельского населения Пермского края за 2016–2020 гг.

Рисунок 10. Количество лечебно-профилактических организаций в сельских территориях и численность сельского населения Пермского края за 2016–2020 гг.

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Из рисунка 10 еще раз просматривается прямая связь между условиями социального обеспечения, жизнедеятельности населения и численностью сельских жителей в Пермском крае. Данное утверждение проявляется даже в таком показателе, как качество оказания почтовых услуг (рис. 11).

Рисунок 11. Сопоставление числа сельских населенных пунктов, обслуживаемых почтовой связью по Волго-Камскому макрорегиону (среднее)

и Пермскому краю за 2016–2020 гг., единиц

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Проведенный анализ показателей пространственного развития и обеспечения экономической безопасности сельских территорий по экономической, социальной и экологической группам показателей позволил выявить значительную дифференциацию субъектов Волго-Камского макрорегиона в новых реалиях. Отрицательный разрыв показателей пространственного развития сельских территорий Пермского края от средних значений по Волго-Камскому макрорегиону демонстрирует второстепенную значимость сельских территорий региона для регионального управления как результат отсутствия соответствующих компетенций у профильных органов управления, нестабильность кадров, комплекса управленческих просчетов, наблюдаемых на протяжении многих лет.

Дифференциация регионов ВКМ, и в частности Пермского края, по показателям экономической безопасности сельских территорий обуславливает незамедлительное принятие и реализацию управленческих решений, ориентированных на снижение диспропорций пространственного развития.

Таким образом, по результатам обзора научных источников, посвященных экономической безопасности аграрных сообществ и аналитической интерпретации статистических данных, выявившей существенные диспропорции в сельских территориях Пермского края, мы предлагаем ряд мероприятий, сгруппированных по ключевым направлениям пространственного развития (рис. 12).

Рисунок 12. Основные мероприятия по обеспечению экономической безопасности и пространственного развития сельских территорий Пермского края

Источник: составлено авторами.

Особенностью данных мероприятий, безусловно, носящих общесистемный характер, является их привязанность к реалиям современного развития сельских территорий Пермского края. Без незамедлительной реализации данных мероприятий будут ухудшаться демографическая ситуация в сельских территориях и усиливаться миграционные процессы, увеличиваться отставание по условиям жизнедеятельности аграрного населения относительно других субъектов Волго-Камского макрорегиона, снижаться показатели обеспечения продовольственной безопасности Пермского края.

Заключение

В процессе работы над настоящей статьей нами были рассмотрены пространственные аспекты обеспечения экономической безопасности сельских территорий в новой реальности. Анализ научной литературы привел к пониманию существования многолетних системных проблем в управлении пространственным развитием. В ходе исследования установлена значительная дифференциация субъектов Волго-Камского макрорегиона по показателям экономической безопасности. Аналитическая интерпретация сопоставимых статистических данных по регионам ВКМ в новой реальности может оказаться востребованной при процедурах прогнозирования пространственного развития на региональном уровне, а также при оценке результативности органов государственного управления.


Источники:

1. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 13 февраля 2019 г. № 207-р «Об утверждении Стратегии пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года». Static.government.ru. [Электронный ресурс]. URL: http://static.government.ru/media/files/UVAlqUtT08o60RktoOXl22JjAe7irNxc.pdf (дата обращения: 17.02.2022).
2. Абалкин Л.И. Экономическая безопасность России: угрозы и их отражение // Вопросы экономики. – 1994. – № 12. – c. 4-16.
3. Аничин В.Л., Худобин А.И. Оценка эффективности развития регионального экономического пространства // Инновации в АПК: проблемы и перспективы. – 2020. – № 3(27). – c. 135-141.
4. Бондаренко Л.В., Яковлева О.А. Дифференциация субъектов Российской Федерации по уровню развития сельских территорий и антидепрессивное управление // Инновации в АПК: проблемы и перспективы. – 2017. – № 2(14). – c. 31-38.
5. Бухтиярова Т.И., Демьянов Д.Г. Новая модель управления в экономическом пространстве сельских территорий: теория и методология исследования // Социум и власть. – 2019. – № 6(80). – c. 87-98. – doi: 10.22394/1996-0522-2019-6-87-98.
6. Долганова Я.А., Руденко М.Н. Совершенствование способов оценки и прогнозирования экономической безопасности региона. / Монография. - Москва: ООО «Первое экономическое издательство», 2021. – 168 c.
7. Закшевский В.Г., Меренкова И.Н., Новикова И.И., Кусмагамбетова Е.С. Методический инструментарий диагностики диверсификации сельской экономики // Экономика региона. – 2019. – № 2. – c. 520-533. – doi: 10.17059/2019-2-16.
8. Зубаревич Н.В. Развитие сельских территорий России, социальные и гендерные проблемы // Международный сельскохозяйственный журнал. – 2017. – № 2. – c. 12-14.
9. Казанцев С.В., Митяков Е.С. Оценка значимости факторов динамики жизнеспособности субъектов Российской Федерации // Экономическая безопасность. – 2022. – № 1. – c. 155-174. – doi: 10.18334/ecsec.5.1.114267.
10. Каранина Е.В., Гусейнзаде Р.Н. Экономическая безопасность региона: отраслевые угрозы и индикаторы // Общество. Наука. Инновации (НПК-2021): Материалы XXI Всероссийской научно-практической конференции. Киров, 2021. – c. 890-896.
11. Котомина М.А. Методы и практическое значение типологии сельских территорий: зарубежный опыт // Никоновские чтения. – 2019. – № 24. – c. 335-337.
12. Крылатых Э.Н., Проценко О.Д., Дудин М.Н. Актуальные вопросы обеспечения продовольственной безопасности России в условиях глобальной цифровизации // Продовольственная политика и безопасность. – 2020. – № 1. – c. 19-38. – doi: 10.18334/ppib.7.1.41543.
13. Крылова Е.В., Моронова О.Г. Институциональные факторы обеспечения экономической безопасности // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. – 2020. – № 1. – c. 131-139.
14. Куклин А.А., Охотников С.А. Комплексная оценка благосостояния личности на территории проживания: учёт изменяющегося влияния показателей экономической безопасности // Уровень жизни населения регионов России. – 1918. – № 4. – c. 491-502. – doi: 10.19181/lsprr.2021.17.4.6.
15. Лев М.Ю. Экспертная оценка прогноза социально-экономического развития Российской Федерации в аспекте экономической безопасности в части цен и ценообразующих факторов // Экономическая безопасность. – 2021. – № 4. – c. 905-926. – doi: 10.18334/ecsec.4.4.113705.
16. Лев М.Ю. О возрастании значимости исследований национальной безопасности в современной экономической науке // Экономическая безопасность. – 2022. – № 1. – c. 303-338. – doi: 10.18334/ecsec.5.1.114415.
17. Мантино Ф. Сельское развитие в Европе. Политика, институты и действующие лица на местах с 1970-х годов до наших дней. / Пер. с итал. - Рим: Business Media, 2010. – 272 c.
18. Мищук С.Н., Рязанцев С.В. Миграция сельского населения Дальнего Востока России в начале XXI века // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2021. – № 3. – c. 182-189. – doi: 10.15838/esc.2021.3.75.11.
19. Набиева А.Р. Социально-экономическая значимость количественного и качественного развития сельских территорий // Вестник Казанского государственного аграрного университета. – 2020. – № 3(59). – c. 126-132. – doi: 10.12737/2073-0462-2020-126-132.
20. Анохин Л.М., Анохина Н.В., Аркадьева О.Г., Артёмова О.В., Ашавина С.С., Банникова Е.С. и др. Проблемы экономической безопасности: новые глобальные вызовы и тенденции. / Коллективная монография. - Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2021. – 715 c.
21. Семин А.Н., Бухтиярова Т.И., Немыкина Ю.С. Организационно-экономический потенциал сельских территорий: индикативный подход к управлению // Аграрный вестник Урала. – 2019. – № 9(188). – c. 91-98. – doi: 10.32417/article_5daf430fb578d3.67431865.
22. Сенчагов В.К., Митяков С.Н. Оценка кризисов в экономике с использованием краткосрочных индикаторов и средних индексов экономической безопасности России // Проблемы прогнозирования. – 2016. – № 2(155). – c. 44-58.
23. Татаркин А.И. Конкурентное позиционирование регионов и территорий в пространственном развитии России // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2013. – № 8(157). – c. 148-158.
24. Цветков В.А., Дудин М.Н., Лясников Н.В. Аналитические подходы к оценке экономической безопасности региона // Экономика региона. – 2019. – № 1. – c. 1-12. – doi: 10.17059/2019-1-1.
25. Чекмарев В.В. Обеспечение экономической безопасности государства (к вопросу о разработке теоретико-методологических основ). / В книге: Государство и рынок: механизмы и институты евразийской интеграции в условиях усиления глобальной нестабильности. - Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский государственный экономический университет, 2021. – 268-278 c.
26. Шерешева М.Ю., Оборин М.С., Шимук О.В. Анализ международного опыта диверсификации сельской экономики // Вестник волгоградского государственного университета. серия 3: экономика. экология. – 2017. – № 3(40). – c. 209-223. – doi: 10.15688/jvolsu3.2017.3.20.
27. Lev M.Yu., Medvedeva M.B., Leshchenko Yu.G., Perestoronina E.A. Spatial analysis of financial indicators determining the level of ensuring the economic security of Russia // Экономика и управление: проблемы, решения. – 2021. – № 1(109). – p. 21-4. – doi: 10.36871/ek.up.p.r.2021.01.02.002.

Страница обновлена: 01.11.2022 в 18:31:24