Фриланс как новая гибкая форма самозанятости на российском рынке труда

Забелина О.В.1, Мирзабалаева Ф.И.2
1 Федеральное государственное бюджетное учреждение «Всероссийский научно-исследовательский институт труда» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации
2 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова Федеральное государственное бюджетное учреждение «Всероссийский научно-исследовательский институт труда» Министерства труда и социальной защиты РФ

Статья в журнале

Экономика труда
Том 7, Номер 4 (Апрель 2020)

Цитировать:
Забелина О.В., Мирзабалаева Ф.И. Фриланс как новая гибкая форма самозанятости на российском рынке труда // Экономика труда. – 2020. – Том 7. – № 4. – С. 307-320. – doi: 10.18334/et.7.4.100869.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=42848555

Аннотация:
Предметом исследования данной статьи является одна из новых форм занятости - фриланс, получивший широкое распространение в большинстве стран и имеющий большой потенциал развития в России. Тема исследования определена растущей актуальностью исследования гибких форм занятости в условиях цифровизации экономики. Целью данного исследования является определение особенностей категорий «фрилансер» как субъекта рынка труда и «фриланса» как объекта государственного регулирования; выявление готовности занятого российского населения работать на условиях фриланса (самозанятости), а также обоснование необходимости внесения отдельных изменений в современную нормативно-правовую базу в части регулирования занятости фрилансеров (самозанятых). Методология исследования. Авторами использованы методы контент- анализа научных и нормативно-правовых источников и, а также социологические методы исследования. Выводы и рекомендации сделаны на основе результатов опроса работающего населения на предмет готовности перехода к требованиям гибкого рынка труда, проведенного в июне-июле 2018 года ВНИИ труда Минтруда России и Санкт-Петербургским государственным университетом. Результаты исследования могут быть использованы соответствующими государственными органами при совершенствовании нормативно-правовой базы регулирования социально-трудовых отношений в части новых форм занятости, а также в научно-исследовательских и образовательных целях.

Ключевые слова: фриланс, самозанятость, новая форма занятости, гибкая занятость, государственное регулирование

JEL-классификация: J46, J48, J21



Введение

Гибкость рынка труда – это не только ответ на глобальные вызовы цифровизации социально-трудовых отношений, способ сокращения дисбаланса на региональных и локальных рынках труда, но и реакция на форс-мажорные обстоятельства современного мира. Только быстро адаптируясь со стремительно изменяющейся действительности, можно сохранить устойчивое развитие экономики. Мировая практика свидетельствует о появлении и развитии новых форм занятости – фриланса, аутсорсинга, лизинга, платформенной занятости и т.д. Развитие данных форм в экономиках всех стран сталкивается с рядом административных, нормативных, дискриминационных и других барьеров. В российской практике также имеются пробелы в регулировании новых форм занятости.

С распространением интернета работа фрилансеров в России набрала свою популярность и стала распространенной формой организации деятельности, сопровождающейся формированием своей инфраструктуры – сайтов и порталов фриланса. Термины «фриланс» и «фрилансер», широко используемые в СМИ, научных публикациях, публицистике и перешедшие в официальные выступления представителей органов власти, не имеют в России до настоящего времени нормативно-правового закрепления.

Одну из противоречивых точек зрения, на наш взгляд, высказала Чечулина М.Ю., которая под фрилансом понимает такой вид деятельности, который позволяет при наличии свободного времени подработать школьникам, студентам, пенсионерам и людям среднего возраста, у которых не складываются отношения с официальной работой [8, c. 294] (Chechulina, 2016). Говоря о фрилансерах, в России имеют в виду: всех «работающих на себя» (индивидуальных предпринимателей и самозанятых); только самозанятых граждан; только тех самозанятых, которые занимаются высококвалифицированным трудом (в последнее время еще и сужая круг фрилансеров только до работающих дистанционно с использованием интернет-технологий). Сейчас фрилансером стало принято называть любого свободного работника, частного специалиста, который дистанционно выполняет работу для заказчика. В большинстве случаев фрилансер – работник интеллектуального труда. Зачастую понятием «фрилансер» подменяется понятие дистанционного работника. Однако эти формы занятости не идентичны, хотя и схожи.

Как правило, дистанционный работник сохраняет свое место в штате компании, и с работодателем его связывают трудовые отношения. Трудовой кодекс РФ содержит отдельную главу (глава 49.1 ТК РФ) о труде дистанционных работников. С ними заключается трудовой договор, и они являются штатными работниками организации. На такого сотрудника распространяются корпоративные нормы и гарантии, предусмотренные ТК РФ. Фрилансера же с заказчиком связывают не трудовые отношения, а гражданско-правовые. К фрилансерам в большей степени также относятся работники творческих профессий: журналисты, фотографы, художники, архитекторы, работники сфер медиа, юриспруденции, консалтинга. На Западе в эту категорию принято включать также частных докторов и аудиторов, то есть, по сути, вся сфера индивидуального предоставления услуг оказывается под эгидой фриланса.

Фрилансер как субъект рынка труда: точки зрения

Чаще всего под категорией «фрилансеры» понимают людей, которые являются независимыми профессионалами высокой квалификации, которые не состоят в штате организации, не включены в традиционные трудовые отношения, а самостоятельно реализуют свои услуги на рынке различным клиентам, не являясь субподрядчиком единственного заказчика [6, с. 46] (Strebkov, Shevchuk, 2010). По своей сути они являются самозанятыми гражданами.

При этом самозанятость – это форма экономической активности, когда индивид обеспечивает свое существование за счет самостоятельного поиска источника доходов и занимается любой экономической деятельностью, которая не противоречит принятым в государстве нормативно-законодательным документам.

Следствием отсутствия закрепленного правовыми нормами статуса фрилансера как субъекта экономических отношений является сложившееся в России многообразие форм, в которых фрилансер может работать с заказчиком: как физическое лицо, заключив с заказчиком гражданско-правовой договор подряда или договор оказания услуг; в статусе индивидуального предпринимателя или самозанятого. Фрилансер может легализовать деятельность, оформив индивидуальное предпринимательство, юридическое лицо, или встать на учет в ФНС как самозанятый.

Как правило, с фрилансерами оформляют следующие виды контрактов: договор возмездного оказания услуг в соответствии со ст. 779 ГК РФ; договор авторского заказа в соответствии со ст. 1288 ГК РФ; договор подряда в соответствии со ст. 702 ГК РФ. Ведение ряда видов деятельности требует обязательной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя в соответствии с федеральными законами, регулирующими ведение соответствующих видов деятельности.

Согласно законодательству, без регистрации в качестве индивидуального предпринимателя можно осуществлять только 18 видов деятельности, такие как выращивание сельскохозяйственной продукции; обработка путем измельчения сельскохозяйственных зерновых культур; работы по уходу и выпасу крупного рогатого скота; аренда недвижимого имущества на срок менее 2 недель; предоставление образовательных услуг по различным предметам и наукам (репетиторство); услуги по уборке и очищению помещений и придомовых территорий (клининг); услуги по уходу за немощными и пожилыми людьми, нуждающимися в постоянном присмотре и помощи; услуги по воспитанию и уходу за детьми (няни, гувернеры); услуги по переводу и набору текстов; услуги по организации и проведению праздничных торжественных мероприятий, в том числе ведение и оформление свадебных церемоний, юбилеев; и др. [2].

Перечисленные виды деятельности преимущественно не относятся к интеллектуальному высококвалифицированному труду и связаны с оказанием услуг физическим лицам. Большинство же фрилансеров в сферах маркетинга, рекламы, копирайтинга, SMM, бухгалтерии и права оказывают услуги юридическим лицам и ИП, это их специализация, и к физлицам она отношения не имеет.

Соответственно, с уточнением сущности фриланса как разновидности самозанятости требуется уточнение видов деятельности, которые могут осуществляться в такой форме, и уточнение необходимости регистрации ИП для того или иного вида деятельности.

Одной из причин быстрого роста данной категории работников является тот факт, что работодатели нуждаются в сокращении сроков поиска квалифицированных специалистов, а также сокращении издержек на персонал. Работа с фрилансерами позволяет экономить на соцпакетах, офисных площадях, обучении персонала, на разнице налогов для штатных и внештатных сотрудников. Сами же работники все больше ценят гибкие условия труда, свободу в доходах и поиск баланса между работой и личной жизнью.

У роста числа независимых работников есть и обратная сторона. Для бизнеса возрастают риски: усложняются управление рабочими процессами, защита информации и интеллектуальной собственности, увеличиваются киберриски и т.п. Все это объективно приводит к необходимости расширения механизмов регулирования сферы фриланса.

В России главный канал поиска работы – личные рекомендации: так находят заказы 39 % фрилансеров, работающих с местными клиентами, выяснили в совместном исследовании PayPal и DataInsight в 2017 г. [7].

К числу наиболее популярных в России интернет-сайтов для фрилансеров (фриланс-бирж) можно отнести [3]:

fl.ru (бывший free-lance.ru) – старейшая и самая известная биржа фриланса в России (большой трафик, ежедневный поток заказов; на сайте зарегистрировано более 1 млн человек);

weblancer.net – известная биржа фриланса, в свое время главный конкурент free-lance.ru (ежедневный поток заказов в основном на программирование и разработку сайтов);

freelancejob.ru – фриланс-биржа существует с 2006 года (изначально сайт себя позиционировал как площадку для фрилансеров-профессионалов с внушительным портфолио; с 2010 года появилась возможность регистрироваться всем, а с 2018 года на сайте проведена масштабная работа по улучшению сайта);

freelance.ru – самая первая фриланс-биржа в Рунете (с 2010 года началась мощная работа по улучшению сайта, и буквально за несколько лет эта фриланс-биржа превратилась в один из самых крупных сервисов по удаленной работе);

kwork.ru – сайт позволяет предлагать и продавать свои услуги по единой цене 500 рублей; и др.

Различные аспекты развития фриланса как новой формы занятости широко обсуждаются и анализируются зарубежными и российскими исследователями. Так, например, аналитики ВШЭ, исследуя проблемы влияния нестандартных графиков работы на баланс между работой и жизнью фрилансеров (анализировались результаты онлайн-опросов 2410 «активных фрилансеров», проведенных на бирже удаленной работы Fl.ru в период с 2 декабря 2018 г. по 3 февраля 2019 г.), пришли к следующим выводам: фрилансы чаще работают ночью (мужчины чаще, чем женщины); нестандартные графики ухудшают баланс между работой и жизнью; в более уязвимом положении оказываются замужние женщины и фрилансеры с детьми; наблюдается рост к «самоинтенсификации» труда фрилансерами, часто баланс между работой и жизнью не достигается [5, с. 93-98] (Strebkov, Shevchuk, 2019).

Согласно точке зрения Головановой Д.В. и Дудиной О.М., нестабильность во всех сферах приводит фрилансеров в разряд прекаризованных работников, не имеющих социальных гарантий, стабильной занятости, являющихся социально исключенными группами. Авторами на сайтах freelance.ru, dalance.ru, weblancer.ru в апреле-мае 2016 года в интернет-опросе 54 фрилансеров было выявлено: большая часть опрошенных уровень материального благосостояния оценивают как «удовлетворительный» (82 %); как правило, фрилансом занимаются высококвалифицированные специалисты с хорошими деловыми качествами; высоко оценены гибкий график работы (64,8 %), возможность работать дома (55,6 %), возможность совмещать с другими видами деятельности (51,9 %) и т.д. [1, с. 1257-1261] (Golovanova, Dudina, 2019).

Группа исследователей ВШЭ, анализируя структуру трудовых ценностей фрилансеров, отметила отличия структуры их ценностей от основной массы работающего населения России: фрилансеры в большей степени ценят интересную работу, на которой можно проявлять инициативу и достигать определенных результатов; около двух пятых пришли во фриланс в результате осознанного решения, одна треть – была вынуждена из‑за необходимости дополнительного заработка, потери работы, рождения ребенка; наиболее привлекательной чертой отмечают организационную автономию (возможность работать из дома или из любого другого места, а также гибкий график); важными чертами также называют трудовую свободу (возможность выбирать себе проекты по душе) и социальную автономию (отсутствие начальства, постоянного контроля и корпоративных правил). Среди недостатков традиционно отмечают нестабильность и непредсказуемость будущих доходов, демпинг и высокую конкуренцию, а также риски оппортунизма со стороны заказчика [4, с. 145] (Strebkov, Shevchuk, Spirina, 2015).

Установки работающего населения в отношении новых гибких форм занятости

Исследовательская база статьи: Проект «Социальные установки и диспозиции населения Российской Федерации в отношении новых форм занятости: субъективные оценки» реализован на базе Ресурсного центра социологических и Интернет-исследований СПбГУ с использованием компьютерной системы для проведения телефонных опросов / CATI (Computer Assisted Telephone Interviewing). [1] Целевая группа исследования – граждане РФ в возрастном диапазоне 18–59 лет, занятые трудовой деятельностью, приносящей доход. Репрезентативная выборка для всероссийского телефонного опроса составила 1634 человека. Ошибка выборки: 5 %. Исследование проводилось в июне – сентябре 2018 года (непосредственно опрос проводился в июле – августе 2018 года). Распределение по полу: мужчин – 764 чел. (53,2 %) женщин – 870 чел. (46,8 %), распределение по возрасту: 18–29 лет – 494 чел. (30,2 %) 30–39 лет – 394 чел. (24,1 %) 40–49 лет – 368 чел. (22,5 %) 50–59 лет – 378 чел. (23,1 %).

Рассмотрим готовность работающего населения к переходу на гибкие формы занятости. Группа респондентов в возрасте 18–29 лет выразила наибольшую готовность к гибким формам занятости – 43 % в среднем. В основном они в 56 % случаев нацелены на работу только на себя. Ориентация на гибкую занятость уменьшается с возрастом – в группе 50–59 лет только 32 % в среднем готовы к различным формам гибкой занятости. Наименьший интерес вызывает перспектива работать неофициально, без договора – 31,3 % в среднем, затем работа удаленно (дистанционно) – 32,5 %, работа по временному трудовому договору – 40,5 %. Интересно отметить, что среди возрастной категории 50–59 лет 41 % опрошенных готовы работать по временному трудовому договору (рис. 1).

Возможность перехода из трудового найма к работе только на себя (предпринимателем, самозанятым) допускают свыше 41 % опрошенных. При этом такой выбор более характерен для мужчин (к нему готовы 52,5 % из них), чем для женщин (34 %), а также для молодежи 18–29 лет в большей степени (56,1 %), чем для лиц старшего (50–59 лет) возраста (29,1 %).

Потенциал перехода к предпринимательству/самозанятости различается по уровню образования работников. Так, наиболее высокую готовность к переходу в самозанятость/предпринимательство отметили лица с высшим (44,1 %), несколькими высшими образованиями (56 % ответов «да» и «скорее да») и ученой степенью (64,3 %). В то же время выявлены достаточно высокие установки на самозанятость/предпринимательство у лиц со средним (полным) общим образованием (46 %.)

По профилю образования отмечаются наиболее высокие установки работать только на себя у лиц с образованием в сфере математических и естественных наук (50,8 %), инженерного дела, технологий и технических наук (43,1 %), сельского хозяйства и сельскохозяйственных наук (47,1 %), наук об обществе (46,6 %) и гуманитарных наук (45,2 %).

Рисунок 1. Установки работающего населения разных возрастных групп на гибкие формы занятости

Источник: составлено авторами

В отраслевом разрезе наибольшая доля готовых к самозанятости/ предпринимательству выявлена в сферах строительства (60,2 %); гостиниц, ресторанов и общепита (59,2 %); информационных технологий (55,8 %), сфере обслуживания (53,6 %), торговли (52,4 %), сельского хозяйства (44 %).

По группам занятий больше всего допускающих возможность работы только на себя – среди руководителей (59,6 %); квалифицированных работников сельского и лесного хозяйства (57,1 %); работников сферы обслуживания и торговли, охраны граждан и собственности (43,2 %); военнослужащих (42,8 %).

Население, заинтересованное в своей профессии, но неудовлетворенное уровнем оплаты труда, готово работать исключительно самозанятым или предпринимателем (т.е. работать только на себя) практически в той же степени, что и население России в целом (а именно, готовность к переходу в самозанятость или предпринимательство для вышеупомянутой группы на 3 п. п. меньше, чем в целом по стране).

Что касается готовности к работе только на себя лиц, желающих учиться, повышать квалификацию, получать новую профессию, то она несколько выше, чем аналогичный показатель для всех респондентов, но дифференциация также не столь существенна (около 4 %).

Среди тех, кого не устраивает режим труда и отдыха по основному месту работы (ответ «нет»), можно наблюдать повышенную готовность к переходу в самозанятость или предпринимательство (ответ «да»). Так, в случае положительного ответа на вопрос об удовлетворенности режимом труда и отдыха (только ответ «да») степень готовности составляет около 23 %, а в случае отрицательного ответа – на 9 п. п. больше.

Рисунок 2. Распределение ответов респондентов разных возрастных групп на вопрос о выборе видов дополнительной занятости

Источник: составлено авторами

Повышенная степень готовности перехода к работе только на себя (т.е. стать самозанятым или предпринимателем) наблюдается у занятых лиц, допускающих возможность смены места жительства ради работы (более 50 % респондентов дали утвердительный ответ, что на 12 п. п. больше, чем аналогичный показатель среди всех опрошенных).

Соответственно, при отрицательных ответах на вопрос о возможности смены места жительства ради работы показатель готовности перехода к самозанятости/предпринимательству составляет всего около 35 %. Это означает, что данная часть населения, вероятнее всего, разделяет такие ценности самозанятости и предпринимательства, как самостоятельный выбор места работы.

Неудовлетворенность российских работников уровнем доходов по месту основной занятости отражается на высокой склонности к дополнительной занятости. Так, практически каждый второй опрошенный выразил желание работать дополнительно по найму (49,8 %), в то время как дополнительно в качестве самозанятого (индивидуального предпринимателя) – примерно каждый третий (38,5 %). Наибольшую склонность к работе и в той и другой форме выразила молодежь – 55 % в среднем, группа 30–39 – 49 %, 40–49 – 41 %, 50–59 – около 32 %. Возрастные срезы даны на рисунке 2. Следует отметить, что во всех возрастных группах преобладает установка на дополнительную занятость по найму. Это вполне ожидаемо, так как работающие, оценивая риски самозанятости, ориентируются на стабильный доход.

Важным, на наш взгляд, является склонность работающих в формальной занятости, при жестком временном графике, к более самостоятельной, гибкой форме – самозанятости или индивидуальному предпринимательству.

Гибкий рынок труда предполагает сочетание гибких графиков работы, гибкость организации и регулирования рабочего времени, наличие автономии в определении места работы и объема выполняемой работы. Данные факторы весьма важны при организации самостоятельной работы. Работа высококвалифицированных специалистов, например, требует учета определенных технических, временных и пространственных условий, поэтому фрилансеры, например, арендуют рабочие места в офисах – так называемый коворкинг. Респонденты при выборе значимости для себя возможностей самостоятельного регулирования рабочего времени, объема и места осуществления работы приблизительно одинаково оценили важность этих факторов: самостоятельно регулировать рабочее время и объем работы – чуть больше 71 %, выбирать место работы – 74,5 % (рис. 3). Следует отметить, что значимость данных факторов несколько снижается с возрастом.

Рисунок 3. Ответы респондентов разных возрастных групп на вопрос: «Цените ли Вы следующие возможности?»

Источник: составлено авторами

Среди рисков самозанятости респонденты чаще называют: необходимость платить налоги при нерегулярном и низком доходе – 55 %, социальная незащищенность – 54,5 %, отсутствие (недостаточность) опыта и навыков предпринимательской деятельности – 54,25 %, возможность понижения качества жизни и уровня материального благополучия – 49,75 %, увеличение стрессовых ситуаций, высокая психологическая нагрузка – 48,5 %.

Возрастной срез показывает, что работающие старших возрастных групп выше оценивают риски, чем молодежь.

Рисунок 4. Оценка респондентами разного возраста рисков перехода на самозанятость

Источник: составлено авторами

Данные результаты свидетельствуют о необходимости совершенствования нормативно-правовой базы, которая бы позволила минимизировать риски и повысить социальную защищенность как работающего населения, так и тех, кто готов легализовать неформальную занятость.

Заключение

Результаты исследования свидетельствуют о достаточно высоком потенциале развития сферы фриланса в Российской Федерации при условии стимулирования мотивационных установок граждан (особенно молодого и среднего возраста) за счет снижения значимых рисков перехода работников от найма к самозанятости/предпринимательству.

Внесения в кратчайшие сроки изменений в российское законодательство о регулировании труда фрилансеров не требуется. Вместе с тем стоит отметить, что регулирование занятости фрилансеров в России было направлено в последние годы преимущественно на легализацию их деятельности, борьбу с уходом от налогообложения (в связи с чем осуществлялось преимущественно Минфином РФ и Минэкономразвития РФ). Однако во всем мире в современных условиях изменяются содержание и характер труда, постепенно размываются границы между наемным трудом и самозанятостью (о чем, в частности, неоднократно поднимался вопрос на уровне МОТ). В связи с этим, на наш взгляд, целесообразно на площадке Минтруда России обеспечить систематическую работу межведомственной рабочей группы, в рамках которой будут комплексно изучены вопросы регулирования труда фрилансеров.

Предложения по совершенствованию регулирования труда фрилансеров для обсуждения:

1. Внесение изменений в Закон РФ «О занятости населения»: наряду с ИП включить в состав занятых граждан (ст. 2 – «Занятые граждане РФ») самозанятых, прошедших в установленном порядке регистрацию.

2. Внесение изменений в налоговое законодательство РФ (в том числе в части налога на профессиональный доход, введенного Федеральным законом от 27.11.2018 № 422-ФЗ): уточнить перечень видов деятельности для самозанятых и видов деятельности, требующих регистрации в качестве ИП.

3. Перспективная проработка вопроса о так называемой «платформенной занятости» и «многосторонних трудовых отношениях» (для включения в Трудовой кодекс): развитие сфер и форм регулирования работы онлайн-платформ (бирж фриланса) в направлении норм главы 53.1 ТК РФ «Особенности регулирования труда работников, направляемых временно работодателем к другим физическим лицам или юридическим лицам по договору о предоставлении труда работников (персонала)». Повышение со стороны государства требований к организации работы современных бирж фриланса по аналогии с требованиями к кадровым агентствам позволит наряду с выводом фрилансеров из тени повысить уровень их защищенности на рынке.

4. Перспективная проработка вопроса о распространении требований профессиональных стандартов на самозанятых и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих (или предполагающих осуществлять) виды профессиональной деятельности, предполагающие определенный уровень квалификации. Осуществляя самостоятельную профессиональную деятельность, фрилансеры должны иметь на нее право (как и наемные работники, которые должны отвечать требованиям профстандартов), а также нести профессиональную ответственность. Поэтому логично, что биржа фриланса нового типа должна взять на себя проверку возможности допуска фрилансера к оказанию соответствующих услуг на своем сервисе.

Происходящие события в экономике, вмешательство форс-мажорных обстоятельств позволили еще раз оценить актуальность и востребованность фриланса не только как способа самореализации граждан, но и как способа сохранения занятости для обеспечения трудового дохода в условиях сокращения возможностей работы по найму. В связи с этим необходимо как можно быстрее обратить внимание на сферу самозанятости и способствовать ее развитию мерами государственного регулирования.

[1] Научный руководитель проекта – д-р. социол. наук., доцент кафедры социального анализа и математических методов в социологии Санкт-Петербургского государственного университета А.В. Мальцева; научный консультант проекта – д-р эконом. наук, профессор, начальник лаборатории стратегических исследований социально-трудовых отношений ВНИИ труда Минтруда России О.В. Забелина.


Источники:

1. Голованова Д.В., Дудина О.М. Прекариат: возможна ли успешность на рынке труда (на примере фрилансеров) // Креативная экономика. – 2019. – Том 13. – № 6. – С. 1253-1268. – https://doi: 10.18334/ce.13.6.40735
2. Виды деятельности без регистрации ИП. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.business.ru/article/1131-vidy-deyatelnosti-bez-registratsii-ip
3. Все самые лучшие биржи фриланса и сайты для поиска удаленной работы в Интернете. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:
https://iklife.ru/udalennaya-rabota-i-frilans/poisk-raboty/vse-samye-luchshie-sajty-i-birzhi-v-internete.html
4. Развитие русскоязычного рынка удаленной работы, 2009– 2014 гг. (по результатам Переписи фрилансеров) [Текст] / Стребков Д. О., Шевчук А. В., Спирина М. О. ; отв. ред. сер. В. В. Радаев ; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики» ; Лаб. экон.-социол. исслед. - М. : Изд. дом Высшей
школы экономики, 2015. - 225 с.
5. Стребков Д.О., Шевчук А.В. Ловушка гибкой занятости: как нестандартный график работы влияет на баланс между работой и жизнью фрилансеров. // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. 2019. №3. С.86-102. - https://doi.org/10.14515/monitoring.2019.3.06
6. Стребков Д.О., Шевчук А.В. Фрилансеры на российском рынке труда. //Социологические исследования. 2010. №2. С 45-55.
7. Фриланс в России: рынок и перспективы. 2017. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://datainsight.ru/sites/default/files/PayPalDataInsight2017.pdf
8. Чечулина М.Ю. Фриланс как развивающаяся форма модернизации экономической активности// Экономика труда. 2016.Т.3. №3. С.291-306.

Страница обновлена: 15.09.2020 в 04:10:17