Трансформация неформальной предпринимательской деятельности в рамках концепций Индустрии 4.0, 5.0 сферы услуг Российской Федерации

Чистякова О.А1, Григорчикова Е.С.1
1 Сибирский университет потребительской кооперации

Статья в журнале

Экономическая безопасность (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 7, Номер 5 (Май 2024)

Цитировать:
Чистякова О.А, Григорчикова Е.С. Трансформация неформальной предпринимательской деятельности в рамках концепций Индустрии 4.0, 5.0 сферы услуг Российской Федерации // Экономическая безопасность. – 2024. – Том 7. – № 5. – С. 1177-1188. – doi: 10.18334/ecsec.7.5.121044.

Аннотация:
Авторы в статье рассматривают различные виды трансформации неформальной предпринимательской деятельности в условиях стремительных вызовов экономики, связанных с пандемией COVID-19, началом Специальной военной операции, в рамках двух концепций Индустрии 4.0 и Индустрии 5.0. В этот период становится особенно актуальным изучение трансформации неформального предпринимательства и его адаптации к современным вызовам. В ходе исследования проводится статистический анализ неформальной занятости, неформального предпринимательства, самозанятости и фриланса. Представленные расчеты позволяют оценить масштабы изменений неформальной предпринимательской деятельности в сфере услуг.

Ключевые слова: неформальная предпринимательская деятельность, неформальная занятость, цифровизация, цифровые технологии, Индустрия 4.0, Индустрия 5.0, сфера услуг



Введение. В последние годы наблюдается активный процесс трансформации и модернизации устоявшихся бизнес-моделей, а также значительные изменения в социальной сфере. Экономические кризисы, вызванные пандемией Covid-19, геополитической обстановкой, развитием цифровых технологий и интернет-платформ, влияют на возникновение новых форм и направлений предпринимательской деятельности. Стремительное развитие цифровых технологий приводит к необходимости адаптации предпринимательской деятельности к новым условиям рынка и требованиям современного общества [8]. Концепция цифровой экономики сформировалась в результате развития промышленных революций: Индустрии 4.0, 5.0.

Внедрение новых технологий, автоматизация играют основную роль в процессе производства и управления в условиях Индустрии 4.0. Следующий шаг в развитии экономики после автоматизации и роботизации заложен в концепции Индустрии 5.0. Важнейшую роль начинает играть человеческий фактор, индивидуальный подход и кастомизация продукции. Концепция Индустрии 5.0 в качестве дополнения к Индустрии 4.0 – это новый виток в развитии экономики, основанный на взаимодействии человека и технологий. В области предпринимательской деятельности цифровизация предоставляет больше возможностей в продвижении услуг и привлечении клиентов, формирует новые трудовые отношения.

Цель исследования – изучение трансформации неформальной предпринимательской деятельности в сфере услуг Российской Федерации.

Задачи исследования:

- проанализировать статистические данные занятых в неформальном секторе;

- изучить основные тенденции развития новых форм и направлений неформальной предпринимательской деятельности за 2019-2023 гг.;

- рассмотреть влияние концепций Индустрии 4.0, 5.0 на неформальную предпринимательскую деятельность.

Методы исследования – анализ, синтез, сравнение, метод ранжирования, статистические методы и другие.

Научная новизна исследования заключается в изучении технологических революций Индустрии 4.0, 5.0 и выявлении тенденций их влияния на уровень неформальной предпринимательской деятельности и ее состав на современном этапе развития экономики.

При проведении исследования изучены труды, посвященные определению неформальной занятости, неформальной предпринимательской деятельности, таких ученых, как К. Харт, В.Е. Наумов Ю.Г. и Ю.В. Латов, С.Ю. Барсукова и др. [3; 5; 9; 11; 12; 22].

Рассматривая вопросы развития цифровизации и платформенной занятости, обратились к работам Николаса Негропонте, Н.В. Закалюжной, Е.В. Янченко, Н.В. Городновой и других авторов [4; 6; 20; 21].

Практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы специалистами государственных служб – Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, служб занятости, а также HR-компаниями при разработке стратегических решений в области взаимодействия по трудоустройству населения в целях повышения эффективности организации и контроля неформальной занятости.

Основная часть. По данным Росстат, доля занятых в неформальном секторе экономики в общей численности занятого населения в Российской Федерации в 2023 году составила 18,3 % [16]. Анализ статистических данных показывает, что по сравнению с 2022 годом уровень неформальной занятости уменьшился на 0,3 п.п.; за период с 2019 по 2023 год данный показатель сократился на 2,3 п.п. При рассмотрении в разрезе по годам (2019-2022 гг.) какого-либо увеличения или уменьшения неформальной занятости не наблюдается [7]. Однако следует отметить, что в 2022 году неформальная занятость впервые за указанный период опустилась ниже 20 %, составив 18,6%, и в 2023 году сохранила тенденцию к снижению.

В проведенном ранее исследовании авторами было выявлено, что численность занятых в неформальном секторе по оказанию услуг населению сократилась под влиянием пандемии COVID-19 и начала Специальной военной операции [19]. В условиях данных экономических кризисов наблюдается увеличение количества специалистов, переходящих из неформального сектора в формальный сектор экономики. Это может быть связано с тем, что в период указанных кризисов работники наиболее нуждаются в гарантиях социальной защиты, ведется жесткий контроль за выполнением мер, направленных на борьбу с неформальной занятостью и неформальной предпринимательской деятельностью.

Среди альтернативных форм занятости набирает популярность самозанятость. За последние годы наблюдается устойчивая тенденция к ее росту. Самозанятость является как частью официального вида трудовой деятельности, так и неформальной занятости. Также самозанятость определяют как «простейшую форму предпринимательства», когда человек имеет возможность самостоятельно управлять своим рабочим расписанием, ресурсами и финансовым благосостоянием [12]. Официально самозанятыми гражданами являются физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели, перешедшие на специальный налоговый режим - налог на профессиональный доход [1].

Авторы сравнили численность самозанятых граждан, зафиксировавших свой статус и применяющих специальный налоговый режим, с количеством индивидуальных предпринимателей (далее – ИП) и субъектов малого и среднего предпринимательства (далее – МСП) за 2019-2023 гг. (рис. 1).

Рисунок 1. Количество самозанятых, индивидуальных предпринимателей, субъектов малого и среднего предпринимательства, тыс. ед.

Источник: составлено авторами по данным [2; 15].

Проанализировав данные рисунка 1, можно сделать вывод, что с 2019 года наблюдается значительный рост числа самозанятых по сравнению с ИП и субъектами МСП, темп прироста к 2023 году составил 2649,5 %. Такой рост показывает действенность специального налогового режима: удобство применения и низкие налоговые ставки (4 % – при реализации работ/услуг физическим лицам, 6 % – юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям). Так же на увеличение данного показателя повлияло применение специального налогового режима с 1 января 2023 года в новых регионах России (Донецкая и Луганская Народная Республика, Запорожская и Херсонская области), а также в городе Байконур [2].

По данным аналитического портала Федеральной налоговой службы России, где указаны выбранные самозанятыми виды деятельности, составили обобщенный рейтинг отраслей сферы услуг. Каждый самозанятый мог указать одну или несколько отраслей из 21 предложенной категории: ремонт; авто; IT-сфера; красота; информационные услуги; прочее; дом; сделай сам; обучение; торговля самостоятельно произведенным товаров; финансы; аренда; фото, видео, печать; одежда; здоровье; юристы; общественное питание; развлечения; природа; животные; спорт (рис. 2).

Рисунок 2. Количество самозанятых, выбравших отрасли сферы услуг (чел.), и рейтинг, составленный по их ответам

Источник: составлено авторами по данным [2].

На рисунке 2 представлены десять видов услуг, оказываемых самозанятыми. Используя метод ранжирования, выбрали по пять наиболее и наименее популярных видов деятельности за анализируемый период. С 2021 года наиболее популярным видом услуги являются ремонтные работы, к данной категории отнесены электрики, сантехники, штукатуры, маляры, а также специалисты, осуществляющие ремонт компьютеров и бытовой техники. На второй позиции рейтинга – автоуслуги (перевозка пассажиров и грузов, автосервис, автомойки и т.д.). IT-сфера на протяжении анализируемого периода стабильно находилась на третьем месте. Меньше всего самозанятые оказывают услуги в категории «животные» (вакцинация животных, груминг, дрессировка, кинология, передержка животных, уход за животными). Также наименее востребованы сферы деятельности в категориях «спорт» (консультирование, массажист, тренер/инструктор) и «природа» (благоустройство территории, животноводство, лес/охота/рыбалка, переработка отходов, прием или сдача лома, сельхоз услуги).

Малое предпринимательство традиционно занимает ведущие позиции в сфере услуг, так как является более мобильным и гибким для внедрения новых технологий. Цифровизация открыла новые возможности в организации трудового процесса, особенно тем, кто занимается созданием и обработкой информации. Как для формальной, так и неформальной предпринимательской деятельности цифровизация позволяет расширить границы, привлекая клиентов из различных стран. Это значительно расширяет потенциал для получения дохода и роста бизнеса. Цифровые платформы – это информационная система, которая уже зарекомендовала себя как новое поколение рабочих отношений между исполнителем и заказчиком, организованных через цифрового посредника.

Саззад Парвез и Раджив Ранджан в своем исследовании поделили платформенную занятость на три типа. К первому типу отнесли «click-work» – выполнение краткосрочных задач; второй тип – выполнение ручной работы (платформа является связующим звеном для «встречи» исполнителя и заказчика); третий – услуги, оказываемые «по требованию», например, доставка и такси (услуги оказываются в соответствии с договором, заключенным и контролируемым платформами-агрегаторами) [23].

Российский рынок фриланса, по исследованиям международной аудит-консалтинговой корпорации PricewaterhouseCoopers (PwC), занимает второе место по темпу роста количества фрилансеров. В 2023 году в России насчитывалось 19,3 миллиона фрилансеров [18]. Интернет-платформы Freelance.RU и Kwork являются одними из самых крупных и популярных русскоязычных бирж удаленной работы, на которых регистрируются специалисты, предлагающие услуги в IT-сфере/программировании, образовании (репетиторство), юриспруденции, дизайне, рекламе, SMM и других сферах.

Фриланс-сервис Kwork в 2023 году стал самым посещаемым среди таких платформ, обогнав Freelance.RU, прирост зарегистрированных пользователей относительно 2020 года составил 93 %. На платформе Kwork заказчики в основном выбирают услуги по рубрикам: соцсети и SMM; ссылки; тексты и наполнение сайта; доработка и настройка сайта; маркетплейсы и соцсети [17].

Национальная Гильдия Фрилансеров представила результаты исследования фрилансеров и самозанятых за 2020-2023 гг., зарегистрированных на Freelance.RU. Основой исследования стал анонимный опрос, который показал отношение специалистов к фрилансу и работе по найму, юридический статус и структуру клиентов [18].

Из ответов респондентов следует, что в 2023 году фриланс для 60 % опрошенных стал основным источником дохода, хотя в 2020 году лишь 25 % рассматривали данный вид деятельности как основной. Большая часть фрилансеров (50 % опрошенных) не планируют возвращаться в найм, 38 % иногда задумываются о такой возможности вновь работать по найму, 12 % хотели бы вернуться. Среди опрошенных в 2023 году оформили статус самозанятого 37 % (рост составил 29 % по сравнению с 2020 годом), численность ИП к 2023 году сократилась на 6 %, а физических лиц без статуса – на 23 %.

Основным клиентом фрилансеров является микробизнес (так ответили 63 % респондентов), далее идут небольшие предприятия и малый бизнес (31 %), лишь небольшая часть опрошенных указали, что к ним обращаются средние и крупные компании (6 %).

Индустрия 4.0 с внедрением «умных» технологий в отрасли промышленности и производства повлияла и на другие сферы жизни, способствовала развитию платформенной занятости и фриланса. Можно предположить, что увеличение числа фрилансеров и спроса на их услуги в дальнейшем вызовет рост неформального предпринимательства и неформальной занятости.

Современные предприниматели сталкиваются со значительной конкуренцией и возрастающими потребностями клиентов в скорости обслуживания и индивидуализации продукции. Также с развитием рынка труда возрастает степень специализации в рабочей сфере, что влечет повышение требований к квалификации работников. В ближайшее время ключевыми качествами успешной профессиональной деятельности станут критическое мышление, аналитические способности, умение находить выход из сложных ситуаций, а также навыки по саморазвитию, обучению, эффективной коммуникации, способности адаптироваться и быть гибким [10].

Инновации Индустрии 5.0 позволяют достичь оптимального сочетания, поддерживая творческий потенциал человека и механизированную эффективность. В рамках Индустрии 5.0 проекты, направленные на создание ценности и ориентированные на потребности человека, дополняют технологические инновации, заложенные в основе Индустрии 4.0, чтобы углубить взаимодействие между людьми и машинами. Специалистам, работающим в таких условиях, необходимо хорошее профильное образование, постоянное повышение квалификации.

Центр стратегических разработок (далее – ЦСР) в 2023 году провел экспресс-мониторинг по ключевым тенденциям на рынке платформенной занятости в России [14].

По данным ЦСР, в 2023 году только четверо из десяти платформенных занятых имеют высшее или неоконченное высшее образование, что на 13 п.п. выше, чем в 2021 году. Среди исполнителей «прочих» услуг, не относящихся к водителям такси и курьерам, эта доля достигает 63 % [14]. По данным Росстата, в 2023 году занятые в неформальном секторе, с высшим образованием составили 19,1% [16].

С развитием концепций Индустрия 4.0 и Индустрия 5.0 современное предпринимательство видится как более многозадачный, многофункциональный вид деятельности. В этой связи растет спрос на мультифункциональных специалистов – слешеров. Слеш-карьера – это новое направление в профессиональной деятельности, когда работники могут быть заняты в нескольких сферах [13]. Данное определение ввела американская журналистка Марси Албохер в своей книге «One Person, Multiple Careers: A New Model for Work/Life Success», в которой описан феномен человека, совмещающего несколько карьер одновременно. Такой подход к профессиональной деятельности дает возможность быстро реагировать на экономические кризисы, развитие цифровых технологий, адаптироваться к изменениям, становиться более конкурентоспособным.

Таким образом, цифровизация не только меняет способы трудоустройства и организации рабочего процесса, но и стимулирует развитие неформальной занятости, делая ее более гибкой, доступной и привлекательной для многих людей.

Заключение

В постпандемийный период стали активно появляться новые формы неформального предпринимательства и неформальной занятости. Различные виды «неформальности» могут быть рассмотрены в качестве стратегий (приспособление, путь к предпринимательству, образ жизни), варьирующихся в зависимости от добровольности или безвыходности выбора, временного или постоянного нахождения в такой сфере деятельности.

С развитием цифровых технологий и цифровизации в условиях концепций Индустрия 4.0 и Индустрия 5.0 произошел значительный рост платформенной занятости, фриланса, самозанятости, что привело к изменениям в системе трудовых отношений. Такие формы занятости являются популярными среди населения, что задает новый тренд на российском рынке труда. Для новых форм неформальной занятости и предпринимательской деятельности характерны нестабильный доход и отсутствие постоянной занятости. В условиях трансформации предпринимательской деятельности ключевым становится приобретение новых навыков. Тем не менее одной из самых заметных и значимых тенденций остаются трансформации в бизнес-моделях, связанные с новыми подходами к работе и трудоустройству в неформальном секторе.


Источники:

1. Федеральный закон "О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима "Налог на профессиональный доход" от 27.11.2018 N 422-ФЗ (последняя редакция). КонсультантПлюс. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_311977/?ysclid=lvo29ftzh5680436463 (дата обращения: 25.03.2024).
2. Аналитический портал ФНС России. Nalog.gov.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://analytic.nalog.gov.ru/ (дата обращения: 15.04.2024).
3. Барсукова С.Ю. Неформальная экономика: экономико-социологический анализ. - М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2004. – 448 c.
4. Городнова Н.В. Развитие цифровой экономики: теория и практика // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 3. – c. 911-928. – doi: 10.18334/vinec.11.3.112227.
5. Забелина О.В., Мирзабалаева Ф.И. Новые тренды занятости в неформальном секторе как вызовы политике формализации российского рынка труда // Экономика труда. – 2023. – № 2. – c. 263-278. – doi: 10.18334/et.10.2.117222.
6. Закалюжная, Н.В. Новая концепция занятости и развития трудовых отношений в цифровую эпоху // Право. Журнал Высшей школы экономики. – 2023. – № 2. – c. 139-164. – doi: 10.17323/2072-8166.202325.139.164.
7. Ивасенко А.Г., Григорчикова Е.С. Неформальная занятость в предпринимательской деятельности // Экономика XXI века: Сборник материалов международной научно-практической конференции, Новосибирск, 08 декабря 2022 года / Под редакцией О.А. Чистяковой. Новосибириск, 2022. – c. 115-119.
8. Караваева И.В., Лев М.Ю. Экономическая безопасность: технологический суверенитет в системе экономической безопасности в современной России // Экономическая безопасность. – 2023. – № 3. – c. 905-924. – doi: 10.18334/ecsec.6.3.118475.
9. Наумов Ю.Г., Латов Ю.В. Экономическая безопасность и теневая экономика. / Учебник. - М.: Академия управления МВД России, 2016. – 246 c.
10. Нехода Е.В., Пань Ли Трансформация рынка труда и занятости в цифровую эпоху // Экономика труда. – 2021. – № 9. – c. 897-916. – doi: 10.18334/et.8.9.113408.
11. Нуреев Р.М., Ахмадеев Д.Р. Неформальная занятость: истоки, современное состояние и перспективы развития (опыт институционального анализа). / Монография. 2-е издание, переработанное и дополненное. - ООО Издательство КноРус, 2023. – 290 c.
12. Синдяшкина Е.Н. Неформальная занятость в условиях трансформации современного рынка труда // Социально-трудовые исследования. – 2023. – № 2. – c. 59-70. – doi: 10.34022/2658-3712-2023-51-2-59-70.
13. Слеш-карьеризм и суперкоманды: как меняется фриланс в 2024 году. Forbes.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.forbes.ru/mneniya/510462-sles-kar-erizm-i-superkomandy-kak-menaetsa-frilans-v-2024-godu?ysclid=lv70iyh82g706706975 (дата обращения: 15.04.2024).
14. Социальные гарантии для платформенных занятых в России - 2024. Csr.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.csr.ru/ru/research/sotsialnye-garantii-dlya-platformennykh-zanyatykh-v-rossii-2024/ (дата обращения: 15.04.2024).
15. Статистика по государственной регистрации ЮЛ и ИП в целом по Российской Федерации. Федеральная налоговая служба. [Электронный ресурс]. URL: https://www.nalog.gov.ru/rn54/related_activities/statistics_and_analytics/regstats/ (дата обращения: 21.03.2024).
16. Итоги выборочного обследования рабочей силы. Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/compendium/document/13265 (дата обращения: 02.04.2024).
17. Фриланс 2023 в цифрах: анализ рынка, влияние ИИ и прогноз на следующий год. Kwork.Блог. [Электронный ресурс]. URL: https://blog.kwork.ru/rynok-frilansa/frilans-2023-v-cifrax-analiz-rynka-vliyanie-ii-i-prognoz-na-sleduyushhij-god (дата обращения: 17.01.2024).
18. Фриланс и фрилансеры 2020-2023. Факты, цифры, тенденции. Национальная Гильдия Фрилансеров. [Электронный ресурс]. URL: frilans-i-frilansery-2020-2023-fakty-cifry-tendencii-59 (дата обращения: 17.01.2024).
19. Чистякова О.А., Григорчикова Е.С. Неформальная предпринимательская деятельность в России: новые тренды занятости // Финансовый бизнес. – 2023. – № 12. – c. 253-256..
20. Янченко Е.В. Гиг-экономика: риски прекаризации занятости // Экономика труда. – 2022. – № 5. – c. 909-930. – doi: 10.18334/et.9.5.114795.
21. BeingDigital (фундаментальная статья Николоса Негропонтэ по цифровой экономике за 1995 год, часть 2). Habr.com. [Электронный ресурс]. URL: https://habr.com/ru/company/philtech/blog/354418/ (дата обращения: 08.01.2024).
22. Hart K. Informal economy opportunities and the urban employment in Ghana // Journal of Modern Africa Studies. – 1973. – № 1.
23. Parwez, Sazzad, and Rajiv Ranjan The Platform Economy and the Precarisation of Food Delivery Work in the COVID-19 Pandemic: Evidence from India // Work Organisation, Labour & Globalisation. – 2021. – № 1. – p. 11-30. – doi: 10.13169/workorgalaboglob.15.1.0011.

Страница обновлена: 11.06.2024 в 08:38:41