О доминирующем посыле разработки и реализации социально-экономической политики в современной России

Косьмин А.Д.1, Косьмина Е.А.2, Полуаршинов А.В.3
1 Омский государственный технический университет
2 Омская академия гуманитарных наук и образования
3 Омский Государственный технический университет

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 2 (Апрель-июнь 2020)

Цитировать:
Косьмин А.Д., Косьмина Е.А., Полуаршинов А.В. О доминирующем посыле разработки и реализации социально-экономической политики в современной России // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 2. – С. 481-496. – doi: 10.18334/eo.10.2.100559.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=43076860

Аннотация:
Целью представленной работы является критическое рассмотрение содержания различных программных документов, Указов президента, инициатив и новелл законодательной и исполнительной власти, моделирующих вероятностные события в жизни общества возрождающегося капитализма с последующим определением степени их правдоподобия, отражаемой реальными успехами в достижении поставленных в них целей и задач, в совокупности представляющих собой индикаторы прирастаемых компонентов национальной силы.

Ключевые слова: управление, национальные проекты, вероятность, достоверность, экономический рост, бедность, неравенство

JEL-классификация: I31, I32, O40



Чтобы управлять, надо знать дело и быть великолепным администратором.

В.И. Ленин

Введение

Социально-экономическая политика государства, как известно, проявляется через проведение исполнительной властью действий и мер по достижению обозначенных в ней целей. Она (политика) не является инвариантной, а в контексте теории игр – это модель непрерывной игры, которая постоянно повторяется в ответ на вызовы того или иного периода времени, на неопределенности стохастической и нестохастической природы. При этом должна обеспечиваться преемственность социально-экономической политики, и следовательно, она не сводится к модели «одноразовой игры».

В соответствии с неоклассической теорией общественного выбора процесс разработки (формирования) социально-экономической политики является наиболее сложным и чрезвычайно ответственным по сравнению с процессом ее реализации, проверяющим (подтверждающим или не подтверждающим) правильность или ошибочность ее основных стратегических направлений.

Успешность реализации социально-экономической политики невозможна без политической воли. Для реализации (исполнения) необходима самоорганизация государственной власти, т.е. система государственно-административного управления, деятельность представителей которой (прежде всего, ее «исполнительной» ветви) должна быть ответственной, взвешенной, технологически эффективной и, что самое главное, в высшей степени компетентной, прозрачной, честной и подотчетной.

Основное неизбежное «проклятие» для России – некомпетентность власти, ее неумение распорядиться колоссальным богатством страны, главным из которого как раз и является народ (народ является на поверку основным налогоплательщиком в долгосрочном периоде в результате повышения налогов, акцизов, тарифов ЖКХ, патентования фрилансеров, обладателей подсобных хозяйств и т.д.).

У власти нет четкой программы действий (имеется в виду явное несоответствие целей средствам их достижения), она блуждает в марафонском беге по бездорожью [1]. Похоже, что она блуждает в неопределенности и не очень отчетливо представляет, куда же в конечном итоге занесет корабль экономики, необремененный избыточным присутствием в нем государства [2] (Kosmin, Kosmina, 2018).

Вот что писал знаменитый деятель эпохи Римской республики, писатель Марк Туллий Цицерон по поводу всего того должного и ответственного, «что могут выдержать плечи» (Гораций) глубоко нравственных демиургов, радеющих за народное благосостояние: «Что касается людей, берущихся за государственные дела, то они не менее чем философы (пожалуй, даже и более) должны проявлять величие духа... Во всех делах, прежде чем к ним приступить, нужна тщательная подготовка. Но тот, кто приступает к тому или иному делу, должен понимать, что ему надо взвесить не только, сколь оно прекрасно в нравственном отношении, но и способен ли сам он совершить его; тут он должен взвесить все, дабы и необдуманно не отчаяться в успехе, и не проявить непомерной самоуверенности ввиду своего честолюбия» [7, с. 77] (Tsitseron, 1993, р. 77).

И далее Цицерон дает совет: «... размышляя, предвидеть будущее, заблаговременно определять, что может случиться хорошего и дурного и что понадобится сделать, когда что-нибудь произойдет, и не доводить до того, чтобы когда-либо пришлось сказать: «Об этом я не подумал»» [7, c. 78] (Tsitseron, 1993, р. 78).

А подумали ли власти в 2010 году о грядущих результатах задуманной ими оптимизации здравоохранения, провал которой сейчас, наконец-то, как уже отмечалось, признается официальными лицами? Вице-премьер А. Силуанов утверждает, что медицинские учреждения находятся в «ужасном состоянии», вице-премьер Т. Голикова говорит о том, что оптимизация здравоохранения «проведена неудачно», председатель Счетной палаты А. Кудрин выявил, что в 50 из 80 субъектов РФ не обеспечено выполнение Указа Президента № 597 в части повышения средней заработной платы среднего и младшего персонала медицинских работников, министр здравоохранения В. Скворцова поведала о том, что «системно инфраструктуру здравоохранения никто не трогал с конца 1950-х годов». А президент страны предлагает создать летучие отряды из студентов-медиков [10].

Минэкономразвития решил изменить порядок, алгоритм статистического измерения уровня бедности в стране с целью повышения качества данных. Отныне бедных бедными не считать, а верифицировать сведения об уровне бедности информацией о налогах и страховых взносах. Для реализации амбициозного плана ведомством будет потрачено 1,3 млрд рублей бюджетных средств за три года [9]. Значит, часть бедных станут считать небедными.

Начиная с 2020 года Росстат каждый год будет сверять данные об уровне бедности с информацией о доходах населения, которая будет поступать из Федеральной налоговой службы и Пенсионного фонда РФ.

Кроме того, Росстат приступил к изучению и анализу информации об условиях жизни, финансовом положении и условиях трудовой деятельности по трем целевым группам: семьи с детьми в возрасте до 18 лет, в том числе с детьми до трех лет и до семи лет, граждане старшего поколения и женщины с детьми [12].

И еще одна идея фикс А. Кудрина и вице-премьера Т. Голиковой – заменить название «прожиточный минимум» на «потребительский бюджет». В новом понятии список того, что имеют граждане – сад, дом, авто и т.д., нужен для выяснения (выявления) степени нуждаемости в социальном пособии. Вот такой «цивилизованный» способ, с помощью которого власть решила вывести граждан из бедности.

Согласно исследованию РАНХиГС, самой большой несправедливостью россияне считают неравенство возможностей для получения достойного заработка (57%) и пенсионное обеспечение (42%). Причем по пенсиям число недовольных по сравнению с предыдущим опросом выросло на треть.

Среди других социальных благ, распределение которых в обществе видится большинству несправедливым, называются слабая защита от безработицы (37%), неравенство при получении образования и медицинской помощи (36%), неравенство прав в судах (23%) и в политической жизни (17%).

Отмечается, что общее число указавших несправедливость российского общества в 2019 году практически не отличается от аналогичной цифры в 2003 году, когда таковых было 78%. Получается, что вопиющая несправедливость стабилизировалась и законсервировалась [9].

Все это является результатом реконструкции в последние годы самой идеи социального государства (7-я статья Конституции, устанавливающая статус России как государства социального). Это реформы в сфере образования, здравоохранения и, к сожалению, пенсионная реформа.

Однако глубинной причиной социального неравенства является закостенение политической системы, затянувшееся властное долголетие демиургов нынешнего социального порядка и отсутствие политической конкуренции.

В конце октября 2019 года на Московском финансовом форуме представители двух самых «кондовых» либеральных ведомств России – Министерства финансов и Центрального банка – фактически публично расписались перед страной и всем миром в своем нежелании стимулировать экономический рост, демонстрируя верность либеральному принципу – достижению и сохранению любыми средствами пресловутой «макроэкономической стабильности» (главное для них – отчитаться о «стабилизации инфляции»). Официальная позиция правительства «зазвучала» в заявлении заместителя министра финансов В. Колычева. «И точно, не нужно ее (эту самую «стабильность», полагать надо) разрушать посредством либо дополнительных бюджетных вливаний, либо каких-то неординарных неортодоксальных решений в денежно-кредитной политике » [9].

Слова представителя Минфина и присоединившихся к нему представителей Центрального банка прямо означают, что никаких серьезных вложений в экономику страны от нынешнего правительства ждать не приходится.

Представитель правительства объявил также, что задачи по ускорению экономики РФ, двукратному сокращению бедности и технологическому прорыву, «возможно, придется скорректировать». Темпы экономического роста оказываются ниже ожидаемых (из-за замедления глобальной экономики, торговых войн и т.д., но не из-за тупиковой модели экономики).

Ниже ожиданий в 2019 году будут также: объем инвестиций – рост составит 2% вместо 3,1%, оборот розничной торговли – рост составит 1,3% вместо 1,6% .

По оценке НИУ ВШЭ, в 2019 году темпы годового роста розничного товарооборота в стране упали с 1,7% в первом полугодии до 0,7% в августе. Отрицательная динамика обусловливается продолжающимся уже шестой год подряд обнищанием населения, снижением его благосостояния. Очень скромный рост зарплат [2] полностью нивелируется (нейтрализуется) еще более значительным увеличением налоговых платежей, сборов, установлением новых акцизов, неуклонным ростом тарифов на услуги ЖКХ и стоимости проезда на транспорте и т.д. [9]. Но, однако, как заявил пресс-секретарь президента под Новый год, отмечается снижение «… тенденции на снижение благосостояния россиян» [13].

Таким образом, к «мему» экс-министра – «нащупывание дна кризиса» – добавится «снижение снижения».

На отсутствие роста влияет, таким образом, продолжающееся снижение реальных доходов населения, о котором заявил председатель Счетной палаты РФ на Московском финансовом форуме. Снижение доходов у населения своим безусловным следствием имеет сокращение совокупного внутреннего спроса на товары и услуги, результатом которого является постепенное замедление экономической активности (масштабов производства и численности занятых – роста безработных), то есть нулевой или отрицательный экономический рост (это элементарная экономическая арифметика основателя макроэкономической теории Дж. М. Кейнса, впервые доказавшего, что его величество «совокупный спрос» является главным аргументом функции экономического роста (не будет спроса, не будет и предложения)).

Свежим подтверждением того глубокого кризиса, в котором находится российская экономика, да и вся Россия в целом, являются опубликованные данные бывшего председателя Верховного Совета РСФСР, члена-корреспондента Российской академии наук Руслана Хасбулатова, из которых следует, что за 20 лет путинского правления экономический рост нашей страны в среднем за год составил 1,1%. Нелишне заметить, что за этот период случались годы, когда экономика благодаря запредельно высоким мировым ценам на нефть и прочее сырье росла быстрее, однако накатывал очередной кризис и российское хозяйство, управляемое порочными, отвергнутыми всем развитым миром либеральными методами, раз за разом откатывалось вниз [8] (Cherkovets, 2019).

Cреднегодовые темпы роста экономики в СССР в период 1970-х – первой половины 1980-х годов вдвое превышали темпы пореформенной России, и продолжался этот период втрое меньше, чем длится нынешний застой (период нахождения у власти Михаила Горбачева О. Черковец исключает, поскольку он занимался уничтожением всего советского).

В свое время бывший глава Минэкономразвития был озабочен и озадачен, как уже отмечалось, проблемой «нащупывания дна кризиса», самой низкой точки падения экономики в первые годы экономического кризиса, продолжающегося уже пятый год. Этот «водолаз» так и не определился с глубиной ямы, в которую попала экономика России, которая (глубина) определяется положением экономики России в системе координат мирового хозяйства, среднегодовых темпов роста мирового ВВП, которые России предстоит до 2024 года превзойти и войти в пятерку самых экономически развитых стран мира. Ширина этой ямы, или период, время пребывания в последней является функцией значительного числа эндогенных аргументов различного свойства: экономического, социального, политического и нравственного.

Тропинки неолиберальной модели уклоняются в «глушь и болото». Экономические власти, придерживаясь явственно выраженного отрицательного направления, поступают, как тургеневский Базаров, – так, как им кажется выгодным и удобным, но бесплодно – темным. «В истории, – писал Д.И. Писарев, – явление может быть названо светлым или темным не потому, что оно нравится или не нравится историку, а потому, что оно ускоряет или задерживает развитие человеческого благосостояния. В истории нет бесплодно-светлых явлений; что бесплодно, то не светло» [4, с. 374] (Pisarev, 1955, р. 374).

В своей деятельности представители экономической власти подчиняются силе любимой им идеи, совершенно неадекватной своим прообразам (предметным преображениям) и, выражаясь метафорически, олицетворяют хор, поющий с чужого голоса под оркестр, управляемый заморским дирижером по своей партитуре.

«Но почти всегда случается так, – писал Д. Писарев, – что претензии превышают сумму наличных сил; это бывает даже тогда, когда наличных сил очень много» [4, с. 69] (Pisarev, 1955, р. 69). Как в современной России. Наличных сил (материально-вещественных, финансовых) предостаточно, в дефиците всего лишь мягкая сила – «замеченная стесненность в экономических знаниях и «принципиальное» непринятие опыта успешно развивающихся стран обрекают чиновников финансово-экономического блока на идеализацию всего того, что знали, и того, что подсказывали и подсказывают им заморские советники международных и всемирных организаций» [2, с. 936] (Kosmin, Kosmina, 2018, р. 936), что в конечном итоге и предопределило ошибочность приоритизации совокупных приоритетов национальных целей и стратегических задач в развитии РФ на период до 2024 года и в выборе средств для их достижения.

«Где нерасчетливо тратится высший вид материи, – писал Д. Писарев, – заключающийся в человеческих силах, там тратится так же нерасчетливо низший вид материи, состоящий в разнообразных сырых продуктах почвы» [4, с. 303] (Pisarev, 1955, р. 303).

«Взять такую отрасль, как рыболовство. По-прежнему 2/3 рыбного улова из нашей страны уходит на экспорт в виде необработанного «сырья»; переработанная и готовая к употреблению расфасованная наша же рыба возвращается к нам же в виде импорта с того же Запада. Такая же ситуация и с экспортом зерна и импортом произведенной из него муки» [8] (Cherkovets, 2019).

Величие страны заключается не в количестве квадратных километров «освобожденных» заморских территорий где-то в Сирии, и не в щедрости неслыханной – глава государства простил африканским странам долги более чем на 20 миллиардов долларов, а в достатке собственных граждан, половине которых, согласно Росстату, хватает средств только на еду и одежду (но ведь еще вопрос в том, какая это «еда» в современной России) [12].

Если экономическая ситуация ухудшается, уровень жизни падает – это значит, что власть работает не на благо населения.

И в то же время за первое полугодие 2019 года численность долларовых миллиардеров увеличилась до 110 человек, а долларовых миллионеров – до 246 тыс. человек. 10% самых богатых россиян контролируют 83% личного благосостояния в стране: по данному показателю Россия обходит США (76%) и Китай (60%) [10]. (Как у Гейне в куплете стихотворения «Закон жизни»: «Если много у тебя, / Станет больше – так ведется. / Если мало, то отдать / Даже малое придется» [1, с. 265]).

Следует особо отметить, что между теоретическим знанием и его практическим применением во всех сферах деятельности лежит глубокая и широкая бездна. Коснемся теоретических построений чиновников о возможности управления целевыми показателями через объем финансирования. Например, денег на борьбу с онкологическими заболеваниями выделяется все больше и больше, а снижение смертности и заболеваемости при этом не планируется. В 2017–2018 годах, несмотря на возросшие расходы на борьбу с онкозаболеваниями (более чем 80% ежегодно), фактические показатели заболеваемости превысили плановые.

Аудиторы Счетной палаты фиксируют и тот факт, что многие показатели нацпроектов и госпрограмм не могут быть достигнуты. В госпрограмме «Развитие здравоохранения» вряд ли может быть достигнута хотя бы половина заявленных целей: по показателю «ожидаемая продолжительность жизни при рождении» план составлял 74 года, фактически вышло 72,9 года. Это, по утверждению аудиторов, связано с влиянием социально-экономических факторов, таких как высокая дифференциация доходов, безработица, высокий показатель уровня смертности среди населения трудоспособного возраста. По удовлетворенности населения качеством медицинской помощи плановый показатель также не был достигнут: плановый – 41,7 %, а фактический – 38,7 %. Аудиторы полагают, что и в следующие годы Минздрав не выполнит цели госпрограммы по этим двум показателям – борьбе с онкологическими заболеваниями и продолжительности жизни.

Не лучше исполняется и госпрограмма «Экономическое развитие и инновационная экономика». Один из ключевых показателей – объем прямых и иностранных инвестиций в РФ – за 2018 год составил менее 21% от планового значения. Ожидали 22 млрд долларов, а в реальности получили менее 5 млрд Иностранцы предпочитают вкладывать средства в страны с более прозрачной экономикой и адекватными властями [11]. [3]

Очень скверное исполнение национальных проектов является результатом использования далеко не соответствующих им средств достижения, т.е. элементов и параметров тех компонентов национальной силы, которые являются полностью контролируемыми государством и использование которых не позволяет достигать поставленных целей и задач в национальных проектах. И потому случается все так, как поступал в свое время Наполеон – «нужно ввязаться в драку, а потом будет ясно, как действовать». Но у Наполеона был маршал Бертье, который знал все о состоянии войска – «до последней пуговицы на гетрах у последнего солдата». Его знания о своих войсках минимизировало элемент случайности в достижении геополитических целей. Элемент случайности он минимизировал и в достижении своих внутренних национальных целей, упразднив прежний непрофессиональный класс чиновников протестированными профессионалами.

Но у руководителя российского государства нет такого маршала, который знал бы каждого чиновника с точки зрения степени его компетентности профессиональной и степени осознания им ответственности за реализацию национальных проектов. К сожалению, о большинстве «солдат чиновничьего войска» и «маршал», и страна узнают только после их «посадки» за неправедные дела, совершенные профессионально, т.е. по рецепту Г. Беккера (о котором, вероятнее всего, они даже и не слышали), американского нобелиата по экономике, крупного специалиста в области теории экономических преступлений.

Российские апостолы экономического (да и политического) либерализма оказались одновременно и ортодоксами аристотелевского учения о познании, в соответствии с которым, по меткому замечанию автора эмпирической теории познания Джона Локка (1632–1704 гг.), «правдоподобным, т.е. топическим, аргументом у Аристотеля является доказательство, исходящее из посылки, основанной на вероятности, а не на достоверности» [3] (Lokk, 1985).

Так вот, доминирующим, если не единственным, аргументом доказательства жизнеспособности и даже высокой эффективности либеральной российской модели экономики является неувядающий вероятностный посыл (красной нитью проходящий через все стратегически важные документы верховной власти на протяжении немалых лет), основанный на ряде вероятностных, стохастических событий, о которых, например, говорил президент в 2019 году на 11-ом Ежегодном Инвестиционном Форуме АО «ВТБ Капитал» «Россия зовет!», цель которого – привлечение инвестиций в российскую экономику и развитие диалога между российским бизнесом и иностранными инвесторами: «Хорошие фонды в Фонде национального благосостояния создают очень хорошие стартовые позиции для увеличения темпов экономического роста и изменения структуры российской экономики; запустить новый инвестиционный цикл, выйти на ежегодный объем вложений в основной капитал – 25%, а в перспективе – 27% ВВП; увеличить вложения в создание качественных рабочих мест, в инфраструктуру; перейти к развитию высокотехнологичных отраслей производства к цифровизации, к искусственному интеллекту (по оценке экспертного сообщества, только внедрение этих новаций может дать ежегодно прирост на один процентный пункт); устранить избыточные ограничения в сфере административных процедур, которые мешают развитию» [13].

На пленарном заседании этого форума Президент РФ заявил, что массового пересмотра итогов приватизации в России не будет, и назвал стратегической задачей экономики России кардинальное повышение производительности труда. Но «… особое внимание, – продолжал президент, – хочу обратить на динамику инфляции. Текущий рост потребительских цен – 3,6%, а в начале будущего года мы вполне можем увидеть цифру в три процента и, может быть, даже ниже.

Вместе с тем, снижение инфляции происходит быстрее, чем мы ожидаем, и здесь есть определенные риски для оживления экономики, для динамики совокупного спроса» [13].

Это что-то новое, выходящее за рамки экономического мэйнстрима, вложенное в уста президента его экономическими спичрайтерами.

Ведь эти «определенные риски» снимаются вполне государством в случае злоупотребления правительством монопольным правом на эмиссию денег (имеется в виду увеличение предложения денег, превышающее увеличение, рост ВВП). Если правительство считает, что денег нет, а бюджет профицитный, то дополнительная эмиссия денег при практически неизменном объеме производства необходима для вздутия совокупного спроса. Механизм раскручивания инфляции спроса характеризуется тем, что сначала увеличивается денежная масса, а затем – совокупный спрос, который и приводит к повышению цен, на что отреагирует совокупное предложение. Для оживления экономики необходим ощутимый рост доходов населения, жестко «привязанный» к росту ВВП (хотя ФНБ переполнен иностранной валютой сверх установленных законом пределов, а в федеральном бюджете «протухает» без всякой пользы триллион рублей, собранных с граждан налогов).

Как известно, во всех планах правительства зафиксировано, что доходы населения должны расти медленнее, чем ВВП. А если учесть, что ВВП в РФ официально «растет» на уровне статистической погрешности, а в реальности снижается, то роста доходов граждан тем более ожидать не стоит. В своем вступительном слове на 11-ом Инвестиционном Форуме «Россия зовет!» президент сказал о том, что «несмотря на снижение темпом глобального роста, в России сохраняется позитивная экономическая динамика. В прошлом году прирост ВВП составил 2,3 процентов. За 3 квартала текущего года он скромнее – 1,1 процента. Но со второго полугодия, по оценкам Минэкономразвития, отмечается определенное ускорение роста» [13].

Следовательно, дополнительную эмиссию денег необходимо направить на увеличение доходов граждан – зарплат и пенсий, которые (граждане) станут больше потреблять, а производители – больше производить национального продукта.

Приведем еще три рецепта для ускорения экономического роста, предложенные помощником президента А. Белоусовым: 1) уменьшить ключевую ставку ЦБ РФ до 5%, 2) снизить давление на бизнес – улучшить инвестиционный климат за счет запуска регуляторной гильотины и защиты предпринимателей от давления силовых ведомств, 3) обеспечить предприятия кадрами рабочих профессий [9]. На какой же период пролонгируется приведенный выше перечень вероятностных событий, долженствующих быть реализованными как доказательство правдоподобности, то есть успешности либеральной модели экономики в стране, ключевыми индикаторами которой являются экономический рост и повышение реальных доходов населения? Время покажет – это все еще впереди. А что же было до этой «новой волны», какова судьба предыдущей дюжины «программ развития»? Обратимся к ретроспективе, к судьбе вероятностных событий, обозначенных в перспективной программе развития – в «Концепции долгосрочного социально-экономического развития России до 2020 года», утвержденной российским правительством в ноябре 2008 года.

По оценкам экспертов, практически все без исключения концептуальные пункты «Концепции» провалились [4], но успешно мигрировали в новые наборы обещаний, сроки исполнения которых пролонгированы и до 2020 года, и до 2030 года.

Начнем с самой амбициозной цели – в 2015–2020 годах Россия должна войти в пятерку стран – лидеров по объему ВВП по паритету покупательной способности» (в долл. США 2011 г. по ППС) [5]. По итогам 2018 года РФ находилась на шестом месте [6] (3,1% мирового ВВП) и, согласно прогнозным расчетам МВФ, к 2024 году уступит место Индонезии.

За счет создания «модели инновационного развития» экономика должна к 2020 году выйти «на траекторию долгосрочного устойчивого роста со средним темпом около 6,5% в год», обозначено в Концепции. Однако контрольная цифра экономического роста составила вместо 6,5% не более 0,5% в год.

Следующая цель – «увеличить реальные располагаемые доходы населения по итогам 2020 года на 72% по сравнению с 2012 годом». Однако, как свидетельствует официальная статистика, реальные располагаемые доходы населения в третьем квартале 2019 года сократились примерно на 5% по сравнению с 2012 годом.

Еще одна радужная цель Концепции – снижение уровня абсолютной бедности с 13,4% в 2007 году до 7% в 2020 году, а также увеличение среднего класса до более половины населения. По итогам третьего квартала Росстат зафиксировал количество бедных в 12,7%: за чертой бедности живут около 20 миллионов человек. В России средний класс по соответствующим всем его критериям составляет всего лишь 7% – 10,3 млн человек.

И наконец, Концепция предусматривала перераспределение бюджетных средств в пользу расходов на развитие человеческого потенциала – с 8,6% ВВП в 2007 году до 11,7% ВВП в 2020 году. В частности, расходы на здравоохранение должны были увеличиться с 3,6% ВВП до 5,5%, на образование – с 4% до 6% ВВП. Однако в ближайшие три года расходы на образование планируются в среднем на уровне 3,7% ВВП, на здравоохранение – 2,9% ВВП (для сравнения: в Великобритании расходы на здравоохранение составляют 7,2% ВВП, на образование – 4,7% ВВП, во Франции – 8% ВВП и 4,7% ВВП соответственно).

На этом фоне очень странным представляется предложение Минфина увеличить секретные расходы до 3,66 трлн рублей при общем бюджете в 16,99 трлн рублей. Траты, за которые правительство не будет отчитываться, достигнут исторического максимума со времен распада СССР – 22%. Доля закрытых расходов в российском бюджете более чем на порядок превосходит аналогичные показатели в развитых странах [10].

Из изложенного выше вытекает вывод о том, что власть не очень плодотворна в достижении поставленных целей (кои постоянно находятся в режиме отсрочки, похоже, до «греческих календ»). А неплодотворна она (власть) по причине некомпетентности то ли в выборе целей, то ли в выборе времени, но скорее всего в выборе бесперспективной модели экономики, но, представляется, адекватной их (власти) политико-экономическим воззрениям, но в реальном материале действительности, оказывающейся ахиллесовой пятой суверенного государства, способной его погубить, если вовремя не внести некоторые коррективы, расширяющие горизонты ее эффективности.

Эта модель, конечно же, имеет и невостребованный в России латентный потенциал, имея в виду изменение пропорций телеологических механизмов рынка и государства в пользу последнего, как это сделали в Китае, усмотревшем в национализации ранее приватизированных государственных активов дополнительный драйвер экономического роста. В Китае официально завершилась кампания по расследованию и отмене приватизации и рыночных реформ, проведенных в 1990-х годах.

По итогам судебного процесса, продолжавшегося восемь лет, 4822 акционера, включая 1039 иностранных граждан, лишены имущества и осуждены на пожизненное лишение свободы в трудовых лагерях. Аналогичное наказание получили свыше шести тысяч чиновников, устроивших продажу государственного имущества. Еще до 15 тысяч человек получили различные сроки за содействие приватизации, в том числе сотрудники правоохранительных и контролирующих органов, «проявившие преступное бездействие и любой ценой не прекратившие расточение народного имущества» [14].

В общей сложности за 8 лет Китай вернул себе заводы, фабрики и предприятия на общую сумму в 122 триллиона юаней, а также удалось вернуть 45 триллионов юаней, выведенных за рубеж. По словам Председателя Си Цзиньпина, «китайский народ ясно высказался о том, что он думает о так называемой приватизации, а фактически – воровстве социалистической собственности» [14]. В рамках политики «народной декабализации» было принято правило про обратную силу закона – теперь участников приватизации можно судить, даже если на момент покупки акций они формально не нарушали никаких законов.

Председатель КНР, таким образом, наступил на «больные мозоли» тех, кто достиг богатства и высокого положения за счет присвоения собственности социалистической, последовав историческому примеру президента США Ф. Рузвельта, который в 1934 году сказал такие слова: «Работая над великой общенациональной программой, которая призвана дать первостепенные блага широким массам, мы действительно наступим кое-кому на «больные мозоли» и будем наступать на них впредь. Но это мозоли тех, кто старается достичь высокого положения или богатства, а может быть того и другого вместе, коротким путем – за счет общего блага» [13]. В 2006 году Путин, выступая перед Федеральным собранием, сказал: «Хорошие слова, жаль только, что не я их придумал» [13]. Но справедливости ради следует заметить, что придумал он многое другое, несравнимое с придумками символа, образца для подражания.

Почему бы в России не наступить на «больные мозоли» тех, кто обогатился неправедно? Следует отметить желанное, но робкое заявление первого вице-премьера о возможности национализации ряда предприятий в связи с санкциями, одновременно «приправленное» решительным намерением продолжить процесс приватизации государственных активов в 2020–2022 годах. Намерение тревожное, учитывая события прошлых, «ураганных» 1990-х годов.

Недалекая ретроспектива свидетельствует о том, что запущенный А. Чубайсом механизм приватизации в реальном материале российской действительности – это был механизм расточения народного имущества в пользу так называемых эффективных собственников и чиновников. Ни одна из трех идей приватизации – повысить благосостояние населения, достичь высокой эффективности производства и наполнить государственный бюджет – не была реализована. Какая же идея фикс закладывается в грядущей приватизации – дать «первостепенные блага широким массам», достичь «общего блага» – как множества возможностей для безопасной жизни человеческой, или какого-то «общего блага», выходящего за пределы, обозначенные выше, которыми можно оправдать все что угодно (в качестве удобного манипулятивного приема)? И не становятся ли простые граждане жертвами представлений власть имущих об «общем благе»? [7].

Лидеры государств, «первые после Бога» [8], по определению обязаны «играть в кости» [9], в эту метафору в надежде и стремлении обнаружить наиболее целесообразные и высокопродуктивные направления своих действий (решений) во благо людей, вверивших им свои жизни, застраховаться от самопроизвольных решений, на поверку оказывающихся иногда нецелесообразными и даже пагубными. Это особенно важно в далеко не радужных жизненных ситуациях, от которых не застрахована человеческая жизнь. Эти же политики выявляют тех, на чьи «мозоли можно и нужно наступать» (Ф. Рузвельт), то есть чьими интересами можно пожертвовать во имя общего (по их представлению) блага (?!) Какого?

В современных условиях знаменитая «невидимая рука» А. Смита на более высоком системном уровне продолжает и должна продолжать выполнять функцию внутреннего механизма самоорганизации и саморегулирования национальной рыночной экономики, особенность которой состоит в том, что здесь нет такой единой цели, сформулированной каким-либо отдельным человеком, организацией, институтом и т.д. Это – телеологический механизм «невидимой руки» (предопределенный Богом или природой). В то же время жизнеспособность и функционирование рыночной экономики немыслимы без активного вмешательства государства, его «видимой руки». Она никогда не существовала и не может существовать отдельно от государства, призванного обеспечить свободу и необходимые правила экономической деятельности, гарантию прав собственности и потребителей, защиту самой рыночной среды.

Оптимальное сочетание, гармония телеологических механизмов рынка и государства является непреложным условием решения социально-экономических проблем страны – снижения уровня бедности, повышения реальных доходов населения, сокращения имущественного неравенства, достижения устойчивых, долговременных и высоких темпов роста валового внутреннего продукта на основе альтернативных сырьевым точкам опоры – на основе диверсифицированного и высокотехнологичного процесса производства, обеспечения устойчивого естественного роста населения, повышения его качества и качества его жизни. Вот что писал по этому поводу Г. Гейне [10] в стихотворении «К телеологии»: «Две руки даны нам были, / Чтоб вдвойне добро творили, / Но не с тем, чтоб грабить вдвое, / Прикарманивать чужое, / Набивать свои ларцы, / Как иные молодцы» [1, c. 405].

Заключение

Общий вывод сводится к тому, что до тех пор, пока не изменится в стране неопределенного «общевизма» сложившаяся система государственного управления, генерирующая вероятностные, стохастические модели оптимизации, улучшения, преобразования различных сфер деятельности без тестирования их на экспертном Совете старейшин того или иного сообщества наиболее просвещенных представителей различных слоев общества, пока не появятся во власти настоящие глубоко нравственные и просвещенные (компетентные) ригористы, безусловно, чрезвычайно строгие и ответственные, и полагающие в высшей степени полезным и щедро оплачиваемым труд тех, «кто кормит, одевает и обеспечивает жилищами всю нацию» [6] (Smit, 2009) и кого не воспринимают всего лишь «как машины, отличающиеся от деревянных и железных машин невыгодными способностями чувствовать утомление, голод и боль» [5] (Pisarev, 1956), и которыми не пренебрегают [11], никаких общезначимых цивилизованных достижений ожидать не стоит (их в принципе не может быть).

[1] «Чем более ловок и быстр бегущий по бездорожью, тем дольше будут его блужданья» (Ф. Бэкон).

[2] С 01.01.2020 года президент узаконил повышение минимального размера оплаты труда (МРОТ) на 850 рублей – до 12130 рублей в месяц. А налог на физических лиц (НДФЛ) без малого в два раза больше этой прибавки. МРОТ в России меньше, чем в странах Латинской Америки. Самый высокий МРОТ в числе 14 этих стран в Коста-Рике, где он в 3 раза превышает российский. « - Посмотри-ка, посмотри-ка / Как рванула Коста-Рика! / В «социальном марафоне» / На два круга нас обходит. / Вдвое больший и против нас / МРОТ имеет Гондурас... / Да, пока идем ко дну, / Но всплывем вдруг сразу. / И порукою тому / майские указы» (О. Джигиль) [15].

Похоже, что иностранные инвесторы выстраивают свою инвестиционную модель поведения в строгом соответствии с максимой известного французского философа, экономиста и политического деятеля XVIII века А. Тюрго: «Дайте мне хорошую политику, и я дам вам хорошие финансы» [14].

[4] «Всякий шаг практического движения важнее дюжины программ» (К. Маркс).

[5] Расчет ВВП по ППС – менее достоверный по сравнению с более правдоподобным расчетом – по номинальному ВВП, а лучше всего – по реальному (дефлированному) – в штуках, кубометрах, бареллях, тоннах и т.д.

[6] По номинальному ВВП по итогам 2018 года Россия находилась на 13-ом месте. Отметим, что ВВП, как всеобщая категория, имеет малую ценность, поскольку данным показателем манипулируют в политических целях. Так, по подсчетам американских официальных органов, в 1995 году ВВП США составлял 7,2 трлн долл., а в России – 664 млрд долл. Однако после пересчета в публикациях 1998 года за тот же самый год ВВП России был существенно уменьшен и составил всего 76 млрд долл. [14].

[7] «Как бы ни было пламенно наше стремление действовать для общего блага, это воображаемое нами отвлеченное благо есть лишь то, чего мы желаем для самих себя, а устранить себя вполне нам никогда не удастся: в желаемое нами для других мы всегда подставляем нечто свое» (П. Чаадаев). Понятно, кому выгодна грядущая приватизация: она в интересах определенного круга людей (как гласит знаменитая латинская фраза, “is fesit, qui prodest” – «сделал тот, кому выгодно»).

[8] «Первый после Бога» – так со времен парусных кораблей английские моряки величали капитанов, полностью вверяя им свои жизни (то есть недостаточно быть руководителем или начальником, надо быть первым после Бога).

[9] Как известно, со времени Сократа (469–399 д. н. э.) и доселе является спорным философский вопрос о том, обладают ли люди реальным контролем над своими решениями и поступками? Иначе говоря, существует ли свободная человеческая воля и масса других явлений, которые действительно случайны и их невозможно предсказать? Если да, то мы живем в мире вероятностном, а если нет – то в мире детерминированном. Значительно позже, спустя более века, Эпикур (342–270 д. н. э.) полагал, что Бог дал человеку свободу воли, объяснив ему, что хорошо и что плохо; истинная свобода человека, следовательно, – в его деятельности по познанию и преобразованию мира, в подсказанном Богом направлении. Спор, начавшийся 90 лет назад между А. Эйнштейном и Н. Бором, великий спор о природе реального мира – детерминированной – «Бог не играет в кости» (все события во Вселенной от начала до конца предопределены, т.е. все упорядочено и закономерно, по мнению А. Эйнштейна), или вероятностной – «Бог играет в кости» (все события во Вселенной случайны и их невозможно предсказать, по мнению Н. Бора), спор близок к завершению в пользу Эйнштейна. Что же касается жизни Земной, то правым следует признать Н. Бора с небольшой поправкой, а именно: «в кости играют не Боги», а его «уполномоченные» – «первые после Бога», руководители государств, в первую очередь, в последней инстанции утверждающих вероятностные модели социально-экономического развития вверенной им страны, модели с зарядом пророчеств, конструируемых этими пророками (играющими в азартные игры), которые (пророчества) понимается лишь тогда, когда исполняется, или начинает исполняться. Земной мир, Земная жизнь – субстанции вероятностные, управляемые мировой элитой «Мирового правительства» и «Бильдербергского клуба», выдающимися медиумами – политиками, учеными. Их свободная воля, самопроизвольные решения иногда толкают их на ложную интерпретацию событий, случившихся и еще не случившихся.

[10] Полагаем уместным обращение к творчеству немецкого поэта Генриха Гейне (1797–1856 гг.), ученика Гегеля и друга К. Маркса, одному из первых заговоривших о коммунизме. Он подвергал резкой критике буржуазное общество и был в постоянном поиске такого миропорядка, при котором социальная справедливость сочеталась бы с неограниченными способностями развития человека.

[11] «Для простого народа великая честь, если люди высокопоставленные им не пренебрегают» (Плутарх).


Источники:

1. Гейне Г. Стихотворения. Поэмы. Проза (переводы с немецкого). – М.: Издательство художественно литературы, 1971 – 800 с.
2. Косьмин А.Д., Косьмина Е. А. Об основополагающем индикаторе успешности системы государственного управления и его генетической связи с объектом высокой степени сложности (или о назревшей неизбежности) // Креативная экономика. - 2018. – Т.12 - №7. – С.911 – 942. doi: 10.18334/ce.12.7.39216.
3. Локк Дж. Сочинения в трех томах. – Т.2. – М.: Мысль, 1985 – 560 с. (Философское наследие)
4. Писарев Д.И. Сочинение в четырех томах. Том 2 - М .:Государственное издательство художественной литературы. 1955. – 430 с.
5. Писарев Д.И. Сочинение в четырех томах. Том 3 - М. :Государственное издательство художественной литературы. 1956. – 570 с.
6. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. – М.: «ЭКСМО – ПРЕСС» 2009 – 956 c.
7. Цицерон М.Т. О старости. О дружбе. Об обязанностях. – М.: Наука, 1993. – 247с.
8. Черковец О. Где же долгожданный рост? // Правда, 2019 № 103.
9. Официальный сайт РИА Новости [Электронный ресурс]. // URL:http://ria.ru/docs/about/contacts.html
10. Официальный сайт газеты “Аргументы и факты “ [Электронный ресурс]. // URL:http://www.aif.ru.
11. Официальный сайт Счетной палаты РФ [Электронный ресурс]. // URL:http://ach.gov.ru/press_center/.
12. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. // URL:http://www.gks.ru.
13. Официальный сайт Президента России [Электронный ресурс] // URL: http://www.kremlin.ru.
14. Официальный сайт STATDATA – сайт о странах, городах, статистике населения и проч. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.statdata.ru.
15. Официальный сайт газеты «Красный путь» [Электронный ресурс].// URL: https:// www/omsk-kprf.ru.

Страница обновлена: 06.09.2020 в 09:33:21