Структурно-типологический анализ экономики российских регионов

Булетова Н.Е.1, Соколов А.А.2, Шаркевич И.В.3
1 Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
2 Волгоградский институт управления - филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
3 Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова - Волгоградский филиал

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 11, Номер 5 (Май 2021)

Цитировать:
Булетова Н.Е., Соколов А.А., Шаркевич И.В. Структурно-типологический анализ экономики российских регионов // Экономика, предпринимательство и право. – 2021. – Том 11. – № 5. – doi: 10.18334/epp.11.5.112091.

Аннотация:
В статье представлены результаты применения авторского подхода к структурному анализу региональной экономики, основанного на агрегировании и сопоставлении между собой элементов отраслевой структуры валовой добавленной стоимости. Полученные результаты расчетов привели к формированию новой типологии субъектов РФ по структуре экономики и доминирующему направлению ее развития. Выявленные в динамике и пространстве структурные сдвиги в региональных экономиках позволяют оценивать вектор и результат экономического развития территории и управляемость этого развития со стороны исполнительной власти через систему стратегического планирования и управления, реализацию региональной составляющей национальных проектов и приоритетных проектов субъекта РФ. Результаты проведенного авторами типологического анализа региональных экономик, содержащего в себе элементы ABC-анализа, актуальны для мониторинга государственных (муниципальных) программ, связанных с государственной структурной экономической политикой, так как позволяют определять необходимый набор мер, направления перераспределения ресурсов с учетом полученной характеристикой типа экономики и оценки устойчивости ее структуры.

Ключевые слова: структурный анализ, типология региональных экономик, сектор экономики, государственная структурная экономическая политика

JEL-классификация: R11, R12, R13



Введение

Управление траекторией развития национальной экономики вписывается в государственную структурную экономическую политику и соответствует целям и задачам стратегического планирования развития территории. На уровне региональной экономики с учетом диспропорций социально-экономического развития, исторических особенностей формирования структуры экономики, влияния ряда других факторов на современное состояние и возможности региональных экономических систем, ответственность за достижение высоких показателей социально-экономического развития выражается в том числе через систему показателей оценки эффективности деятельности высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов РФ и деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ, которая в очередной раз актуализирована и изложена в Указе Президента РФ от 04.02.2021 № 68. На фоне ярко выраженных социальных показателей среди представленного нового перечня отметим экономические показатели, например темп роста физического объема инвестиций в основной капитал (за исключением инвестиций инфраструктурных монополий (федеральные проекты) и бюджетных ассигнований федерального бюджета) или численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства, включая индивидуальных предпринимателей и самозанятых. Ответственность исполнительной власти за формирование инвестиционного климата, прирост рабочих мест в экономике региона подтверждают актуальность разработки и совершенствования методологии мониторинга региональной экономики, в том числе ее структурных сдвигов, отличий от экономик соседних регионов как конкурентов за трудовые ресурсы, инвестиционные ресурсы. В соответствии с этим цель исследования сформулирована следующим образом: разработать алгоритм типологизации региональных экономик на основе результатов структурного анализа для применения в мониторинге результатов реализации государственной структурной экономической политики региона.

Методология структурно-типологического анализа региональной экономики

Авторами ранее был разработан и апробирован метод структурного анализа, в котором доказывалась универсальность методологии сопоставления между собой агрегированных отраслей валовой добавленной стоимости на уровне субъектов РФ. Научная и практическая значимость такого подхода обоснована:

- теоретическим и методологическим анализом работ российских ученых по разработке и интерпретации подходов к структурному анализу экономики, речь идет о подходах, представленных в исследованиях Красильникова О.Ю. [3] (Krasilnikov, 2020), Сухарева О.С. [11, 12] (Sukharev, 2015; Sukharev, 2020), а также о результатах применения элементов структурного анализа для оценки происходящих в экономике региона изменений (примеры работ Поляковой И.А. [8] (Polyakova, 2017), Румянцева Н.М. [9] (Rumyantsev, 2020), Третьяковой Е.А. и соавторов [13] (Tretiakova, Shilova, Alfyorova, 2018), Якишина Ю.В. [16] (Yakishin, 2019)) и направлений повышения ее устойчивости, управляемости мерами государственной структурной экономической политики (в работах Куликова Н.И. [4] (Kulikov, Kulikov, 2017), Лукина Е.В. [5] (Lukin, 2019), Олейник Е.Б. и соавторов [7] (Oleynik, Zakharova, Yurchenko, 2020), Сиротенко М.В., Котугина Е.А. [10] (Sirotenko, Kotugin, 2017), Узякова Р.М. [14] (Uzyakov, 2020), Юсупова К.Н. [15] (Yusupov, Toktamysheva, Yangirov, Akhunov, 2019));

- теорией структурных изменений Фишера-Кларка, на основе которой определяется состав трех агрегированных групп отраслей по структуре валовой добавленной стоимости и их соотношение между собой:

- применяется классификация отраслевой структуры валовой добавленной стоимости (ВДС), традиционная для макростатистики, национальных счетов и включающая деление ВДС на 20 разделов;

- агрегирование представленных в ВДС элементов проводится по следующей схеме:

1) аграрный сектор (Da) включает раздел А «Сельское, лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство»;

2) промышленный сектор (Di) включает следующие четыре раздела в структуре ВДС, речь идет о разделах В «Добыча полезных ископаемых», С «Обрабатывающие производства», D «Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха» и Е «Водоснабжение; водоотведение, организация сбора и утилизация отходов, деятельность по ликвидации загрязнений»;

3) сервисный сектор (Ds) состоит из 14 разделов, которые идут подряд в структуре ВДС, начиная с раздела G «Торговля оптовая и розничная; ремонт и т.д.» и заканчивая разделом Т «Деятельность домашних хозяйств как работодателей и т.д.».

Необходимо уточнить, что раздел F «Строительство» не включается ни в один из этих секторов, но участвует в формировании дополнительного показателя нашего анализа – Dg, аккумулирующего в себе все товары, производимые в рамках национальной или региональной экономики;

- исследование межотраслевой структуры региональных хозяйственных систем с помощью индексов координации позволяет использовать для описания этих систем две структурные характеристики:

tα = Di /Da, (1)

tβ = Ds /Di. (2)

Индексы, или относительные показатели координации, используются в статистке для количественной характеристики структуры экономических явлений. Индекс координации показывает количественное соотношение между частями совокупности (целого), или сколько единиц одной части приходится на одну единицу другой, принимаемой за базу сравнения.

Степень индустриализации tα показывает, сколько на одну денежную единицу валовой добавленной стоимости, созданной в сельскохозяйственных отраслях, приходится таковых единиц, созданных в промышленности.

Впервые подобный подход к структурному анализу был представлен в работе [2] (Inshakov, Sharkevich, Shevandrin, 2006). В ходе исследования было определено, что чем больше значения базовых tα и tβ превышают значение 1, тем более экономически развитой будет считаться экономика по ее структурным изменениям за период и, соответственно, характеризоваться как экономика с развитым индустриальным и сервисным секторами.

Расчет и формирование полученных результатов в динамике за длительный период имеют ряд преимуществ по сравнению с другими подходами к структурному анализу, главное из которых – это универсальность с точки зрения независимости от меняющегося порядка формирования разделов ВДС, их количества и принципов агрегирования. В результате мы получаем корректное сопоставление аграрного, индустриального и сервисного секторов экономики с возможностью сопоставления результатов анализа как во времени, так и в пространстве;

- для систематизации вариантов типов экономического развития, учитывая количество анализируемых стран или регионов, необходимо введение авторской интерпретации получаемых значений tα и tβ, в которой допустима комбинационная группировка по нескольким уровням типологизации, пример такой интерпретации представим далее.

Соответственно, были выведены следующие интерпретации по итогам апробации метода типов регионов по структуре экономики:

1-й тип: аграрный, для которого выполняется условие: Da > Di.

2-й тип: индустриальный, для которого выполняется условие: DiDa.

3-й тип: сервисный, для которого выполняется условие: DsDg.

В данной работе представлен результат проведенного авторами структурно-типологического анализа национальной экономики России в разрезе всех ее 85 регионов. Дополнительно к 3 типам региональных экономик, описанных выше и предложенных в предыдущих авторских работах [1, 2, 6] (Buletova, Sharkevich, 2017; Inshakov, Sharkevich, Shevandrin, 2006; Monina, Meshcheryakova, Sharkevich, 2018), потребовалось определить следующие типы региональных экономических систем:

1. Регионы, у которых доля добычи полезных ископаемых Dd ≥ 50% (раздел B классификатора ОКВЭД) в отраслевой структуре ВДС, отнесены к ресурсодобывающим регионам (РДР) – Тип 4.

2. Города Москва и Санкт-Петербург объединены в отдельный Тип 5 – регионы городской агломерации (РГА) с очень высокой степенью индустриализации и сервизации экономики.

Характеристика разработанной в данной работе типологии мезоэкономических систем и регионов представлена в таблице 1.

Согласно секторальной модели экономики Фишера-Кларка и ее дополнению типологизацией регионов по степени индустриализации tα аналогично [1, 2] (Buletova, Sharkevich, 2017; Inshakov, Sharkevich, Shevandrin, 2006), в данной работе определены следующие критерии для включения регионов РФ в следующие типы:

1) к мезоэкономическому (аграрному) Типу 1 отнесены регионы, для которых Da > Di или tα = Di/Da < 1, где Da и Di – доли аграрного и индустриального сектора в общем объеме ВРП. В противном случае, если DiDa или tα = Di/Da 1, то регионы составят мезоэкономический (индустриальный) Типу 2;

2) в слабоиндустриальный тип включены регионы, для которых степень индустриализации удовлетворяет следующему критерию: 1tα <4. Об определении значения верхней границы данного интервала tα = 4 говорится ниже в данной статье, а также поясняется вычисление границы степени индустриализации между типами Тип 2.2 и Тип 2.3 tαg = 10;

3) в работе был введен Тип 4, который составляют ресурсодобывающие регионы (РДР) с очень высоким значением показателя tα по сравнению с Типами 1, 2, 3. Для РДР доля раздела В «Добыча полезных ископаемых» Dd ≥ 50% в общем объеме ВРП. Также введен в данной работе Тип 5 показатель tα100 (г. Москва и г. Санкт-Петербург)

Таблица 1

Состав и характеристика типов мезоэкономических систем и регионов

Тип мезоэкономической системы
Критерий
Сектор экономики
Тип 1
Da > Di
Аграрный
Тип 2
Di ≥ Da
Индустриальный
Тип 2.1
1 ≤ tα <4
Слабоиндустриальный
Тип 2.2
4 ≤ tα < tαg
Среднеиндустриальный
Тип 2.3
tαg ≤ tα
Высокоиндустриальный
Тип 3
DsDg
Сервисный
Тип 3.1
Da > Di
Сервисно-аграрный
Тип 3.2
Di ≥ Da
Сервисно-индустриальный
Тип 3.2.1
1 ≤ tα <4
Сервисно-слабоиндустриальный
Тип 3.2.2
4 ≤ tα < tαg
Сервисно-среднеиндустриальный
Тип 3.2.3
tαg ≤ tα
Сервисно-высокоиндустриальный
Тип мезоэкономической системы
Критерий
Тип региона
Тип 4
Dd ≥ 50%
Ресурсодобывающие регионы
Тип 5
tα 100
Регионы городской агломерации
Источник: составлено авторами.

Одним из основных критериев типологизации стран и регионов по уровню развития их экономики является степень ее индустриализации. Развитие промышленного сектора повышает «индустриализацию» аграрного и сервисного секторов экономики, повышая их эффективность функционирования, и приводит к следующему эволюционному этапу перераспределения факторов производства.

Так как коэффициент вариации показателя индустриализации tα для регионов, составляющих Тип 2, может находиться в диапазоне от 60 до 120% в зависимости от года, то для повышения количественной однородности регионов по данному показателю Тип 2 подразделялся с помощью кластерного анализа на три подтипа в пространстве показателей Di>Da. Статистические исследования по данным Росстата по регионам России за 2005­–2019 гг. показывают, что верхней границей интервала для слабоиндустриального Типа 2.1 является значение tα <4 (табл. 1).

Граничное значение показателя индустриализации tαg для 2 интервалов типологической группировки по степени индустриализации регионов определялось методом кластерного анализа в пространстве долей Da и Di аграрного и индустриального секторов в общем объеме ВРП соответственно. Для каждого года данные границы интервалов могут варьироваться. Статистический анализ за период 2006–2015 гг. показал, что для регионов России граничное значение показателя индустриализации между среднеиндустриальным и высокоиндустриальным типом можно считать постоянным tαg = 10. Для 2006, 2016 и 2019 гг. tαg равно 10, 16 и 20.

Далее представим результаты исследования мезоэкономической структуры экономики регионов России на основе разработанной типологии, изложенной в таблице 1.

Важность изучения структурной динамики экономик различного уровня обусловлена тем, что позволяет определить качество экономического роста, который в общем случае измеряется такими интегральными показателями, как валовой региональный продукт (ВРП) или душевой ВРП (ДВРП). Средний темп прироста ВРП по всем регионам России за 2005–2019 гг. составил 12,8%, и динамика данного показателя с высокой степенью достоверности, как показывают наши расчеты, описывается линейным трендом ( = 98%). Для характеристики качества роста региональных экономик России на рисунке 1 представлены результаты исследования секторальной структуры ВРП в целом по всем регионам нашей страны в пространстве структурных показателей tα и tβ степени индустриализации и сервизации, соответственно.

Рисунок 1. Траектория структурных изменений в пространстве показателей tα и tβ, усредненная по Типам 1, 2 и 3 (--□--) и по 85 регионам РФ (–○–)

за 2005–2019 гг.

Источник: составлено авторами с использованием данных Росстата «Отраслевая структура валовой добавленной стоимости субъектов РФ».

Структурная динамика мезоэкономической системы, включающая обычно 77–78 регионов, образующих единый «Тип 1, 2, 3», представлена в нижнем левом углу рисунка 1 и обозначена пунктирной линей с квадратными маркерами. В центральной области рисунка 1 показана структурная динамика межсекторальных пропорций для всех 85 регионов России, включая ресурсодобывающие регионы (РДР, Тип 4) и города Москву и Санкт-Петербург (Тип 5).

Общим в структурной динамике для мезоэкономического «Типа 1, 2, 3» и в среднем по всем регионам России является разнонаправленный и обратимый характер структурных изменений за 2005–2015 гг., которые находятся в пределах прямоугольных областей, отмеченных тонкой пунктирной линией на рисунке 1.

Для количественной характеристики данных структурных изменений рассчитывались следующие показатели.

Геометрический центр прямоугольной области для «Типа 1, 2, 3» обозначен кольцом с жирной границей, и рядом с ним располагается серый круг, координаты которого представляют среднее значение <tα>=4,5 и <tβ>=1,4 за 2005–2015 гг. Отношение полуширины и полувысоты данной прямоугольной области к соответствующим координатам ее геометрического центра (4,49; 1,45) немного превышают коэффициент вариации показателей tα и tβ, рассчитанных по их значениям, попавших в эту область и равных 8% и 2% соответственно. Это позволяет сделать вывод высокой однородности значений данных показателей, незначительно отличающихся от их средних. Таким образом структурные изменения в прямоугольной области для «Типа 1, 2, 3» носят случайный характер, и рост суммарного ВРП для данного типа регионов не сопровождается продолжительным структурным сдвигом, выходящим за область случайных структурных изменений в период 2005–2015 гг.

Как показывают расчеты, аналогичные выводы можно делать по структурной динамике показателей tα и tβ для всех 85 регионов России. Отличие заключается в том, что добавление РДР и городов Москва и Санкт-Петербург увеличивает среднее значение <tα> с 4,5 до 6,7 и <tβ> с 1,4 до 1,72 (соответственно на 48 и 18%). Дальнейший анализ показал, что за период 2016–2019 гг. были идентифицированы продолжительные структурные изменения в динамике показателей tα и tβ, которые можно было идентифицировать как структурные сдвиги.

Результирующие векторы структурных сдвигов показаны на рисунке 1 линиями со стрелками для «Типа 1, 2, 3» и для всех 85 регионов России. Показатели tα и tβ секторальной структуры в 2019 году явно оказались вне области случайных структурных изменений, и их отличие составило от средних <tα>=4,5 и <tβ>=1,4 для «Типа 1, 2, 3» 14% и 13% соответственно, и для всех 85 регионов – 23% и 2% соответственно.

Если для регионов, входящих в «Тип 1, 2, 3», структурный сдвиг в среднем сопровождается одновременным ростом степени индустриализации и сервизации их экономик, то уже для 85 регионов наблюдается рост только степени индустриализации tα. Рост показателя tα во всех случаях наблюдался 3 года подряд с 2016 по 2018 г. По результатам 2019 г. наблюдается незначительная деиндустриализация с незначительным ростом сервизации в среднем по исследуемым группам регионов.

Траектории структурных изменений в экономике российских регионов в динамике

Более детальные результаты структурного исследования в разрезе разработанных типов мезоэкономических систем представлены в таблице 2.

Таблица 2

Распределение <tα>, <tβ>, ДВРП и структуры количества регионов, ВРП, численности населения РФ по типам регионов согласно таблице 1

Тип мезо-системы
2006 г.
2016 г.
2019 г.
<tα>
<tβ>
Кол-во регионов*
<tα>
<tβ>
Кол-во регионов*
ДВРП**, тыс. руб./чел.
ЧПН, %
<tα>
<tβ>
Кол-во регионов*
ДВРП**, тыс. руб.
ЧПН, %
A
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10

11
12
Тип 1
-
-
-
0,8
2,8
2 (2%)
244,1 (0,5%)
1,0
-
-
-
-
-
Тип 2.1
2,3
1,4
5 (6%)
2,2
1,3
8 (9%)
330,4 (5,1%)
7,3
2,4
1,2
5 (6%)
544,8 (3,0%)
3,6
Тип 2.2
5,6
0,9
20 (24%)
6,5
1,1
17 (20%)
391,0 (17,9%)
21,6
8,8
1,0
14 (16%)
595,8 (13,1%)
14,2
Тип 2.3
13,6
0,8
6 (7%)
20,9
0,7
5 (6%)
473,9 (6,2%)
6,2
27,2
0,7
4 (5%)
671,2 (6,3%)
6,1
Тип 2
6,3
0,9
31 (37%)
6,0
1,0
30 (35%)
393,1 (29,3%)
35,1
8,4
0,9
23 (27%)
607,5 (22,4%)
23,8
Тип 3.1
0,5
4,9
9 (11%)
0,4
8,8
5 (6%)
174,6 (1,4%)
3,8
0,6
5,3
11 (13%)
271,9 (3,0%)
7,1
Тип 3.2.1
1,9
2,7
27 (33%)
1,7
2,9
20 (24%)
293,7 (13,4%)
21,5
2,1
3,0
19 (22%)
375,5 (13,9%)
24,0
Тип 3.2.2
6,0
1,8
9 (10%)
7,9
2,1
21 (25%)
383,7 (19,5%)
24,0
8,4
2,0
25 (29%)
502,9 (23,6%)
30,3
Тип 3.2.3
10,5
1,3
1 (1%)
-
-
-
-
-
-
-
-
-
-
Тип 3.2
3,2
2,1
37 (44%)
3,5
2,4
41 (48%)
341,2 (32,9%)
45,5
4,5
2,3
44 (52%)
446,6 (37,5%)
54,3
Тип 3
2,9
2,2
46 (55%)
3,3
2,4
46 (54%)
328,2 (34,3%)
49,3
3,7
2,4
55 (65%)
426,5 (40,5%)
61,4
Типы 1,2,3
4,5
1,4
77 (92%)
4,4
1,6
78 (92%)
353,9 (64,0%)
85,5
5,2
1,6
78 (92%)
477,1 (62,9%)
85,2
Тип 4 (РДР)
105,1
0,4
4 (5%)
62,1
0,4
5 (6%)
1 899,6 (10,1%)
2,5
110,3
0,3
5 (6%)
2 796,8 (11,0%)
2,5
Тип 5 (РГА)
-
5,0
2 (2%)
136,8
4,8
2 (2%)
1 016,7 (25,9%)
12,0
184,7
4,2
2 (2%)
1 374,8 (26,1%)
12,3
По регионам РФ
6,5
1,6
83
6,4
1,8
85
472,0
100,0
8,2
1,7
85
646,1
100,0

* В скобках указана доля регионов, относящихся к данному типу

** В скобках указан удельный вес данного типа в общем объеме ВРП по всем регионам РФ

РДР – ресурсодобывающие регионы

РГА – регионы городской агломерации

ЧПН – численность постоянного населения в среднем за год

Источник: составлено авторами по данным Росстата.

Представим основные выводы по итогам анализа результатов, полученных в таблице 2, связанные в основном с типами регионов, входящих в состав «Типа 1, 2, 3», в котором проживает более 85% населения России (рис. 2).

а) в 2016 году

б) в 2019 году

Рисунок 2. Результат распределения субъектов РФ и постоянного населения, проживающего на их территории на типы регионов

Источник: составлено авторами по данным таблицы 2.

Типологический анализ показывает, что основной вклад в развитие экономики 78 регионов дает Тип 3.2.2, в котором проживает 30,3% населения и формируются максимальные 23,6% суммарного ВРП по всем 85 регионам, по данным за 2019 год (рис. 3).

а) в 2016 году

б) в 2019 году

Рисунок 3. Результат распределения субъектов РФ и постоянного населения, проживающего на их территории, на Тип 3 и входящие в него Типы 3.2.1, 3.2.2 и 3.2.3

Источник: составлено авторами по данным таблицы 2.

Данный мезоэкономический тип дает наибольший вклад в формирование среднего <tα> и <tβ> за 2019 г. (см. пересечение строки «Типа 1, 2, 3» и столбцов 9 и 10), который составляет 34,3% и 41,8% соответственно. Все показатели данного типа, представленные в таблице 2, характеризуются положительной динамикой за 3 представленных года. Можно сказать, что регионы, входящие в состав сервисного среднеиндустриального Типа 3.2.2, формируют ядро национальной экономики России.

Эволюционно-сопряженным к Типу 3.2.2 является индустриальный Тип 2.2. Данный тип характеризуется отрицательной динамикой по количеству регионов и населения, входящих в его состав. Его вклад в формирование среднего <tα> и <tβ> составляет 28,1% и 16,6% за 2019 г. соответственно. Тип 2.2 характеризуется отсутствием значительного развития сервисного сектора, т.к. tβ ≈constant=1,0 и в 2 раза меньше, чем для Типа 3.2.2.

Максимальной степенью индустриализации tα = 27,2, минимальной степенью сервизации tβ = 0,7 и наибольшим ДВРП характеризуется высокоиндустриальный Тип 2.3. При небольшом количестве населения и регионов, составляющих данный тип, его вклад в формирование среднего <tα> и <tβ> составляет 17,1% и 6,3% за 2019 г. соответственно.

Вклад в формирование среднего <tα> и <tβ> для слабоиндустриального Типа 3.2.1 составляет 13,9% и 25,6% за 2019 г. соответственно. Данный тип относится к слаборазвитым экономическим системам из-за низкого уровня индустриализации и ДВРП по сравнению со средними значениями <tα>.

В состав данного типа входит 19 регионов с 24,0% от всего населения России. К слаборазвитым экономическим системам относятся Тип 1, Тип 3.1 и Тип 2.1. Их суммарный вклад в формирование среднего <tα> и <tβ> и численность населения России в 2019 г. не превышала 10%.

Проведенная типологизация регионов России по величине tα для Типа 2 и Типа 3 позволила выявить сильную линейную корреляцию между степенью индустриализации tα и ДВРП для 2016 и 2019 гг., по данным таблицы 2.

а) Тип 2 б) Тип 3

Рисунок 4. Регрессионная зависимость между значениями tα и ДВРП по типам регионов

Источник: составлено авторами по данным таблицы 2.

Заключение

В завершение проведенного исследования представим итоговые выводы, полученные авторами в ходе расчетов и интерпретаций:

- применение авторского метода структурного анализа позволяет получать универсальные с методологической точки зрения результаты независимо от принятой практики формирования ВВР, ВРП, валовой добавленной стоимости, что повышает практическую значимость и результативность применения метода в целях мониторинга и управления экономическим развитием территории;

- полученные в ходе исследования результаты распределения субъектов РФ по типам свидетельствуют о сильной неравномерности в экономическом развитии, в распределении населения, при этом наибольшее сосредоточение постоянного населения выявлено в регионах сервисного среднеиндустриального типа;

- выявленные неравномерности и отличия экономик регионов разных типов свидетельствуют и о разной привлекательности этих субъектов РФ для инвестиций, миграции, в том числе межрегиональной, о разных результатах оценки эффективности деятельности высших должностных лиц (руководителей высших исполнительных органов государственной власти) субъектов РФ и деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ, ответственных за реализацию государственной структурной экономической политики и достижение национальных целей развития.


Источники:

1. Булетова Н.Е., Шаркевич И.В. Государственная структурная экономическая политика: региональный уровень структурного анализа и направления развития // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. – 2017. – № 6. – c. 57-66.
2. Иншаков О.В., Шаркевич И.В., Шевандрин А.В. Эволюционный подход к исследованию динамики региональных экономических систем в России. / Монография. - Волгоград: Изд-во Волгогр. гос. ун-та, 2006. – 33 c.
3. Красильников О.Ю. Асимметричность структурного развития экономики регионов России // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Экономика. Управление. Право. – 2020. – № 4. – c. 384-390. – doi: 10.18500/1994-2540- 2020-20-4-384-390.
4. Куликов Н.И., Куликов А.Н. Различия в социально-экономическом развитии регионов России: оценка и реалии выравнивания // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2017. – № 7(352). – c. 1239-1257. – doi: 10.24891/ni.13.7.1239 .
5. Лукин Е.В. Отраслевая и территориальная специфика цепочек добавленной стоимости в России: межотраслевой подход // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. – 2019. – № 6. – c. 129-149. – doi: 10.15838/esc.2019.6.66.7.
6. Монина Е.С., Мещерякова Я.В., Шаркевич И.В. Эволюционно-структурный анализ межотраслевых пропорций в экономике Астраханской и Волгоградской областей за 1998-2016 гг // Вестник Астраханского государственного технического университета. Серия: Экономика. – 2018. – № 2. – c. 37-44. – doi: 10.24143/2073-5537-2018-2-37-44 .
7. Олейник Е.Б., Захарова А.П., Юрченко Е.Г. Выбор приоритетных направлений инвестиционных вложений в экономику региона на основе структурного подхода // Экономические науки. – 2020. – № 193. – c. 367-372. – doi: 10.14451/1.193.367 .
8. Полякова И.А. Структурно-динамические различия важнейших сфер деятельности региона: анализ и оценивание // Учет и статистика. – 2017. – № 1(45). – c. 49-58.
9. Румянцев Н.М. К вопросу о структурных трансформациях экономики регионов // Проблемы развития территории. – 2020. – № 3(107). – c. 59-71. – doi: 10.15838/ptd.2020.3.107.4 .
10. Сиротенко М.В., Котугин Е.А. Современные проблемы совершенствования структуры национальной экономики: состояние и некоторые направления повышения ее устойчивости // Экономика Профессия Бизнес. – 2017. – № 4. – c. 76-79.
11. Сухарев О.С. Региональная экономическая политика: структурный подход и инструменты (теоретическая постановка) // Экономика региона. – 2015. – № 2(42). – c. 9-22. – doi: 10.17059/2015-2-1 .
12. Сухарев О.С. Теория структурной динамики экономики. / Монография. - М.: ЛЕНАНД, 2020. – 200 c.
13. Третьякова Е.А., Шилова Е.В., Алфёрова Т.В. Структурные изменения в экономике Пермского края: характерные особенности // Вестник Прикамского социального института. – 2018. – № 1(79). – c. 52-61.
14. Узяков Р.М. Метрики структурных сдвигов и необходимость учета межотраслевых связей // Проблемы прогнозирования. – 2020. – № 2(179). – c. 25-35.
15. Юсупов К.Н., Токтамышева Ю.С., Янгиров А.В., Ахунов Р.Р. Стратегия экономического роста на основе динамики валового внутреннего продукта // Экономика региона. – 2019. – № 1. – c. 151-163. – doi: 10.17059/2019-1-12 .
16. Якишин Ю.В. Структурная динамика экономики регионов // Экономика Северо-Запада: проблемы и перспективы развития. – 2019. – № 1-2(58-59). – c. 30-35.

Страница обновлена: 06.05.2021 в 23:14:04