Тенденции и стратегические приоритеты инвестиционного развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

Прокопьев А.В.1, Прокопьева Т.В.1, Тимофеева Н.В.1
1 Сургутский государственный университет

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 13, Номер 12 (Декабрь 2023)

Цитировать:
Прокопьев А.В., Прокопьева Т.В., Тимофеева Н.В. Тенденции и стратегические приоритеты инвестиционного развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – Том 13. – № 12. – С. 6419-6442. – doi: 10.18334/epp.13.12.120007.

Аннотация:
Статья посвящена решению актуальной задачи анализа тенденций и определения стратегических приоритетов инвестиционного развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры, учитывая важный вклад экономики округа в показатели социально-экономического развития России. В работе выполнен анализ основных показателей инвестиционного развития ХМАО-Югры. Результаты анализа свидетельствуют о динамичном инвестиционном развитии округа, наличии резервов роста инвестиционной активности в регионе, низком уровне инвестиционной диверсификации, преобладании инвестиций в нефтегазовый комплекс. С использованием методов регрессионного моделирования выполнен прогноз объемов инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре до 2036 и до 2050 годов, сделан вывод о необходимости корректировки стратегических инвестиционных прогнозов на горизонте до 2050 года. Выполнен SWOT-анализ инвестиционной сферы ХМАО-Югры, а на базе его результатов обозначены стратегические приоритеты инвестиционного развития округа. Обозначены направления реализации инвестиционных проектов в разрезе базовых отраслей экономики региона. Предложены авторские рекомендаций по совершенствованию системы управления стратегическим инвестиционным развитием в округе.

Ключевые слова: инвестиции, инвестиционное развитие, инвестиционная стратегия региона, регрессионный анализ, SWOT-анализ, прогнозирование, стратегические приоритеты, Ханты-Мансийский автономный округ – Югра

JEL-классификация: D25, E17, E22, E27, E47



Введение. В настоящее время на темпы экономического развития регионов России оказывают влияние многие негативные факторы, обусловленные как внутренними, так и внешними объективными причинами. Рост инвестиционной активности на региональном уровне выступает одним из ключевых факторов, способствующих ускорению темпов экономического роста в регионах и нейтрализующих отрицательное влияние геополитических факторов. Следовательно, анализ долговременных тенденций инвестиционного развития регионов, выявление закономерностей и движущих факторов инвестиционного процесса, определение стратегических приоритетов регионального инвестиционного развития в условиях ограниченных финансовых ресурсов представляется, безусловно, актуальным.

В Российской Федерации сформирована нормативно-правовая база, регулирующая инвестиционную деятельность на макро- и микроуровнях, а также процессы стратегического планирования в инвестиционной сфере. На федеральном уровне ядро этой нормативно-правовой базы составляют Федеральный закон от 25.02.1999 года № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» [1], а также Федеральный закон от 28.06.2014 года № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации» [2].

На уровне субъектов Федерации также сформировалась основа нормативно-правового регулирования инвестиционной деятельности и стратегического планирования в этой сфере, включающая региональные законодательные и подзаконные акты. Так, в Ханты-Мансийском автономном округе, исследованию инвестиционных процессов в котором посвящена настоящая работа, действует Закон Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 28.05.2015 года № 46-оз «Об отдельных вопросах осуществления стратегического планирования в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре» [4], на основании которого Распоряжением Правительства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры (далее по тексту – ХМАО-Югры) от 03.11.2022 года № 679-рп утверждена Стратегия социального-экономического развития ХМАО-Югры до 2036 года с целевыми ориентирами до 2050 года [3].

В составе указанного стратегического документа содержатся разделы, посвященные анализу инвестиционной деятельности в регионе, выявлению рисков и угроз в инвестиционной сфере, определению общих приоритетных направлений инвестиционного стратегического развития. На базе общей Стратегии [3], в целях ее детализации и конкретизации, в ХМАО-Югре разработана Инвестиционная стратегия региона до 2030 года [5], в которой намечены некоторые приоритетные направления инвестиционной активности, стимулированию которых органы государственной власти округа призваны уделять первоочередное значение.

Прежде чем переходить к собственно исследованию тенденций и стратегических инвестиционных приоритетов инвестиционного развития ХМАО-Югры выполним обзор источников, в которых затрагивается аналогичная проблематика исследований, поскольку наша работа, безусловно, опирается на теоретико-методическую базу, сформировавшуюся в большом количестве научных публикаций.

Достаточно большой массив научных работ посвящен рассмотрению понятийного аппарата инвестиционной деятельности и характеристике сущности инвестиционной стратегии на региональном уровне. Так, в работе М. В. Палкиной, А. А. Созиновой и Н. К. Савельевой [6] систематизированы точки зрения отечественных и зарубежных ученых на трактовку понятия «инвестиционная стратегия региона», проанализировано законодательство ряда субъектов Федерации в инвестиционной сфере. В работе В. Л. Поздеева и И. С. Царегородцева [7] представлена интересная методика сетевого моделирования процесса формирования региональной инвестиционной стратегии с акцентом на вопросы региональной экономической безопасности. В работе А. Е. Лапина и М. Б. Вуйко [8] выполнена классификация регионов Российской Федерации по типу экономического потенциала, даны общие рекомендации по разработке инвестиционных стратегий в регионах разных классификационных групп. В ряде работ теоретико-методическое исследование вопросов региональной инвестиционной стратегии выполнено на базе опыта конкретного субъекта Российской Федерации. Так в работе М. Н. Жейновой [9] разработана модель формирования инвестиционной стратегии Донецкой народной республики на базе использования эконометрической модели Кобба-Дугласа, а в работе Е. В. Самаевой, В. Э. Манжиковой, Р. П. Бембеева и А. В. Абушинова [10] представлен подробный анализ инвестиционной стратегии республики Калмыкия.

Немало работ посвящены исследованию роли государства в регулировании инвестиционной деятельности и формировании региональной инвестиционной политики. Например, в работе А. Х. Денильханова [11] рассматриваются аспекты инвестиционной политики на федеральном уровне, направленные на обеспечение инвестиционной привлекательности регионов, а в работе В. А. Серовой и Н. А. Серовой [12] исследуются методические аспекты оценки эффективности региональной инвестиционной политики. Работа С. Н. Гагариной и Д. В. Соболевой [13] посвящена рассмотрению вопросов государственного регулирования инвестиционной деятельности в Калужской области, а в работе Н. Н. Фроловой, И. В. Белинской и Ю. Г. Терентьевой [14] схожая проблематика рассматривается на материалах Ярославской области.

В ряде работ российских авторов рассмотрены различные аспекты выбора инвестиционных приоритетов инвестиционного развития. Так в работе О. Б. Иванова и Е. М. Бухвальд [15] все регионы России группированы по уровню инвестиционной активности и инвестиционной привлекательности, в результате чего авторы дают рекомендации по инвестиционным приоритетам для регионов разных типов, а в работе Т. В. Ващенко и Р. О. Восканян [16] авторы рекомендуют властям региона отбирать приоритетные инвестиционные проекты исходя из показателей NPV и инвестиционного риска.

Достаточно активно в работах российских авторов по проблематике регионального инвестиционного развития используется инструментарий статистики, эконометрики и экономико-математического моделирования. Так в работах Е. И. Лазаревой и Т. Ю. Анопченко [17], А. В. Медведева, Н. С. Ощепковой, П. Н. Победаш и А. Н. Трусова [18], эконометрические методы применяются для оценки инвестиционной привлекательности регионов и эффективности региональных инвестиционных стратегий. В работе Н. И. Климовой, Л. Я. Бухарбаевой, М. В. Франц и М. В. Шмаковой [19] разработана экономико-математическая модель финансового обеспечения стратегий регионального развития. Методы математической статистики и эконометрики применены в работах И. П. Болодуриной, М. П. Болодуриной и К. М. Абельгазиной [20] и А. А. Швецовой [21] для оценки экономического и инвестиционного потенциала региона. Моделирование регионального развития применительно к Сибирскому и Уральскому федеральным округам выполнено в работах И. В. Наумова, А. В. Трынова и А. О. Сафонова [22] и Д. С. Бенц [23]. Аналогичная проблематика рассмотрена в работе А. Н. Герасимова, Е. И. Громова и Ю. С. Скрипниченко [37], но с акцентированием внимания на моделирование и прогнозирование экспортного потенциала региональных экономических систем.

Разные аспекты инвестиционной и региональной проблематики затронуты, например, в работах С. В. Генераловой [25], А. И. Девятиловой [26], О. Л. Некрасовой [27], Ю. Г. Масляковой [36]. В этих публикациях рассмотрены вопросы стратегии формирования и оценки инвестиционного потенциала региона, исследованы региональные инвестиционные риски и факторы экономического развития. В работе Т. В. Прокопьевой [28], автор которой входит в число авторов настоящего исследования, выполнен анализ показателей социально-экономического развития города Нижневартовска в контексте кластерного подхода к формированию инвестиционной стратегии ХМАО-Югры, тем самым «протянута нить» исследования проблематики инвестиционного развития между региональным и муниципальным уровнями.

В то же время, несмотря на достаточно широкий перечень работ, посвященных исследованию проблем стратегического инвестиционного развития на региональном уровне, инвестиционная деятельность в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре исследована не достаточно, практически отсутствуют работы, в которых с использованием математического и эконометрического инструментариев рассматриваются вопросы стратегического инвестиционного развития автономного округа. Следовательно, это дополнительно подчеркивает актуальность темы настоящей работы и требует выполнения исследования в данном направлении.

Целью настоящей работы является исследование тенденций инвестиционного развития в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре на основе анализа системы статистических показателей, долгосрочное прогнозирование объемов инвестиций в основной капитал с использованием инструментария статистики и эконометрики, определение направлений стратегического инвестиционного развития округа и выработка рекомендаций по совершенствованию системы управления его стратегическим инвестиционным развитием.

Материалы и методы. Работа выполнена на базе использования данных официальной статистики отделения Росстата в ХМАО-Югре [29, 30, 31, 32, 33, 34, 35], нормативно-правовых документов федерального и регионального уровней [1, 2, 3, 4, 5]. Для достижения целей исследования использовались методы сбора и обработки статистического материала, расчета абсолютных, относительных и средних статистических показателей, индексный метод, общенаучные методы анализа и обобщения информации, метод регрессионного эконометрического моделирования и прогнозирования, метод SWOT-анализа, метод графического представления результатов исследования.

Результаты. Для того, чтобы выявить ключевые тенденции и обозначить стратегические приоритеты инвестиционного развития ХМАО-Югры необходимо, прежде всего, опираясь на данные официальной статистики Росстата исследовать количественные показатели, характеризующие инвестиционную деятельность округа. На рисунке 1 представлена динамика инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре в 2002–2022 годах в текущих ценах. Из рисунка видно, что за исследуемый период объемы инвестиций в основной капитал в округе неуклонно росли, увеличившись в 2022 году по сравнению с 2005 годом почти в шесть раз.

Рисунок 1. Динамика инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре в 2005–2022 годах, млрд. руб.

Источник: составлено авторами на основе [29, 30]

В то же время эта динамика может быть обманчивой, если перейти от анализа темпов роста инвестиций в абсолютных показателях к рассмотрению отношения инвестиций в основной капитал к валовому региональному продукту. В работе [24] авторы проводят исследование данного показателя по всем субъектам Российской Федерации за 2005–2018 годы. Так, медианное значение этого показателя по регионам России в 2018 году составило 20,8%, а его среднее значение в том же году 22,8%. По Тюменской области, включающей кроме своей базовой территории также территории Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономного округов, значение этого показателя в 2018 году составило 26,2% [24]. В то же время в 2021 году только по ХМАО-Югре величина этого показателя составила только 18,7% [29]. Тем самым становится очевидным, что Ханты-Мансийский автономный округ по результатам инвестиционного развития находится на среднерегиональном уровне, а учитывая богатые природные ресурсы и большие финансовые возможности округа, существуют существенные резервы для активизации инвестиционной деятельности на его территории.

Далее проанализируем темпы роста физического объема инвестиций в основной капитал на территории округа (рисунок 2). За последние шесть лет эти темпы были неустойчивыми. Так, несмотря на ситуацию с COVID-19 в 2020 году физические объемы инвестиций в ХМАО-Югре выросли на 5,3% по сравнению с 2019 годом. В среднем за 2017–2022 годы темп роста физического объема инвестиций в основной капитал составил 105%, что можно признать довольно высокой величиной.

Рисунок 2. Индексы физического объема инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре за 2017–2022 годы, % к предыдущему году

Источник: составлено авторами на основе [31]

Ключевым фактором, оказавшим влияние на темпы роста физического объема инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре, по нашему мнению, может быть мировая конъюнктура цен на углеводороды, учитывая тот факт, что добыча и экспорт нефти и газа формирует существенную долю инвестиционных ресурсов округа. Так, цены на нефть марки Brent показали высокие темпы роста в 2018–2019 годах и в 2021–2022 годах. В то же время, физические объемы инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре реагировали на рост нефтяных котировок с некоторым лагом продолжительностью порядка одного года, требовавшегося на аккумулирование компаниями финансовых ресурсов и внесение корректировок в их инвестиционные программы.

Ключевая роль в инвестиционном процессе в ХМАО-Югре именно частных компаний четко прослеживается на рисунке 3. Доля частных инвестиций в округе составляет порядка 90%. При этом доля иностранных инвестиций в 2021 году в размере 3,2% со всей очевидностью будет иметь тенденцию к уменьшению, за исключением ситуации, если в округе будут реализованы крупные инвестиционные проекты с привлечением инвесторов из Китая и других дружественных стран. В то же время стратегические программные документы долгосрочного инвестиционного развития ХМАО-Югры не предполагают масштабного привлечения иностранных инвестиций на территорию округа [3, 5].

Рисунок 3. Структура инвестиций в основной капитал по формам собственности в ХМАО-Югре в 2021 году, %

Источник: составлено авторами на основе [32]

Представляет также несомненный интерес структура инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре по видам основных фондов, являющихся объектами вложения средств (рисунок 4). Доля инвестиций в производственные здания и сооружения более чем в 12 раз превышает долю инвестиций в жилой фонд. При этом доля инвестиций в жилые здания сопоставима с долей инвестиций в объекты интеллектуальной собственности, что свидетельствует в пользу необходимости активизации жилищного строительства на территории округа.

Рисунок 4. Структура инвестиций в основной капитал по видам основных фондов в ХМАО-Югре в 2021 году, %

Источник: составлено авторами на основе [33]

Сопоставив данные рисунков 3 и 4, можно сделать вывод, что подавляющая доля инвестиций в основной капитал на территории округа носит производственный характер и осуществляется преимущественно частными производственными компаниями. Это можно увидеть и из таблицы 1, в соответствии с которой 88% инвестиций в основной капитал осуществляется за счет собственных средств организаций. Заемные средства используются крайне ограниченно, учитывая тот факт, что процентные ставки находятся на высоком уровне и требуют сопоставимого уровня рентабельности производства у предприятия-заемщика.

Государственные и муниципальные источники финансирования инвестиционных вложений характеризуются сравнительно низкой долей. Так, учитывая, что доля средств федерального бюджета в общем объеме инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре составляет лишь 0,2%, можно порекомендовать региональным органам власти предпринять дополнительные усилия для вхождения объектов округа в федеральные государственные инвестиционные программы.

Таблица 1. Структура инвестиций в основной капитал по источникам финансирования в ХМАО-Югре в 2022 году, %

Источник финансирования
Удельный вес, %
Собственные средства организаций
88,0
Кредиты банков
7,3
Заемные средства других организаций
0,7
Средства федерального бюджета
0,2
Средства бюджета ХМАО
2,3
Средства местных бюджетов
0,5
Прочие средства
1,0
Итого
100,0

Источник: составлено авторами на основе [34]

Производственная специализация инвестиций в округе находит яркое отражение в данных, представленных в таблице 2. Так, 86,7% объема инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре приходилось на добычу нефти и газа и смежный сектор нефтесервиса. Тем самым со всей очевидностью видна проблема низкого уровня диверсификации экономики округа в сфере инвестиционной деятельности, для решения которой необходима постановка стратегических целей развития с акцентом на активизацию инвестиционного процесса в ненефтегазовом секторе экономики округа.

Таблица 2. Структура инвестиций в основной капитал по видам экономической деятельности в ХМАО-Югре в 2022 году, %

Вид экономической деятельности
Удельный вес, %
Добыча сырой нефти и природного газа
65,7
Предоставление услуг в области добычи полезных ископаемых
21,0
Производство кокса и нефтепродуктов
1,0
Обеспечение электроэнергией, газом, паром; кондиционирование воздуха
1,2
Строительство
1,6
Деятельность сухопутного и трубопроводного транспорта
2,4
Здравоохранение и социальные услуги
1,2
Образование и наука
1,7
Прочие виды деятельности
4,2
Итого
100,0

Источник: составлено авторами на основе [35]

Получив базовое представление об особенностях и тенденциях инвестиционной деятельности в ХМАО-Югре, обратимся к такому важному документу, как Стратегия социального-экономического развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры до 2036 года с целевыми ориентирами до 2050 года [3]. В этом документе имеется раздел, посвященный стратегии инвестиционного развития округа, в котором дана прогнозная оценка объемов инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре на долгосрочный период. Так, в 2036 году прогнозный объем инвестиций должен составить 2646,6 млрд. рублей, а к 2050 году он должен увеличиться до 3341,3 млрд. рублей [3].

Определим, во-первых, насколько оправдана точечная оценка данных показателей, а не оперирование прогнозными данными в терминах доверительного интервала и доверительной вероятности, а, во-вторых, используя инструментарий регрессионного анализа применительно к временным рядам, выполним прогноз объемов инвестиций в основной капитал и сравним его с оценочными прогнозными данными Стратегии.

Построим корреляционное поле, взяв по оси абсцисс номер года x(t), начиная с 2005 (x(t) = 1) и заканчивая 2022 годом (x(t) = 18). По оси ординат возьмем объем инвестиций в основной капитал в млрд. рублей. Отложим на корреляционном поле точки, соответствующие данным рисунка 1. Воспользовавшись инструментами MS Excel, добавим на корреляционное поле отдельно линейную линию тренда (рисунок 5) и экспоненциальную линию тренда (рисунок 6). Также на рисунках 5 и 6 приведем формулы уравнений тренда и величины коэффициентов детерминации R2. В результате получим две трендовые регрессионные модели, построенные на основе динамического ряда данных об объемах инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре в 2005–2022 годах.

Рисунок 5. Линейная регрессионная модель, построенная на основе динамического ряда объемов инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре в 2005–2022 годах, млрд. руб. (по горизонтальной оси – номер года x(t), за 2005 год x(t) = 1)

Источник: составлено авторами на основе [29, 30]

Рисунок 6. Экспоненциальная регрессионная модель, построенная на основе динамического ряда объемов инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре в 2005–2022 годах, млрд. руб. (по горизонтальной оси – номер года x(t), за 2005 год x(t) = 1)

Источник: составлено авторами на основе [29, 30]

Можно заметить, что точки на корреляционных полях, представленных на рисунках 5 и 6, расположены достаточно близко к линиям регрессии, что свидетельствует о низком уровне остатков моделей. Значение коэффициентов детерминации очень близки к единице. Выбор в качестве формы линии регрессии кроме классической линейной функции еще и экспоненциальной кривой обусловлен тем, что инвестиции носят кумулятивный характер и требуют учета степенной составляющей.

Воспользовавшись дополнительным инструментарием регрессионного моделирования MS Excel, содержащемся в надстройке «Анализ данных», применительно к линейной регрессионной модели, отметим, что коэффициенты регрессии являются значимыми с p-value порядка 10-7 и 10-14, а стандартная ошибка модели составляет всего 47,4 млрд. рублей, что составляет менее 4% от объемов инвестиций в 2022 году. Следовательно, учитывая узкий доверительный интервал модели, точечные прогнозные оценки можно считать оправданными.

В таблице 3 представим результаты прогнозирования объема инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре в 2036 и 2050 годах с использованием четырех методов. Первым методом является экстраполяция по средним за 2005–2022 годы темпам роста объемов инвестиций в текущих ценах. Средние темпы роста по этому методу составляют 111%. Вторым методом является экстраполяция по средним за 2017–2022 годы темпам роста объемов инвестиций в ценах 2021 года. Средние темпы роста по этому методу составляют 105%. Третий и четвертый методы прогнозирования предполагают использование трендовых регрессионных моделей, отображенных на рисунках 5 и 6. Поскольку результаты прогнозирования по четырем методам варьируются в довольно широком интервале, выполним усредненную прогнозную оценку по этим методам.

Сопоставляя усредненные прогнозные данные, полученные авторами, с прогнозными оценками в рамках Стратегии ХМАО-Югры, можно сделать вывод, что прогноз объемов инвестиций в основной капитал на 2036 год, выполненный в рамках Стратегии, можно признать корректным. В то же время аналогичный прогноз на период до 2050 года стоит признать заниженным, даже если учесть тот факт, что переход к более высокому уровню диверсификации экономики округа и снижению доли нефтегазового сектора может потенциально вызвать сокращение темпов роста инвестиций на длительном горизонте по сравнению со сформировавшейся долгосрочной тенденцией.

Таблица 3. Результаты долгосрочного прогнозирования объема инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре на 2036 и 2050 годы

Год
Прогнозные данные объема инвестиций в основной капитал с использованием разных методов прогнозирования, млрд. руб.
В рамках Стратегии ХМАО-Югры
Через экстраполяцию по средним темпам роста в текущих ценах
Через экстраполяцию по средним темпам роста в ценах 2021 года
По линейной регрессионной модели
По экспоненциальной регрессионной модели
Усредненно по средним темпам роста и двум регрессионным моделям
2036
2646,6
5056,8
2197,2
1906,1
4438,4
2850,3
2050
3341,3
21797,2
4350,3
2661,0
14982,6
9860,2

Источник: составлено авторами

Выполнив анализ тенденций инвестиционного развития в ХМАО-Югре, перейдем к рассмотрению стратегических инвестиционных приоритетов долгосрочного развития округа. Для этого, воспользовавшись аналитическими материалами, содержащимися в Стратегии социально-экономического развития округа [3], составим таблицу SWOT-анализа для инвестиционной сферы ХМАО-Югры.

Таблица 4. SWOT-анализ инвестиционной сферы ХМАО-Югры

Сильные стороны (S)
· Огромный потенциал месторождений углеводородного сырья, лесных и водных ресурсов
· Высокая конкурентоспособность компаний, специализирующихся на производстве и экспорте углеводородов
· Финансовая независимость бюджета округа от федеральных средств
· Возможности реализации инвестиционных программ по развитию промышленной и социальной инфраструктуры
· Высокая квалификация персонала
· Высокая доля относительно молодого, экономически и социально мобильного населения
· Высокие доходы населения, положительная динамика потребительского спроса
· Высокий уровень инвестиционной привлекательности экономики для частных инвесторов
· Отлаженная система мер государственной поддержки инвестиционной деятельности
· Эффективная информационная инфраструктура реализации инвестиционных проектов
Слабые стороны (W)
· Замедление темпов роста инвестиций по сравнению с долгосрочным трендом под влиянием геополитических факторов
· Низкий уровень отраслевой дифференциации инвестиций
· Доминирование инвестиций в организации нефтегазового комплекса в ущерб развитию обрабатывающих производств
· Высокий уровень инвестиционной дифференциации в разрезе муниципальных образований, наличие зон крайне низкой инвестиционной активности
· Снижение объемов добычи нефти и газа, рост доли добычи трудноизвлекаемых ресурсов
· Суровые природно-климатические условия, сдерживающие снижение издержек
· Риск замедления миграционных потоков, роста издержек на оплату труда
· Относительная удаленность территории округа от основных транспортных маршрутов, низкий уровень развития транспортной сети в ряде территорий округа
· Высокий уровень износа основных производственных фондов
· Низкий уровень инновационной активности в производственной сфере
· Малое количество инфраструктурно обеспеченных инвестиционных площадок
· Экологические проблемы на территориях реализации инвестиционных проектов в сфере нефтедобычи
Возможности (O)
· Повышение эффективности и производительности труда в нефтегазовом секторе в результате использования инновационных технологий
· Возможное снижение налогового бремени для предприятий топливно-энергетического комплекса
· Повышение инвестиционной привлекательности за счет реализации комплекса инвестиционных проектов в обрабатывающей промышленности и сфере услуг
· Расширение мер государственной поддержки в рамках политики импортозамещения
· Повышение производственной эффективности за счет внедрения принципов бережливого производства
· Создание специализированных технопарков, ориентированных на разработку и реализацию энергосберегающих и экологичных технологий на предприятиях ТЭК
· Улучшение транспортной доступности отдаленных районов округа
· Реализация инвестиционных проектов на базе государственно-частного партнерства
· Совершенствование регуляторной среды в инвестиционной деятельности
· Совершенствование системы подготовки квалифицированных кадров для различных секторов экономики
Угрозы (T)
· Риски устойчивого развития экономики округа в условиях возможных конъюнктурных и циклических колебаний в отечественной и мировой экономике
· Риски снижения инвестиционной активности за счет санкционного давления и ухудшения экологической ситуации
· Возможное ужесточение денежно-кредитной политики Центрального банка России
· Высокий уровень налоговой нагрузки, тормозящий развитие добычи углеводородов на участках с трудноизвлекаемыми ресурсами
· Повышение риска ухода из региона ключевых российских компаний из разных секторов экономики
· Риск обострения социальных проблем в результате старения населения и миграционного оттока кадров
· Низкая капитализация ряда компаний округа, формирующая риск привлечения инвестиционных ресурсов
· Риск снижения темпов строительства новых объектов транспортной и энергетической инфраструктуры
· Риск снижения уровня рентабельности несырьевых секторов экономики округа

Источник: составлено авторами на основе [3]

Очевидно, что регион обладает не только сильными сторонами и перспективными возможностями для ускоренного инвестиционного развития, но и некоторыми проблемными зонами и рисками, препятствующими реализации мероприятий в рамках инвестиционной стратегии округа. Безусловными положительными факторами ускоренного инвестиционного развития выступают богатые природные ресурсы округа, высококвалифицированный персонал компаний, стабильное финансовое положение в бюджетном и внебюджетном секторах экономики, наличие мер государственной поддержки инвестиционной деятельности. В то же время озабоченность вызывают высокая зависимость экономики округа от конъюнктуры цен на энергоносители, санкционное давление, низкий уровень диверсификации экономики округа.

Также при стратегическом планировании инвестиционного развития в ХМАО-Югре нельзя не учесть встроенность экономики и социальной сферы округа в глобальные и общенациональные процессы, к которым можно отнести процессы цифровизации, расширения использования искусственного интеллекта, процессы перехода к низкоуглеродной экономике.

В этой связи в рамках Стратегии ХМАО-Югры представлена двухвекторная парадигма долгосрочного инвестиционного развития округа. На горизонте 2023–2036 годов предполагается ускоренное развитие инновационного и интеллектуального компонентов экономики, создающее базу для ускоренной диверсификации экономики округа на втором векторе ее развития в интервале 2036–2050 годов. После 2036 года особенно четко проявятся глобальные тенденции снижения спроса на углеводороды, вырастет парк электротранспорта, с большой вероятностью снизится доля ископаемого топлива в мировом энергобалансе. В этих условиях ориентация на водородную энергетику, формирование экологически чистых замкнутых производственных цепочек представляется вполне оправданным (рисунок 7).

Рисунок 7. Изменение стратегических приоритетов инвестиционного развития ХМАО-Югры на горизонте до 2050 года

Источник: составлено авторами на основе [3]

Наряду со Стратегией социально-экономического развития округа в качестве стратегического программного документа в ХМАО-Югре действует Инвестиционная стратегия до 2030 года [5]. В то же время этот документ носит рамочный характер и не предполагает детальной проработки конкретных инвестиционных проектов в среднесрочном и долгосрочном периодах. Выделим приоритетные направления реализации инвестиционных проектов в основных секторах экономики ХМАО-Югры (таблица 5). При этом по каждому направлению сформирован пул инвестиционных проектов разной степени проработки, находящихся на разном уровне практической реализации.

Таблица 5. Приоритетные направления реализации инвестиционных проектов в основных секторах экономики ХМАО-Югры

Сектор экономики округа
Приоритетные направления реализации инвестиционных проектов
Нефтедобыча и газодобыча
· Развитие научного полигона "Баженовский" с целью апробации технологий добычи нефти из трудноизвлекаемых запасов
· Внедрение ресурсосберегающих технологий, направленных на повышение коэффициента извлечения нефти
· Геологоразведочные работы в слабо изученных восточных и западных районах округа
Переработка нефти и газа
· Строительство объектов по утилизации попутного нефтяного газа
· Формирование и развитие нефтегазохимического промышленного кластера
Агропромышленный комплекс
· Модернизация и создание новых перерабатывающих мощностей в пищевой промышленности
· Импортозамещающие проекты в сельском хозяйстве
· Проекты развития рыболовства и аквакультуры
Жилищно-коммунальный комплекс
· Модернизация объектов коммунальной инфраструктуры
· Проекты по повышению энергоэффективности зданий
Лесопромышленный комплекс
· Развитие лесной транспортной инфраструктуры
· Развитие экспортно-ориентированных производств в деревообработке
· Производство готовых деревянных домов
Электроэнергетика
· Обеспечение присоединения растущих электрических нагрузок потребителей
· Строительство электростанций в энергодефицитных районах
· Реконструкция котельных и ТЭЦ
· Развитие энергопроизводства из возобновляемых источников
Горнодобывающая промышленность
· Создание горнопромышленного кластера в Березовском районе
· Развитие добычи золота, кварца, известняков, руд черных и цветных металлов
· Строительство горно-обогатительных комплексов в западных районах округа
Машиностроение
· Развитие предприятий энергетического и транспортного машиностроения
Транспортный комплекс
· Сооружение и реконструкция автомобильных и железных дорог, мостов, аэропортов
Сектор информационных технологий
· Развитие инфраструктуры широкополосного доступа в Интернет
· Развитие спутниковых технологий
"Зеленая" экономика
· Строительство эффективных мусорных полигонов и объектов переработки мусора
· Создание предприятий по переработке макулатуры и пластика
· Строительство малых заводов по переработке металлолома

Источник: составлено авторами на основе [5]

Планомерная и эффективная работа по всему комплексу стратегических приоритетных направлений инвестиционного развития требует реализации следующего перечня авторских рекомендаций, направленных на совершенствование системы управления стратегическим инвестиционным развитием в округе в долгосрочном периоде (рисунок 8).

Рисунок 8. Рекомендации по совершенствованию системы управления стратегическим инвестиционным развитием ХМАО-Югры

Источник: составлено авторами

Детализация процедур, показателей оценки, организационных и финансовых механизмов в рамках каждой авторской рекомендации выходит за рамки цели и задач настоящего исследования и может являться отдельным направлением научной работы в рамках последующих публикаций авторов.

Заключение. Анализ тенденций и основных показателей, характеризующих инвестиционное развитие в ХМАО-Югре, продемонстрировал, что несмотря на динамичное инвестиционное развитие округа, имеются существенные резервы для увеличения инвестиционной активности в регионе. В округе доминируют частные инвестиции из собственных источников предприятий, уровень инвестиционной диверсификации довольно низок, вследствие преобладания инвестиций в нефтедобыче, нефтепереработке и нефтесервисе. Следовательно, стратегическая ориентация на диверсификацию экономики округа в долгосрочной перспективе может быть признана абсолютно оправданной.

С использованием инструментов линейного и экспоненциального регрессионного моделирования выполнен прогноз объемов инвестиций в основной капитал в ХМАО-Югре до 2036 и до 2050 годов. В результате моделирования был сделан вывод о необходимости корректировки некоторых прогнозных показателей, содержащихся в Стратегии социально-экономического развития округа.

В результате SWOT-анализа инвестиционной сферы ХМАО-Югры выделены сильные и слабые стороны региона, возможности ускорения инвестиционного развития и угрозы, препятствующие достижению этой цели. На базе результатов SWOT-анализа в работе были обозначены стратегические приоритеты инвестиционного развития ХМАО-Югры. Если на период до 2036 года к числу таких приоритетов относится ускоренное развитие высокотехнологичных отраслей и цифровизация в целях повышения уровня диверсификации экономики округа, то на горизонте до 2050 года приоритет отдается развитию отраслей «зеленой» экономики, с учетом нарастания негативных тенденций глобального перехода к низкоуглеродной экономике для ХМАО-Югры.

В рамках общих направлений стратегического инвестиционного развития округа в работе были детализированы направления реализации инвестиционных проектов в разрезе базовых отраслей экономики ХМАО-Югры, а для их успешной реализации авторами предложен ряд рекомендаций по совершенствованию системы управления стратегическим инвестиционным развитием в округе. Реализация комплекса предложенных рекомендаций, при условии их дополнительной теоретико-методической проработки, позволит достичь долгосрочных целей ускоренного инвестиционного развития ХМАО-Югры и повысить эффективность функционирования экономики округа.


Источники:

1. Федеральный закон от 25.02.1999 года № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений». Consultant.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_22142/ (дата обращения: 25.11.2023).
2. Федеральный закон от 28.06.2014 года № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации». Consultant.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_164841/ (дата обращения: 25.11.2023).
3. Распоряжение Правительства Ханты-Мансийского округа – Югры от 03.11.2022 года № 679-рп «О стратегии социального-экономического развития Ханты-Мансийского автономного округа – Югры до 2036 года с целевыми ориентирами до 2050 года». Ugra2030.myopenugra.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://ugra2030.myopenugra.ru/strategy/ (дата обращения: 25.11.2023).
4. Закон Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 28.05.2015 года № 46-оз «Об отдельных вопросах осуществления стратегического планирования в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре». Base.garant.ru. [Электронный ресурс]. URL: https://base.garant.ru/18937939/ (дата обращения: 25.11.2023).
5. Инвестиционная стратегия Ханты-Мансийского автономного округа – Югры до 2030 года. Инвестиционный портал Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. [Электронный ресурс]. URL: https://investugra.ru/about/strategy/ (дата обращения: 25.11.2023).
6. Палкина М.В., Созинова А.А., Савельева Н.К., Палешева Н.В., Фокина О.В., Беспятых А.В. Инвестиционная стратегия региона: анализ понятий // Экономика, предпринимательство и право. – 2023. – № 3. – c. 747-766. – doi: 10.18334/epp.13.3.117199.
7. Поздеев В.Л., Царегородцев И.С. Об инвестиционной стратегии в целях региональной экономической безопасности // Инновационное развитие экономики. – 2021. – № 5(65). – c. 227-234. – doi: 10.51832/2223-798420215227.
8. Лапин А.Е., Вуйко М.Б. Модели регионального развития в Российской Федерации и инвестиционные стратегии // Регионология. – 2019. – № 1(106). – c. 10-29. – doi: 10.15507/2413-1407.106.027.201901.010-029.
9. Жейнова М.Н. Модель принятия решений по формированию стратегии инвестиционного развития региона // Вестник Донецкого национального университета. Серия В. Экономика и право. – 2021. – № 4. – c. 97-106.
10. Самаева Е.В., Манжикова В.Э., Бембеев Р.П., Абушинов А.В. Перспективы инвестиционной стратегии развития региона // Вестник Академии знаний. – 2018. – № 25(2). – c. 189-195.
11. Денильханов А.Х. Инвестиционная политика России: стратегия повышения инвестиционной привлекательности регионов // Каспийский регион: политика, экономика, культура. – 2022. – № 2(71). – c. 101-107. – doi: 10.54398/1818510X_2022_2_101.
12. Серова В.А., Серова Н.А. Методические аспекты оценки эффективности региональной инвестиционной политики // Фундаментальные исследования. – 2021. – № 1. – c. 95-99. – doi: 10.17513/fr.42956.
13. Гагарина С.Н., Соболева Д.В. Государственное регулирование инвестиционной деятельности на региональном уровне // Экономика и бизнес: теория и практика. – 2023. – № 7(101). – c. 26-30. – doi: 10.24412/2411-0450-2023-7-26-30.
14. Фролова Н.Н., Белинская И.В., Терентьева Ю.Г. Эффективность государственного управления как фактор повышения инвестиционной активности в регионе // Дискуссия. – 2021. – № 4(107). – c. 68-77. – doi: 10.46320/2077-7639-2021-4-107-68-77.
15. Иванов О.Б., Бухвальд Е.М. Инвестиционные приоритеты в стратегиях социально-экономического развития регионов России // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. – 2018. – № 2. – c. 31-47. – doi: 10.24411/2071-6435-2018-10014.
16. Ващенко Т.В., Восканян Р.О. Формирование портфеля инвестиционных проектов региона // Вопросы региональной экономики. – 2021. – № 4(49). – c. 19-25.
17. Лазарева Е.И., Анопченко Т.Ю. Эконометрическая оценка инвестиционной привлекательности как основа формирования кластерной инвестиционной стратегии региона // Вестник Самарского государственного экономического университета. – 2016. – № 5(139). – c. 21-26.
18. Медведев А.В., Ощепкова Н.С., Победаш П.Н., Трусов А.Н. Разработка математической модели оценки эффективности инвестиционной стратегии региона // Фундаментальные исследования. – 2016. – № 10-1. – c. 62-66.
19. Климова Н.И., Бухарбаева Л.Я., Франц М.В., Шмакова М.В. Экономико-математическая модель финансового обеспечения стратегий регионального развития // Фундаментальные исследования. – 2015. – № 10-2. – c. 378-383.
20. Болодурина И.П., Болодурина М.П., Абельгазина К.М. Применение методов математической статистики для оценки инвестиционного потенциала региона // Вестник Воронежского государственного университета инженерных технологий. – 2022. – № 1(91). – c. 295-304. – doi: 10.20914/2310-1202-2022-1-295-304.
21. Швецова А.А. Эконометрические модели для оценки уровня и темпов развития регионов России // Modern Economy Success. – 2020. – № 4. – c. 24-30.
22. Наумов И.В., Трынов А.В., Сафонов А.О. Сценарное моделирование воспроизводства инвестиционного потенциала институциональных секторов в регионах Сибирского федерального округа // Финансы: теория и практика. – 2020. – № 6. – c. 19-37. – doi: 10.26794/2587-5671-2020-24-6-19-37.
23. Бенц Д.С. Моделирование факторов экономического роста регионов Урала и РФ // Journal of New Economy. – 2020. – № 3. – c. 112-131. – doi: 10.29141/2658-5081-2020-21-3-6.
24. Прокопьев А.В., Прокопьева Т.В. Оценка уровня взаимосвязи валового регионального продукта и объема инвестиций в основной капитал по регионам России // Общество: политика, экономика, право. – 2021. – № 12(101). – c. 63-73. – doi: 10.24158/pep.2021.12.10.
25. Генералова С.В. Стратегия формирования и развития инвестиционного потенциала региона // Гуманитарный научный журнал. – 2021. – № 1. – c. 18-23. – doi: 10.24412/2078-9661-2021-1-003.
26. Девятилова А.И. Оценка инновационно-инвестиционного потенциала региона // Вестник Академии знаний. – 2021. – № 42(1). – c. 116-123. – doi: 10.24412/2304-6139-2021-10891.
27. Некрасова О.Л. Учет инвестиционных рисков при обосновании выбора стратегии инвестиционного развития региона // Новое в экономической кибернетике. – 2018. – № 1. – c. 98-111.
28. Прокопьева Т.В. Анализ показателей социально-экономического развития города Нижневартовска в контексте кластерного подхода к формированию инвестиционной стратегии // Теория и практика общественного развития. – 2019. – № 6(136). – c. 47-53. – doi: 10.24158/tipor.2019.6.7.
29. Инвестиции в основной капитал в ХМАО-Югре за 2017-2022 годы. Управление Росстата по Тюменской области, ХМАО и ЯНАО. [Электронный ресурс]. URL: https://72.rosstat.gov.ru/ofs_inv_hmao (дата обращения: 25.11.2023).
30. Инвестиции в основной капитал по видам экономической деятельности в ХМАО-Югре за 2005-2016 годы. Управление Росстата по Тюменской области, ХМАО и ЯНАО. [Электронный ресурс]. URL: https://72.rosstat.gov.ru/ofs_inv_hmao (дата обращения: 25.11.2023).
31. Индексы физического объема инвестиций в основной капитал по видам экономической деятельности в ХМАО-Югре за 2017-2022 годы. Управление Росстата по Тюменской области, ХМАО и ЯНАО. [Электронный ресурс]. URL: https://72.rosstat.gov.ru/ofs_inv_hmao (дата обращения: 25.11.2023).
32. Распределение инвестиций в основной капитал по формам собственности в ХМАО-Югре за 2017-2021 годы. Управление Росстата по Тюменской области, ХМАО и ЯНАО. [Электронный ресурс]. URL: https://72.rosstat.gov.ru/ofs_inv_hmao (дата обращения: 25.11.2023).
33. Распределение инвестиций в основной капитал по видам основных фондов в ХМАО-Югре за 2017-2021 годы. Управление Росстата по Тюменской области, ХМАО и ЯНАО. [Электронный ресурс]. URL: https://72.rosstat.gov.ru/ofs_inv_hmao (дата обращения: 25.11.2023).
34. Структура инвестиций в основной капитал по источникам финансирования в ХМАО-Югре за 2017-2022 годы. Управление Росстата по Тюменской области, ХМАО и ЯНАО. [Электронный ресурс]. URL: https://72.rosstat.gov.ru/ofs_inv_hmao (дата обращения: 25.11.2023).
35. Структура инвестиций в основной капитал организаций по видам экономической деятельности в ХМАО-Югре за 2017-2022 годы. Управление Росстата по Тюменской области, ХМАО и ЯНАО. [Электронный ресурс]. URL: https://72.rosstat.gov.ru/ofs_inv_hmao (дата обращения: 25.11.2023).
36. Myslyakova Yu.G., Shamova E.A. Export-oriented industrial technologies as drivers of regional economic growth // Journal of New Economy. – 2019. – № 2. – p. 166-179. – doi: 10.29141/2073-1019-2019-20-2-10.
37. Gerasimov A.N., Gromov E.I., Skripnichenko Yu.S., Grigoryeva O.P., Skripnichenko V.Yu. Models and Forecasts of the Export Potential of the Regional Economic System // Regional Studies. – 2022. – № 4(121). – p. 762-782. – doi: 10.15507/2413-1407.121.030.202204.762-782.

Страница обновлена: 17.02.2024 в 15:58:35