Политика ОПЕК в условиях современного энергетического кризиса

Маркелова Э.А.1
1 МГИМО МИД, Россия, Москва

Статья в журнале

Экономические отношения (РИНЦ, ВАК)
опубликовать статью | оформить подписку

Том 12, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2022)

Цитировать:
Маркелова Э.А. Политика ОПЕК в условиях современного энергетического кризиса // Экономические отношения. – 2022. – Том 12. – № 4. – С. 807-822. – doi: 10.18334/eo.12.4.116844.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=50087770

Аннотация:
Статья посвящена исследованию нефтяного кризиса 2022 года, вызванного экономическими санкциями, уже введенными и планируемыми к введению в отношении российского экспорта нефти, и политике ОПЕК в рамках этого кризиса. В статье рассматриваются конкретные действия ОПЕК и ОПЕК + в период с мая по ноябрь 2022 года. Автор пытается объяснить причины, по которым ОПЕК стремится избежать участия в экономическом давлении на Россию, избегая увеличения квоты на добычу нефти, навязываемую США и Европейским союзом, а также предсказать будущую политику ОПЕК в текущем кризисе нефтяного рынка

Ключевые слова: нефть, санкции, ограничения на экспорт нефти, потолок цен, ОПЕК, эмбарго, российский рынок энергоресурсов

JEL-классификация: F51, F52, F15, Q35, Q43, Q47



Введение

Организация стран экспортеров нефти (далее – ОПЕК) международная межправительственная организация, созданная с целью проведения независимой политики в сфере контроля объемов добычи и регулирования цен на нефть на мировом рынке. ОПЕК была создана в 1960 г. по итогам конференции в Багдаде, участником которой были представители Ирана, Ирака, Кувейта, Саудовской Аравии и Венесуэлы. Причиной проведения межправительственной конференции по созданию организации, контролирующей ценообразование на нефть, являлось недовольство стран-экспортеров нефти политикой монопольного контроля за ценообразованием на нефтяном рынке, проводимой семью крупнейшими компаниями: Exxon, Royal Dutch Shell, Texaco, Chevron, Mobil, Gulf Oil и British Petroleum [1].

В итоговом соглашении, подписанном по результатам конференции в Багдаде 14 сентября 1960 г., указывается, что правительства стран-экспортеров нефти не могут оставаться равнодушными к позиции крупнейших нефтяных компаний по вопросу регулирования цен на нефть. Члены ОПЕК требуют, чтобы крупнейшие нефтяные компании поддерживали стабильные цены на нефть, исключая возможность произвольных колебаний. Крупнейшие нефтяные компании должны гарантировать, что при возникновении новых обстоятельств, влияющих на изменение цен на нефть, они будут проводить консультации с конкретными странами для разъяснения этих обстоятельств, при этом исключая прямое вмешательство в ценообразование. Члены ОПЕК стремятся к созданию системы координации для стабилизации цен на нефть и исключения произвольных колебаний, действуя в интересах стран-производителей и стран-потребителей, а также в интересах обеспечения стабильного дохода для стран-производителей [2, c. 248–252].

Эти положения нашли прямое отражение в статьях Устава ОПЕК. Статья 2 (А) Устава ОПЕК провозглашает, что основной целью ОПЕК является координация и унификация нефтяной политики стран-членов и определение наилучших средств для защиты их индивидуальных и коллективных интересов. Статья 2 (С) Устава ОПЕК также подчеркивает, что должное внимание должно уделяться интересам стран-производителей и необходимости обеспечения стабильного дохода добывающих стран; эффективных, экономичных и регулярных поставки нефти странам-потребителям; и справедливой прибыли тех, кто инвестирует в нефтяную промышленность [3].

Если обобщить идеи, лежащие в основе ОПЕК, то можно резюмировать то, что организация была создана, в первую очередь, для обеспечения интересов стран-экспортеров нефти в получении стабильной и справедливой прибыли от продажи энергоресурсов. В задачи ОПЕК не входит разрешение политических и военных противоречий между государствами, в связи с чем сотрудничество стран в рамках ОПЕК построено на экономическом принципе максимизации прибыли ее участников. Страны ОПЕК заинтересованы, в первую очередь, в недопущение кризиса, а в случае кризиса – его преодоления с минимальными издержками. А эскалация кризиса с целью давления на какую-либо страну противоречит интересам ОПЕК.

Продолжающийся в настоящий момент кризис на рынке энергоресурсов начался в связи с пандемией COVID-19. Чрезвычайная ситуация, вызванная COVID-19, привела к тому, что потребление нефти ее крупнейшими импортерами резко сократилось. Спрос на энергоресурсы сократился со стороны авиаперевозчиков, автомобильной промышленности, авиастроения и строительного отрасли [4, c. 94].

Резкое сокращение потребления нефти, вызванное пандемией COVID-19, привело к падению цен на нефть ниже $50 за барелль Brent. 4 марта 2020 года Саудовская Аравия инициировала переговоры в рамках ОПЕК+, предметом которых должно было стать соглашение об уменьшении объемов добычи нефти на 1,5 млн. бареллей в день до момента прекращения кризиса с целью стабилизации цен на нефть. Однако Россия отказалась согласовывать уменьшение добычи нефти, рассчитывая на то, что кризис, вызванный пандемией COVID-19, ограничится Китаем и не затронет основного потребителя российской нефти – страны Европейского союза. 6 марта 2020 года стало известно, что стороны не пришли к какому-либо соглашению по ограничению добычи, в результате чего каждая из сторон объявила об увеличении добычи. В частности, Саудовская Аравия объявила об увеличении добычи на 3 млн. бареллей в день. Итогом увеличения выработки стало, что цены на нефть к середине марта упали ниже $30 за барелль Brent [5, c. 13].

Опасаясь того, что резервные хранилища нефти к июню 2020 года будут переполнены и странам-экспортерам придется экстренно останавливать производство 30% своей добычи, в апреле страны ОПЕК+ вновь сели за стол переговоров. По итогам встречи 12 апреля 2020 странами ОПЕК+ было согласовано беспрецедентное сокращение добычи почти на 10 млн. бареллей в сутки. С условием постепенно увеличивать добычу в течение 2 лет в зависимости от восстановления спроса на нефть [5, c. 16]. В декабре 2020 года страны ОПЕК+ скорректировали планируемые темпы увеличения добычи. Планировалось, что в 2021 году страны ОПЕК+ увеличат совокупную добычу нефти на 2 млн. бареллей в день, однако согласовали повышение только на 0,5 млн. бареллей [6, c. 7].

Нефтяной кризис 2020 года стал настоящим черным лебедем для нефтяного рынка. Его предпосылки были слабо прогнозируемы, а последствия оказались губительными для всех стран-экспортеров. Исследователи называют кризис 2020 года крупнейшим нефтяным кризисом с 1973 года, когда все члены ОПЕК отказались поставлять нефть странам, поддержавшим Израиль в войне [7, c. 52]. Цены на нефть и объемы потребления нефти начали восстанавливаться только к началу 2022 года. Однако новым вызовом для нефтяного рынка и ОПЕК стало санкционное давление США, Великобритании и Европейского союза на российский энергетический рынок с целью оказать влияние на внешнюю политику России, что привело к волатильности цен на нефть в течение всего 2022 года.

В связи с чем представляется особенно актуальным изучение политики ОПЕК и решений, принимаемых в рамках формата ОПЕК+, в период второй половины 2022 годы.

Методологическую основу исследования составили следующие теоретические методы познания: анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия, а также специально-научные методы: метод статистического анализа, исторический, социологический и формально-юридический методы.

Цель исследования состоит в оценке политики ОПЕК во второй половине 2022 года, а также прогнозировании будущей политики ОПЕК в отношении энергетического кризиса 2022 года, связанного с санкционным давлением на российскую энергетическую отрасль.

Научная новизна исследования состоит в том, что на основе анализа политики ОПЕК в рамках нефтяного кризиса 2020 года, а также реакции ОПЕК на политические события 2022 года, автор делает попытку спрогнозировать возможные будущие шаги ОПЕК и представить им свою оценку.

Анализу санкционного давления США, Великобритании и Европейского союза на российский энергетический рынок в 2022 году посвящено несколько исследований российских ученых. В частности, потенциалу для изменения вектора российской экономики вследствие давления на российской энергетический рынок в 2022 году посвящены статья А.В. Зимовца, Ю.В. Сорокина, А.В. Ханина [8, c. 195–214] и статья Л.В. Рожковой, Ю.А. Кафтулина, С.С. Коса и О.В. Сальникова [9, c. 433–450]. Последствия санкций 2022 года и их влияние на производственную несырьевую сферу российской экономики проанализированы в статье А.А. Афанасьева [10, c. 179–194]. Исследованию противоречий между центрами принятия решений в отношении российского энергетического рынка посвящена статья Г.А. Бегларяна, Г.Н. Иванова., П.П. Калугиной и А.В. Половинчиковой [11, c. 367–388]. Особенный интерес также представляет статья Н.С. Славецкой и Л.А. Миэринь, посвященная оценке такой меры воздействия на российский рынок нефти как введение ценового ограничения [12, c. 21–27].

Описание нефтяного кризиса 2022 года

Кризис 2022 года вызван санкционным давлением США, Великобритании и Европейского союза на российскую экономику. Результатом этого давления должно стать резкое сокращение доходов России от экспорта энергоресурсов, что впоследствии, как предполагается, должно спровоцировать изменение внешней политики России в отношении Украины.

Долгое время санкционное давление на Российскую экономику было сконцентрировано на финансовой, банковской и страховой сферах [13, c. 6]. Однако все принимаемые меры практически не затрагивали экспорт российской нефти и нефтепродуктов. В марте 2022 года запрет на импорт российской был введен только США и Канадой. Также о намерении отказаться от импорта российской нефти до конца 2022 года заявила Великобритания. При этом доля российской нефти в экономиках этих стран мала, в связи с чем отказ от импорта оказался достаточно безболезненным как для российской экономики, так и для экономики стран, запретивших импорт.

Вопрос о введении тотального эмбарго в отношении российской нефти активно обсуждался в публичном поле в течение всего 2022 года. Однако введение такого эмбарго вряд ли возможно в ближайшей перспективе. Потребление нефти в 2022 году оценивается Министерством экономики США более 100 млн. бареллей в сутки. Похожую оценку 100 млн. бареллей в сутки дает в своем докладе Международное энергетическое агентство [14]. Введение тотального эмбарго в отношении российской нефти приведет к уменьшению объема предложения на мировом рынке примерно на 8 млн. бареллей в день. Такой объем превышает совокупные возможности ОПЕК и США по замещению объемов нефти и нефтепродуктов на мировой рынок [15, c. 177]. При этом увеличение добычи странами ОПЕК может негативно отразиться на цене, что приведет к падению суммарных доходов стран-экспортеров, что противоречит их коллективным интересам.

Введению запрета на импорт российской нефти странами Европейского союза (далее – ЕС) также препятствует тот факт, что доля российской нефти в экономики части стран ЕС является превалирующей. Общий объем российского экспорта нефти в ЕС по итогам 2021 года составил 2,4 млн баррелей нефти в сутки, что составляет около 40% от всей нефти, импортируемой ЕС. При этом доля российской нефти в экономике некоторых стран ЕС существенно превышает 50%. В частности, в 2021 году Словакия получила 96% сырой нефти и нефтепродуктов от России. Также доля российской нефти превышает 50% в экономике Венгрии, Хорватии, Греции и Чехии [14]. При этом замещение российской нефти на европейском рынке возможно только в ограниченном объеме ввиду технологических ограничений.

В настоящий момент усилие стран ЕС сконцентрировано не на введении тотального эмбарго на российскую нефть, а на попытке зафиксировать потолок цен на российскую нефть. Установление ограничения на цену российской нефти должно вынудить Россию к поставкам нефти в страны Европы по заниженным ценам, благодаря чему ЕС компенсирует издержки, связанные с политикой постепенного отказа от российской нефти, а российская экономика пострадает. При этом предполагается, что России будет затруднительно найти столь же большой рынок сбыта нефти как ЕС, вследствие чего Россия будет вынуждена поставлять нефть по установленной цене. США считает, что установление предельной цены на российскую нефть приведет к снижению цен на нефть, что благоприятно отразится на странах-импортерах, к которым относятся в первую очередь страны ЕС [16, c. 17–18].

На пути установления предельной цены на российскую нефть было сделано несколько шагов. Во-первых, 2 сентября 2022 года страны Большой семерки (G7) в совместном политическом заявлении объявили о намерении доработать и внедрить всеобъемлющий запрет на предоставление услуг, позволяющих осуществлять морскую транспортировку сырой нефти российского происхождения и нефтепродуктов по всему миру. В качестве меры по реализации этой цели G7 предлагает установить, что предоставление таких услуг будет разрешено только в том случае, если нефть и нефтепродукты приобретаются по цене или ниже предельной цены определяемой широкой коалицией стран [17]. При этом конкретная предельная цена до настоящего времени не согласована.

Европейский союз взял на себя обязательство установить предельную цену до 5 декабря 2022 года. Однако в ходе ноябрьских переговоров окончательно согласовать цену не удалось. В начале переговоров против введения ограничения выступили Венгрия, Греция, Кипр и Мальта. В результате переговоров страны ЕС договорились о предоставлении этим странам некоторых уступок. Однако Венгрия продолжает выступать против введения ценового потолка. На последнем на момент написания статьи заседании правительств стран ЕС, прошедшем 29 ноября 2022 года, предельная цена не была согласована по причине того, что страны ЕС не договорились об уровне этой цены [18]. Изначально предполагалось, что цена будет определена на уровне $ 65–70 за баррель. Однако Польша, Литва, Латвия и Эстония настаивают на том, чтобы предельная цена на российскую нефть не превышала $ 30 за баррель [19]. В настоящий момент (29 ноября 2022 г.) цена российской нефти составляет $ 58.38, что ниже предполагаемого уровня предельной цены [20].

Политика ОПЕК и ОПЕК+ в рамках нефтяного кризиса 2022 года

В рамках сложившегося на нефтяном рынке кризиса ОПЕК в данный момент проводит сдержанную и осторожную политику, избегая принятия решений, существенно влияющих на объем добычи. ОПЕК старается избегать участия в конфликте России с ЕС и США, несмотря на открытое давление на со стороны США. Увеличение квоты выработки нефти может повлиять на цены на нефть, которые в настоящий момент находятся на выгодном для стран ОПЕК уровне. При этом не все страны ОПЕК могут безболезненно резко увеличить выработку нефти ввиду недостаточного финансирования нефтяной отрасли.

В общем виде задача ОПЕК в рамках нефтяного кризиса 2022 года состоит в стабилизации цен на нефть. Введение эмбарго или потолка цен со стороны ЕС в отношении российской нефти с большой долей вероятности вызовет реакцию России, которая будет состоять в ограничении поставок нефти в страны, которые ввели ограничение цены, стремясь при этом перенаправить нефтяные потоки на восток в Индию и Китай. Вследствие чего на рынке ЕС возникнет дефицит нефти, что неминуемо приведет к волатильности цен на нефть. При этом страны ОПЕК также опасаются резкого увеличения квоты добычи ввиду недавнего нефтяного кризиса 2020 года, связанного с COVID-19.

При этом США и ЕС в рамках данного кризиса предпринимают шаги, направленные на изменение политики ОПЕК в отношении России. По мысли США, увеличение квоты на добычу нефти приведет к уменьшению цен на нефть, которую другие страны ОПЕК смогут компенсировать увеличением экспорта. Россия же в настоящее время уже не может выработать предоставленную ей квоту, ввиду чего сокращение цены на нефть отразится, в первую очередь, экономике России.

С 13 по 16 июля 2022 года президент США Джо Байден впервые посетил Саудовскую Аравию для участия в переговорах об увеличении добычи и экспорта нефти Саудовской Аравией с наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммедом бен Сальман Аль Сауд. При этом ранее президент США Джо Байден крайне критично высказывался в отношении Саудовской Аравии вследствие убийства журналиста Джамаля Хашогги в консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле [21]. Однако отсутствуют какие-то подтверждения того, что визит оказал влияние на политику Саудовской Аравии в сфере экспорта нефти. Руководители стран не выступили с совместным заявлением, Саудовская Аравия не выступила с предложением к ОПЕК+ об увеличении добычи нефти сверх того, которое было предусмотрено соглашением ОПЕК+, принятым по итогам 28-й встречи участников ОПЕК+ в мае 2022 года.

На августовской встрече участников ОПЕК было согласовано незначительное увеличение добычи на 100 000 баррелей в сутки. При этом столь незначительное увеличение добычи вызвало критику со стороны ЕС и США. По итогам встречи G7 страны-участники указали на необходимость изменения политики ОПЕК+, призывая их к более интенсивному увеличению добычи. В документе, принятом по итогам встречи представителей министерств финансов стран G7, проведенной 2 сентября 2022 г. в Берлине, указано: «Странам ОПЕК рекомендовано увеличить объемы добычи нефти, чтобы уменьшить волатильность на энергетических рынках. Страны G7 приветствуют решение ОПЕК, принятое в августе, об увеличении добычи нефти в сентябре на 100 000 баррелей в сутки в условиях ограниченного предложения. И призывают страны ОПЕК продолжить действовать в этом направлении» [17].

Однако уже 5 сентября 2022 г. ОПЕК+ согласовали уменьшение квоты на 100 000 баррелей в сутки до августовского уровня в 43,854 млн. бареллей в сутки [22]. Далее на встрече, прошедшей 5 октября 2022 г. ОПЕК+ согласовали значительное уменьшение квоты добычи нефти в ноябре и декабре на 2 млн баррелей в сутки до уровня в 41,854 млн. бареллей в сутки [23].

Уменьшение квоты, несмотря на давление на страны Персидского залива со стороны США, было вызвано тем, что страны ОПЕК+ не исполнили в полной мере объем предыдущей квоты. В августе 2022 года разрыв между квотой и добычей составлял 3,6 млн. бареллей в сутки. Наибольший разрыв между квотой и объемом добычи был у России и составлял 1,3 млн. баррелей в сутки. Однако другие страны ОПЕК+ также не располагали достаточными возможностями для выработки текущей квоты в полном объеме, а тем более для ее увеличения. Среди причин называется длящееся недофинансирование отрасли со стороны внешних инвесторов, санкционная война, усложнившая своевременные поставки необходимого оборудования, поломки [16, c. 18].

Исследователи указывают, что в настоящий момент среди стран ОПЕК свободные мощности для быстрого увеличения объемов добычи нефти имеются у Саудовской Аравии и ОАЭ. Саудовская Аравия может увеличить добычу на 1,2 млн. баррелей в сутки, а ОАЭ приблизительно на 1 млн. баррелей в сутки баррелей в сутки. Также свободные мощности имеются у Ирана и Венесуэлы, однако эти страны находятся под санкциями США и не смогут заместить Россию на рынке ЕС [24].

В целом, страны ОПЕК+ в настоящий момент не заинтересованы в увеличении добычи ввиду ограниченных мощностей и опасений по поводу цен на нефть. Достаточно подробно позиция ОПЕК была представлена в интервью генерального секретаря ОПЕК Х. аль-Гайс по итогам 30-й встречи представителей стран ОПЕК+. Он указывает, что политика ОПЕК+ в настоящий момент направлена на стабилизацию нефтяного рынка, который все еще испытывает последствия кризиса 2020 года, связанного с COVID-19, и нестабилен ввиду текущего конфликта на территории Европы. Также в комментарии акцентируется внимание на недостаточность свободных производственных мощностей для увеличения добычи, вследствие чего увеличение квоты приведет к необходимости трат резервных запасов. При этом резервные мощности стран ОПЕК+ достаточно невелики и их расходование может спровоцировать кризис. Он подчеркивает, что нефтяной сектор недоинвестирован. Объем инвестиций в нефтяной сектор в 2022 году сократился с $ 600 млрд. в год до $ 450 млрд. в год [25].

Текущее положение энергетического рынка демонстрирует, что с наибольшей вероятностью ОПЕК будет стремится избегать решений, направленных на увеличение добычи нефти в течение ближайших месяцев. Цены на нефть в ноябре 2022 года демонстрируют снижение, ограниченный объем инвестиций в нефтяную отрасль не позволяет большинству стран ОПЕК нарастить добычу в краткосрочной перспективе. В связи с чем можно предположить, что ОПЕК продолжит проводить сдержанную политику. Квота на добычу нефти в последующие месяцы вряд ли превысит показатели сентября.

Увеличение квоты выработки ОПЕК возможно, если страны ЕС все-таки согласуют достаточно низкий ценовой порог для импорта российской нефти, вследствие чего Россия будет вынуждена ограничить поставки на европейский рынок. При этом решение ОПЕК об увеличении квоты будет зависеть в том числе от того, в какой мере потолок цен на российскую нефть, введенный ЕС, отразится на цене нефти на мировом рынке.

Заключение

По результатам исследования мы установили, что политика ОПЕК в рамках текущего энергетического кризиса направлена на стабилизацию нефтяного рынка. Энергетический кризис 2020, вызванный пандемией COVID-19, существенно повлиял на политику ОПЕК и привел к резкому снижению добычи нефти. В августе 2022 года ОПЕК вышла на докризисный уровень добычи и в настоящий момент стремится к стабилизации достигнутого уровня.

Желание ЕС и США вытеснить Россию с нефтяного рынка, либо по крайней мере существенно снизить ее доходы от экспорта энергоресурсов, требует от стран ОПЕК+ увеличения добычи. Увеличение добычи позволит ЕС относительно безболезненно отказаться от российской нефти, заместив ее нефтью из других стран. При этом увеличение добычи «ударит» по российскому нефтяному сектору еще и тем, что у России отсутствуют сопоставимые по размеру с ЕС рынки для экспорта нефти, вследствие чего Россия не сможет вырабатывать предоставленную ей квоту в полном объеме и будет нести убытки. Однако большинство стран ОПЕК не готовы к резкому увеличению добычи. В последние годы нефтяной рынок оказывался недофинансированным из-за чего у всех стран ОПЕК, кроме Саудовской Аравии и ОАЭ, отсутствуют свободные мощности для увеличения добычи в краткосрочной перспективе. Также увеличение добычи и введение ограничений в отношении российского рынка может привести к снижению цен на нефть, так как Россия будет вынуждена продавать свои ресурсы на азиатский рынок с большим дисконтом. Политика ОПЕК направлена, в первую очередь на то, чтобы сохранять стабильность цен на нефть и избегать волатильности. Стабильность цен на нефть позволяет ОПЕК вести предсказуемую политику и способствовать выходу из нефтяного кризиса. В связи с чем представляется, что квота на добычу, устанавливаемая ОПЕК, в ближайшей перспективе не будет существенно меняться, находясь в рамках, установленных в сентябре 2022 года.


Источники:

1. OPEC – Brief History. [Электронный ресурс]. URL: https://www.opec.org/opec_web/en/about_us/24.htm (дата обращения: 20.09.2022).
2. Agreement concerning the creation of the Organization of Petroleum Exporting Countries (OPEC). Done at Baghdad, on 14 September 1960. United Nations. Treaty Series. 1962. P. 248–252. [Электронный ресурс]. URL: https://treaties.un.org/doc/Publication/UNTS/Volume%20443/volume-443-I-6363-English.pdf (дата обращения: 25.11.2022).
3. OPEC Statute. [Электронный ресурс]. URL: https://www.opec.org/opec_web/static_files_project/media/downloads/publications/OPEC_Statute.pdf (дата обращения: 25.11.2022).
4. Жарский И.Д., Мирошник А.Н. Турбулентность в развитии ТЭК в условиях пандемии (на примере нефтяной отрасли) // Финансовые рынки и банки. – 2021. – № 2. – c. 94–98.
5. Юшков И.В., Дроздова Ю.Д. Сделка ОПЕК+ 2020 года: предпосылки и интересы участников // Геоэкономика энергетики. – 2020. – № 1. – c. 6–20.
6. Каукин А.С., Миллер Е.М. Мировой рынок нефти в конце 2020 года // Экономическое развитие России. – 2021. – № 1(28). – c. 7–10.
7. Богданов А.Н. Кризис на мировом нефтяном рынке в 2020 году // Инновации и инвестиции. – 2021. – № 9. – c. 52–54.
8. Зимовец А.В., Сорокина Ю.В., Ханина А.В. Комплекс предложений по защите экономики России от санкций стран Запада на макро-, мезо- и микроуровне // Экономические отношения. – 2022. – № 2. – c. 195–214.
9. Рожкова Л.В., Кафтулина Ю.А., Коса С.С., Сальникова О.В. Перспективы несырьевого неэнергетического экспорта Российской Федерации в условиях санкционных ограничений // Экономические отношения. – 2022. – № 3. – c. 433–450.
10. Афанасьев А.А. Об оценке влияния международных санкций на условия функционирования отечественной промышленности // Экономические отношения. – 2022. – № 2. – c. 179–194.
11. Бегларян Г.А., Иванов Г.Н., Калугина П.П., Половинчикова А.В. Санкционная политика США и европейских стран в отношении России: поворот начала 2022 года // Экономические отношения. – 2022. – № 3. – c. 367–388.
12. Славецкая Н.С., Миэринь Л.А. Ценовой потолок как метод санкционного давления на российский нефтяной экспорт // Известия Санкт-Петербургского государственного экономического университета. – 2022. – № 5-2. – c. 21–27.
13. Салихов М.Р., Юшков И.В., Митрахович С.П. Усиление санкционного давления на российский сегмент рынка энергоресурсов. Актуальные интервью // Геоэкономика энергетики. – 2022. – № 2 (18). – c. 6–33.
14. Международное энергетическое агентство (IEA). [Электронный ресурс]. URL: https://www.iea.org/fuels-and-technologies/oil (дата обращения: 25.11.2022).
15. Мигел А.А., Осипов В.И. Состояние мирового рынка нефти: изменения и запас прочности // Экономика и бизнес: теория и практика. – 2022. – № 5-2. – c. 177–180.
16. Сайгаткина С. Вход в зазеркалье // Энергетическая политика. – 2022. – № 11. – c. 16–30.
17. G7 Finance Ministers´ Statement on the united response to Russia´s war of aggression against Ukraine. Berlin, 2 September 2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bundesfinanzministerium.de/Content/EN/Downloads/G7-G20/2022-09-02-g7-ministers-statement.pdf?__blob=publicationFile&v=13 (дата обращения: 25.11.2022).
18. EU fails to agree on Russian oil price cap, say diplomats. Reuters. 29.11.22. [Электронный ресурс]. URL: https://www.reuters.com/markets/commodities/eu-fails-agree-russian-oil-price-cap-monday-diplomats-2022-11-28/ (дата обращения: 25.11.2022).
19. ЕС вновь не смог согласовать потолок цен на российскую нефть. Ведомости. 29 ноября 2022 г. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/news/2022/11/29/952558-es-vnov-ne-smog-soglasovat-potolok-tsen (дата обращения: 30.11.2022).
20. Oil Price Charts. [Электронный ресурс]. URL: https://oilprice.com/oil-price-charts/ (дата обращения: 30.11.2022).
21. Байден прибыл в Саудовскую Аравию с первым официальным визитом. Ведомости 15 июля 2022 года. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/politics/news/2022/07/15/931630-baiden-pribil-v-saudovskuyu-araviyu (дата обращения: 25.11.2022).
22. 32nd OPEC and non-OPEC Ministerial Meeting. [Электронный ресурс]. URL: https://www.opec.org/opec_web/en/press_room/7002.htm (дата обращения: 25.11.2022).
23. 33rd OPEC and non-OPEC Ministerial Meeting. [Электронный ресурс]. URL: https://www.opec.org/opec_web/en/press_room/7021.htm (дата обращения: 25.11.2022).
24. Сердюкова И.И., Харитонов Г.Л., Черникова Т.В. Экспорт российской нефти: состояние, сложности, перспективы // Экономика и бизнес: теория и практика. – 2022. – № 9. – c. 188–192.
25. Haitham Al Ghais: OPEC not to blame for soaring inflation. Cnbc. 17.08.2022. [Электронный ресурс]. URL: https://www.cnbc.com/2022/08/17/haitham-al-ghais-opec-not-to-blame-for-soaring-inflation.html (дата обращения: 25.11.2022).

Страница обновлена: 24.01.2023 в 14:40:40