Систематизация вызовов и рисков при осуществлении государственной финансовой политики в постковидной экономике

Тюрина Ю.Г.1, Барциц А.Д.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Вопросы инновационной экономики
Том 12, Номер 3 (Июль-сентябрь 2022)

Цитировать:
Тюрина Ю.Г., Барциц А.Д. Систематизация вызовов и рисков при осуществлении государственной финансовой политики в постковидной экономике // Вопросы инновационной экономики. – 2022. – Том 12. – № 3. – doi: 10.18334/vinec.12.3.115084.

Аннотация:
Мировая экономика характеризуется появлением новых вызовов и рисков в постковидной экономике в рамках государственной финансовой политики, которая в свою очередь включает в себя бюджетную, налоговую, денежно-кредитную и таможенно-тарифную политики. Рост инфляции, новые угрозы распространения пандемии или других болезней, а также другие макроэкономические риски и шоки могут поставить под удар восстановление в развитых странах, странах с формирующимся рынком и развивающихся странах с низкими доходами. Методологически и практически значима группировка и аналитическая оценка вызовов и рисков постковидной экономике. Авторами в статье проведена систематизация вызовов и рисков при осуществлении государственной финансовой политики в постковидной экономике, предложены критерии разграничения вызовов и рисков, позволяющие в дальнейшем продолжении исследования провести аналитическую оценку влияния современных макроэкономических вызовов и рисков в государственном секторе на реализацию финансовой политики в Российской Федерации.

Ключевые слова: вызовы, риски, государственная финансовая политика

Финансирование:
Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финуниверситета

JEL-классификация: F01, F62, F65, H00



Введение

Современные тенденции развития мировой и российской экономики свидетельствуют, с одной стороны, о расширении круга задач, решаемых в процессе формирования и исполнения бюджетов публично-правовых образований, с другой – необходимости учета современных макроэкономических вызовов и шоков в реализации государственной финансовой политики.

Актуальность выбранной темы исследования обусловлена сложившейся экономической и политической ситуацией, текущими реалиями развития экономики страны. На каждый вызов значимы действенные ответные меры, которые призваны смягчить негативные явления и процессы. Экономика в постковидный период характеризуется появлением негативных явлений и процессов, которые могут в течение этого периода действия возрастать. В связи с этим мировую экономику и экономику отдельной страны могут ожидать негативные последствия в сфере управления государственной финансовой политикой.

Вопросы влияния вызовов и рисков в системе государственного регулирования экономики поднимались в период пандемии коронакризиса, актуально это и в современных условиях.

Пандемия COVID-19 выявила уязвимые места финансовой системы и вынудила внимательнее изучить уроки финансового кризиса, которые могут быть полезны для экономической и финансовой политик [1, с. 105] (Streimikiene, 2021, p. 105). В литературе поднимается актуальный вопрос осуществления государственной политики с учетом циклов развития экономики, рисков и трудностей [2, с. 35] (Dorofeev, 2020, p. 35), финансовой безопасности и управления бюджетной политикой [3, с. 35] (Olimova, 2022, p. 35). Риски стабильности экономики и финансовой устойчивости страны, особенно учитывая влияние политических интересов на бюджетные расходы [4, с. 7] (Holopov, 2022, p. 7), направления развития финансовой системы России с учетом нарастания геополитической нестабильности [5, с. 171] (Varvus, 2022, p. 171), четкое понимание современных социально-экономических проблем [6, с. 7] (Bodrunov, 2022, p. 7), последствий пандемии COVID-19 [7, с. 310] (Sozaeva, 2021, p. 310), нового мирового экономического порядка в постпандемический период [8, с. 51] (Drobot, 2022, p. 51), обеспечения экономической безопасности государства в условиях глобальной интеграции, а также связи бюджетных ресурсов и осуществления экономических интересов [9, с. 2375] (Leshchenko, 2020, p. 2375), [10, с. 20] (Karavaeva, Kazantsev, Kolomiets, Ivanov, Lev, Kolpakova, 2019, р. 20) свидетельствуют о значимости исследований в области систематизации и оценки современных макроэкономических вызовов и рисков реализации финансовой политики государства.

Целью данного исследования является комплексный анализ вызовов и рисков при осуществлении государственной финансовой политики в постковидной экономике, результаты которого будут использованы при дальнейшем принятии решений, направлений и мер финансовой политики, учитывающих совокупность выявленных вызовов и рисков, органами государственной власти и управления.

Научная новизна работы заключается в комплексной группировке вызовов и рисков постковидной экономике с целью их дальнейшей аналитической оценки влияния на реализуемую государственную финансовую политику.

В качестве методологической основы исследования использовались труды российских и зарубежных ученых в области теоретических и практических аспектов выявления и оценки рисков при осуществлении государственной финансовой политики. При решении научных задач применялись специальные и общенаучные методы исследования. Использовались методы структурного, экспертного и сравнительного анализа; синтез; конкретизация. Использование научных методов и подходов обеспечило научную обоснованность и целостность исследования.

Основная часть.

В научной литературе попытки дефинирования термина «макроэкономические вызовы» отсутствуют. При этом в работах, посвященных указанной тематике, идентифицируются конкретные макроэкономические вызовы, имеющие актуальность в современных реалиях, приводится их классификация.

Понятие риска неразрывно связано с понятием неопределенности. В связи с этим на сегодняшний день мировая экономика находится на стадии непредсказуемости, для которого характерен элемент неопределенности. При этом распространение новых штаммов COVID-19 на фоне роста инфляции, задолженности и уровня неравенства усугубляет неопределенность [11, с. 6]. (Global Economic Prospects, 2022, p. 6)

Исходя из содержания экономического словаря неэкономических понятий Н.И. Фокина [12, с. 21] (Fokin, 2016, p. 21), «вызов» имеет три группы значений – приглашение, требование, желание. Все эти три значения фокусируются на действии, а именно – на действии явиться, заняться, решить, бороться, конкурировать. Понятие «вызов» синонимирует с такими понятиями как «риск», «угроза». Риски, вызовы и угрозы - разные степени опасности для экономической системы. Если же риски перерастают в вызовы, а вызовы в угрозы, то это несомненный признак серьезных сбоев в системе» [13] (Kortunov, 2007).

Постковидная экономика характеризуется также появлением определённых вызовов и рисков во всех сферах государственной финансовой политики. Под вызовами в экономике понимается совокупность мероприятий, вызванных различными обстоятельствами (экономическими революциями, шоками, кризисами), которые требуют внимания и реагирования на них со стороны государства и которые могут поменять облик государственного управления в системе государственной финансовой политики. Под рисками в экономике понимается вероятность наступления событий с негативными последствиями или событие, вследствие которого изменяются финансовые результаты деятельности экономического субъекта.

2020 год характеризуется появлением пандемии коронавируса (COVID-19), называемой Великой изоляцией. Принято считать, что данный кризис по своим размерам и последствиям не похож ни на один другой прошедший кризис, а мировая экономика переживает худший спад со времен Великой депрессии. Это подтверждается данными Международного валютного фонда (далее – МВФ) в отчете World Economic Outlook: резкое сокращение мировой экономики 3% в 2020 году, что намного больше, чем во время Мирового финансового кризиса 2008-2009 гг. [14] (World Economic Outlook, 2020).

В соответствии с докладом Всемирного банка о перспективах мировой экономики перед мировой экономикой стоит период явного замедления после яркого подъема в 2021 году. Это замедление мировой экономики вызвано за счет таких факторов, как:

1. новые угрозы распространения очередных штаммов COVID-19;

2. рост инфляции, задолженности и неравенства в доходах.

Помимо вышеназванных факторов мировая экономика характеризуется появлением новых вызовов и рисков в постковидной экономике в рамках государственной финансовой политики, которая в свою очередь включает в себя бюджетную, налоговую, денежно-кредитную и таможенно-тарифную политики.

По оценкам Всемирного банка ожидаются существенные снижения темпов роста мировой экономики в разных странах мира: с 5,5% в 2021 году до 4,1% в 2022 году и 3,2% в 2023 году. По оценкам МВФ рост мировой экономики оценивается в 5,9% в 2021 году и замедлится до 4,4% в 2022 году [15] (World Economic Outlook, 2022), однако в соответствии с октябрьским докладом (2021 г.) «Перспективы развития мировой экономики» прогноз 2022 года оценивался в 4,9% [16] (World Economic Outlook, 2021).

Сегодня ученые и политики по-разному оценивают возможные пути трансформации глобального мира в постпандемический период. Это во многом обусловлено многообразием накопившихся проблем в развитии глобализации, которые во время пандемии COVID-19 (причины возникновения которого до сих пор так и не установлены) были умножены за счет стагнации, нефтяного коллапса и шока, новых волн короновирусной инфекции, локдаунов и других факторов [17, с. 257] (Bondarenko, 2021, p. 257).

К рискам, которые связаны с реализацией бюджетной политики, относятся следующие. Во-первых, первая группа рисков составляет риски, связанные с социальным неравенством, занятостью на рынке труда:

1. риски, связанные с расслоением и поляризацией;

2. риски растущего социального неравенства;

3. риски усиления социальных волнений и роста недовольства;

4. риски на рынке труда и занятости;

5. риски увеличения безработицы;

6. риски миграции рабочей силы;

7. риски волатильного (временного) закрытия границ;

8. риск непропорционального регионального развития (риски неравенства внутри страны).

Вышеперечисленные риски первой группы тесно связаны между собой. Более подробно взаимосвязь этих видов рисков будет показана в дальнейшем.

Вторая группа рисков состоит из рисков, связанных со сферой государственных финансов:

1. риски, связанные с государственным и частным сектором;

2. риски роста задолженности – риски, связанные с увеличением государственного долга; риск развития критически долговой ситуации;

3. риски роста дефицита государственного бюджета;

4. риски ухудшения сбалансированности бюджетов бюджетной системы;

5. риск ужесточения условий финансирования на фоне высокой задолженности;

6. риски волатильности цен на сырьевые товары;

7. риски ограничения бюджетных возможностей и сокращения расходов, что может замедлить восстановление экономики.

Третья группа рисков предполагает деление стран по группам (исходя из экономического развития) и включает риски бюджетного сектора для:

§ стран с развитой экономикой (далее – СРЭ);

§ стран с формирующимся рынком (далее – СФР);

§ развивающихся стран с низкими доходами (далее – РСНД).

Четвертая группа рисков связана с нефтяной промышленностью (нефтяным сектором экономики) и рынком нефти, которая прямым образом влияет на государственную финансовую политику:

1. риски поставок нефти;

2. риски обострения геополитической напряженности;

3. риски волатильности цен на сырьевые товары.

Пятая группа рисков связана с социальной сферой, включая систему здравоохранения и систему социальной защиты граждан в целом:

1. риски возобновления вспышек заболеваемости – риски для здоровья;

2. риски возобновления глубокой самоизоляции;

3. риски увеличения числа безработных (риски роста безработицы, рынка занятости, которые также относятся к первой группе рисков);

4. риски дальнейшего социального дистанцирования.

Шестая группа рисков классифицирует риски исходя из рынка, на котором они возникают и возрастают. Так, например, к таким рискам относятся риски на рынке нефтепродуктов (риск на рынке нефти); риски на рынке труда и занятости.

Следовательно, каждый из названных рисков, относящиеся к той или иной группе, включает в себя ряд проблем, требующих неотлагательных мер беспрецедентного характера, а также детально может состоять из мелких рисков. Таким образом, в таблице 1 предлагается классификация рисков по разным критериям.

Таблица 1

Классификация рисков, связанных с реализацией бюджетной политики

Группа рисков
Критерий рисков (классификационный признак)
Наименование риска и его структура
1
Риски, связанные с социальным неравенством, занятостью на рынке труда
1. риски, связанные с расслоением и поляризацией;
2. риски растущего социального неравенства;
3. риски усиления социальных волнений и роста недовольства;
4. риски на рынке труда и занятости;
5. риски увеличения безработицы;
6. риски миграции рабочей силы;
7. риски волатильного (временного) закрытия границ;
8. риск непропорционального регионального развития (риски неравенства внутри страны).
2
Риски государственных финансов
1. риски, связанные с государственным и частным сектором;
2. риски роста задолженности, риск развития критически долговой ситуации;
3. риски роста дефицита государственного бюджета (прослеживается динамика увеличения дефицита государственного бюджета, в том числе, по группам стран);
4. риск ужесточения условий финансирования на фоне высокой задолженности;
5. риски волатильности цен на сырьевые товары;
6. риски ухудшения сбалансированности бюджетов бюджетной системы.
3
По группам стран
Риски бюджетного сектора для СРЭ, СФР, РСНД.
4
Риски нефтяного сектора экономики (риски рынка нефти)
1. риски поставок нефти;
2. риски обострения геополитической напряженности;
3. риски волатильности цен на сырьевые товары.
5
Риски социальной сферы
1. риски распространения болезней, новых штаммов;
2. риски возобновления самоизоляции;
3. риски роста безработицы;
4. риски системы здравоохранения;
5. риски дальнейшего социального дистанцирования;
6. риски системы социальной защиты.
6
По рынкам и сферам
Риски на рынке труда и занятости, риски на нефтяном рынке, риски социальной сферы.
Источник: составлено авторами самостоятельно

Предполагается, что к каждой группе рисков, описанных в таблице 1, должны соответствовать конкретные ответные меры бюджетной политики или вызовы экономики на борьбу с последствиями пандемии.

Постковидная эра характеризуется следующими вызовами, которые также можно классифицировать по нескольким группам.

Во-первых, это вызовы, касаемо возможностей для нового роста, включая применение «зеленых» технологий, наращивание человеческого капитала, развитие цифрового экономического поля или цифровизации сфер и звеньев финансовой системы, а также сегментов экономики. Следовательно, бюджетная политика должна обеспечить переход к более устойчивой, социально-интегрированной и экологичной экономике, взаимодействуя и интегрируя с другими видами финансовой политики.

Во-вторых, это - группа вызовов связана с устойчивостью государственных финансов и государственных инвестиций в стимулирование восстановления экономики, включающая в себя:

1) своевременную реализацию мер бюджетной политики (набор гибких бюджетных мер);

2) разработку среднесрочных бюджетных стратегий;

3) широкомасштабное скоординированное бюджетное стимулирование;

4) пересмотр приоритетов в области бюджетных расходов;

5) стимулирование экономической активности, в том числе для субъектов малого и среднего предпринимательства (далее – МСП);

6) проведение структурных бюджетных реформ;

7) следование по бюджетным правилам;

8) государственные инвестиции в человеческий капитал, здравоохранение и образование.

В-третьих, это - группа вызовов сосредоточена на решении проблем с социальным неравенством, бедности населения, которая включает все меры бюджетного характера для обеспечения социальной справедливости, спокойствия и роста благополучия граждан.

В-четвертых, это - группа вызовов связана с решением проблем безработицы, занятости, то есть с рынком труда, а также с оптимизацией системы здравоохранения.

В-пятых, это - группа вызовов предполагает дальнейшую реализацию бюджетной поддержки, как для домашних хозяйств, так и субъектов МСП. Данная группа характеризуется:

1. предоставлением инструментов финансирования программ социальной защиты граждан и укреплением систем социальной защиты;

2. бюджетной поддержкой компаний ввиду новых рисков появления ограничений (краткосрочная поддержка).

В-шестых, это - группа вызовов определяет перспективы развития по группам стран в бюджетной сфере.

Классификация вызовов (беспрецедентных ответных мер на борьбу с пандемией) представлена в таблице 2.

Таблица 2

Классификация вызовов, связанных с реализацией бюджетной политики

Группа вызовов
Наименование вызовов
Содержание, сущность вызовов, в т.ч. связанные с ними риски
1
Возможности для нового роста
Применение «зеленых» технологий, наращивание человеческого капитала, развитие цифровизации экономики
2
Приоритет государственных финансов и государственных инвестиций
1) набор гибких бюджетных мер;
2) разработка среднесрочных бюджетных стратегий;
3) широкомасштабное скоординированное бюджетное стимулирование;
4) пересмотр приоритетов в области бюджетных расходов;
5) стимулирование экономической активности;
6) проведение структурных бюджетных реформ;
7) возможность следования по бюджетным правилам.
3
Борьба с социальным неравенством, бедностью и безработицей
Меры бюджетного характера для обеспечения социальной справедливости.
Напрямую связан с первой группой рисков: риски, связанные с социальным неравенством, занятостью на рынке труда.
4
Совершенствование и оптимизация системы здравоохранения и рынка занятости
Снятие ограничительных мер, создание новых рабочих мест.
5
Бюджетная поддержка по программе «max»
Продление ранее введенных бюджетной мер.
6
«Страновые» вызовы
Связаны с рисками по группам стран
7
Международное сотрудничество
Обеспечение лекарственными средствами, вакцинами, предоставление необходимого и должного объема финансирования
Источник: составлено авторами самостоятельно

Все вышеперечисленное является драйвером экономического восстановления. Таким образом, можно сказать, что вызовы для постковидной экономики сводятся к единому – осуществление бюджетной поддержки в целях содействия постепенному экономическому восстановлению.

Фактически высокий уровень экономической неопределенности, глобализация, изменение структуры мировой экономики послужили основной причиной переосмысления роли бюджетной политики [18, с. 7] (Solyannikova, 2021, p.7).

Несмотря на то, что восстановление мировой экономики продолжается, а ее перспективы имеют место быть, вышеперечисленные риски и вызовы могут вызвать негативные последствия. На рисунке 1 представлена характеристика рисков, связанных с реализацией бюджетной политики, в постковидной экономике.

Несомненно, можно утверждать, что во времена экономических и финансовых кризисов бюджетная политика как составная и главная часть государственной финансовой политики играет важнейшую роль в стабилизации экономических финансовых процессов и явлений. Так, и во время пандемии бюджетная политика играет приоритетную роль в улучшении качества жизни для своих граждан и доступности услуг, а также в спасении жизней и защите уязвимых граждан от возникновения рисков, описанных на рисунке 1. Однако COVID-19 создал серьезные и глобальные трудности как для бюджетной политики в целом, так и для государственных финансов в частности. Так, например, одной из групп рисков является, как показано в таблице 1 и рисунке 1, группа рисков сферы государственных финансов, последствия появления пандемии спровоцировали существенное увеличение дефицита бюджета и уровня государственного долга.

Рисунок 1. Модель влияния рисков, связанных с реализацией бюджетной политики, в постковидной экономике

Источник: составлено авторами самостоятельно

Воздействие позитивных макроэкономических шоков выражается в увеличении государственных доходов за счет положительных структурных сдвигов в экономике, а также в возможности увеличения финансирования приоритетных государственных программ. Несомненно, важны методические вопросы оценки рисков в сфере финансового обеспечения достижения национальных целей развития России [19, с. 162] (Ponkratov, 2022, p. 162).

В условиях постковидной экономики новые вызовы, связанные с возрастающим с каждым днем объемом пакета санкционных мер в отношении Российской Федерации, наиболее ощутимы для бюджетов публично-правовых образований. Поэтому понимание возможного механизма воздействия шока и вызова на макроэкономическую экономику является источником успешных реакционных и адаптивных мер государственной власти в рамках налоговой политики России.

Параметры бюджета по доходам, связанные с реализуемой налоговой политикой, при прогнозировании обоснованы с учетом влияния сложившейся динамики макроэкономических показателей, процессов по восстановлению экономики и долгосрочных структурных изменений. Характеризуя динамику доходов федерального бюджета, следует отметить, что наблюдается неуклонный рост величин ненефтегазовых доходов. В структуре ненефтегазовых доходов, связанных с внутренним производством, наибольшее значение фиксируется по внутреннему НДС и налогу на прибыль организаций; по доле ненефтегазовых доходов, связанных с импортом, высоко влияние НДС ввозного.

Оценивая динамику доходов федерального бюджета в 2019-2024 гг., ожидается постепенное увеличение доходов, связанное с влиянием изменений в действующее бюджетное и налоговое законодательство. С прогнозируемыми значениями нефтегазовых доходов прослеживается постепенное снижение в номинальном выражении и в процентах к ВВП. Данная динамика объяснима изменением расчета налога на добычу полезных ископаемых, предоставлением вычетов отдельным категориям налогоплательщиков, внесением корректировок в механизм учета расходов при расчете налоговой базы по налогу на дополнительный доход от добычи углеводородного сырья, индексацией ставок по акцизам на нефтяное сырье, направленное на переработку, учета демпфирующей компоненты акциза.

Пакет мер, принятых в России в феврале-июне 2022 года, связан с льготными условиями налогообложения для разных сфер экономической деятельности, необходимостью поддержки российских производителей, ввиду ухода с рынка иностранных компаний, запрета экспорта отдельных видов товаров и услуг, отказом стран-партнеров от сотрудничества ввиду политических и экономических событий.

С динамикой нефтегазовых доходов логически связаны и макроэкономические факторы, в частности изменения объемов добычи, переработки и экспорта, цен на энергоносители, обменного курса, расчетных цен на газ. При этом не исключены как тенденции, положительно сказывающиеся на поступлении доходов в бюджет, так и отрицательно, ввиду прогнозируемой высокой волатильности мировых цен на энергоносители, снижением объемов внешнеэкономической деятельности.

Проведенный анализ позволяет сделать вывод, что при расчете прогнозных параметров федерального бюджета по доходам учтено влияние всех основных факторов, поддающихся достоверной количественной оценке, в рамках действующего и вводимого с 1 января 2022 г. бюджетного и налогового законодательства.

Прогнозируемые значения для бюджетов, несомненно, зависимы от макроэкономической стабилизации в стране, повышения деловой активности. С точки зрения возможности реализации национальных целей на региональном уровне с учетом влияния налоговых изменений на доходную часть консолидированных бюджетов РФ следует отметить, что изменения в налоговом и бюджетном законодательстве, принятые на федеральном уровне, имеют влияние и на консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации, что является важным аспектом для достижения поставленных Президентом национальных целей развития страны.

Последние два года российская и мировая экономика в целом преодолевали макроэкономический шок, возникший в результате распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19. С этой целью на федеральном, региональном и местом уровнях управления принимались меры, напрямую воздействующие на работу и развитие предпринимательского сектора.

По оценкам Министерства экономического развития [1], а также данным Центрального Банка Российской Федерации [2], наблюдается существенный рост годовых показателей за 2021 год, характеризующих макроэкономическую среду, напрямую воздействующую на условия и темпы реализации определенных Президентом Российской Федерации национальных целей развития. По оценке Министерства финансов Российской Федерации, по отчетным данным конца 2021 года наблюдается существенный рост доходов [3]. Возобновление процессов производства, восстановление нормальной работы отраслевых и территориальных деловых циклов, по прогнозу Министерства финансов Российской Федерации, обеспечили рост доходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, не учитывая предоставляемые из федерального бюджета на субфедеральный уровень межбюджетные трансферты, в среднем 6,5% [4]. Указанный рост позволяет осуществлять возврат к полноценной реализации национальных целей развития на уровне регионов.

Изменения в налоговом и бюджетном законодательстве, влияющие на доходную часть консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, демонстрируют негативные для объемов доходов и компенсационные меры на соответствующие объемы финансовых ресурсов. Такие изменения, как корректировка нормативов зачисления доходов по акцизам на отдельные группы подакцизной продукции, нормативов зачисления доходов по налогу на добычу полезных ископаемых на отдельных территориях Российской Федерации, компенсируют иные налоговые изменения. При этом, по отдельным направлениям, например, касательно платежей и штрафов, таких как средств, поступающих на возмещение вреда окружающей среде, ранее скорректированных в пользу увеличения доходов федерального бюджета за счет снижения данных поступлений в субфедеральные бюджеты, точность прогноза по размеру выпадающих доходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации и, соответственно, необходимой величине компенсации низкая, что является риском недополучения доходов на субфедеральном уровне и представляет потенциальное сокращение восстановительного эффекта в оценке доходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации.

Говоря о национальных целях развития, финансовые параметры шагов, достижение которых, главным образом, отражено в объемах финансирования национальных проектов, необходимо отметить общий рост объемов финансирования, так увеличение общего финансирования национальных проектов по сравнению с оценкой исполнения федерального бюджета в 2021 году составит 20%, где существенное увеличение наблюдается более чем по 6 проектам, среди которых национальный проекты «Здравоохранение», «Экология», «Культура» и «Туризм и индустрия гостеприимства». Указанные изменения по направлениям финансирования важны для отражения перераспределения средств между уровнями бюджетной системы и, соответственно, формирования, в дополнение к исключительно собственным налоговым источникам, расширенного объема финансовых ресурсов на реализацию проектов, направленных на достижение национальных целей развития.

Более того, активное расширение финансирования в направления здравоохранения, развития цифровой экономики и финансовых технологий могут положительно повлиять на реализацию таких целей Указа Президента «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года» от 21 июля 2020 года, как «сохранение населения, здоровья и благополучия людей» и «цифровая трансформация». Тем не менее, достижение таких целей, как «достойный, эффективный труд и успешное предпринимательство», «комфортная и безопасная среда для жизни» может быть замедлено, поскольку более значимым и главным фактором их реализации и выполнения поставленных задач социально-экономического развития является текущая макроэкономическая конъюнктура, текущее изменение уровня распространения короновирусной инфекции и связанные с ним решения ограничительного характера, принимаемые главным образом на региональном уровне, способные оказать влияние на развитие предпринимательского сектора внутри субъекта и изменение потребительского спроса, а также общая величина налоговой нагрузки на сектор малого и среднего предпринимательства как потенциально основной сегмент ускорения роста экономики.

Ввиду этого целесообразно рассмотреть возможность не только компенсационных налогово-бюджетных механизмов по принимаемым перераспределениям потоков финансовых ресурсов, но и дополнительные финансовые и административные меры по укреплению субфедеральных бюджетов через расширение базы собственных налоговых поступлений путем передачи дополнительных ресурсных возможностей на соответствующие уровни, продолжению постепенного сокращения зависимости субфедеральных бюджетов от дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности и формирования благоприятной среды для работы малого и среднего бизнеса на территории субъектов Российской Федерации, с тем, чтобы расширить доходную базу консолидированных бюджетов субъектов через рыночный механизм и обеспечить комплексное многостороннее положительное влияние на реализацию проектов на территории всей страны, укладывающихся в ожидаемые результаты достижения целей национального развития.

Касаемо рисков 1 группы, влияющие на рост и развитие безработицы в стране, а также рост миграции рабочей силы, в случае сохранения трудовых отношений между работниками и работодателями в течение всей пандемии коронавируса будет иметь решающее значение для того, насколько быстро восстановится экономика. Однако уже сейчас можно сказать, что действия федеральных правительств стран в отношении сдерживания уровня безработицы, налаживания устойчивости на рынке труда носят позитивный характер. Например, в Российской Федерации доля безработных, получающих пособие по безработице, сократилась с 71% в третьем квартале 2020 года до 21% в июне 2021 года [5], что говорит об улучшении состоянии на рынке занятости, снижении безработицы, а также в целом о положительных мерах на федеральном уровне.

Относительно рисков в нефтяном секторе экономике, к ключевым факторам, которые поддерживали рост цен на нефтяном рынке, стали:

1) новые договорённости стран-участниц сделки ОПЕК+;

2) новости о прогрессе в массовой вакцинации от COVID-19 в разных странах мира;

3) новости о мерах стимулирования экономики.

Стоит сказать, что укрепление систем социальной защиты за счет улучшения охвата и качества пособий, а также повышения эффективности (например, путем уменьшения фрагментации программ и дублирования льгот) поможет в борьбе с ростом неравенства и бедности.

В соответствии с Бюджетным вестником МВФ именно пандемия коронавируса, а также меры самоизоляции сподвигнули к принятию решений о реализации бюджетных мер. Объем этих бюджетных мер на сентябрь 2020 года, по оценкам МВФ, составил 11,7 трлн. долларов США (почти 12% мирового ВВП) [6].

При этом расходы мирового масштаба за 2021 год в виде бюджетной поддержки составили 16 трлн. долларов США [7]. За 2020 год СРЭ предоставили обширную бюджетную поддержку в целях недопущения развития пандемии, которая выражалась вливанием в основном в сферу здравоохранения. СФР также, как и СРЭ, направляли дополнительный объем расходов для борьбы с кризисом в сферу здравоохранения, однако по сравнению со СРЭ их бюджетная политика носила мягкий характер. Финансирование бюджетной политики для борьбы с пандемией коронавируса у РСНД было более узким, чем в СРЭ и СФР, что объясняется ограниченными финансовыми ресурсами, менее развитых программ в сфере здравоохранения и систем социальной защиты граждан.

Можно сделать вывод о преобладании значительных различий в финансовых возможностях и способностях стран выделять денежные средства на борьбу с пандемией коронавируса (COVID-19), на осуществление финансирования беспрецедентных расходов в целях защиты своих граждан.

Также важное значение уделяется решению тех проблем, которые присущи экономике после пандемии:

а) преодоление в отставании наращивания человеческого капитала;

б) способствование в создании новых возможностей для роста, связанных с зелеными технологиями и цифровизацией;

в) снижение неравенства и обеспечение устойчивости государственных финансов;

г) укрепление бюджетной системы (в рамках системы социальной защиты, здравоохранения).

Благодаря бюджетной поддержке удалось предотвратить более серьезные экономические спады и более масштабную потерю рабочих мест.

Ответные меры органов государственного управления должны быть оперативными, скоординированными и соразмерными серьезности кризиса здравоохранения, а инструменты бюджетной политики должны играть основную роль.

Заключение

Всесторонний анализ и систематизация вызовов и рисков при осуществлении государственной финансовой политики в постковидной экономике продемонстрировали разновекторность выявляемых рисков и их влияние на реализуемые меры. Бюджетная политика, как составная и важная часть государственной финансовой политики, является мощным инструментом поддержки восстановления в постковидной экономике. Бюджетная политика – ключевой компонент в борьбе и устранении воздействия COVID-19.

Выводы и предложения исследования могут быть использованы в деятельности органов государственной власти и управления, научно-исследовательской работе, учебном процессе. Разработка концепции государственной финансовой политики, адекватной вызовам и рискам постковидной экономики, позволит повысить эффективность управления общественными финансами, разработать критерии выбора инструментов реализации государственной финансовой политики, обеспечивающие учет современных макроэкономических вызовов и рисков.

[1] Основные параметры сценарных условий прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на 2023 год и на плановый период 2024 и 2025 годов [Электронный ресурс]. URL: https://www.economy.gov.ru/material/directions/makroec/prognozy_socialno_ekonomicheskogo_razvitiya/ (дата обращения 01.07.2022).

[2] Годовой отчет Банка России за 2021 год [Электронный ресурс]. URL: https://cbr.ru/about_br/publ/results_work/2021/ (дата обращения 01.07.2022).

[3] Ежегодная информация об исполнении федерального бюджета. Министерство финансов России [Электронный ресурс]. URL: https://minfin.gov.ru/ru/statistics/fedbud/ (дата обращения 20.06.2022).

[4] Ежегодная информация об исполнении бюджетов субъектов Российской Федерации. Министерство финансов России [Электронный ресурс]. URL: https://minfin.gov.ru/ru/statistics/subbud/ (дата обращения 20.06.2022).

[5] Отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия «Оценка результативности мер,

направленных на сохранение занятости и поддержку безработных граждан, осуществленных в 2020 году

и истекшем периоде 2021 года в условиях распространения коронавирусной инфекции [Электронный ресурс]. URL: https://ach.gov.ru/upload/iblock/7d3/c29rqs5v02k16xf7599p59uv7f3i7gj3.pdf?ysclid=l5az45aax6637265501 (дата обращения 25.06.2022).

[6] ГОДОВОЙ ОТЧЕТ МВФ 2020 ГОДА [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/external/pubs/ft/ar/2020/eng/downloads/imf-annual-report-2020-ru.pdf (дата обращения 01.07.2022).

[7] Annual report 2021: Build forward better. IMF [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/external/pubs/ft/ar/2021/eng/downloads/imf-annual-report-2021.pdf (дата обращения 20.06.2022).


Источники:

1. Streimikiene D., Kaftan V. Green finance and the economic threats during COVID-19 pandemic // Terra Economicus. – 2021. – № 19(2). – p. 105-113.
2. Дорофеев М. Л. Современные особенности государственной политики стабилизации экономики в условиях кризиса // Банковское дело. – 2020. – № 8. – c. 33-40.
3. Олимова Н. Х., Суфиев Р. А., Гуломова И. Р. Управление бюджетными рисками как приоритетное направление ведения фискальной политики // Ceteris Paribus. – 2022. – № 2. – c. 35-38.
4. Холопов А. В. Бюджетные расходы: инструмент стабилизации экономики или фактор риска? // Управление риском. – 2022. – № 1(101). – c. 3-14.
5. Варвус С. А. Ориентиры развития финансовой системы России в условиях геополитической нестабильности // Управленческий учет. – 2022. – № 5-1. – c. 171-180.
6. Бодрунов С. Д. Новое индустриальное будущее для глобального мира // Экономическое возрождение России. – 2022. – № 2. – c. 5-23.
7. Созаева Ф.Х. Пандемия COVID-19: последствия для финансовой стабильности и принятые меры политики на глобальном уровне // Экономическая безопасность. – 2021. – № 2. – c. 309-320.
8. Дробот Е. В. Новый мировой экономический порядок в постпандемический период: соперничество между Китаем и США // Экономические отношения. – 2022. – № 1. – c. 51-68.
9. Лещенко Ю. Г. Национальные интересы в контексте обеспечения экономической безопасности государства в условиях глобальной интеграции: эволюционно-теоретический аспект // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – № 4. – c. 2375-2390.
10. Караваева И.В., Казанцев С.В., Коломиец А.Г., Иванов Е.А., Лев М.Ю., Колпакова И.А. Федеральный бюджет РФ на 2019 г. и на плановый период 2020-2021 гг. в свете актуальных задач стимулирования экономического роста и социального развития // Вестник Института экономики Российской академии наук. – 2019. – № 1. – c. 9-26.
11. Global Economic Prospects. World Bank Group Flagship Report. International Bank for Reconstruction and Development. The World Bank. January 2022. 240 p.
12. Фокин Н. Экономический словарь неэкономических понятий. - [Б. м.] : Издательские решения, 2016. – 432 c.
13. Кортунов С.В. Концептуальные основы национальной и международной безопасности. - М., 2007. – 546 c.
14. World Economic Outlook, April 2020: The Great Lockdown. International Monetary Fund.
15. World Economic Outlook, January 2022: Rising Caseloads, a Disrupted Recovery, and Higher Inflation. International Monetary Fund.
16. World Economic Outlook, October 2021: Recovery During a Pandemic. International Monetary Fund.
17. Бондаренко В.М. Постковидный мир: необходимость перехода на новую парадигму развития // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). – 2021. – № 3. – c. 254–273.
18. Солянникова С.П. Надлежащая бюджетная политика для меняющейся экономики // Мир новой экономики. – 2021. – № 2. – c. 6-15.
19. Понкратов В.В. Методические подходы к оценке риска в сфере финансового обеспечения государственных программ и проектов // Менеджмент и бизнес-администрирование. – 2022. – № 1. – c. 161-169.

Страница обновлена: 09.07.2022 в 22:10:57