Перспективная промышленная политика России в системе «предприятие-государство»

Кохно П.А.1
1 АНО «Содействие и развитие инноваций в научно-производственной сфере», Россия, Москва

Статья в журнале

Экономика высокотехнологичных производств
Том 3, Номер 1 (Январь-март 2022)

Цитировать:
Кохно П.А. Перспективная промышленная политика России в системе «предприятие-государство» // Экономика высокотехнологичных производств. – 2022. – Том 3. – № 1. – С. 9-26. – doi: 10.18334/evp.3.1.114627.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=49192561

Аннотация:
В статье исследуется промышленная политика России с учётом приоритетных направлений социально-экономического развития страны. Она базируется на поэтапной реализации внутренних и внешних задач, в том числе оптимизация структуры органов государственного управления, ответственных за разработку и реализацию промышленной политики, с целью обеспечения четкого разделения полномочий и функций территориальных и ведомственных органов государственного управления. Показано, что основой роста конкурентоспособности промышленной продукции военного и гражданского назначения играет грамотное использование производственных ресурсов предприятия. Промышленные предприятия, пытаясь организовать свою производственную систему, прибегают к использованию стандартов ISO серии 9000, которые предполагают внедрение системы менеджмента качества с учётом методики «Lean». Кроме того, для эффективного функционирования на предприятии должна быть разработана система мотивации работы по улучшениям, поиску потерь, достижению установленных KPI по качеству и эффективности.

Ключевые слова: промышленная политика, основные элементы, социально-экономическое развитие, внутренние и внешние задачи, промышленные предприятия, система менеджмента, стандарты качества, модель менеджмента качества, ключевые показатели эффективности

JEL-классификация: L52, O25



Принципы формирования промышленной политики предприятия. Как показано в ряде авторских монографий и статей [1–6] (Kokhno, Kokhno, 2022; Kokhno, Kokhno, Sitnikov, 2021; Kokhno, Kokhno, Slepov, 2021; Kokhno, 2021; Kokhno, Kokhno, 2020), в современных экономических реалиях мировой рынок является площадкой для борьбы между различными поставщиками продукции. При этом немаловажную роль в этой борьбе играет научно обоснованная промышленная политика предприятия, в первую очередь основанная на комплексном использовании производственных ресурсов предприятия. Промышленные предприятия, пытаясь организовать свою производственную систему, прибегают к использованию стандартов ISO серии 9000, которые предполагают внедрение системы менеджмента качества [7] (Kokhno, Kokhno, Artemev, 2017). Однако для большинства предприятий внедрение системы менеджмента качества оборачивается крупными затратами, тогда как положительный экономический результат от такого внедрения получают лишь только 20 % предприятий. Такой негативный результат связан с тем, что внедрение системы менеджмента качества в большинстве случаев сводится к бездумному копированию процедур и процессов других предприятий, имеющих схожую специализацию. При этом система менеджмента качества становится как бы отстраненной от производственной системы, развиваясь и функционируя параллельно с уже имеющейся производственной системой. Как раз в этом и заключается главная ошибка. По этой причине сертифицированные системы менеджмента качества, как правило, «не работают», а предприятия, которые внедрили их, на практике не могут воспользоваться теми полезными принципами организации производства, которые установлены в стандартах ISO серии 9000. Для повышения эффективности функционирования системы менеджмента качества руководству и персоналу предприятия необходимо понять и принять философию методики Lean, которая позволит расширить и конкретизировать идеологию стандартов ISO серии 9000.

Система интеграции менеджмента качества и методики Lean происходит посредством построения единой системы управления выходными характеристиками потока создания ценности, которая обеспечивает планирование, реализацию, контроль и улучшение потока создания ценности с требуемыми характеристиками качества, стоимости и времени потока продукции с учетом запросов потребителей и других заинтересованных сторон. Результатом интеграции системы менеджмента качества и методики Lean является обеспечение выходного потока продукции потребителям, который характеризуется такими параметрами, как качество, стоимость, время поставки [8] (Vumek, Dzhons, Rus, 2017). Например, в ГК «Росатом» используется грейдинговая единая унифицированная система оплаты труда «ЕУСОТ». Данная система действует в корпорации с 2010 г. Системой грейдирования предполагается формирование тарификатора (классификатора) должностей. В настоящее время система грейдов является наилучшей и единственно оправданной системой начисления должностного оклада на основе матрично-математической модели и балльно-факторного метода.

Данная система была разработана американским ученым Э. Хеем [9] (Hay, 1950). Высокая популярность этой системы обусловлена ее эффективностью. Слово «грейдинг» произошло от английского термина grading, означающего упорядочивание, сортировку, классификацию. По сути, под грейдированием понимается позиционирование (распределение) должностей в иерархической структуре компании исходя из ценности конкретной должности для организации [10] (Berestova, 2021). Благодаря системе грейдов у предприятия появляется возможность «увязать» логику бизнеса с оплатой труда, решив целый ряд проблем, касающихся эффективности производства и мотивации персонала. Система грейдов – популярная в современных наукоемких организациях шкала оценки и ранжирования должностей. Распределение должностей происходит по уровням («стратегический, тактический, экспертный и оперативный») в зависимости от ценности работника для организации. Грейд – это группа должностей, имеющих для компании примерно равную ценность. Для каждого грейда, как правило, устанавливается определенный оклад либо «вилка окладов» для мотивации и стимулирования работников.

В анализируемой государственной корпорации существуют три внутригрейдовые зоны А, B и C. Этими зонами определяется ценность той или иной должности для корпорации. Категория А – руководители, начальники и др. Категория В – основной рабочий персонал. Категория С – сотрудники, отсутствие которых на рабочих местах не влияет на деятельность корпорации. Таким образом, наиболее ценными являются две первые категории – А и В, так как без руководства и основных рабочих полноценная деятельность предприятий корпорации невозможна. Для стимулирования сотрудников на предприятии предусмотрены бонусы (вознаграждение по итогам года) и выплата интегрированной стимулирующей надбавки (ИНС). Размеры ИНС зависят от профессионализма работника; от занимаемой должности; от качества выполняемой работы; от достижения плановых показателей; от оклада работника.

Для ввода данной методики в деятельность предприятия его руководству (руководителям-менеджерам [11] (Kokhno, Kokhno et al., 2021)) следует оценить возможность или способность, предприятия внедрить инструменты методики Lean по четырем основным направлениям, именуемым в менеджменте 4М: человеческий фактор (Man), оборудование (Machine), материал (Material) и метод (Method) (табл. 1).

Таблица 1

Оценка возможности внедрения методики Lean и СМК по 4М

Инструмент
Оборудование
Материалы
Метод
Человеческий фактор
Процессный подход


Требуется повсеместное внедрение процессного подхода, от этапов производства до карты процесса предприятия в целом
Для внедрения инструментов требуется обучение как управляющего состава, так и рабочего персонала. Эффективность обучения должна проверяться на практике, должны вовремя применяться корректировки. Для координации мероприятий по внедрению требуется руководитель, предположительно отдела по качеству.
Для вовлечения персонала требуется разработка системы мотивации, так как любое изменение работы будет встречено естественным сопротивлением
TPM
Требуются капиталовложения в оборудование
Требуется закупка комплектующих, инструментов, инвентаря для автономного техобслуживания
Требуется разработка визуализированных инструкций по обслуживанию оборудования, методика оценки эффективности и разработки превентивных мероприятий
Инструменты качества


Требуется практика использования методик анализа
Входной контроль
Могут потребоваться услуги внешней лаборатории
Материал на складе хранится с запасом 2 недели, поэтому время на проведение входного контроля –достаточное
Методики описаны ГОСТ, требуется визуализация и разработка бланков учета.
Входной контроль и система рекламаций не согласованы с поставщиками
Проведение улучшений по КПСЦ
Требуются трудозатраты на перемещение оборудования в рамках цеха и проведение коммуникаций
Требуются материалы для организации рабочих станций
Необходимо обучение методикам улучшений рабочих мест, 5S, SOP
Сбор потерь
Нужен только компьютер для создания базы потерь
Простейшие материалы в виде ватманов и стикеров
Определить методику сбора на предприятии, распространить
Обобщая вышеперечисленное, можно судить о возможности предприятия внедрять принципы менеджмента качества и методики Lean. Как инструменты системы менеджмента качества, так и внедрение принципов Lean не требуют серьезных капиталовложений. Наибольшими вложениями являются трудозатраты сотрудников на переосмысление текущих процессов, анализ проблем, разработку корректирующих мероприятий. Исходя из этого, главным фактором риска по успешному внедрению является человеческий фактор, поэтому должна быть разработана методология согласования стратегических и текущих планов предприятия [12–16] (Kokhno, Kokhno, 2019; Kokhno, 2021; Kokhno, Dyundik, 2021; Suleymankadieva, Petrov, Aleksandrov, Popazova, 2021; Kokhno, 2021). Для того чтобы быстрее получить результат, в целом по предприятию необходимо методику отработать на отдельных пилотных участках и вовлечь персонал в процессы непрерывного совершенствования. Первым шагом внедрения принципов методики Lean и СМК является обучение всех вовлеченных уровней персонала, а это как сами рабочие производства, так и сотрудники отдела снабжения, сбыта и сами руководители.

Все улучшения или инструменты будут применяться работниками, поэтому нужно организовать обучение основам, общей цели и идеологии подходов. Руководству нужно правильно координировать внедрение инструментов, отслеживать результативность и правильно ставить задачи. Более того, руководство должно на примере показывать персоналу все выгоды внедрения и изменения привычных принципов работы. После проведения обучения необходимо периодически проводить проверку знаний и напоминать о необходимости улучшений, их вкладе в развитие предприятия и их личный рост. Заблуждением многих компаний является уверенность, что после обучения принципам и инструментам методики Lean и СМК все сотрудники сразу начнут применять их и улучшать показатели компании. На практике все далеко не так.

Для эффективного функционирования на предприятии должна быть разработана система мотивации работы по улучшениям, поиску потерь, предложению улучшений, достижению установленных KPI по качеству и эффективности. Функция мотивации заключается в том, что она оказывает влияние на трудовой коллектив предприятия в форме побудительных мотивов к эффективному труду, общественного воздействия, коллективных и индивидуальных поощрительных мер. Указанные формы воздействия активизируют работу субъектов управления, повышают эффективность всей системы управления предприятием, организацией. Система должна включать в себя как материальную, так и нематериальные стороны мотивации, действующие на разные группы работников, отличающиеся между собой движущими мотивами [17] (Kukurika, 2021). В качестве материальных мотивов могут служить бонусы, проценты от коммерческого эффекта от улучшений.

К нематериальным видам мотивации относятся церемонии награждения лучших сотрудников, доски почета, отличительные знаки, повышение статуса сотрудников, активно применяющих принципы, достигающих показателей, соблюдающих предписанные мероприятия, а также мероприятия командообразования для лучших участков по показателям и т.п. Проведя обучение и разработав систему мотивации, мы будем иметь персонал, готовый к внедрению методики Lean и СМК. Для улучшения результативности системы менеджмента качества, как следствие, повышения удовлетворенности потребителей, улучшения показателей предприятия, стандарты ISO 9000 опираются на применение процессного подхода. Подход позволяет организации управлять взаимосвязями и взаимозависимостями между процессами системы, так что общие результаты деятельности организации могут быть улучшены. Для внедрения процессного подхода необходимо пройти через девять шагов в следующей последовательности:

1-й шаг. Определить ответственного (руководителя-менеджера) за внедрение.

2-й шаг. Провести построение, анализ и оптимизацию цепочек создания ценности организации.

3-й шаг. Создать систему (сеть) процессов организации.

4-й шаг. На основе системы процессов организации оптимизировать организационную структуру предприятия.

5-й шаг. Выполнить документирование деятельности организации в той степени, которая необходима для организации управления процессами, разработав документацию в рамках внедряемых программ.

6-й шаг. Разработать и внедрить систему показателей для управления организацией и процессами, что перекликается с KPI, устанавливаемых в рамках программ TPM и повышения качества, но не ограничивается на них.

7-й шаг. Организовать управление процессами на основании фактических данных, полученных в рамках внедрения программ.

8-й шаг. Организовать деятельность руководителей по улучшению процессов. На основании результатов и собранной статистики внедрять корректирующие мероприятия.

9-й шаг. Разработать и внедрить систему мотивации, ориентированную на улучшение процессов.

В рамках внедрения процессного подхода для процессов необходимо определить цели, т.е. KPI, на основании которых можно будет оценивать эффективность работы процессов, определять необходимость внедрения корректирующих действий и отслеживать результативность этих действий. Для начала мы определим ключевые показатели эффективности и качества, но в дальнейшем список индикаторов может увеличиться. На производстве в первую очередь необходимо внедрить показатели качества материалов, качества выпускаемой продукции – в виде, например, процента брака на каждом этапе производства, показателя прохождения с первого раза, уровня доработок и показателя эффективности работы/использования оборудования в целом в виде внедряемой программы. Весьма важно, чтобы сотрудники видели улучшения показателей и, как следствие, улучшение условий своего труда. Если картина меняться не будет, сотрудники будут демотивированы, что приведет к искажению реальных показателей. Одним из наиболее критичных KPI будет являться качество материалов и комплектующих, так как они занимают 90% всего обнаруженного брака на выходном контроле.

Для изменения ситуации и устранения потерь из‑за несоответствующего материала рекомендуется внедрить входной контроль. Для снижения уровня технологического брака необходимо провести анализ коренных причин возникновения. Для этих целей предусмотрено внедрение инструментов анализа: диаграмма Ишикава и метод «5 Почему». После обеспечения предприятия обученным персоналом и перечнем методик по совершенствованию процессов необходимо перестроить поток создания ценности физически для сокращения действий, не добавляющих ценность потребителю. За один раз внедрить все предложенные изменения будет очень дорогостояще, поэтому процесс разделяется на три этапа, которые отражаются в трех картах потока создания ценности будущего состояния: две краткосрочных и одна долгосрочная, она же итоговая. Во время проведения работ по оптимизации потока в соответствии с разработанными картами, для вовлечения персонала в улучшения рекомендуется запустить процесс сбора информации о потерях и об идеях по их устранению. Данные о потерях и предложения могут дополнять карты текущего состояния и помогать в разработке решений для будущего состояния. Предполагается, что основам методики Lean и видам потерь персонал обучен на стартовом этапе обучения.

Принципы формирования промышленной политики страны. Важнейшей функцией национальной промышленной политики России как целенаправленной деятельности государства по трансформации и оптимизации отраслевой структуры экономики на основе приоритетных направлений социально-экономического развития страны и учета мировых тенденций на стартовом этапе модернизации должно стать определение и последовательная реализация приоритетов индустриального развития:

– на краткосрочный период – трансформация существующей структуры;

– среднесрочный период – создание новой индустриальной структуры;

– и стратегический период – равноправное включение в мирохозяйственные связи.

Основной целью промышленной политики должно быть определено стимулирование перехода экономики страны на инновационный путь развития, позволяющий науке и высокотехнологичным секторам промышленности стать локомотивами экономического роста, обеспечить адекватные условия для развития производственного сектора экономики, где создается реальное богатство, нормативной правовой базы для предпринимательства, особенно малого и среднего, содействовать качественным инвестициям. Необходима целевая, сфокусированная на области наших ключевых компетенций специализация по отдельным товарам, производимым с использованием нано-, био- и информационно-коммуникационных технологий.

Промышленная политика России как равноправного, активно интегрирующегося участника мирохозяйственных связей должна формироваться на основе отработанного Европейским союзом наступательного активного подхода, предполагающего четыре основных элемента:

1. Создание стимулирующих рамочных условий для роста инвестиций, ускорения внедрения новых технологий и повышения ресурсоэффективности, включая технические регламенты и правила регулирования внутреннего рынка, а также сопутствующие меры, такие как формирование инфраструктуры и реализация исследований и разработок, инновационных проектов. Приоритетные области деятельности включают: рынки передовых производственных технологий для экологически чистого производства; рынки ключевых технологий (микро- и наноэлектроника, современные материалы, промышленная биотехнология, фотоника, нанотехнологии и передовые производственные системы); рынки товаров на биологической основе; обеспечение стабильности промышленной политики, направленность на снижение затрат, повышение эффективности использования энергии и ресурсов и сокращение отходов; создание экологически чистых транспортных средств (автомобили с альтернативными силовыми установками и/или с использованием альтернативных видов топлива являются ключевым звеном в обеспечении устойчивой мобильности); интеллектуальные сети (smart grids) (адекватная инфраструктура сетей, эффективность решений по хранению и балансировке мощностей, интеграция возобновляемых и альтернативных источников энергии в систему электроснабжения).

2. Необходима активизация внутреннего рынка и выход на международные рынки, прежде всего создаваемые быстрорастущими новыми экономиками мира, что открывает новые экспортные возможности для российских компаний, особенно для малых и средних предприятий.

3. Инвестиции и инновации невозможны без адекватного доступа к финансовым ресурсам, рынкам капитала, которые являются важными факторами повышения конкурентоспособности высокопроизводительной экономики.

4. Сопутствующие меры по увеличению инвестиций в человеческий капитал и рост квалификации кадров являются ключом к успеху промышленной политики. Меры, направленные на создание рабочих мест и инструментов для прогнозирования необходимых компетенций, важны для подготовки рабочей силы в контексте промышленных преобразований.

Разработка и реализация новой стратегической промышленной политики России с поэтапной реализацией должна предполагать два вектора: внутренний и внешний. Внутренний вектор предполагает нацеленность на решение основополагающих задач национальной безопасности и поставку товаров для обеспечения стабильности базовых отраслей национальной экономики. Представляется целесообразным осуществить системные макроэкономические меры, нацеленные на оптимизацию промышленной политики России, основанные на сочетании инновационных, инвестиционных и интеграционных факторов:

– комплексный научный и практический анализ хода реализации действующей программ и национальных проектов в области развития секторов промышленного комплекса, включая оборонно-промышленный комплекс, и на основе его результатов актуализация целей, задач и приоритетов применительно к императивам современного развития;

– создание простых, «прозрачных» и весомых стимулов для инвестиций в крупные высокотехнологичные производства, предусматривающие системную интеграцию в кластеры (по тем направлениям и рынкам ключевых технологий, где Россия обладает высокой научной и производственной компетенцией: микро- и наноэлектроника, фотоника, промышленные нано- и биотехнологии и продукция на их основе, передовые производственные системы), ускорение внедрения новейших технологий энерго- и ресурсоэффективности мирового уровня;

– ранжирование и приоритетное стимулирование отраслей (подотраслей, предприятий) российской экономики, исходя из жестких требований, включая высокий уровень рентабельности и добавленной стоимости, импортозамещение с сопутствующим наращиванием экспорта, инновационность технологий и выпускаемой продукции, экологическую чистоту производства; формирование перечня перспективных в долгосрочном плане отраслей, относящихся к пятому и шестому технологическим укладам;

– отказ от расширенного воспроизводства и государственного льготирования материалоемких предприятий, в первую очередь энергоемких;

– стимулирование производств, ориентированных на использование местных ресурсов (древесина, керамика, стекло, отечественные строительные материалы, кожевенное сырье, текстиль, удобрения);

– создание механизма финансирования и/или кредитования наукоемкого бизнеса на «посевных» и «стартовых» фазах его становления;

– наращивание инвестиций в человеческий капитал (знания, умения, навыки), формирование (воспитание) новых работников, креативных, мобильных и постоянно повышающих уровень квалификации;

– создание слоя менеджеров, сочетающих академическую широту знаний с производственным опытом и мастерством управления;

– внедрение на предприятиях современной системы маркетинга и логистики в соответствии с международными требованиями;

– оптимизация структуры органов государственного управления, ответственных за разработку и реализацию промышленной политики, с целью обеспечения четкого разделения полномочий и функций территориальных и ведомственных органов государственного управления.

Внешнеэкономический вектор должен стать основой роста конкурентоспособности промышленной продукции военного и гражданского назначения. Существует несколько вариантов преодоления товарно-отраслевой и географической «моноструктурности» экспорта. Одним их них является региональная диверсификация поставок и расширение рынков сбыта за счет стран «дальней дуги» (Азия, Ближний Восток, Африка, Латинская Америка). Однако если вести речь о традиционных статьях российского промышленного экспорта, внешнеторговая деятельность на многих из указанных рынков требует детальной проработки и прогнозирования всех видов рисков – от снижения платежеспособности до возможности коллапса под влиянием внешних и внутренних факторов (попадание в «зону интересов» более крупных игроков, смена политического устройства и т.п.).

Из всего вышеизложенного можно сделать вывод о том, что системы, внедренные локально, функционирующие параллельно, являются не столь результативными, так как не позволяют воспользоваться всеми инструментами в совокупности для целей повышения уровня качества выпускаемой продукции, удовлетворенности потребителей и заинтересованных сторон, усиления конкурентных преимуществ предприятия на рынках сбыта своей продукции. Также стоит отметить, что отделение системы менеджмента качества от методики Lean является значительной управленческой ошибкой, которая может стать препятствием для развития системы управления предприятием и способна увеличить затраты на развитие и поддержание производства.

Важно отметить, что выход из «постиндустриальной (деиндустриальной) ловушки», высвеченной последствиями кризиса 2007–2009 гг., видится американской политической и экономической элите в проведении целенаправленной политики реиндустриализации национального хозяйственного комплекса, сочетаемой с решорингом промышленности США. Основой указанных процессов выступает инновационная по своей сути модернизация на всех этапах создания стоимости, предполагающая «осовременивание», усовершенствование американской индустрии посредством масштабной цифровизации и нано-, био-, информационных и когнитивных технологий (НБИК-технологий, NBIC technologies). Целью процесса такой реиндустриализации, характерной не только для США, но и для большинства развитых стран, является восстановление ими утраченных на рубеже ХХ и ХХI вв. позиций в промышленном производстве – основе капиталистического (в любой «упаковке») способа хозяйствования. Достижение поставленной глобальным капиталом цели, несмотря на тенденцию к регионализации геоэкономического пространства, способствует его трансформации, осуществляемой посредством структурных сдвигов и изменений отраслевых пропорций. При этом не вызывает сомнений, что драйвером реиндустриальной модернизации и экономической трансформации, создающим «новое окно возможностей» не только для американской, но и для всей мировой экономики, выступает высокотехнологичное производство и связанный с ним сектор инновационно активных услуг. Это наиболее отчетливо проявилось в межкризисный период 2011–2021 гг. Непреходящей по актуальности и практической значимости выступает проблема повышения эффективности деятельности высокотехнологичных компаний, формирующих соответствующие отрасли производственной и непроизводственной сферы, тесно взаимосвязанные между собой в экономике знаний. Указанные отрасли не только используют те или иные формы прямого либо опосредованного государственного стимулирования, но и ориентируются на рыночный спрос и конкурентное развитие, что дополнительно актуализирует проблему соотношения/сочетания инструментов госрегулирования и «невидимой руки рынка».

Современная реиндустриализация США в известной степени отличается от аналогичных процессов, свойственных американской экономике после Великой депрессии 1930-х гг., и попыток выхода из череды экономических кризисов в 1970-х – 1980-х гг. Притом что суть реиндустриализации остается неизменной вот уже почти сто лет, американская неоиндустриальная концепция последнего десятилетия, опирающаяся на информатизацию (informatization), цифровизацию (digitalization) и знаниеемкость/наукоемкость (knowledge / science intensity). Новой необходимостью ставится решоринг (reshoring), т. е. создание условий для модернизационного возобновления производительного капитала в рамках национальной экономики и национальной инновационной системы (НИС). Ядром такой модернизации выступает функционально-отраслевой технологический и экономический (в том числе коммерческий) синтез высокотехнологичных компаний индустриального и услугово-креативного сектора экономики знаний. Задача последних состоит в обеспечении перспективных стратегических направлений модернизации промышленного производства в США, что статистически прослеживается в 2011–2021 гг. Качественное усложнение самого процесса реиндустриализации «по-американски», в тех или иных вариациях, подхваченное всем глобальным миром, требует всестороннего исследования, непременно включающего моделирование специфических факторов и явлений микро-, мезо- и макроуровней финансово-экономической и организационно-управленческой подсистем общего процесса инновационно-технологической модернизации.

Говоря о тенденциях мирового рынка, нельзя не упомянуть о значительном росте использования электронной коммерции по сравнению с показателями, зафиксированными до пандемии COVID-19. Согласно расчетам Global M «E-COMMERCE FORECAST» [1], к 2024 году ориентированная на розничную торговлю электронная коммерция составит около 7 триллионов долларов, или 25 % от всех розничных продаж в год. К 2027 году продажи в электронной торговле составят 10 триллионов долларов США по всему миру. В прогнозе утверждается, что в Китае, который уже получает наибольшую прибыль в данной области по сравнению с остальными странами, доля электронной коммерции достигнет 27,3 % в 2021 году (рис. 1).

Описание: Описание: https://1economic.ru/html/00113000/00112188/files/image003.png

Рисунок 1. Доля электронной коммерции в розничных продажах в 2021 году, согласно прогнозу Global M

Построение цифровой инфраструктуры, государственная поддержка научных разработок жизненно важны для сохранения конкурентоспособности и восстановления мировой экономики. В то же время резкое усиление влияния новых технологий на все сферы жизни из‑за пандемии COVID-19 имеет и отрицательную сторону: 1) усугубление технологического неравенства; 2) рост безработицы в мировых масштабах; 3) хотя интенсивные технологии обработки данных, такие как ИИ и Интернет вещей (IoT), помогают бизнесу своевременно реагировать на новые вызовы, они одновременно повышают актуальность мер по минимизации киберрисков [2]. По данным Всемирной организации здравоохранения, во время пандемии COVID-19 количество кибератак увеличилось в пять раз [3]. Отрасли, которые сумели приспособиться к кризису благодаря использованию цифровых технологий, выиграли от локдауна, вызванного пандемией, а социальные проблемы серьезно обострились. Поэтому руководителям предприятий в первую очередь необходимо задуматься о том, как наилучшим образом управлять персоналом и повышать его квалификацию в изменившихся условиях.

Тенденция замедления экономического роста в мире, а также проводимая США и Евросоюзом политика протекционизма в отношении отечественных производителей значительно осложняют задачу по сохранению и наращиванию достигнутых позиций для российских экспортеров промышленной продукции [18, 19] (Kokhno, Kokhno, 2021; Kokhno, 2021). Так, в настоящее время в Российской Федерации на развитие промышленности направлен целый ряд государственных программ, в числе которых: «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности»; «Развитие оборонно-промышленного комплекса»; «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы»; «Развитие судостроения и техники для освоения шельфовых месторождений на 2013–2030 годы»; «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности на 2013–2025 годы»; «Развитие атомного энергопромышленного комплекса» и другие. Одной из технологий удержания и расширения экспортных возможностей на сужающихся рынках является создание сборочных производств за рубежом. В то же время необходимо учитывать, что все крупные сегменты на рынках уже заняты мировыми игроками. Сегодня производителям все больше и больше приходится бороться за небольшие рыночные ниши и выстраивать работу предприятий «под заказ», адаптируя продукцию к требованиям конкретного заказчика. Основной формой привлечения иностранных инвесторов в высокопроизводительные предприятия является создание совместных с транснациональными корпорациями предприятий либо создание международных альянсов. Наибольшую ценность при этом представляют инвестиции в форме технологий и освоенных рынков, когда инвестор готов инвестировать не только и не столько финансовые ресурсы, сколько готовые технологические решения и маркетинговые «ноу-хау».

Примечательны в этом плане также инвестиции, направленные на создание новых отраслей и производственных цепочек в стране [20] (Kokhno, Kokhno, 2020). Чтобы не иметь ограничений на общем рынке Евразийского экономического союза (ЕАЭС), эти инвесторы стремятся локализировать свое производство. Поэтому отечественным промышленным организациям необходимо активно включаться в кооперацию с ними, предлагать себя в качестве потенциальных субподрядчиков, осваивать производство необходимых комплектующих. Еще одним вариантом экспортной экспансии является производственно-технологическая кооперация с государствами – членами ЕАЭС посредством формирования цепочек создания стоимости в форме холдинговых структур и трансграничных кластеров в приграничных областях, формирование совместных с ними маркетинговых альянсов на рынках третьих стран. Основным критерием продуктивного взаимовыгодного сотрудничества является экономическая безопасность и финансовая состоятельность промышленного комплекса каждого из участников интеграционного объединения. По этой причине наиболее эффективным представляется применение инструмента расширения рынка путем совместной реализации кооперационных проектов, направленных на создание товаров в сегментах, традиционно импортируемых на рынок ЕАЭС из третьих стран [21–23] (Kokhno, Kokhno, Enin, Karpov, 2019; Kokhno, 2019; Kokhno, Kokhno, Enin, 2019). В этой связи целенаправленная и системная подготовка (воспитание) руководителей предприятий ОПК и других руководителей производственного сектора станет залогом решения поставленных задач выживания и развития России в новых условиях быстро меняющегося мира [24] (Kokhno, 2021).

В целом предлагаемые меры позволят предприятию пойти по собственному пути развития, тем самым обеспечив себя конкурентным преимуществом.

[1] This year next year: e-commerce forecast. Groupm.com. [Электронный ресурс]. URL: https://www.groupm.com/this-year-next-year-ecommerce-forecast

[2] OECD Digital Economy Outlook. – Paris: OECD Publishing, 2020.

[3] WHO reports fivefold increase in cyber attacks, urges vigilance. World Health Organization. [Электронный ресурс]. URL: https://www.who.int/news-room/detail/23-04-2020-who-reports-fivefold-increase-in-cyber-attacks-urges-vigilance.


Источники:

1. Кохно П.А., Кохно А.П. Драйверы промышленного роста. / Монография. - Тверь: Тверской государственный университет, 2022. – 294 c.
2. Кохно П.А., Кохно А.П., Ситников С.Е. Менеджмент и экономика индустриализации. / Монография. - Москва: Издательский дом «Граница», 2021. – 224 c.
3. Кохно П.А., Кохно А.П., Слепов В.А. Промышленность востребованной продукции. / Монография. - Москва: Издательский дом «Граница», 2021. – 287 c.
4. Кохно П.А. Инновационное развитие определяется структурой государственных расходов // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2021. – № 8. – c. 5-12.
5. Кохно П.А., Кохно А.П. Высокотехнологичная промышленность в условиях цифровой трансформации // Общество и экономика. – 2020. – № 1. – c. 66-80. – doi: 10.31857/S020736760008040-3.
6. Кохно П.А., Кохно А.П. Оценка инновационного развития ракетно-космической промышленности // Общество и экономика. – 2020. – № 3. – c. 101-124. – doi: 10.31857/S020736760008638-0.
7. Кохно П.А., Кохно А.П., Артемьев А.А. Эффективно-бережливый производственно-транспортный комплекс. / Монография. - Тверь: ЦНиОТ, 2017. – 281 c.
8. Вумек Д.П., Джонс Д.Т., Рус Д. Машина, которая изменила мир. - М.: Попурри, 2017. – 360 c.
9. Hay E.N. Four Methods of Establishing Factor Scales in Factor Comparison Job Evaluation. / The AMA Handbook of Wage and Salary Administration. - New York: American Management Association, 1950. – 56-65 p.
10. Берестова Н.Ю. Сравнительный анализ методик оценки и ранжирования должностей при разработке системы грейдирования // Экономика труда. – 2021. – № 3. – c. 295-312. – doi: 10.18334/et.8.3.111803.
11. Кохно П.А., Кохно А.П. и др. Императивы руководящего менеджмента. / Монография. - Москва: Издательский дом «Граница», 2021. – 248 c.
12. Кохно П.А., Кохно А.П. Модели и инструментальные методы корпоративного управления отраслевыми компаниями // Общество и экономика. – 2019. – № 1. – c. 19-32. – doi: 10.31857/S020736760003826-7.
13. Кохно П.А. Уровень высокотехнологичного производства определяется человеческим капиталом // Экономика. – 2021. – № 3. – c. 169-180. – doi: 10.18334/evp.2.3.112357.
14. Кохно П.А., Дюндик Е.П. Человеческий потенциал главный императив программы импортозамещения оборонно-промышленного комплекса // Вестник ФГУП «ВНИИ «Центр». – 2021. – № 2. – c. 73-80.
15. Сулейманкадиева А.Э., Петров М.А., Александров И.Н., Попазова О.А. Развитие человеческого капитала в условиях перехода общества к новому технологическому укладу // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 4. – c. 1557-1572. – doi: 10.18334/vinec.11.4.114013.
16. Кохно П.А. Уровень высокотехнологичного производства определяет человеческий капитал // Экономика высокотехнологичных производств. – 2021. – № 3. – c. 169-180. – doi: 10.18334/evp.2.3.112357.
17. Кукурика А.В. Перспективы развития системы мотивации как составляющей управления персоналом государственного учреждения здравоохранения // Лидерство и менеджмент. – 2021. – № 2. – c. 265-276. – doi: 10.18334/lim.8.2.112096.
18. Кохно П.А., Кохно А.П. Высокотехнологичное производство в условиях мирового кризиса // Модернизация России: приоритеты, проблемы, решения: В Ежегоднике: Россия: Тенденции и перспективы развития. Вып. 16: Материалы XX Национальной научной конференции с международным участием. Ч.1. Москва, 2021. – c. 567-573.
19. Кохно П.А. Механизм противодействия инновационной экономики России мировому кризису // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2021. – № 6. – c. 5-15.
20. Кохно П.А., Кохно А.П. Инновационную экономику России определяют комплексные инвестиции и предпринимательская активность населения // Модернизация россии: приоритеты, проблемы, решения: Ежегодник. Материалы XIX Национальной научной конференции с международным участием. М., 2020. – c. 465-472.
21. Кохно П.А., Кохно А.П., Енин Ю.И., Карпов С.А. Евразийская индустриально-инфраструктурная интеграция. / Монография. - Москва: Издательский дом «Граница», 2019. – 312 c.
22. Кохно П.А. Белорусско-российские интеграционные процессы на современном этапе // Общество и экономика. – 2019. – № 3. – c. 172-181. – doi: 10.31857/S020736760004299-7.
23. Кохно П.А., Кохно А.П., Енин Ю.И. Белорусско-китайское сотрудничество определяет евразийскую интеграцию // Финансовый бизнес. – 2019. – № 6(203). – c. 45-56.
24. Кохно П.А. Инновационная модель мирового промышленного производства // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2021. – № 12. – c. 23-30.

Страница обновлена: 26.07.2022 в 00:47:41