Мировые кризисные явления и российская экономика

Еремин В.В.1
1 Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации

Статья в журнале

Экономическая безопасность
Том 4, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Еремин В.В. Мировые кризисные явления и российская экономика // Экономическая безопасность. – 2021. – Том 4. – № 4. – doi: 10.18334/ecsec.4.4.113153.

Аннотация:
Анализ возможных направлений распространения кризисных явлений в мировой экономике позволяет превентивно и своевременно разрабатывать мероприятия, направленные на противодействие распространению таких явлений в отечественной экономике. Актуальным в целях повышения эффективности этих мероприятий является анализ особенностей распространения мировых кризисных явлений в экономике Российской Федерации, выявление факторов, осложняющих течение кризисных процессов в российских условиях. Важным в ходе этого анализа является учет негативных эффектов мультипликатора, генерируемых экономическими потерями, возникающими в результате кризисов, и распространяющихся на отрасли, находящиеся достаточно далеко от отраслей, непосредственно подверженных воздействию кризисных явлений. Результаты такого анализа могут быть использованы в рамках совершенствования российской системы стратегического планирования в ее части, направленной на обеспечение экономической безопасности Российской Федерации. В статье охарактеризованы основные направления развития кризисных явлений, формирующихся в мировой экономике. Это последствия пандемии, климатические изменения, негативные последствия цифровизации, демографический сдвиг и негативные явления, развивающиеся в мировой экономике независимо от пандемии. Последствия этих явлений для российской экономики во многом будут аналогичным мировым. Но ряд экономических особенностей России может усложнить протекание этих явлений, сделав их негативные последствия более масштабными для отечественной экономики. В статье сделан акцент на российские особенности влияния мировых кризисных явлений: - сокращение численности населения и снижение его доходов; - определенная зависимость национальной экономики от мировых рынков сбыта углеводородов; - значительный по своему объему переток средств российских граждан на фондовый рынок и рынок недвижимости; - динамика киберпреступлений; - последствия введения углеродного налога на импорт в страны ЕС. Систематический анализ текущих и потенциальных кризисных явлений, включая особенности их реализации в национальной экономике, является основой для сценарного моделирования. Такой анализ позволяет учесть последствия комбинаций различных кризисных явлений, включая объемы генерируемых ими негативных мультипликативных эффектов. Что, в свою очередь, позволяет с большей эффективностью обосновывать необходимость реализации тех или иных антикризисных мероприятий.

Ключевые слова: пандемия COVID-19, глобальное потепление, отток капитала, демографический сдвиг, цифровизация, мультипликатор инвестиций

Финансирование:
Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

JEL-классификация: F01, F62, F21, F44



Введение. Мировое сообщество встретило 2021 г. с неразрешенным пандемическим кризисом, оказывающим значительное негативное влияние на мировую экономику. Прежде всего, это влияние заключается в падении экономической активности, принявшем в таких отраслях, как авиаперевозки, туризм, сфера искусства и развлечений масштабный характер. По данным, представленным Всемирным банком, общее мировое падение ВВП в 2020 г. составило 4,3%. Для зоны евро снижение ВВП стало худшим, чем среднемировое (7,4%). Чуть лучше ситуация в Японии – минус 5,3% и США – минус 3,6%. Рост ВВП по итогам 2020 г. показала только экономика Китая. Прирост объемов бюджетных социальных и медицинских расходов на фоне экономической стагнации грозит долговым кризисом большому количеству развивающихся стран [19].

Пандемия обостряет социальное неравенство, усложняя доступ развивающихся государств к процессам вакцинации, а внутри развитых стран обеспечивая преимущества более состоятельным, образованным слоям населения, так как найти удаленную работу им проще, чем людям, не обладающим таким уровнем образования и доходов. Более образованные и состоятельные граждане могут позволить себе покупку электронной техники, позволяющей работать удаленно. Пандемия выявила проблемы возрастного неравенства. Так в Британии во время пандемии вероятность потерять работу для людей старше 25 лет вдвое ниже, чем для людей моложе 25 лет [13].

Пандемия – серьезная угроза мировой экономике, но лишь одна из нескольких. Изменения климата таят в себе не менее серьезную опасность. Засухи, наводнения, торнадо – все эти стихийные бедствия уничтожают имущество, разрушают инфраструктуру, приводят к человеческим смертям, что наносит значительный ущерб мировой экономике. В 2018 г. сумма возмещенного застрахованного ущерба от стихийных бедствий в мире превысила его усредненную величину за 30 лет с поправкой на инфляцию и составила 80 млрд. долл. США. Но уже в 2020 г. сумма страховых возмещений выросла до 82 млрд. долл. США [16]. Еще большей является величина незастрахованных убытков.

Если прибрежные территории страдают от наводнений, то засуха снижает урожайность зерновых как из-за нехватки воды для орошения, так и из-за теплового стресса работников (повышения температуры их тела). Тепловой стресс влияет на производительность труда во всех отраслях экономики, на территориях, где работники подвержены его воздействию. Если к 2030 г. среднегодовая температура земного шара вырастет на 1,5 °С, тепловой стресс станет причиной потерь в мировой экономике объемом 2,4 трлн. долл. США ежегодно [18].

Потери доходов от засухи, наводнений, теплового стресса мультипликативно распространяются на отрасли, далекие от сельского хозяйства или экономик прибрежных городов. Так как падение доходов в отраслях, непосредственно подвергшихся воздействию кризиса, приведет к тому, что эти отрасли сократят спрос на оборудование и расходные материалы, необходимые для ведения их деятельности, а работники этих отраслей, столкнувшись с падением доходов, сократят потребительский спрос. Что, в свою очередь, сократит доходы предприятий, удовлетворявших этот спрос, а значит – по цепочке доходы поставщиков этих предприятий и т.д. Определенный положительный мультипликативный эффект будет у инвестиционных мероприятий, направленных на восстановление разрушенной и поврежденной инфраструктуры и производственных мощностей.

Осознавая опасность климатических изменений, ведущие экономики мира декларируют и осуществляют переход к низко-углеродной экономике, стимулируя развитие возобновляемых источников энергии, электрического транспорта, планируя внедрять налог на товары, производство которых генерирует углеродный след, активно используя инструменты зеленого кредитования.

«Цифровизация мировой экономики имеет как положительные, так и отрицательные стороны» [15]. Последние вполне способны породить достаточно масштабные кризисные явления. Так, автоматизация производства способна сократить достаточно большое количество рабочих мест, генерируя соответствующий мультипликативный эффект изменения доходов и расходов. При этом она способна неравномерно распределять этот эффект, инициируя миграцию производства из развивающихся стран с дешевым ручным трудом в развитые экономики, способные еще больше снизить себестоимость производства продукции за счет автоматизации процессов выполнения рутинных операций [5]. В результате такой миграции производства развитые экономики получат позитивную часть ее мультипликативного эффекта, а развивающиеся экономики – негативную.

Автоматизация приводит к появлению проблем в сфере кибербезопасности. Взрывной рост количества устройств с возможностью выхода в интернет (включая мобильные устройства, промышленные датчики) значительно усложняет контроль в сфере информационной безопасности. По прогнозам только в 2021 г. мировой ущерб от этих преступлений составит 6 трлн. долл. США [14].

Немаловажной является проблема манипулирования информацией в интернет-пространстве, препятствие доступа к определенной информации массам людей.

Не менее важным, чем вышеперечисленные, источником проблем мировой экономики является демографический сдвиг, заключающийся в росте доли людей старшего возраста в структуре населения развитых стран, а затем и мира в целом, что приводит к нехватке рабочих рук, недостатку инвестиционных ресурсов из-за сосредоточения их в пенсионных фондах, деформации структуры потребления. В ряде стран Европы демографический сдвиг породил государственную политику, порождающую приток мигрантов, и вызвавшую определенные социальные проблемы.

Важной потенциальной угрозой являются и социально-экономические проблемы, не связанные с пандемией, формирование которых стартовало задолго до ее начала. Это неразвитость ряда мировых экономик, приводящая к проблемам миграции, международного терроризма. Также это мировая политическая напряженность, например, между КНР и США; Ираном и Израилем вместе с США; между Россией и США вместе с рядом стран Европы; Индией и Пакистаном; Йеменом и Саудовской Аравией. Политическая напряженность, грозящая перерастанием в «холодные» и «горячие» конфликты, отвлекает массу ресурсов из мировой экономики направляя их на поддержку военного сектора, стимулирует волатильность фондовых рынков. «Национальные экономики ряда стран несут усиливаемые эффектом мультипликатора убытки в результате введенных санкций» [7].

Часть экспертов еще до пандемии предупреждала о переоцененности фондового рынка США, коронавирусная корректировка которого весной 2020 г. воспринималась многими экспертами с определенным облегчением. Но дальнейший и весьма значительный рост этих индексов вновь заставил экспертов (Morgan Stanley, Bloomberg) говорить о переоценённости американского фондового рынка и возможности, в случае его значительной коррекции, трансформации этой коррекции в эффект домино (носящей мультипликативный характер) с распространением за пределы американской экономики [17].

Проанализировав общие направления развития кризисных явлений в мировой экономике, вернемся к России. В дальнейшем анализе исключим повторение описания последствий кризисных явлений для Российской экономики, сходных по своему влиянию с последствиями для мировой экономики, сделав акцент на дополнении их особенностями протекания мировых кризисных явлений в российских условиях.

Особенности влияния неблагоприятной эпидемиологической ситуации. Пандемия COVID-19 начала свое развитие в Российской Федерации на фоне неблагоприятной демографической ситуации, ухудшив ее. По данным Росстата сокращение численности населения России в 2020 г. стало максимальным за последние 15 лет и составило 510,5 тыс. чел. [4]. Развитие такой ситуации грозит достаточно разнообразным спектром потенциальных негативных последствий. От будущей нехватки трудовых ресурсов и, как следствие, отсутствия выбора для работодателей, к ухудшению качества образования из-за нехватки абитуриентов и, как следствие, снижению требований к уровню их подготовки, а также – к сокращению численности российских вооруженных сил.

Сокращение населения, подкрепляемое снижением доходов, это сокращение количества потребителей, усиливаемое мультипликативным эффектом и, с его помощью, распространяемое на отрасли, тесно и относительно слабо связанные с испытавшими наиболее сильный потребительский спад [6]. Падение доходов отраслей, первыми столкнувшихся с сокращением численности потребителей, мультипликативно трансформируется в сокращение заказов этих отраслей, падение доходов их поставщиков, а также – падение доходов контрагентов этих поставщиков.

Пандемия показала достаточно сильную, а местами – чрезмерную связь российской экономики с мировой. Примером такой чрезмерной связи стала ситуация зимы 2020-2021 г., когда Китай закрыл свои порты для российских поставщиков замороженной рыбы, обосновав такое решение наличием в образцах российской продукции COVID-19. Зависимость российских рыболовов от китайского рынка (Китай потреблял 61% всего экспорта российской рыбы) в совокупности с неразвитостью инфраструктуры, привела к невозможности масштабной переориентации поставок на другие рынки, включая внутренний. В результате в феврале 2021 г. только на минтай цены снизились до уровня трехлетней давности [8]. Российские трейдеры остановили закупки, ожидая дальнейшего снижения цен. Все это поставило российских рыболовов в достаточно сложные экономические условия.

Нестабильность рубля, продемонстрированная им в начале пандемии, снижение доходности банковских депозитов – все это привело к поиску российскими гражданами новых сфер вложения своих финансовых ресурсов. В результате в 2020 г. брокерские счета на Московской бирже открыли 5,5 млн. чел., что превысило приток клиентов за все предыдущие годы в совокупности [10].

Не смотря на пандемию, значительно вырос спрос на рынке недвижимости. Только в Москве количество зарегистрированных за 2020 г. ипотечных договоров на 16% превысило показатели 2019 г. [2].

Приток большого количества неквалифицированных инвесторов на фондовый рынок, равно как и приток значительного количества клиентов на рынок недвижимости, может привести к осложняющим социально-экономическую ситуацию значительным совокупным финансовым потерям в случае негативной динамики цен активов на этих рынках, а также – неспособности значительного количества заемщиков вовремя погасить ипотечную задолженность.

Особенности влияния климатических изменений. Во многом эти особенности для кризисных явлений в экономике Российской Федерации заключаются не столько в изменениях климата, сколько в последствиях борьбы мирового сообщества с ними. Успешный переход мирового сообщества на возобновляемые источники энергии, наряду с электрификацией мирового транспорта и развитием масштабных систем накопления энергии, способных нивелировать зависимость ВИЭ от погодных условий, приведет к снижению мирового спроса на углеводороды.

Результатом реализации подобного сценария станет падение доходов бюджета Российской Федерации, оказывающее негативное влияние на динамику доходов населения, курс национальной валюты, темпы инфляции и безработицы. О масштабах этого влияния можно судить на примере воздействия краткосрочного, но значительного падения нефтяных цен в марте 2020 г. на динамику доходов бюджета России и курс рубля. Влияние мультипликатора инвестиций усилит эти эффекты, трансформируя падение доходов бюджета в снижение доходов граждан и государственных компаний, по мультипликативной цепочке превращающееся в падение доходов частного бизнеса и снова переходящее в падение доходов граждан через снижение доходов персонала частных компаний.

Введение углеродного налога Европейским союзом по оценкам затронет 42% российского экспорта. Ежегодные потери Российской Федерации от выплат данного налога могут достигнуть 8,2 млрд. евро к 2030 г. [11]. Так как (на 1 сентября 2020 г.) 19,2% задолженности российского бизнеса перед банковским сектором приходилось на компании, которые в наибольшей степени пострадают от внедрения углеродного налога, его внедрение может вызвать кризис в финансовом секторе российской экономики.

Особенности влияния негативных сторон цифровизации. Самоизоляция на фоне пандемии COVID-19 привела к всплеску киберпреступлений в российской экономике. Так, только за 10 месяцев 2020 г. количество таких преступлений, зарегистрированных в России, выросло на 75,1%. При этом за семь последних лет количество киберпреступлений в России выросло в 20 раз [3].

Масштабная мировая конкуренция производителей на торговых онлайн-площадках затрудняет выход на эти площадки российских производителей. Свою роль играет и отсутствие подобных Alibaba.com отечественных площадок мирового уровня. При этом зависимость россиян от иностранных социальных сетей минимальна, за исключением зависимости от YouTube, видео контент которого просматривают 70% российских пользователей интернета или 57% российского населения [9].

Одним из наиболее масштабных последствий цифровизации мировой экономики является достаточно динамичное устаревание компетенций трудовых ресурсов, приводящее к необходимости переучивания для их повышения. Исследования показывают, что при средней доле обучающихся взрослых в Европе в 42%, для России значение этого показателя составляет 19%. При этом 84% россиян готовы переобучаться и повышать квалификацию, чтобы сохранить рабочее место, но направить на эти цели прирост своего дохода готовы только 7% россиян [1]. Налицо противоречие между готовностью людей переобучаться и их желанием (способностью) финансировать это переобучение.

Необходимо отметить и тот факт, что российская экономика отстает по темпам автоматизации производственных процессов в промышленности от ведущих экономик Америки, Европы и Азии.

Особенности влияния демографического сдвига. Частично влияние особенностей демографического сдвига на протекание мировых кризисных явлений в российской экономике совпадает с влиянием снижения численности населения. Так изменение структуры населения в пользу его старения (сокращение рождаемости, рост продолжительности жизни) оказывает негативное влияние на численность рабочей силы. Обостряется проблема пенсионных выплат, так как средства для их получения растущей долей пенсионеров генерирует сокращающаяся доля работающих жителей страны. Сокращение численности трудоспособного населения может стать причиной сокращения ВВП и, как следствие, причиной сокращения доходов бюджета. Наряду с динамикой пенсионных отчислений эта ситуация грозит стать причиной увеличения налогов, дополнительно тормозящих экономический рост. Налоги, как и сбережения, являются оттоками из мультипликативного процесса, сокращающими длину мультипликативных цепочек и уменьшающими величину мультипликатора инвестиций. Следовательно, рост налогов, необходимый для компенсации доходов бюджета, снижающихся из-за негативной демографической ситуации, станет причиной ухудшения экономической динамики в результате сокращения величины мультипликативного эффекта в отечественной экономике.

Наряду с ростом рождаемости одним из решений описываемой проблемы является автоматизация производственных процессов в сферах производства и распределения продукции, выполнения работ и оказания услуг.

Старение населения оказывает значительное влияние на структуру его потребления. Растет спрос на медицинские услуги, товары для людей пенсионного возраста. Увеличение доли людей пенсионного возраста, как правило, в российских условиях, располагающих меньшим объемом доходов, приведет к сокращению объемов потребительского спроса, что, как указано выше, повлечен за собой усиливающий этот негативный процесс мультипликативный эффект.

Таким образом, ситуация демографического сдвига может осложнить процесс развития российской экономики.

Особенности влияния экономических проблем, не связанных с пандемией. Российская Федерация вступила в период коронавирусной инфекции с уже существующим набором сложностей. Темпы роста российской экономики в 2019 г. были минимальными. Рост реальных располагаемых доходов населения в 2018 г. составил 0,1%, а в 2019 г. 0,8%, что позволило за эти два года компенсировать лишь 10% от объема падения доходов за 2014-2017 гг. [12]. Чистый отток капитала из российского частного сектора в 2019 г. составил 26,7 млрд. долл. США. В 2020 г. тенденция с оттоком капитала ухудшилась. Чистый вывоз капитала из страны по итогам 2020 г. составил 47,8 млрд. долл. США.

Отток капитала, высокая доля импорта, определенная зависимость экономики от динамики нефтяных цен – все это оказывает негативное влияние на курс национальной валюты, делая его достаточно волатильным и, через него, влияя на показатели инфляции. Низкие доходы граждан усложняют использование внутреннего спроса в качестве импульса для экономического роста, повышая зависимость национальной экономики от зарубежных рынков. Свое негативное влияние вносит и преобладание высокотехнологичной продукции в структуре импорта, на фоне того, что приток иностранных инвестиций в реальный сектор экономики в 2020 г. составил лишь 1,4 млрд. долл. США (в 2019 г. – 28,9 млрд. долл. США), став минимальным за последние 26 лет.

В качестве негативного бэкграунда протекания мировых кризисных тенденций в России, следует отметить сложную внешнеполитическую ситуацию, осложняемую как уже введенными санкциями, так и риском ввода новых. Санкции влияют на инвестиционный климат и, как следствие, на настроения инвесторов и спекулянтов, осложняя привлечение финансовых ресурсов из-за рубежа.

Заключение

Проведенный анализ позволяет сделать ряд выводов. Главный из них заключается в том, перечисленные направления развития мировых кризисных явлений являются лишь возможными направлениями развития. «Глобальное потепление» может быть частью циклических колебаний климата Земли. Пандемия коронавируса может, подобно испанке, пойти на спад в ближайшее время, помощью чему будет масштабная вакцинация. В результате этого постпандемический рост мировой экономики позволит частично решить проблему неравенства населения и дополнить высокие курсы фондового рынка высокой прибылью соответствующих компаний. Демографический сдвиг может купироваться роботизацией и целенаправленным влиянием на изменение отношения к рождаемости у жителей развитых государств.

Проведенный выше анализ очерчивает грани возможных кризисных явлений, необходимые для разработки мероприятий по противодействию им.

Второй вывод заключает в том, что российские экономические условия усложняют протекание в России кризисных тенденций, разворачивающихся в мировой экономике. Что является поводом для более детального изучения причин формирования этих условий и разработки мероприятий по их преодолению.

Третий вывод из проведенного анализа, можно сформировать словами крылатой латинской фразы «praemonitus, praemunitus» (предупрежден – значит вооружен), смысл которой, применительно к результатам данного исследования, заключается в том, что анализ негативных факторов, влияющих на экономическую ситуацию как на национальном, так и наднациональном уровне, не является сгущением красок. Он необходим для разработки планов действий, сценарного анализа, учитывающего различные комбинации кризисных явлений и, как следствие, различные варианты комбинаций ответов на их протекание. Такой подход позволит экономике Российской Федерации не только преодолеть полосу кризисных явлений с минимальными потерями, но и обратить ряд этих явлений себе на пользу.

Необходимо отметить и тот факт, что, подобно негативным мультипликативным эффектам, усиливающим влияние кризисных явлений на отечественную экономику, эффективные мероприятия по противодействию этим кризисным эффектам будут генерировать позитивные мультипликативные эффекты, благодаря которым развитие отечественной экономики ускорится.


Источники:

1. Адаптация к изменениям: россияне готовы учиться и переезжать в другие города. Ниу вшэ. [Электронный ресурс]. URL: https://www.hse.ru/news/expertise/424478358.html (дата обращения: 30.03.2021).
2. В Москве зафиксирован новый рекорд по количеству регистраций ипотек. Росреестр. [Электронный ресурс]. URL: https://rosreestr.gov.ru/site/press/news/v-moskve-zafiksirovan-novyy-rekord-po-kolichestvu-registratsiy-ipotek/ (дата обращения: 30.03.2021).
3. В СК рассказали о росте уровня киберпреступности в России в 20 раз за 7 лет. Известия. [Электронный ресурс]. URL: https://iz.ru/1111766/2021-01-15/v-sk-rasskazali-o-roste-urovnia-kiberprestupnosti-v-rossii-v-20-raz-za-7-let (дата обращения: 30.03.2021).
4. Демография. Сайт Федеральной службы государственной статистики. [Электронный ресурс]. URL: https://rosstat.gov.ru/folder/12781 (дата обращения: 30.03.2021).
5. Еремин В.В. Роботизация и занятость: отложенная угроза // Мир новой экономики. – 2019. – № 1. – c. 23-35.
6. Еремин В.В. Мультипликатор автономных расходов как индикатор эффективности решений по развитию экономики региона // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Экономика и управление. – 2020. – № 2(50). – c. 44-53.
7. Казанцев С. В., Колпакова И. А., Лев М. Ю., Соколов М. М. Угрозы развитию экономики современной России: ценовые тренды, санкции, пандемия. - Москва, 2021. – 224 c.
8. Обзор ситуации на рынке рыбы 2021. Национальные рыбные ресурсы. [Электронный ресурс]. URL: http://www.nfr.ru/213/ (дата обращения: 30.03.2021).
9. Россия вошла в пятерку стран с наименьшей зависимостью от глобальных интернет-платформ. Роскомнадзор. [Электронный ресурс]. URL: https://75.rkn.gov.ru/news/news285476.htm (дата обращения: 30.03.2021).
10. Статистика по клиентам. Московская биржа. [Электронный ресурс]. URL: https://www.moex.com/s719 .
11. Трансграничный углеродный налог в ЕС: вызов российской экономике. ЭКОНС. [Электронный ресурс]. URL: https://econs.online/articles/opinions/transgranichnyy-uglerodnyy-nalog-v-es-vyzov-rossiyskoy-economike/ (дата обращения: 30.03.2021).
12. Холявко А. Реальные располагаемые доходы населения выросли второй год подряд. [Электронный ресурс]. URL: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2020/01/28/821646-dohodi-naseleniya (дата обращения: 30.03.2021).
13. Blundell R., Costa Dias M., Joyce R., Xu X. Covid-19-and-inequalities. - London: The Institute for Fiscal Studies, 2021. – 28 p.
14. Cyberwarfare in the C-Suite. [Электронный ресурс]. URL: https://1c7fab3im83f5gqiow2qqs2k-wpengine.netdna-ssl.com/wpcontent/uploads/2021/01/Cyberwarfare-2021-Report.pdf (дата обращения: 30.03.2021).
15. Leshchenko Yu. G. Adaptive economic security policy Russian Federation in the process of integration to international financial and economic organizations // Наука и инновации – современные концепции: сборник научных статей по итогам работы Международного научного форума, Москва, 30 декабря, 2020 года. – Москва: Инфинити. 2020. – p. 23-27.
16. Record hurricane season and major wildfires – The natural disaster figures for 2020. Munich RE. [Электронный ресурс]. URL: https://www.munichre.com/en/company/media-relations/media-information-and-corporate-news/media-information/2021/2020-natural-disasters-balance.html (дата обращения: 30.03.2021).
17. Treasury Yield Spike Risks Sparking Domino Effect in Markets. Bloomberg. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bloomberg.com/news/articles/2020-12-02/treasury-yield-spike-risks-sparking-domino-effect-across-markets?sref=Y0jVLcFo (дата обращения: 30.03.2021).
18. Travailler sur une planète plus chaude. L’impact du stress thermique sur la productivité du travail et le travail décent. Genève: OIT. 2019. 5 p. [Электронный ресурс]. URL: https://www.ilo.org/wcmsp5/groups/publicdgreports/dcomm/publ/documents/publication/wcms_712010.pdf (дата обращения: 30.03.2021).
19. World Bank Global Economic Prospects. - Washington, DC: World Bank, 2021. – 234 p.

Страница обновлена: 09.08.2021 в 18:21:30