Проблемы и перспективы реализации концепции корпоративной социальной ответственности в Африке

Дробот Е.В.1
1 АНО «Развитие инноваций» Центр дополнительного профессионального образования

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 11, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2021)

Цитировать:
Дробот Е.В. Проблемы и перспективы реализации концепции корпоративной социальной ответственности в Африке // Экономические отношения. – 2021. – Том 11. – № 4. – doi: 10.18334/eo.11.4.112135.

Аннотация:
XXI век многие эксперты называют «Веком Африки». И интерес ученых вызывают многие проблемы континента, начиная с нищеты и голода и заканчивая развитием глобального партнерства со странами континента в целях устойчивого развития. Именно поэтому в последнее время повышенный интерес вызывает исследование особенностей реализации концепции корпоративной социальной ответственности (КСО) в Африке. В статье проведен анализ проблем КСО в Африке. Представлен обзор африканских теорий и концепций КСО, таких как «Африканский гуманизм», «Африканский ренессанс», «Харамби». Дана характеристика реализации концепций КСО на трех уровнях: макро-, мезо- и микроэкономическом. Проведенное исследование позволило выявить положительные и отрицательные последствия реализации концепции КСО для предприятий и общества в Африке.

Ключевые слова: Африканский гуманизм, Африканский ренессанс, корпоративная социальная ответственность, стейкхолдеры, устойчивое развитие, Харамби

JEL-классификация: O55, F15, M14



Введение

Исследование проблем корпоративной социальной ответственности (КСО) в последние десятилетия становится все более актуальным, вызывая большой интерес в академических кругах.

На портале ELIBRARY.RU по поисковому запросу «корпоративная социальная ответственность» можно обнаружить 146655 публикаций, из них 24843 – в 2019–2021 гг.

Однако если в развитых странах концепция КСО начала развиваться, начиная с 1970-х гг., то для развивающихся стран внедрение стандартов и принципов КСО в настоящее время приобретает все большую актуальность.

Среди исследований, посвященных изучению проблем корпоративной социальной ответственности, можно отметить работы таких экономистов, как Болдырев Д.В. [1], Вавилина А.В., Комарова Т.В., Веленси И.Р., Райхер Р.С. [2], Ибрагимов Г.Н.оглы, Адова И.Б. [7], Кадникова О.В., Лобков Г.Р. [8], Кравцова Е.М., Матвеева В.Ю. [9], Павлов Э.Л. [12], Павлов Э.Л. [14], Суева Ю.В. [26], Сысоева Т.Л., Тимохина Г.С., Минина Т.Б. [27], Трапезникова И.С. [28]. Однако при обилии научных публикаций, посвященных реализации принципов КСО в развитых странах, а также на уровне корпораций, недостаточно изученными остаются особенности КСО в развивающихся странах и в частности в Африке. Можно отметить отдельные исследования КСО в Африке. Это работы Ефименко С.В. [5], Зайцева Ю.К. [6], Павлова Э.Л. [13, 15, 16, 23], Сапунцова А.Л. [3, 16, 20–23].

Исследования КСО в африканских странах представляют серьезный научный интерес в связи с ростом глобального значения континента.

В нашем исследовании мы ставим целью провести анализ особенностей реализации концепции КСО на африканском континенте.

1. Африка в XXI веке и Цели развития тысячелетия

Африка – это второй по величине континент с населением более 1 млрд человек. Экономика Африки, и особенно стран Африки к югу от Сахары, в начале XXI в. росла более быстрыми темпами, чем когда-либо ранее в современной истории (рис. 1). Так, в период с 2001 по 2008 год темпы роста экономики африканских стран составляли в среднем более 6% в год, а в 2010 году средние темпы экономического роста по всему континенту были выше, чем в Бразилии и Индии [33, c. 89–110] (Cheruiyot, Onsando, 2016, p. 89–110). По данным Bloomberg, в 2020 г. в топ-10 стран по росту ВВП вошли семь стран Африки с темпами экономического роста от 1% до 3% – Эфиопия, Уганда, Кот-д’Ивуар, Египет, Гана, Руанда и Кения [24].

Рисунок 1. Страны мира по темпам роста ВВП реального, 2020 г.

Figure 1. Countries of the world by real GDP growth rates, 2020

Источник: IMF World Economic Outlook Database, April 2020.

Однако, несмотря на достаточно быстро развивающуюся экономику, 80% африканцев по-прежнему зарабатывают менее 2 долл. в день [33, c. 89–110].

Численность среднего класса в Африке крайне немногочисленна: в 2010 г. она составляла 150 млн. чел., к 2020 г. прогнозировался ее рост до 210 млн чел., а к 2040 г. – до 290 млн чел. [10, 40].

По данным Pew Research Centre, к среднему классу можно отнести лишь 6% африканцев. Это люди с доходом 10–20 долл. в день [25].

Таким образом, проблемы развития стран Африки остаются значительными, о чем свидетельствуют неравномерные показатели деятельности континента по сравнению с Целями развития тысячелетия ООН, которые должны были быть достигнуты к 2015 г., но это, к сожалению, в отношении африканских стран не произошло. Восемь Целей развития тысячелетия включают:

1) искоренение крайней нищеты и голода;

2) обеспечение всеобщего начального образования;

3) поощрение гендерного равенства и расширение прав и возможностей женщин;

4) сокращение детской смертности;

5) улучшение охраны материнства;

6) борьба с ВИЧ, малярией и другими заболеваниями;

7) обеспечение экологической устойчивости;

8) развитие глобального партнерства в целях развития.

Именно поэтому КСО в Африке в последнее время вызывает повышенный интерес из-за высокого уровня бедности и неравенства, особенно среди тех стран, в которых проблемы устойчивого развития кажутся наиболее трудноразрешимыми [31, c. 23–41; 42] (Cheruiyot, Maru, 2012, p. 23–41; Kivuitu, Yambayamba, Fox, 2005).

Социальное законодательство на предприятиях, работающих в Африке, плохо поддается исполнению. Следовательно, расширение знаний о КСО имеет решающее значение и является неотложным в связи с уникальной ситуацией на континенте.

КСО – это проблема, которая все больше захватывает интерес и воображение людей в деловом мире. Однако большинство исследователей КСО фокусируют свое внимание на социальных и экологических инициативах, игнорируя более широкую взаимозависимость бизнеса и общества.

Говоря об Африке, следует отметить, что для африканских стран свойственен «парадокс изобилия», или «проклятие природных ресурсов». Парадокс этот состоит в том, что африканские страны, богатые природными ресурсами (например, Демократическая Республика Конго, Южный Судан, Нигерия, Ангола), не смогли использовать это богатство для развития своей экономики. Напротив, богатое ресурсное наследие оказалось источником гражданских или политических конфликтов, обострения проблем в сфере безопасности, эксплуатации и отставания в развитии.

Кроме того, значение КСО может различаться в зависимости от местных факторов, поскольку разные культуры могут придерживаться разных ценностей, иметь разные нормы и традиции, что приводит к отсутствию универсальной позиции в отношении КСО.

2. Трактовки понятия «корпоративная социальная ответственность»

Рассмотрим основные подходы к трактовке понятия «корпоративная социальная ответственность» (табл.).

Таблица

Трактовки понятия «корпоративная социальная ответственность»

Table

Interpretations of the concept of corporate social responsibility

Авторы
Трактовка понятия «корпоративная социальная ответственность»
Вуд Д. Дж. [51, c. 691–718] (Wood, 1991, p. 691–718)
Совокупность принципов социальной ответственности бизнеса, процессов социального реагирования, а также политики, программ и наблюдаемых результатов, связанных с социальными отношениями фирмы
Мойр Л. [43, c. 16–22] (Moir, 2001, p. 16–22)
Постоянное стремление бизнеса вести себя этично и способствовать экономическому развитию при одновременном повышении качества жизни работников и ее семей, а также местного сообщества и общества в целом
Европейская комиссия, 2001 [33, c. 89–110]
Концепция, в соответствии с которой компании интегрируют решение социальных и экологических проблем в свою деловую практику и взаимодействие со своими заинтересованными сторонами на добровольной основе.
Обязательство фирм вести себя ответственно и вносить свой вклад в местное экономическое развитие, одновременно повышая качество жизни своих сотрудников, а также местного сообщества.
Способ управления изменениями и согласования социального развития с повышением конкурентоспособности
Уорд Х. [50] (Ward, 2004)
Стремление бизнеса вносить свой вклад в устойчивое экономическое развитие таким образом, чтобы это было полезно как для бизнеса, так и для развития общества, включая улучшение качества жизни работников, их семей, местного сообщества и общества в целом
Саккони Л. [48] (Sacconi, 2004)
Модель расширенного корпоративного управления, в соответствии с которой руководство фирмы несет ответственность, которая варьируется от выполнения финансовых обязанностей по отношению к собственникам до выполнения аналогичных финансовых обязанностей по отношению ко всем заинтересованным сторонам фирмы, т.е. ее стейкхолдерам
Кэрролл А.Б. [30, c. 19–46] (Carroll, 2008, p. 19–46)
КСО связана с этическим или ответственным отношением к заинтересованным сторонам компании в соответствии с международными нормами, включая экономическую и экологическую ответственность
Международный стандарт ISO 26000 «Руководство по социальной ответственности», 2010 г. [11]
Ответственность организации за воздействие ее решений и деятельности на общество и окружающую среду через прозрачное и этичное поведение, которое: содействует устойчивому развитию, включая здоровье и благосостояние общества; учитывает ожидания заинтересованных сторон; соответствует применяемому законодательству и согласуется с международными нормами поведения; введено во всей организации
Хопкинс М. [39, c. 281–291] (Hopkins, 2011, p. 281–291)
Процесс достижения устойчивого развития общества
Черуйот Т., Онсандо П. [33, c. 89–110] (Cheruiyot, Onsando, 2016, p. 89–110)
Приверженность организации экономическим, социальным, правовым и экологическим правам в целях достижения устойчивого развития человечества
Источник: составлено автором.

Представленные выше определения КСО демонстрируют отсутствие единого подхода, тем не менее можно сделать ряд обобщений.

Во-первых, многие эксперты делают основной акцент на том, что КСО тесно связана с достижением устойчивого экономического развития.

Во-вторых, КСО связана с соблюдением экономических, социальных, экологических прав человека и этических норм.

В-третьих, реализация концепции КСО должна быть полезна как для бизнеса, с точки зрения финансовых результатов его деятельности, так и для развития общества в целом.

В-четвертых, КСО должна быть направлена на повышение качества жизни населения.

3. Концепция КСО и проблемы Африки

В силу исторических, культурных, экономических и политических реалий ситуация с внедрением стандартов КСО в Африке часть описывается как парадоксальная, а бизнес в лучшем случае публично рассматривает ее со скептицизмом.

Проблемы КСО, вызывающие озабоченность в Африке, включают в себя:

1) бедность местных общин;

2) воздействие предпринимательской деятельности на окружающую среду и изменение климата;

3) коррупционную деловую практику;

4) условия труда и рабочую среду, включая здоровье и безопасность работников и минимальную заработную плату;

5) положение в области прав человека, включая эксплуатацию, детский труд и сексуальные домогательства;

6) уклонение от уплаты налогов и отсутствие раскрытия информации;

7) общественное здравоохранение, включая лечение ВИЧ/СПИД.

Появление и развитие инициатив КСО в Африке было связано с деятельностью международных организаций и распространением западных кодексов поведения, охватывающих деловую деятельность.

Во-первых, западные модели КСО поддерживаются и продвигаются международными организациями, такими как ООН, Всемирная торговая организация (ВТО), Международная организация труда (МОТ), Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и др., а также транснациональными корпорациями (ТНК) и организациями потребителей.

Во-вторых, африканские организации, такие как Африканский союз и Африканская континентальная зона свободной торговли (African Continental Free Trade Area, AfCFTA), уделяют особое внимание КСО, в том числе в рамках Нового партнерства в интересах развития Африки (the New Partnership for Africas Development, NEPAD) и принятого им Африканского механизма коллегиального обзора.

В-третьих, западные потребители руководствуются кодексами поведения, охватывающими деловую деятельность, включая, например, SA 8000 [1]. Кроме того, растущее значение прямых иностранных инвестиций из ЕС, США и появление китайских инвесторов в Африке играют важную роль в развитии и адаптации принципов КСО на африканском континенте. Кроме того, рост международного движения неправительственных организаций (НПО) и гражданского общества, уделяющего особое внимание этической практике компаний в Африке, а также усиление интереса к социальным и экологическим последствиям ведения бизнеса, в том числе со стороны Всемирного банка и Международной финансовой корпорации, играют важную роль в формировании и реализации инициатив КСО в Африке.

Наконец, растет значение инициатив КСО, связанных с коренными народами Африки, таких как «Расширение экономических возможностей чернокожих в Южной Африке» 2001 г. (Black Economic Empowerment in South Africa, 2001).

Как показали некоторые исследования [35, c. 237–249] (Dobers, Halme, 2009, p. 237–249), КСО существенно различается по разным странам и континентам мира. В то время как теории и практика КСО в Африке в целом заимствованы из западного мира, исследования показывают, что западные теории КСО не всегда полностью применимы в Африке, в силу структурных, институциональных и культурных различий между западными и африканскими странами [34, c. 126–137] (Dartey-Baah, Amponsah-Tawiah, 2011, p. 126–137).

В Африке политические и экономические условия не были благоприятны для быстрой эволюции КСО, но некоторые страны проявляют растущий интерес к КСО.

Исследования КСО в Африке являются весьма фрагментарными [37; 46, c. 460–471; 49, c. 18–28] (Forstater, et al., 2010; Okoye, 2012, p. 460–471; Visser, 2006, p. 18–28). Они сосредоточены, как правило, на десятке стран с акцентом на ЮАР [38, c. 332–346] (Hinson, Ndhlovu, 2011, p. 332–346), Кении [31, c. 23–41; 32, c. 152–168; 45, c. 90] (Cheruiyot, Maru, 2012, p. 23–41; Cheruiyot, Maru, 2014, p. 152–168; Muthuri, 2013, p. 90), Нигерии [29, c. 89–113] (Amao, 2008, p. 89–113), Танзании [36, c. 75–85] (Egels, 2005, p. 75–85) и Гане [41, c. 1314–1330] (Julian, Ofori-Dankwa, 2013, p. 1314–1330).

Некоторые исследователи просто предлагают перенести западные теории на «африканскую почву» без их контекстуализации. На, наш взгляд, такой подход не может быть эффективным в силу особенностей расположенных на африканском континенте стран, о которых мы упоминали выше.

4. Африканские теории и концепции КСО

Интерес представляют возможности применения местных африканских теорий и концепций КСО, таких как «Африканский гуманизм», или Убунту (Ubuntu/Utu), «Африканский ренессанс», «Харамби» (Harambee), с целью устранения ограничений и недостатков западных теорий КСО в Африке.

«Африканский гуманизм»

«Африканский гуманизм», называемый Убунту (Ubuntu) [2] в Южной Африке, Уту (Utu) в Восточной и Центральной Африке, является ядром концепции КСО в Африке. Африканская культура рассматривает гуманизм как образ жизни. Реализация принципа гуманизма не зависит от статуса человека, пола, религиозной, этнической или расовой принадлежности. Гуманизм включает в себя обеспечение прав заинтересованных сторон. По сути, гуманизм – это и есть социальная ответственность во всех ее проявлениях, которую на себя принимает как бизнес, так и государство. Соответственно, гуманистическая парадигма устойчивого развития в будущем неизбежна. Африканский гуманизм, обозначаемый как Ubuntu и Utu, обеспечивает прочную основу для концепции управления сообществом и укрепляет африканские гуманистические ценности. Африканское понимание гуманизма глубже, чем западные теоретические направления. А бизнес и общество рассматриваются как взаимосвязанные, а не как отдельные сущности. Как следствие, общество возлагает определенные ожидания на соответствующее деловое поведение и результаты.

Африканский гуманизм является образом жизни и воплощается в ритуалах, историях, культурных практиках, символике и мифах. Человека в этой концепции – это отправная точка, причем наибольшее значение имеет достоинство и ценность личности. Основная предпосылка африканского гуманизма состоит в том, что люди склонны к истине и добру. Гуманизм широко известен в Южной Африке как «умунту нгумунту нгабанту» («Человек становится человеком через других людей»). Аналогично, кисвахилийская [3] пословица, которая отражает это африканское понятие, гласит: “Mtu ni utu si kitu” («Ценность заключается в человеке, а не в богатстве»).

Некоторые из этих пословиц связаны с особой зависимостью людей от других в осуществлении, развитии и реализации их способностей, что признается в африканской традиционной мысли и культурной практике. Африканская культура склонна к коллективизму. В ней подчеркивается значимость людей и их чувств, общего счастья и создания гармонии на рабочем месте. Африканская концепция КСО согласуется с принципом поддержания социальной и общинной гармонии и консенсуса.

«Африканский ренессанс»

Концепция «Африканского ренессанса» – ключевой элемент внешней и внутренней политики Южно-Африканской Республики в начале XXI в. Ее связывают с именем президента ЮАР Табо Мбеки. Официально понятие «Африканского ренессанса» было выдвинуто Т. Мбеки в 1997 г. в США, в г. Вирджиния, на конференции по привлечению капитала в Африку [17, 18].

«Африканский ренессанс» был преподнесен в качестве новой «национальной идеи». В октябре 1998 г. был создан Институт африканского ренессанса (ИАР) во главе с К. Нзинго (Замбия) и штаб-квартирой в столице Ботсваны г. Габороне.

Задачами «Африканского ренессанса» были объявлены:

1) создание демократических политических систем, обеспечивающих участие народа в управлении государством, а формы этих демократий должны учитывать африканскую специфику;

2) достижение устойчивого экономического развития, результатом которого является постоянное улучшение жизненных стандартов и качества жизни народных масс;

3) успешная борьба против пандемии ВИЧ/СПИДа;

4) восстановление культур Африки, поощрение художественного творчества и доступ к передовой науке и технологии.

В 2000 г. парламент ЮАР принял закон об учреждении Фонда африканского ренессанса (средства для него выделяются парламентом страны), цель которого – расширение международного сотрудничества с африканскими государствами. Затем была разработана Программа Тысячелетия по партнерству ради африканского восстановления (The Millenium Partnership for the African Recovery Programme), ставшая основой документа Новое партнерство для развития Африки (New Partnership for Africa's Development, NEPAD). Программа предлагает меры, которые должны быть приняты как самими африканскими странами, так и международным сообществом для преодоления трудностей, с которыми сталкивается африканский континент, и в целом совпадает с основными положениями концепции «Африканского ренессанса» [4, 44, 47].

«Харамби»

Харамби – термин, появившийся в Восточной Африке. Harambee буквально означает «все вместе» на суахили, а также является официальным девизом Кении и содержится на гербе страны [4]. «Харамби» как концепция означает возможность для местных кенийцев самостоятельно развивать свои общины, не дожидаясь правительства, что помогает создать чувство единства в кенийском сообществе.

Харамби – это кенийская традиция общественной взаимопомощи, например, сбор средств и т.п. Причем мероприятия Харамби могут варьироваться от неформальных встреч, продолжающихся несколько часов, когда приглашения распространяются из уст в уста, до официальных многодневных мероприятий, рекламируемых в газетах.

После обретения Кенией независимости в 1963 г. первый премьер-министр, а затем и президент Кении Джомо Кениата принял «Харамби» как концепцию объединения страны для построения новой нации. Он призвал общины работать вместе для сбора средств для всех видов местных проектов, пообещав, что правительство оплатит их стартовые расходы. В рамках этой системы богатые люди, желающие заняться политикой, могли пожертвовать большие суммы денег на местные акции харамби, таким образом получая легитимность.

Сейчас каждая община в Кении имеет группы самопомощи или кооперативные рабочие группы, с помощью которых группы женщин, с одной стороны, и мужчин, с другой, организовывают общие рабочие группы, например, чтобы строить дома друг для друга, собирать урожай и т.д. Харамби воплощает в себе идею взаимопомощи, совместных усилий, взаимной социальной ответственности и общественной самостоятельности. А поскольку бизнес является неотъемлемой частью общества, он призван участвовать в этой деятельности. И КСО в Африке соответствует африканским ценностям.

Соответствует ли западная концепция КСО африканскому гуманизму, ренессансу и взаимопомощи?

Следует отметить, что значительную долю бизнес-организаций в Африке составляют иностранные многонациональные корпорации (МНК). А КСО, безусловно, должна соответствовать африканским культурным ценностям. Эти ценности, согласующиеся с КСО, включают в себя активное участие в общественной жизни, хорошие человеческие отношения, чувство священности жизни, чувство гостеприимства, религиозные чувства и чувство гуманизма.

Однако исследования на предприятиях Африки показали, что наиболее распространенным подходом к реализации концепции КСО является благотворительная помощь, сосредоточенная, в частности, на образовании, здравоохранении и окружающей среде [37] (Forstater, et al., 2010). Такой подход представляется недостаточно совместимым с африканской культурой, поскольку филантропия в рамках КСО уменьшает чувство гуманизма и в результате все сводится исключительно к материальной стороне вопроса.

5. Уровни КСО в Африке

КСО в Африке имеет свои уникальные особенности, отличные от других регионов мира. Представляется, что КСО в Африке следует рассматривать на трех уровнях (рис. 2): макро-, мезо- и микро.

Рисунок 2. Уровни корпоративной социальной ответственности в Африке

Figure 2. Levels of corporate social responsibility in Africa

Источник: составлено автором по данным [33, c. 89–110; 49, c. 18–28] (Cheruiyot, Onsando, 2016, p. 89–110; Visser, 2006, p. 18–28).

КСО на макроуровне

В Африке КСО на макроуровне развивается рамках региональных и глобальных инициатив, парадигм и соответствующих теорий. В качестве примера такой инициативы модно привести Африканский механизм коллегиального обзора (African Peer Review Mechanism, APRM), запущенный 2003 г. Кроме того, колониальная и неоколониальная история Африки способствовала формированию уникальных геополитических, социальных и культурных различий по всему континенту. Например, страны Африки к югу от Сахары и страны Северной Африки отличаются не только своей культурной, но и социальной ориентацией, особенно доминирующей религией, которая, в свою очередь, влияет на моральные и этические убеждения населения. Инициативы в сфере КСО на континенте порой труднореализуемы по следующим причинам: косность политического и делового руководства, социальные и политические конфликты, слабая нормативная база, коррупция и т.д. И глобальные инициативы в области КСО вряд ли существенно изменят нынешнюю ситуацию в Африке, если они не будут применяться повсеместно всеми заинтересованными сторонами.

КСО на мезоуровне

На мезоуровне реализация КСО осуществляется внутри каждой африканской страны и в субрегионах Африки. При этом важно учитывать культурные предпосылки и проблемы внедрения КСО на страновом уровне. Во многих африканских странах не приняты ни социальные принципы, ни правовые нормы для учета социальной ответственности предприятий. Большинство предприятий в Африке в основном являются либо многонациональными, либо малыми. МНК часто о социальной ответственности говорят на словах или, в лучшем случае, занимаются связями с общественностью под видом КСО из-за сильного давления со стороны своих западных акционеров, стараясь поддерживать положительный имидж в глазах общественности. А большинство малых предприятий в Африке редко располагают достаточными ресурсами для реализации программ социальной ответственности и ставят целью лишь выживание бизнеса. Это усугубляется отсутствием систематических и целенаправленных действий по внедрению КСО в африканских странах. Поэтому КСО на страновом уровне должна быть сосредоточена на определении областей корпоративной социальной ответственности, разработке национальных приоритетов и обеспечении правовой базы для осуществления деятельности в области КСО.

КСО на микроуровне

На микроуровне КСО охватывает деятельность отдельных учреждений, предприятий и организаций, несущих социальную ответственность перед местным сообществом, сотрудниками, клиентами, акционерами и общественностью, т.е. перед стейкхолдерами. В африканских странах большинство таких организаций занимаются филантропической деятельностью, обеспечивая при этом максимальное освещение в средствах массовой информации для привлечения внимания общественности. Большая часть этих мероприятий осуществляется в рамках оказания помощи в связи с чрезвычайными ситуациями и является единичным событием. Таким образом, подобного рода действия нельзя отнести к КСО, поскольку ответственность по самой своей природе является долгосрочным и устойчивым понятием.

6. Положительные и отрицательные последствия реализации концепции КСО для предприятий и общества

Представляется, что корпорации могут и должны быть инструментами социальной политики. Бизнес является частью общества и у него есть ресурсы для социальных изменений. Это особенно верно для многих МНК, ведущих бизнес в Африке, таких как Nestle, Vodafone, Guinness, Microsoft и т.д.

Можно выделить четыре причины, по которым фирмам следует выступать в качестве инструментов социальной политики и быть активными участниками КСО.

Во-первых, корпорации, реализующие социально привлекательные практики, имеют более удовлетворенных клиентов, сотрудников, акционеров, увеличивают свою долговечность и будут процветать даже в более неблагоприятных условиях, особенно в Африке.

Во-вторых, корпорации обладают большим объемом знаний, чем отдельные лица и правительства, получаемых в результате их постоянных и активных исследований, и поэтому с большей вероятностью могут использовать эти знания для удовлетворения потребностей своих стейкхолдеров.

В-третьих, корпорации легче идут на компромиссы, быстрее и активнее внедряют технологии, следят за актуальными тенденциями в обществе и могут действовать более рационально, чем правительства.

Наконец, в-четвертых, корпорации могут легче участвовать в социальных инновациях и экспериментах, которые могут принести широкую пользу стейкхолдерам.

Тем не менее в Африке деятельность корпораций ассоциируются, в частности, с эксплуатацией КСО в интересах бизнеса без соответствующих социальных льгот. Предположение, лежащее в основе КСО, состоит в том, что фирмы руководствуются интересами общества и сознательно не манипулируют ими в своих интересах. И в отношении Африки это предположение у многих вызывает скептицизм по следующим причинам. Во-первых, корпорации существуют для получения экономической прибыли, а не для решения социальных проблем, поэтому их поведение является оппортунистическим.

Во-вторых, корпорации искажают социальные стандарты в целях удовлетворения своих собственных потребностей. Обычно это делается путем манипулирования правовой и политической средой.

В-третьих, корпорации не имеют представления об обществе в целом. Предприниматели в Африке, даже мелкие, не представляют жизнь бедных и обездоленных слоев общества. А менеджеры МНК не владеют информацией в полном объеме и подавно.

В-четвертых, за исключением компаний инновационного типа, большинство предприятий по своей природе социально консервативны и, следовательно, будут экспериментировать только тогда, когда смогут увидеть явную выгоду от прилагаемых усилий.

В-пятых, КСО позволяет правительствам отказаться от некоторых своих социальных обязательств.

7. Примеры КСО в ЮАР и Кении

Рассмотрим конкретные примеры реализации концепции КСО в двух компаниях, работающих в африканских странах.

Кейс КСО Safaricom, Кения

Safaricom, PLC зарегистрирована в Кении как одна из ведущих интегрированных коммуникационных компаний в Африке с более чем 17 млн абонентов.

Safaricom предоставляет услуги мобильной и фиксированной передачи голоса, а также передачи данных на различных платформах. Safaricom создала специальный фонд, средства которого используются для прямого спонсирования общественных мероприятий, проектов и мероприятий, которые вносят позитивный вклад в развитие искусства, культуры, здравоохранения, спорта, образования и окружающей среды. Цель компании – оказывать непосредственное влияние на сообщества посредством поддержки общественных проектов, одновременно создавая позитивную рекламу для компании.

В знак признания растущей проблемы управления электронными отходами и в дополнение к уже существующим инициативам Safaricom профинансировала покупку современных измельчителей электронных отходов для компьютеров, которые будут использоваться кенийскими школами, а также инвестировала средства в инициативы по поддержке окружающей среды и сохранению дикой природы посредством участия в природоохранной деятельности, просвещении общественности и устойчивом сохранении природных ресурсов.

Что касается здравоохранения, то компания поддерживала инициативы, расширяющие доступ к недорогому медицинскому обслуживанию, включая специализированное медицинское обслуживание, которое часто недоступно многим кенийцам. Safaricom сотрудничала с поставщиками медицинских услуг и общинами в области строительства и оснащения медицинских учреждений, предоставления медицинской информации и услуг.

Что касается водоснабжения, то в партнерстве с Обществом Красного Креста Кении (Kenya Red Cross Society) и организацией Action Aid International – Кения Safaricom реализовала крупномасштабные водные проекты в рамках инициативы “Maji na Uhai и выделила средства на водные проекты в засушливых и полузасушливых районах страны.

Safaricom сотрудничает с организациями и общественными группами в целях сохранения наследия Кении в области искусства, спорта, музыки и культуры. Например, компания сотрудничала с Национальными музеями Кении (National Museums of Kenya) и Кенийским обществом музеев (the Kenya Museum Society) в рамках проведения ремонта Музея Луиса Лики (Louis Leakey Auditorium) в Найроби. Safaricom поддерживает спортивные проекты, которые предоставляют возможности для поддержания здорового образа жизни. Компания также расширила свое партнерство с Alive and Kicking, неправительственной организацией, которая производит мячи и использует футбол и нетбол для повышения осведомленности молодежи о ВИЧ и СПИДе, малярии и других ключевых проблемах здравоохранения.

Кейс КСО Eskom, ЮАР

Компания Eskom с момента своего основания в 1923 г. зарекомендовала себя как электроэнергетическая компания мирового класса. Eskom обеспечивает более 95% потребностей ЮАР в электроэнергии и более 50% потребностей в электроэнергии всей Африки [33, c. 89–110] (Cheruiyot, Onsando, 2016, p. 89–110). Его головной офис находится в Йоханнесбурге, а другие офисы – в Уганде, Нигерии и Мали.

У компании есть множество инициатив в области КСО, включая спонсорскую помощь и пожертвования, которые управляются ее Фондом развития. Созданный в 1998 г. Фонд развития Eskom облегчает управление, координацию и интеграцию пожертвований компании, а также помогает продвигать имидж и деятельность компании в неблагополучных общинах. Как правило, Фонд может предоставить денежные пожертвования в размере до 10 тыс. долл., а также оказывает спонсорскую помощь зарегистрированным некоммерческим организациям, которые преследуют цели социального обеспечения, образования или профессиональной подготовки. Компания также спонсирует мероприятия для организаций или частных лиц, если они, как ожидается, будут способствовать продвижению маркетинговых и корпоративных целей Eskom. Через Фонд развития Eskom поддерживает инициативы «развития местных общин», которые направлены на оказание на реализацию образовательных проектов (например, повышение грамотности взрослых, обучение техническим навыкам, обучение управлению бизнесом, подготовка учителей, поставки школьных принадлежностей и оборудования, а также развитие детей в раннем возрасте). Eskom также имеет инициативы в сфере развития малого бизнеса, которыми также управляет Фонд развития. Цели развития малого бизнеса заключаются в поддержке малых и средних предприятий (МСП) в части организации их закупочной политики, формирования стратегических альянсов и партнерств, содействия обучению предпринимательским навыкам и поощрения предпринимательского духа среди лишенных средств к существованию.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подведем итоги.

В процессе реализации принципов КСО в Африке возникают как проблемы, так и дополнительные возможности.

Одной из наиболее острых проблем африканских стран является «проклятие природных ресурсов», или «парадокс изобилия». Богатые ресурсами, но «бедные» страны не смогли использовать свои богатства на благо общества. Как правило, основными причинами, вызывающими эту проблему, являются неэффективное корпоративное и политическое управление, воровство и коррупция, межэтнические конфликты, деградация окружающей среды и отсутствие разнообразия ресурсов, что остается по-прежнему актуальным, в частности, для таких стран, как Демократическая Республика Конго, Нигерия, Южный Судан, Ангола.

И реализация эффективной политики в области КСО может частично улучшить ситуацию. К числу стран, которым в недавнем прошлом удалось добиться достаточно сбалансированного роста за счет ресурсов, относятся Гана, Ботсвана, ЮАР, Маврикий и Эфиопия.

Проблема кризиса лидерства как в корпоративном, так и в политическом управлении является еще одной критической областью для Африки. КСО в Африке часто используется корпоративными и политическими лидерами для получения социальной и политической власти. Это неприемлемо, поскольку КСО должна приносить пользу обществу в целом. Некоторые политические лидеры замешаны вместе со своими деловыми партнерами в коррупции и истощении ресурсов. Примеры исключительного лидерства демонстрировали такие видные африканские политические деятели, как Нельсон Мандела и Джулиус Ньерере. И сегодня такие лидеры редко встречаются в Африке. Такой стиль руководства соответствует социальной ответственности и был отличительной чертой многих традиционных африканских обществ. Попытки решения проблем кризиса лидерства были уже начаты в Африке, например, в рамках концепции «Африканский ренессанс», Африканский механизм коллегиального обзора и т.д., но особым успехом не увенчались.

Другой проблемой КСО в Африке является колоссальный уровень социальных ожиданий правительства и в некоторой степени бизнеса. В то время как бизнес платит налоги правительству для реализации социальных программ, большинство социальных ожиданий остается неудовлетворенным.

Уровень бедности и неравенства в Африке остается по-прежнему более высоким по сравнению с другими странами мира. Актуальность этих проблемы обусловлена также растущим признанием неспособности африканских правительств решить многие социальные проблемы. Поэтому КСО может статьи инструментом преодоления неравенства и решения проблем бедности. Это привело к недавней критике бизнеса в более далеко идущем направлении, чтобы соответствовать ожиданиям бизнеса.

Все чаще ожидается, что организации будут решать социальные проблемы и брать на себя большую социальную ответственность в дополнение к решению социальных проблем, за которые они несут более прямую ответственность, таких как загрязнение окружающей среды, безопасность и качество продукции и социальное неравенство.

Для Африки с ее долгой историей социальных и экономических лишений, таких как рабство, колониализм, экономическое и торговое неравенство, чрезмерная эксплуатация МНК и деградация ресурсов, значение концепции КСО состоит в том, что она может быть положена в основу стратегии расширения социальных и политических прав и возможностей жителей континента.

[1] Социальная ответственность 8000 (Social Accountability 8000, SA 8000) – стандарт для оценки социальных аспектов систем менеджмента. В основу этого универсального стандарта положены несколько конвенций Международной организации труда, Конвенция Организации Объединенных Наций по правам ребенка и Всемирная декларация прав человека. Цель стандарта SA 8000 – улучшение условий труда и жизненного уровня работников.

[2] Убунту – африканская идеология, построенная на человеческом отношении друг к другу. Слово пришло из языков Зулу и Ксоза. Убунту – это южноафриканское направление этики и гуманистической философии, особое внимание уделяющее понятиям верности и лояльности в отношениях между людьми. Часто переводится как «человечность по отношению к другим».

[3] Язык суахили.

[4] Слово Harambee было заимствовано в язык суахили из хинди во время строительства железной дороги Уганды из Момбасы в Кампалу. Индийские рабочие использовали фразу Har Har Ambeh или Hail Ambeh – призыв к Амбе, индуистскому богу силы – при выполнении сложных задач, которые часто требовали участия более одного человека, например поднятие тяжестей и т.д.


Источники:

1. Болдырев Д.В. Корпоративная ответственность лиц, входящих в состав органов хозяйственного общества // Экономика, предпринимательство и право. – 2018. – № 2. – c. 81-88. – doi: 10.18334/epp.8.2.39085.
2. Вавилина А. В., Комарова Т. В., Веленси И. Р., Райхер Р. С. Корпоративная социальная ответственность как элемент бизнес-стратегии компании // Лидерство и менеджмент. – 2019. – № 4. – c. 425-436. – doi: 10.18334/lim.6.4.41313.
3. Дробот Е.В., Макаров И.Н., Сапунцов А.Л. Трансформация отраслевой структуры инновационного бизнеса в Африке и вызовы пандемии коронавируса // Вопросы инновационной экономики. – 2021. – № 1. – c. 351-378. – doi: 10.18334/vinec.11.1.111858.
4. Евроцентризм и афроцентризм накануне XXI века: африканистика в мировом контексте. - М.: Институт всеобщей истории РАН и ИСАА при МГУ, 2000.
5. Ефименко С.В. Особенности управления финансовым риском в экспортной деятельности многонациональных предприятий Южно-Африканской Республики // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2571-2584. – doi: 10.18334/eo.9.4.41472.
6. Зайцев Ю.К. Влияние практик социальной ответственности международного бизнеса на экономическое развитие беднейших стран: постановка исследовательского вопроса // Экономика, предпринимательство и право. – 2017. – № 2. – c. 115-123. – doi: 10.18334/epp.7.2.38045.
7. Ибрагимов Г.Н.оглы, Адова И.Б. Принципы взаимодействия бизнеса с внешними заинтересованными сторонами // Лидерство и менеджмент. – 2019. – № 3. – c. 209-222. – doi: 10.18334/lim.6.3.41016.
8. Кадникова О.В., Лобков Г.Р. Современное состояние корпоративной социальной ответственности в России и Германии // Лидерство и менеджмент. – 2018. – № 3. – c. 105-114. – doi: 10.18334/lim.5.3.39513.
9. Кравцова Е.М., Матвеева В.Ю. Модели социальной ответственности бизнеса в мировой экономике // Экономика, предпринимательство и право. – 2016. – № 1. – c. 81-98. – doi: 10.18334/epp.6.1.35241.
10. Леденёва М.В., Плаксунова Т.А. Экономический рост и перспективы экономического развития стран Африки южнее Сахары // Теоретическая и прикладная экономика. – 2020. – № 2. – c. 129-139. – doi: 10.25136/2409-8647.2020.2.32732.
11. Международный стандарт ISO 26000 «Руководство по социальной ответственности». [Электронный ресурс]. URL: http://www.ksovok.com/doc/iso_fdis_26000_rus.pdf (дата обращения: 09.04.2021).
12. Павлов Э.Л. Корпоративная социальная ответственность как перспективный инструмент расширения деятельности международного бизнеса // Экономические отношения. – 2019. – № 4. – c. 2611-2620. – doi: 10.18334/eo.9.4.40853.
13. Павлов Э.Л. Корпоративная социальная ответственность нефтедобывающих компаний США в экономике Нигерии // Экономические отношения. – 2019. – № 2. – c. 681-692. – doi: 10.18334/eo.9.2.40700.
14. Павлов Э.Л. Корпоративная социальная ответственность в электроэнергетике Европы // Российское предпринимательство. – 2019. – № 1. – c. 431-446. – doi: 10.18334/rp.20.1.39803.
15. Павлов Э.Л. Пути развития социальной ответственности азиатских нефтяных компаний в странах Африки // Экономические отношения. – 2019. – № 3. – c. 1507-1518. – doi: 10.18334/eo.9.3.40701.
16. Павлов В.В., Сапунцов А.Л. Расширение участия стран Африки в международной промышленной кооперации // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – № 12. – c. 3109-3120. – doi: 10.18334/epp.10.12.111506.
17. Прокопенко Л. Африканский ренессанс. Энциклопедия Кругосвет. [Электронный ресурс]. URL: https://www.krugosvet.ru/enc/istoriya/AFRIKANSKI_RENESSANS.html (дата обращения: 10.04.2021).
18. Прокопенко Л.Я., Шубин В.Г. Африканский ренессанс. / Африка: поиск идентичности. - М.: Изд-во Института Африки РАН, 2001.
19. Сапунцов А.Л. Институциональные особенности взаимодействия компаний развивающихся стран с африканским регионом // Институциональная экономика: развитие, преподавание, приложения: Сборник научных статей V Международной научной конференции. 2017. – c. 288-291.
20. Сапунцов А.Л. Корпоративная социальная ответственность как инструмент проникновения транснациональных корпораций развивающихся странна рынки Африки // Экономические науки. – 2015. – № 125. – c. 170-174.
21. Сапунцов А.Л. Противодействие коррупции в африканском бизнесе транснациональных корпораций развивающихся стран // Российское предпринимательство. – 2015. – № 13. – c. 2067-2078. – doi: 10.18334/rp.16.13.494.
22. Сапунцов А.Л. Транснациональные корпорации третьего мира и борьба за права человека в Африке // Вестник университета. – 2015. – № 10. – c. 269-274.
23. Сапунцов А.Л., Павлов В.В. Технологические факторы межстрановой конкуренции на африканском инвестиционном рынке // Экономика, предпринимательство и право. – 2019. – № 4. – c. 761-774. – doi: 10.18334/epp.9.4.41517.
24. Смирнов С. В топ-10 по росту ВВП в 2020 году оказались семь стран Африки. [Электронный ресурс]. URL: https://thebell.io/v-top-10-po-rostu-vvp-v-2020-godu-okazalis-sem-stran-afriki (дата обращения: 15.04.2021).
25. Соломонова И. Скорее мертв, чем жив: пять фактов о среднем классе в Африке. Republic. [Электронный ресурс]. URL: https://republic.ru/posts/5850 (дата обращения: 10.04.2021).
26. Суева Ю.В. Корпоративная социальная ответственность бизнеса как фактор устойчивого развития экономики региона и страны в целом // Вопросы инновационной экономики. – 2011. – № 10. – c. 25-33.
27. Сысоева Т.Л., Тимохина Г.С., Минина Т.Б. Корпоративная социальная ответственность как метод сокращения производственных издержек // Вопросы инновационной экономики. – 2017. – № 4. – c. 449-456. – doi: 10.18334/vinec.7.4.38542.
28. Трапезникова И.С. Современная модель социальной ответственности российского бизнеса в разрезе формирования квалифицированного трудового ресурса территории присутствия // Экономика труда. – 2019. – № 2. – c. 689-698. – doi: 10.18334/et.6.2.39794.
29. Amao O. O. Corporate social responsibility, multinational corporations and the law in Nigeria: Controlling multinationals in host states // Journal of African Law. – 2008. – № 52(1). – p. 89–113.
30. Carroll A. B. A history of corporate social responsibility: concepts and practices. The Oxford handbook of corporate social responsibility. - Oxford University Press. UK, 2008. – 19–46 p.
31. Cheruiyot T. K., Maru L. C. Employee social responsibility practices and outcomes in Kenya’s tourist hotels // African Journal of Economic and Management Studies. – 2012. – № 3(1). – p. 23–41.
32. Cheruiyot T. K., Maru L. C. Corporate human rights social responsibility and employee job outcomes in Kenya // International Journal of Law and Management. – 2014. – № 56(2). – p. 152–168.
33. Cheruiyot T., Onsando P. Corporate Social responsibility in Africa: Context, Paradoxes, Stakeholder Orientations, Contestations and Reflections. / In book: Corporate Social Performance in the Age of Irresponsibility-Cross National Perspective. - Information Age Publishing, Inc, 2016. – 89–110 p.
34. Dartey-Baah K., Amponsah-Tawiah K. Exploring the limits of western corporate social responsibility theories in Africa // International Journal of Business and Social Science. – 2011. – № 2(18). – p. 126–137.
35. Dobers P., Halme M. Corporate social responsibility and developing countries // Corporate Social Responsibility and Environmental Management. – 2009. – № 16(5). – p. 237–249.
36. Egels N. CSR in electrification of rural Africa // Journal of Corporate Citizenship. – 2005. – № 18. – p. 75–85.
37. Forstater M., Zadek S., Guang Y., Yu K., Hong C.X., George M. Corporate responsibility in African development: Insights from an emerging dialogue. / Working paper, no 60. - Harvard University. The institute of West-Asian and African Studies of the Chinese Academy of Social Sciences, 2010.
38. Hinson R. E., Ndhlovu T. P. Conceptualizing corporate social responsibility (CSR) and corporate social investment (CSI): The South African context // Social Responsibility Journal. – 2011. – № 7(3). – p. 332–346.
39. Hopkins M. Corporate social responsibility: What is it? What’s the point? How does it work?. / In Conrady, R & Buck, M. (Eds.) Trends and issues in global tourism. - Springer Berlin Heidelberg, 2011. – 281–291 p.
40. Industrialize Africa (2018). African Development Bank Group. Communication and External Relations Department. [Электронный ресурс]. URL: https://www.afdb.org/fileadmin/uploads/afdb/Documents/Generic-Documents/Brochure_Industrialiser_l_Afrique-En.pdf (дата обращения: 10.04.2021).
41. Julian S. D., Ofori-Dankwa J. C. Financial resource availability and corporate social responsibility expenditures in a sub-Saharan economy: The institutional difference hypothesis // Strategic Management Journal. – 2013. – № 34(11). – p. 1314–1330.
42. Kivuitu M., Yambayamba K., Fox T. How can corporate social responsibility deliver in Africa? Insights from Kenya and Zambia // Perspectives on Corporate Responsibility for Environment and Development, International Institute on Environment and Development. – 2005. – № 3.
43. Moir L. What do we mean by corporate social responsibility? // Corporate Governance. – 2001. – № 1(2). – p. 16-22.
44. Mulembo M. Thabo Mbeki and the African Renaissance. - Pretoria, Actua Press, 2000.
45. Muthuri J. N. Corporate social responsibility in Africa. / Management in Africa: Macro and Micro Perspectives. - New York: Routledge, 2013. – 90-111 p.
46. Okoye A. Novel linkages for development: Corporate social responsibility, law and governance: Exploring the Nigerian Petroleum Industry Bill // Corporate Governance. – 2012. – № 12(4). – p. 460–471.
47. Problematising the African Renaissance. - Pretoria, Africa Institute of South Africa, 2000.
48. Sacconi L. Corporate social responsibility (CSR) as a model of ‘extended’ corporate governance: An explanation based on the economic theories of social contract, reputation and reciprocal conformism // LIUC, Ethics, Law and Economics Papers. – 2004. – № 142.
49. Visser W. Research on corporate citizenship in Africa: A ten-year review (1995–2005). / In W. Visser, M. McIntosh & C. Middleton (Eds.), Corporate citizenship in Africa: Lessons from the past; paths to the future. - Sheffield: Greenleaf, 2006. – 18–28 p.
50. Ward H. Public sector roles in strengthening corporate social responsibility: Taking stock. - Washington, DC: World Bank, 2004.
51. Wood D. J. Corporate social performance revisited // Academy of Management Review. – 1991. – № 16. – p. 691-718.

Страница обновлена: 14.10.2021 в 00:12:20