Экономическая безопасность и интересы России в БРИКС

Петренко Е.С.1, Варламов А.В.1, Лещенко Ю.Г.2
1 Российский экономический университет имени Г.В. Плеханова
2 Институт экономики РАН

Статья в журнале

Экономические отношения
Том 10, Номер 4 (Октябрь-декабрь 2020)

Цитировать:
Петренко Е.С., Варламов А.В., Лещенко Ю.Г. Экономическая безопасность и интересы России в БРИКС // Экономические отношения. – 2020. – Том 10. – № 4. – С. 1295-1312. – doi: 10.18334/eo.10.4.111398.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=44491651

Аннотация:
Актуальность исследования определена возрастающей значимостью развивающихся стран, а именно, группы БРИКС в глобальной экономике, а также её влиянием на глобальные и региональные процессы. Постепенное укрепление отношений между Бразилией, Россией, Индией, Китаем и ЮАР отражает современные тенденции развития полицентричного мирового ландшафта, во многом являющегося результатом реагирования стран на глобальные вызовы и угрозы. В данной статье рассматривается экономическая безопасность и национальные интересы России в БРИКС: проанализированы взаимодействия между участниками группы и их позиции в области реформ политического и экономического управления, рассматривая группу, как альтернативу доминированию стран с развитой экономикой, и как возможную модель равноправного и взаимовыгодного сотрудничества. Проведённое исследование установило, что интенсификация двустороннего и многостороннего сотрудничества в формате БРИКС является средством реализации собственных задач политики каждой из стран-участниц, для последующего достижения целей национального экономического развития и обеспечения экономической безопасности.

Ключевые слова: экономическая безопасность, национальные интересы, управление на региональном и глобальном уровнях, Россия, БРИКС

JEL-классификация: F15, F02, F52



Введение

Ключевая особенность группы БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Африка) заключается в том, что у этих стран достаточно экономической и политической воли, чтобы изменить мир. В контексте БРИКС необходимо говорить о двух измерениях безопасности:

- глобальное измерение – страны БРИКС поддерживают центральную роль Организации Объединенных Наций (ООН) в содействии и продвижении мира и безопасности во всем мире, заявляя, что вся миротворческая деятельность должна осуществляться на основе и в соответствии с Уставом ООН и общепризнанными нормами международного права;

- региональное измерение – сложно найти более разнообразную группу, чем БРИКС. Пять древних цивилизаций со своими культурными традициями, менталитетом и характерами, с бесконечными территориальными и приграничными спорами, религиозными и этническими конфликтами, соперничеством в экономической и политической сферах – эти страны кажутся абсолютно несовместимыми. Многие эксперты и исследователи утверждают, что такое разнообразие не оставляет шансов группе БРИКС стать действительно сильной институциональной структурой, которая сможет использовать свой «вес» для влияния на глобальные процессы и изменения мира. Однако эта «несовместимость» может повлиять положительно и привести к обратному результату.

БРИКС никогда не рассматривалась как интеграционная группа, скорее, как проект, инициированный несколькими странами, имеющими общие цели и интересы, борющимися против глобальных вызовов современности. Но в настоящее время, учитывая напряженную политическую атмосферу и разные взгляды на внешнюю и внутреннюю политику, можно сказать, что мир снова разделен на Запад и на Восток, и БРИКС является частью этой дихотомии.

Цель исследования содержится в аргументации практических положений по формированию системы национальных интересов России во взаимосвязи со станами БРИКС, в динамике региональных и глобальных процессов. Заявленная цель обуславливает решение следующих задач:

- рассмотреть перспективы консолидации и разногласия национальных интересов России между странами БРИКС;

- проанализировать уровень экономической безопасности России в процессе реализации национальных интересов в группе БРИКС.

Объект исследования – экономическая безопасность и национальные интересы России в БРИКС.

Предмет исследования – организационно-экономические отношения в процессе реализации национальных интересов России в группе БРИКС в контексте обеспечения экономической безопасности.

Методически работа основана на анализе законодательных и статистических материалов стран БРИКС, средств массовой информации и научно-исследовательской литературы.

Обоснование совокупности теоретических положений позиционирования и реализации национальных интересов позволило выдвинуть гипотезу о влиянии человеческого фактора на трансформацию их элементной структуры в системе экономических интересов России в БРИКС. Данный подход дал возможность определить ориентиры совершенствования национальных интересов России в контексте задач обеспечения экономической безопасности в межстрановых взаимодействиях.

Новизна исследования заключается в решении научной проблемы – обеспечение экономической безопасности в процессе реализации национальных интересов России в БРИКС на современном этапе.

Работа может привлечь внимание студентов, аспирантов, специалистов, изучающих реализацию национальных интересов в межгосударственных взаимоотношениях.

Основные направления деятельности БРИКС включают: реформирование денежно-кредитной и финансовой системы, обеспечение соблюдения правил в торгово-экономических отношениях, развитие взаимодополняющего экономического сотрудничества, поддержание глобальной стабильности и значимости международных институтов. При содействии ООН способствует созданию механизмов обеспечения безопасности и урегулирования конфликтов.

На современном этапе мы являемся свидетелями эволюции не просто полицентричной, а множественной структуры международных отношений. Эта структура многоуровневая и представляет собой огромное количество государственных и негосударственных институтов, организаций и групп. Тем не менее государства по-прежнему играют доминирующую роль, и не исключено, что группа стран БРИКС сформирует один из полюсов силы.

Во многих публикациях проанализированы различные аспекты, относящиеся к формированию и развитию БРИКС. Например, Ручир Шарма в одной из своих работ написал, что «ни одна идея не сделала больше путаницы в размышлениях о мировой экономике, чем идея создания группы БРИКС» [18] (Sharma Ruchir, 2016).

Ярыгина И.З. в соавторстве с Боровиковой О.А. признают абсолютную положительную роль проекта БРИКС в экономическом развитии государств-партнеров, а также их «рекомендации по совершенствованию механизмов координации в торговле и инвестициях, сотрудничество банков развития на многосторонней основе, формирование международных финансовых центров, создание платежных систем и расширение использования национальных валют во взаимных расчетах» [19] (Yarygina, Borovikova, 2019).

Виноградов А. описывает страны БРИКС в следующем контексте: «они представляют не просто разные социально-экономические модели, но и разные цивилизации, глобализация объединила их и наделила новыми функциями, а также сделала их главными участниками международных отношений» [4] (Vinogradov, 2014).

Толорая Г.Д. и Ярыгина И.З. считают, что «решение проблем гармонизации международных отношений в азиатском регионе, без сомнения, связано с расширением направлений сотрудничества участников БРИКС, раскрывая основные факторы оптимизации деятельности БРИКС, способствующих обеспечению экономической безопасности и реализации национальных интересов хозяйствующих субъектов» [16] (Toloraya, Yarygina, 2016).

Однако эксперты и аналитики до сих пор используют понятие, сформулированное много лет назад, когда термин «БРИКС» был впервые предложен аналитиком Джимом О’Нилом, и описывал объединение стран только как кластер выгодных инвестиционных рынков» [12]. А поскольку сейчас такая формулировка не соответствует фактам, некоторые авторы даже говорят о неминуемом упадке группы. Действительно, экономические проблемы в странах решаются медленно, а в некоторых из них они даже обостряются (например, в России); страны сталкиваются с политическими и социальными проблемами.

Тем не менее, несмотря на существующие проблемы, БРИКС играет очень важную роль в системе международных отношений и безопасности. Лучшая возможность для участников БРИКС – это их разнообразие. Представляя почти половину мирового населения, страны БРИКС естественным образом дополняют друг друга. Следовательно, наиболее критикуемый аспект этой группы может оказаться наиболее продуктивным. Коллективный подход здесь жизненно важен, и БРИКС продолжает демонстрировать свою приверженность в этом направлении. Успех группы БРИКС во многом будет зависеть от того, насколько ее декларации приведут к реальным действиям.

Национальные интересы России в группе БРИКС. В 2020 году Россия в третий раз приняла председательство в межгосударственной группе БРИКС. С момента проведения первого Екатеринбургского саммита в 2009 году группа претерпела существенные изменения, пройдя долгий путь от «клуба интересов» до многомерного стратегического партнерства по широкому спектру вопросов международной политики и экономики. Именно акцент на сближении структуры пятистороннего сотрудничества, а также усилении роли БРИКС в поиске решений глобальных проблем потребовал комплексного подхода к определению национальных интересов России в группе БРИКС и обеспечения ее экономической безопасности.

Россия высоко ценит конструктивное сотрудничество, сложившееся в рамках БРИКС на международной арене, направленное на создание справедливого многополярного мира. Например, «Россия выступает за более тесную координацию внешней политики стран БРИКС в международных организациях, и прежде всего в ООН и G20 (Группа 20)» [9] (Leshchenko, 2017).

Россия также призывает к продвижению взаимодействия стран БРИКС в сфере глобальной информационной безопасности, предлагая создать правовую основу сотрудничества, разработать и принять универсальные правила ответственного поведения государств в этой области. Важным шагом на пути к этой цели является «проект межправительственного соглашения БРИКС о международной информационной безопасности» [2] (Boyko, 2019).

Одной из стратегических инициатив России является создание «Платформы энергетических исследований БРИКС», которая позволит осуществлять регулирование информационной, аналитической и исследовательской деятельности в интересах пяти стран и способствовать реализации совместных инвестиционных проектов в энергетике.

Согласно «Концепции Российской Федерации в объединении БРИКС» [1], целями в конкретных областях взаимодействия являются: сотрудничество в сфере международной безопасности, в валютно-финансовой сфере, в торгово-экономической, в сфере энергетики, науки, техники и инноваций, в сфере сельского хозяйства, здравоохранения, культуры, образования и спорта.

«Национальные интересы, как правило, отражают цели государства в его стратегических документах (концепциях, стратегиях)» [11] (Leshchenko, 2020), то есть цели могут быть идентичны интересам, а интересы, в свою очередь, задавать ориентиры экономической деятельности и внешней политике.

Одним из общеизвестных тезисов является вопрос о том, насколько Россия принадлежит «клубу» активно развивающихся Бразилии, Индии, Китая и ЮАР. Большинство экспертов утверждают, что «членство России в БРИКС обусловлено внутренним политико-экономическим контекстом, а с внешней стороны цели заключаются не в продвижении убеждений и определении международных норм» [14] (Perskaya, Eskindarov, 2018), а в «концепции преследования более односторонних национальных интересов с целью сдерживания иностранного присутствия в зоне российских особых приоритетов, приводящих к определенным соглашениям» [23] (Leshchenko, 2018). Что касается разногласий о принадлежности России к «клубу восходящих держав», то фактически в период холодной войны СССР был одним из центров конфронтационного миропорядка, а после распада Советского Союза и завершения холодной войны Россия прошла через совокупность различных кризисов, вследствие чего бюджетная, правовая, социальная и другие государственные системы оказались дезорганизованы.

Между тем ряд тенденций остаются достаточно благоприятными для России. По показателям «Торговый баланс» (рис. 1) и «Доля в мировых запасах нефти» (рис. 4) Россия занимает первые позиции среди стран БРИКС.

Рисунок 1. Торговый баланс стран БРИКС, % от ВВП

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [20–22].

За исследуемый период среднее значение по «Торговому балансу» в странах БРИКС составило: у России – 7,2%; у Китая – 1,85%; у ЮАР – 0,46%; у Бразилии – 0,06%; у Индии данный показатель на протяжении 5 лет отрицательный (на 2019 г. – -2,69%), и только в 2016 году он составлял 0,4% (рис. 1).

Положительный эффект торгового сотрудничества между странами БРИКС обосновывается разнородной структурой экспорта, придающей им взаимную дополняемость. Бразилия преобладает в экспорте минерального топлива и аграрных культур, Индия – в экспорте драгоценных камней, фармацевтических продуктов и программного обеспечения, Россия – в экспорте удобрений и минерального топлива, Китай – в экспорте промышленных товаров, электротехнического оборудования, а Южная Африка – в экспорте природных ресурсов.

Однако двустороннее сотрудничество осложняется отсутствием двусторонних региональных торговых соглашений. «Торговое сотрудничество осуществляется в основном в рамках многосторонних соглашений через международную систему торговых преференций между развивающимися странами» [5] (Drobot, 2017). Например, Россия взаимодействует с Китаем через Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС).

Динамика показателей «Доля в мировом импорте» и «Доля в мировом экспорте» стран БРИКС показана на рисунках 2, 3.

Рисунок 2. Доля в мировом импорте стран БРИКС, %

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [20–22].

По данному показателю абсолютным лидером является Китай, у которого доля в мировом импорте повысилась на 1,38% и составила 11,26% на 2019 год (рис. 2). У Индии, Бразилии и России значения колеблются в диапазоне 1,1–2,7% (рис. 2). У ЮАР самая низкая доля: на 2019 год – 0,45% (рис. 2).

Рисунок 3. Доля в мировом экспорте стран БРИКС, %

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [20–22].

Позиции стран по показателю «Доля в мировом экспорте» аналогичны с показателем «Доля в мировом импорте»: Китай сохраняет высокие значения по сравнению с Индией, Россией, Бразилией и ЮАР (рис. 3).

Рисунок 4. Доля в мировых запасах нефти стран БРИКС, %

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [20–22].

Запасы нефти означают количество сырой нефти, расположенной в определенном регионе, которые могут быть извлечены с учетом технологических ограничений и по стоимости, которая является финансово осуществимой при текущей цене на нефть.

Высокую позицию среди стран БРИКС по показателю «Доля в мировых запасах нефти» занимает Россия со значением 4,8%, далее – Китай (1,52%), Бразилия (0,73%), Индия (0,26% на 2019 год), у ЮАР за весь исследуемый период запасы нефти отсутствуют и составляют 0% (рис. 4).

Помимо общеизвестного тезиса о присутствии России в БРИКС активно обсуждается еще один вопрос – по каким именно параметрам сравнивать принадлежность или несоответствие России в «клубе». С одной стороны, действительно Россия развивается медленнее, чем Китай или Индия, но ее темпы сопоставимы с другими странами БРИКС. Динамика «темпов экономического роста» и «доля в мировом ВВП» по странам БРИКС представлена на рисунках 5, 6.

Рисунок 5. Экономический рост стран БРИКС

(темпы прироста реального ВВП, %)

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [20–22].

В течение исследуемого периода показатель экономического роста составил: при минимуме -3,55% в 2015 году у Бразилии и максимуме в размере 8,26% за 2016 год в Индии (рис. 5). Снижение темпов прироста ВВП произошло у Индии на 2,98% и составило 5,02%, у Китая – на 0,93% (6,11), у Южной Африки – на 1,04% (0,15) (рис. 5).

У России среднее значение (3,74%), минимум (1,97%) – за 2015 год, максимум – за 2018 год (2,54%) (рис. 5).

У Бразилии среднее значение составило 3,51% при минимуме – -3,55% в 2015 году и максимуме – 1,32% за 2017–2018 гг. (рис. 5).

Рисунок 6. Доля в мировом ВВП стран БРИКС, %

Источник: составлено авторами по статистическим материалам [20–22].

Из рисунка 6 видно, что в трех странах из пяти ежегодно увеличивалась доля в мировом ВВП: у Китая, России и Индии. У ЮАР сохраняется стабильно низкая доля, у Бразилии произошло небольшое снижение (рис. 6).

С одной стороны, не вызывает сомнений тот факт, что по историческим, культурным и цивилизационным критериям Россия принадлежит Европейскому региону, а не Азиатскому. Исключительно поэтому этот факт предопределял нежелание российской стороны диверсифицировать свою внешнюю политику, воспринимать азиатские страны в качестве равных партнеров. Но по мере осознания создавшейся противоречивой ситуации с Западом Россия серьезнее стала относиться к идее партнерства со странами Азии и воплощать ее в жизнь.

Для России не представляется возможности собственными силами вернуть прежнее влияние, которым обладали Российская империя, а позднее СССР, поэтому «для России БРИКС – это инструмент, с помощью которого она может укрепить свои позиции в системе глобального управления» [17] (Toloraya, Belov, Pokrovskaya, Trigubenko, Lezhenina, Korgun, Gubina, Tsvetov, Drozhashchikh, Zuenko, Afonaseva, Nguen, Yakovlev, 2021), а также потенциальная альтернатива эффективной реализации национальных интересов через механизмы взаимодействия со странами БРИКС.

Противостоит ли БРИКС Западу и Америке? Нет. Мультицивилизационное сотрудничество не подразумевает исключения или игнорирования одной из мировых цивилизаций. Все страны БРИКС так или иначе рассматривают европейские и американские ценности и образ жизни как пример для подражания (естественно, адаптированный к национальным условиям) и понимают, что разрушить сложившуюся финансово-экономическую архитектуру невозможно и неразумно. Для стран БРИКС важно, что западные государства являются основным источником технологий и инвестиций, а также основным рынком для экспорта.

Таким образом, среди внешнеполитических целей России наиболее важными должны стать следующие аспекты:

- защита национальных интересов с учетом стран – партнеров БРИКС без свертывания к конфронтации на основе укрепления стабильности и элемента кооперации в международных отношениях;

- российскому руководству и всем правительствам стран БРИКС в процессе дальнейшего развития и укрепления группы важно в общих интересах продвигать консенсусные идеи;

- «формулируя цели и задачи, представляющие национальный интерес, необходимо делать адекватные попытки сделать их совместимыми с международными интересами мира» [24] (Lev, Leshchenko, 2020): защиты окружающей среды, защиты прав человека и устойчивого развития.

Экономическая безопасность России в процессе реализации национальных интересов в группе БРИКС. Группа БРИКС – сложный предмет для анализа и изучения экономической безопасности в процессе реализации национальных интересов, поскольку она не имеет структуры, стратегии развития и механизмов реализации решений. Поэтому в формате БРИКС сейчас больше противоречий, чем когда-либо.

Тем не менее у БРИКС есть возможность стать альтернативным полюсом глобального и политического «ландшафта». Вопрос в том, смогут ли страны-участницы привести свои национальные интересы в соответствие с интересами группы в целом.

Эксперты расходятся во мнениях относительно того, есть ли у стран БРИКС общие интересы. Но большинство согласны с тем, что государства-члены рассматривают функционирующую модель глобальной финансово-экономической архитектуры как несправедливую. Основная объединяющая цель группы БРИКС – провести реформу мировой финансовой системы, чтобы она соответствовала в большей степени ее интересам.

Существуют также разные взгляды на то, что участники БРИКС хотят получить от развития сотрудничества внутри группы. Рассмотрим основные версии:

- экономическая версия реализации национальных интересов и обеспечения экономической безопасности: защита от негативных последствий экономического спада в странах Группы-7 (G-7). Ипотечный кризис в США и бюджетный кризис Европейского союза (ЕС) убедили страны БРИКС в том, что эти процессы представляют реальную угрозу для их национальных экономик. Поэтому страны БРИКС делают ставку на диверсификацию экономических связей за пределами США и Европы.

- политическая версия реализации национальных интересов и обеспечения экономической безопасности: ограничить доминирование США и их союзников в Международном валютном фонде (МВФ) над мировой финансовой системой. Идея бросить вызов гегемонии США изначально приписывалась России, так как Москва была катализатором формирования сообщества БРИКС к концу 2000-х годов. Но теперь «локомотивом» стал Китай, и «усилия Пекина по реформированию МВФ дополняются попытками интернационализировать юань» [8] (Lev, 2014);

- политико-экономическая версия реализации национальных интересов и обеспечения экономической безопасности: заменить гегемонистскую стабильность Вашингтонского консенсуса новыми ценностями Пекинского консенсуса. Существующая либеральная модель глобальной экономики функционирует в результате гегемонии одной страны. США предоставляют доступ на свой рынок в обмен на страны, проводящие либеральные реформы и открывающие свои собственные национальные рынки, но в настоящее время экономическая модель Вашингтонского консенсуса переживает серьезный кризис. «Китайская модель предлагает миру новые идеалы: инклюзивный экономический рост, экономическое развитие с гарантией незыблемости суверенитета, приверженность инновациям и экспериментам (например, особые экономические зоны) и накопление иностранных валютных резервов» [10] (Leshchenko, Ermolovskaya, Nikulin, 2020).

Иностранная валюта – это концентрированное выражение накопленной государственной власти. Поэтому негативные последствия однополярности актуальны и для мира финансов. Экономическая многополярность должна сопровождаться разнообразной финансовой архитектурой, снижая влияние доллара США на мировые финансы, только тогда глобальная экономика станет более сбалансированной.

Прогресс любого экономического центра напрямую зависит от ликвидности валюты этого центра в глобальной системе. БРИКС – это новый формирующийся центр силы, хотя маловероятно, что единая валюта БРИКС появится, даже в долгосрочной перспективе. Более вероятно, что региональные ассоциации будут сформированы вокруг валют всех пяти стран БРИКС, способствуя благоприятному развитию национальных экономик.

Развитая национальная экономика – одна из составляющих экономической безопасности. «Если экономика не развивается, государство очень быстро снижает возможность сопротивления негативным внешним и внутренним воздействиям» [3] (Varlamov, 2019). То есть стабильность национальной экономики как единой системы означает прочность и надежность ее элементов, экономических и организационных связей между ними, способность выдерживать эндогенные и экзогенные нагрузки.

Одним из недостатков БРИКС является то, что это «международный клуб» с неопределенной «правовой базой, которая является основой формирования механизмов обеспечения экономической безопасности» [15] (Senchagov, 2016). Поскольку лидер группы отсутствует, взаимодействие между странами-участницами во многом зависит от характера двусторонних отношений. Из-за противоречий и различий в национальных интересах сторон уровень внешнеполитического сотрудничества между странами незначительный. В целом можно сказать, что страны БРИКС солидарны только в вопросе архитектуры международной безопасности. В то же время решения, принятые на саммитах, не предусматривали каких-либо конкретных совместных действий по укреплению многополярности в мире. Следует подчеркнуть, что ни одна из стран БРИКС не заинтересована в том, чтобы Россия использовала платформу БРИКС для придания форуму антизападного характера (например, до сих пор страны БРИКС сохраняют нейтралитет в оценке ситуации на Украине).

В своем современном формате БРИКС позволяет замалчивать ряд проблемных вопросов между странами. Однако институционализация БРИКС может способствовать более рациональной архитектуре международных отношений. Российские эксперты считают, что создание бюрократической системы внутри БРИКС откроет путь для постоянного и многовекторного сотрудничества и придаст ей более определенную структуру. Вопрос в том, готовы ли к этому другие страны БРИКС (в частности, Индия выступает против «чрезмерной формализации» этой группы).

Системное развитие группы БРИКС должно начинаться с постепенного формирования долгосрочной экономической стратегии. Россия, являющаяся движущей силой этого процесса, должна сосредоточиться на том, чтобы сделать это реальностью. Очевидно, что основными факторами экономической безопасности страны являются: ее географическое положение; природные ресурсы; промышленный и сельскохозяйственный потенциал; степень социально-демографического развития и качество государственного управления. Страны БРИКС занимают различные лидирующие позиции по промышленным мощностям, сельскохозяйственному производству, природным ресурсам, географическому положению, что способствует обеспечению их экономической безопасности. Однако иногда они различаются по своему потенциалу, а также по характеру государственного регулирования экономики, что во многом определяет различия в уровне защищенности их национальной экономики.

Мировой опыт показывает, что устойчивость экономического роста и приемлемый уровень обеспечения экономической безопасности государства возможны только при условии инвестиционного развития национальной экономики. Однако в каждой стране есть свои механизмы и инструменты, но практически всегда соблюдается оптимальное соотношение, дающее максимальный эффект для экономики государства.

Из этого следует, что новые возможности «повышения уровня экономической безопасности России заключаются в использовании имеющихся стратегических ресурсов» [7] (Karavaeva, Kolomiets, Lev, Kolpakova, 2019), прежде всего в реализации энергетического, транзитного, экологического и высокотехнологичного потенциала нашей страны и ее экономики. В условиях глобальной конкуренции предлагается обеспечить «прорывное» развитие секторов российской экономики, определяющих ее специализацию в глобальной экономике. Системным решением экономических проблем экономики России является переход «от экспортно-сырьевого развития к инновационному» [13] (Pavlenko, 2018). Это, в свою очередь, требует структурной диверсификации национальной экономики.

Именно поэтому перспективы реализации национальных интересов и повышения уровня экономической безопасности России в группе БРИКС будут определяться как «объективными параметрами, так и субъективными» [6] (Karavaeva, Bukhvald, Soboleva, Kolomiets, Lev, Ivanov, Kazantsev, Kolpakova, 2019).

Заключение

Рост эффективности объединения стран БРИКС до значительного уровня и фактором успеха стала ускорившаяся институционализация группы в качестве закрытого клуба, в рамках которого рациональные стимулы к взаимоотношениям привели к налаживанию связей, способствовавших развитию конструктивного сотрудничества между участниками.

В ходе своей сложной эволюции БРИКС становится не только экономической, но и политической группой. Вне всякого сомнения, эти страны принадлежат к разным политическим системам, используют различные модели экономического развития. Тем не менее стратегическая цель их объединения – изменить геоэкономические и геополитические системы, сложившиеся в ХХ веке на благо цивилизации.

В этой связи также становится очевидным, что экономическая безопасность является важнейшей функцией государства. Как специфическое направление государственной экономической политики оно охватывает систему международных отношений между хозяйствующими субъектами на разных уровнях для удовлетворения экономических потребностей общества и имеет цель найти оптимальные пути решения экономических проблем.

Анализ тенденций развития мирохозяйственных связей, научно-технических преобразований в экономике, глобальных интеграционных процессов и влияния этих факторов на экономическую основу национальной безопасности государств мирового сообщества позволяет выявить основные направления обеспечения экономической безопасности государства. Подтверждение тому – настоящее исследование. Таким образом, очевидно, что оценка эффективности безопасности национальной экономики немыслима без определения ретроспективного, текущего и перспективного уровней экономической безопасности государства.

Проведенное исследование выявило следующие основные направления многостороннего сотрудничества стран БРИКС в процессе реализации национальных интересов и обеспечения экономической безопасности: экономическое, политическое и политико-экономическое. Определено, что взаимовыгодные и наиболее перспективные области их сотрудничества происходят именно в этих направлениях.

Изучение практического взаимодействия стран БРИКС позволило выявить тенденцию к развитию эффективного многостороннего механизма в процессе реализации национальных интересов, представляющих собой совпадающие на государственных уровнях задачи обеспечения экономической безопасности стран группы.

Установлено, что на современном этапе развития отношений между странами БРИКС в условиях нестабильности глобальной экономики для участников группы наиболее перспективными являются такие сферы многостороннего экономического взаимодействия, как выработка общей линии поведения по финансово-экономическим и политическим вопросам в международном формате, разработка мер по обеспечению экономической безопасности каждой из стран с помощью проведения работы в рамках многосторонних консультационных механизмов, расширение экономического сотрудничества через реализацию совместных инвестиционных проектов, технологический и информационный обмен.


Источники:

1. «Концепция участия Российской Федерации в объединении БРИКС» (утв. Президентом РФ). КонсультантПлюс [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_143690/ (дата обращения 03.12.2020).
2. Бойко С. (2019). «Проблематика международной информационной безопасности на площадках ШОС и БРИКС». Международная жизнь [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://interaffairs.ru/news/show/21480 (дата обращения 02.12.2020).
3. Варламов А.В. «Методологические аспекты современной трансформации моделей управления». Экономика и предпринимательство. 2019. № 12 (113). С. 1169-1172.
4. Виноградов А.В. «Диалоговый формат БРИКС и его роль в становлении многополярного мира». Сравнительная политика. 2014. Т. 5. № 1. С. 47-52.
5. Дробот Е.В. «Система тарифных преференций». Учебное пособие / Санкт-Петербург, 2017.
6. Караваева И.В., Бухвальд Е.М., Соболева И.В., Коломиец А.Г., Лев М.Ю., Иванов Е.А., Казанцев С.В., Колпакова И.А. «Экономическая безопасность отдельных прогнозных параметров социально-экономического развития и бюджетной политики Российской Федерации на среднесрочную перспективу» // Экономическая безопасность. – 2019. – Том 2. – № 4. – С. 273-334.
7. Караваева И.В., Коломиец А.Г., Лев М.Ю., Колпакова И.А. «Финансовые риски социально-экономической безопасности, формируемые системой государственного управления в современной России». // ЭТАП: экономическая теория, анализ, практика. - 2019. - № 2. - С. 45-65.
8. Лев М.Ю. «Ценообразование в Китае в период проведения реформ и кризисных ситуациях: нормативно-правовой аспект» // Вестник Академии. – 2014. – № 3. – c. 149-155.
9. Лещенко Ю.Г. «Институциональные ориентиры группы 20 (G-20) в аспекте российской экономики и интересах российского предпринимательства» // Российское предпринимательство. – 2017. – Том 18. – № 17. – С. 2417-2450.
10. Лещенко Ю.Г., Ермоловская О.Ю., Никулин С.В. «Институциональная модель регулирования финансового рынка Китая» // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 1. – С. 139-154.
11. Лещенко Ю.Г. «Национальные интересы в контексте обеспечения экономической безопасности государства в условиях глобальной интеграции: эволюционно-теоретический аспект» // Вопросы инновационной экономики. – 2020. – Том 10. – № 4. – doi: 10.18334/vinec.10.4.110815.
12. Национальный комитет по исследованию БРИКС. «История БРИКС». [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.nkibrics.ru/pages/history-brics (дата обращения 01.12.2020).
13. Павленко Ю.Г. «Экономическая безопасность в условиях креативно-инновационной экономики: политико-экономический аспект» // Экономическая безопасность. – 2018. – Том 1. – № 2. – С. 91-101.
14. Перская В.В., Эскиндаров М.А. «Многополярность: институты и механизмы согласования национальных интересов». Монография / В.В. Перская, М.А. Эскиндаров — Москва: КНОРУС, 2018. 538 с.
15. Сенчагов В.К. «Экономическая безопасность России: общий курс: учебник» //3-е изд., переработанное и доп. – М.: БИНОМ. 2016. – 269 с.
16. Толорая Г.Д., Ярыгина И.З. «Гармонизация финансовых отношений как фактор развития БРИКС». Банковские услуги. 2016. № 9. С. 2-9.
17. Толорая Г.Д., Белов А.В., Покровская Н.В., Тригубенко М.Е., Леженина Т.В., Коргун И.А., Губина М.А., Цветов А.П., Дрожащих Е.В., Зуенко И.Ю., Афонасьева А.В., Нгуен К.Х., Яковлев А.А. «Азиатские соседи России: взаимодействие в региональной среде». Коллективная монография / Центр российской стратегии в Азии Института экономики РАН. Москва, 2021. (3-е издание, переработанное и дополненное).
18. Шарма Ручир. «Взлёты и падения государств. Силы перемен в посткризисном мире». Издательство: Corpus (АСТ). 2016.
19. Ярыгина И.З., Боровикова О.А. «БРИКС+ как фактор экономического роста и инвестиционного развития». Экономика. Налоги. Право. 2019. Т. 12. № 4. 111-120 с.
20. BRICS Joint Statistical Publication. 2016. // Brazil, Russia, India, China, South Africa, 2016. 241p.
21. BRICS Joint Statistical Publication. 2018. // Statistics South Africa. Pretoria: Statistics South Africa, 2018. 290p.
22. BRICS Joint Statistical Publication 2020. // Brazil, Russia, India, China, South Africa/ Rosstat. — M.: «Rosstat», 2020. — 226p.
23. Leshchenko J.G. «Economic sovereignty in the 21-st century: the issue of Russia's foreign economic security in the conditions of membership in international financial and economic organizations» // Российское предпринимательство. – 2018. – Том 19. – № 12. – С. 3637-3650.
24. Lev M.Y., Leshchenko Y.G. (2020). «International reserves of the bank of Russia in the system of the state’s economic security». Journal of Advanced Research in Dynamical and Control Systems, 12 (4. Special Issue), pp. 876-888. (ISSN1943023X-United States-Scopus), 00, 350063).

Страница обновлена: 22.05.2021 в 13:48:20