Влияние цифровизации экономики на конкурентную среду: угрозы для отечественного производителя

Тагаров Б.Ж.1
1 Байкальский государственный университет

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
Том 10, Номер 11 (Ноябрь 2020)

Цитировать:
Тагаров Б.Ж. Влияние цифровизации экономики на конкурентную среду: угрозы для отечественного производителя // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10. – № 11. – doi: 10.18334/epp.10.11.111160.

Аннотация:
Цифровые технологии открывают новые возможности для развития бизнеса, но, вместе с тем, порождают и новые угрозы. В данной статье автор рассматривает влияние цифровизации экономики на конкурентную среду и выделяет ряд угроз, способных негативно сказаться на отечественном произ-водителе. При анализе угроз акцент сделан на риски рыночного характера, вы-званные тем, что цифровые технологии выводят местных производителей в более глобальную экономическую систему. Определены черты отраслей, для которых подобные угрозы могут быть наиболее опасными. Сделан вывод о том, что цифровизация способствует закреплению отношений между регионами с разным уровнем развития, как «центра» и «периферии»

Ключевые слова: цифровая экономика, риски, цифровые технологии, центр, периферия, конкурентоспособность, отечественный производитель



Введение

Последние несколько десятилетий главным фактором, меняющим жизнь людей, работу правительств и стратегию бизнеса, является повсеместное внедрение информационных коммуникационных технологий, имеющих цифровую природу. В результате исследователи и государственные деятели стали характеризовать экономические отношения, связанные с использованием данных технологий, с помощью термина «цифровая экономика». При этом часть исследователей понимают под данным термином не только наиболее «продвинутую» часть хозяйственной системы, но и всю экономику в целом, подчеркивая данный фактор ее развития [1].

Состояние цифровой экономики в России примерно соответствует уровню состояния нашей экономики в целом [1]. На начало 2020 года во Всемирном рейтинге цифровой конкурентоспособности Россия заняла 38-е место из 63 стран, по Индексу готовности к сетевому обществу – 48-е место из 121 страны, по Глобальному индексу сетевого взаимодействия – 41-е место из 79 [3] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg, 2020). Следует отметить, что разные составляющие цифровой экономики в России получили неравномерное развитие. Если качество информационной инфраструктуры, то есть развития широкополосного интернета и сотовой связи, в России является довольно высоким, то по показателям ее использования мы существенно отстаем от развитых стран. На конец 2019 года на 100 человек в России приходилось 96 абонентов мобильного широкополосного Интернет, что превышает аналогичный показатель таких стран, как Германия (83 абонента), Австрия (88 абонента) и Франция (89 абонента) [3] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg, 2020). В это же время интернет для онлайн-покупок в России использовали только 36% взрослого населения (в Германии – 77%, в Австрии – 60%, во Франции – 67%) [3] (Abdrakhmanova, Vishnevskiy, Gokhberg, 2020).

Массовое внедрение цифровых технологий создает много возможностей для всех отраслей экономики за счет снижения издержек общения с покупателями и поставщиками, управленческих затрат, издержек на образование, обработку информации, развития удаленной занятости и т.п. Но следует учесть, что появление новой, практически безбарьерной глобальной среды взаимодействия несет в себе и определенные угрозы для национальной хозяйственной системы.

Целью настоящей статьи является определение угроз для отечественного производства, связанных с развитием цифровых коммуникационных технологий.

К элементам научной новизны работы относится выделение угроз цифровизации, проистекающих из изменений рыночной конкурентной среды, в которой функционируют местные предприятия. Анализ угроз, связанных с интернет-мошенничеством, киберпреступностью и т.п., мы оставим за пределами данной работы.

Результаты

В литературе рассматриваются различные угрозы, которые создает цифровизация для разных аспектов жизнедеятельности бизнеса, государства и населения. Риски для российской экономики, связанные с проблемами безопасности информационных систем, рассматривались такими учеными, как Удалов Д.В. [4] (Udalov, 2018), Плотников В.А. [5] (Volkova, Plotnikov, Rukinov, 2019), Протасевич А.А. [6] (Protasevich, Foygel, 2020), Деревцова И.В. [7] (Bushuev, Derevtsova, Maltseva, Terenteva, 2020), Графова Т.О. [8] (Grafova, Shapovalov, 2020) и др. Отдельно выделяются риски, касающиеся распространения блокчейн-технологий (например, [9] (Zhigas, Kuzmina, 2020)). Графова Т.О. в своей работе [8] (Grafova, Shapovalov, 2020) помимо угроз кибербезопасности выделяет следующие типы рисков, связанных с цифровой экономикой: риски политического характера, риски финансово-экономического характера, риски правового характера, технологические риски, социальные риски, риски личности и частной жизни. Гриняев С.Н. [10], Соколов И.Ю. [11] (Sokolov, 2017) рассматривают ряд рисков, касающихся места человека в новой реальности: проблема ухода людей в виртуальный мир, замена человека роботами и пр. Последствия выхода страны на мировой рынок для отечественного производства исследовались множеством ученых, начиная с А. Смита [12] (Blaug, 1994) и заканчивая Э. Райнертом [13] (Raynert, 2015) и Постел-Винай К. [14] (Postel-Vinay, 2020) и многими другими зарубежными и отечественными исследователями. При этом основной проблемой, которую ученые и политические деятели выводят на первый план, является подавление местных предприятий более развитыми иностранными конкурентами, рост безработицы и экономической зависимости «периферийных» стран от государств-лидеров. Влияние цифровизации экономики на угрозы подобного рода мы и рассмотрим в данной работе.

С точки зрения работы рыночного механизма влияние цифровых технологий на экономические отношения в первую очередь проявляется в снижении издержек взаимодействия между субъектами рынка. В результате многие рынки, которые ранее были локальными, становятся глобальными. Для субъектов рынка это означает уменьшение их зависимости от местоположения покупателей и поставщиков и расширение круга конкурентов.

Определим основные угрозы цифровизации, связанные с изменением рыночной среды.

1. Рост зависимости предпринимателей от цифровых платформ.

Цифровую экономику иногда называют «платформенной» из-за того, что взаимодействие между контрагентами осуществляется с помощью интернет-сервисов или приложений (цифровых платформ), которые помогают повысить эффективность данного процесса и реализовать новые модели бизнеса. Примерами подобных платформ могут быть социальная сеть Facebook, площадки для электронной коммерции Amazon и Alibaba Group, «убероподобные» мобильные приложения и пр. Деятельность подобных сервисов характеризуется двумя важными взаимосвязанными особенностями: сетевым эффектом и эффектом экономии от масштаба. Одним из последствий данных особенностей является зависимость конкурентоспособности платформы от количества пользователей, которых она объединяет. Поэтому местным сервисам очень трудно противостоять мировым лидерам из-за относительно небольшого потенциального объема рынка. Тем не менее российские платформы во многих направлениях развиваются весьма успешно. Например, в сфере электронной коммерции лидером пока является маркетплейс AliExpress, но отечественные платформы Wildberries и Ozon догоняют его, а если брать в расчет только российских продавцов, то существенно опережают [15]. Заметим, что с точки зрения бизнеса неважно, платформа какой страны лидирует на рынке. В любом случае деятельность предпринимателей, чья бизнес-модель связана с цифровыми платформами, становится зависимой от их политики, и такие сервисы приобретают значительную монопольную власть.

2. Рост минимально необходимого объема производства.

Одной из характеристик современной экономики является рост информационноемкости товаров и услуг. То есть в их себестоимости идет увеличение доли нематериальной составляющей. Для товаров, производство которых требует относительно больших затрат на создание информации, особенно творческого характера, важнейшую роль играет эффект экономии на масштабе. А это означает, что минимальный объем рынка, при котором производство будет рентабельным, возрастает. Поэтому предприятия, чья продукция ориентирована на относительно небольшой местный рынок, могут стать неконкурентоспособными. Ярким примером здесь может быть сфера продажи программного обеспечения. Крупные компании, например американская Microsoft или российская 1С, имеют огромное преимущество перед потенциальными конкурентами, которое заключается в объеме захваченного рынка. Последним, чтобы создать продукт, близкий по качеству к продукту-лидеру, нужно сделать сопоставимые инвестиции. Тогда из-за меньшего объема реализации себестоимость единицы их продукции будет гораздо выше.

Следует отметить, что данная угроза касается информационноемкого производства. Местные предприниматели, чья деятельность имеет материальный характер, напротив, могут снизить свои издержки, поскольку могут приобрести нужный «информационный компонент» дешевле, чем ранее, поскольку из-за экономии на масштабе производства информационный продукт, создаваемый глобальными компаниями, станет дешевле.

3. Усиление специализации периферийных предприятий на рутинной деятельности.

Одной из главных тенденций в развитии производственных отношений является процесс разделения труда. Еще А. Смит упоминал, что уровень специализации, а следовательно, и эффективность производства, определяется масштабом экономической системы. Из-за развития цифровых коммуникационных технологий информационная составляющая производственного процесса становится частью глобального рынка, а материальная – локального. То есть масштаб экономической системы у информационной составляющей производственной цепочки становится больше, чем у материальной. Поэтому информационное производство постепенно отделяется от материального (особенно ярко это проявляется в сфере создания программного обеспечения для управления предприятием и производственным процессом). «Центр» начинает специализироваться на информационном производстве, а «периферия» – на рутинном материальном. Отметим, что управленческая деятельность в производственной системе также относится к информационной и благодаря цифровизации также «мигрирует» в «центр». Тем более что новые технологии позволяют осуществлять ее дистанционно. Здесь помимо всего прочего большую роль играет желание высококвалифицированных сотрудников и собственников находиться в «центре», предоставляющем более высокий уровень жизни. Подтверждением стремления информационного производства в «центр» является процесс концентрации финансовой деятельности в России. Данный процесс, благодаря цифровизации работы финансовых институтов, наблюдается как в масштабах страны в целом, так и на уровне федеральных округов и отдельных регионов [16] (Tagarov, 2020).

Подобное разделение труда приводит к тому, что деятельность, обладающая сильным положительным эффектом экономии на масштабе и дающая высокие доходы, в частности «инновационную ренту», сосредотачивается в «центре» (в международном масштабе его роль играют развитые страны), а деятельность, связанная с рутинным ресурсоемким производством, – на «периферии» (развивающиеся страны).

4. Потеря преимущества местных компаний в уровне адаптации к местному рынку.

Местные производства, не обладающие какими-либо уникальными ресурсами, могут иметь конкурентное преимущество перед более крупными конкурентами из «центра» в обладании информацией о потребностях местных потребителей и, следовательно, в больших возможностях для кастомизации своей продукции. Поскольку в цифровой экономике зависимость доступа к информации от местоположения субъекта снижается, то данное преимущество у местных предприятий уменьшается. Снижение расходов на изучение местных рынков и адаптацию к ним дает новые возможности для развития электронной коммерции и приводит к вытеснению «периферийных» предприятий компаниями из «центра». Помимо того, что местные продавцы теряют монопольную власть над покупателем, цифровизация рынка приводит к снижению асимметрии информации, то есть к потере их преимущества перед покупателями во владении информацией о товаре. Косвенным свидетельством этого является рост доли электронной коммерции в розничной торговле в России. В первом полугодии 2020 года на нее пришлось 10,9% от всей розницы [17]. При этом показательно, что лидером российской электронной коммерции стал маркетплейс Wildberries, одним из главных направлений продаж которого является продажа одежды, что ранее было прерогативой местных продавцов [15].

5. Эффект вытесняющего стандарта.

Современная экономика связана с распространением так называемых сетевых благ. Сетевое благо характеризуется положительной связью его полезности для отдельного потребителя с его распространенностью среди других потребителей, то есть наличием сетевого эффекта. При этом полезность подобного блага основана на возможности взаимодействия с другими потребителями. Такие блага всегда имели для общества важное значение (например, общий язык, единые нормы поведения и стандарты, телефон и пр.), но с развитием цифровых технологий их роль существенно возросла. Во-первых, практически все информационные технологии, начиная с интернета и заканчивая текстовыми редакторами и программами для автоматизации бухгалтерского учета, обладают сетевыми эффектами. Во-вторых, в условиях становления технологий Индустрии 4.0 повышается важность совместимости различных видов оборудования друг с другом и программным обеспечением. В-третьих, из-за увеличения сложности работы с оборудованием и его обслуживания повышаются требования к квалификации работников, что заставляет последних специализироваться на определенных технологиях. Это означает, что чем более распространенное оборудование используется, тем ниже затраты на рабочую силу. Данные эффекты касаются как рынка факторов производства, так и потребительских товаров. В таких условиях начинает действовать эффект вытесняющего стандарта, то есть наиболее распространенный тип оборудования, технологии, программного обеспечения и пр. начинает вытеснять остальные. Это создает барьер для входа на рынок для небольших местных предприятий.

6. Рост стоимости высококвалифицированной рабочей силы из-за ее переориентации на развитые страны.

Значительная часть квалифицированной рабочей силы занимается информационным трудом, что в условиях цифровой экономики открывает для нее глобальный рынок труда, в котором они могут принять участие дистанционно. Даже такие работники, как квалифицированные рабочие, швеи, повара и др., на первый взгляд, относящиеся к сфере материального производства, получают возможность монетизировать с помощью интернета свои знания и навыки с помощью ведения профессиональных блогов и продажи обучающих курсов. Развитие удаленной занятости приводит к тому, что заработная плата подобных специалистов начинает определяться не местным рынком труда, а глобальным. Следовательно, данные трудовые ресурсы для работодателей «центра» будут дешеветь, а для работодателей «периферии» – дорожать, что может негативно сказаться на их конкурентоспособности. Ситуация с пандемией коронавирусной инфекции COVID-19 ускорила процесс развития дистанционной занятости. По данным Минтруда РФ, на начало ноября 2020 года 3,5 млн россиян работали в удаленном формате, тогда как в 2019 году в это время дистанционно работали только 30 тысяч человек [18].

Если подытожить вышеуказанные угрозы, то можно сказать, что цифровизация экономики и вызванный ею рост глобализации рынков способствуют закреплению отношений между регионами (странами) с разным уровнем развития в виде взаимодействия «центра» и «периферии». Классическим рецептом борьбы с недостатками периферийного положения является политика протекционизма, проводимая применительно к высокотехнологичным отраслям обрабатывающей промышленности [13] (Raynert, 2015). Проблемой в данном случае является относительно высокая сложность построения барьеров для информационных товаров и услуг по сравнению с традиционными.

Заключение

Цифровизация экономики с точки зрения работы рынка проявляется в снижении издержек взаимодействия между его субъектами, что расширяет границы экономической системы и делает ее глобальной. В результате проблемы, свойственные центр-периферийным отношениям, могут обостриться. В статье выделяются угрозы, вызванные развитием цифровых коммуникационных технологий и влияющие на конкурентную среду местных производств. К ним отнесены:

1. Рост зависимости предпринимателей от цифровых платформ и усиление их монопольной власти.

2. Рост минимально необходимого объема рынка для создания продукта, что уменьшает конкурентоспособность небольших производителей.

3. Усиление специализации периферийных предприятий на рутинной деятельности, а центральных – на интеллектуальной.

4. Потеря преимущества местных компаний в уровне адаптации к местному рынку.

5. Эффект вытесняющего стандарта, создающий барьер для входа на рынок для новых предприятий.

6. Рост стоимости местной высококвалифицированной рабочей силы из-за ее переориентации на глобальный рынок труда.

Наибольшую угрозу цифровизация рыночных отношений представляет для отраслей производства, обладающих следующими чертами: «торгуемость» [2] товаров, высокий уровень информационноемкости производства, низкий уровень кастомизации товаров, наличие у товаров сетевого эффекта. Кроме того, в зону особого риска попадают отрасли, отягощенные сложившейся сетью поддержки и соответствующими институтами.

[1] По данным МВФ Россия по итогам в 2019 года заняла 53 место в мире по уровне ВВП по ППС на душу населения [2].

[2] Торгуемые товары – товары, которые могут передвигаться между различными странами (рынками).


Источники:

1. Всемирный банк: развитие цифровой экономики в России [Электрон-ный ресурс]. URL: https://www.vsemirnyjbank.org/ru/events/2016/12/20/developing-the-digital-economy-in-russia-international-seminar-1 (дата обращения: 12.11.2020).
2. Международный валютный фонд: экономический обзор (октябрь 2020 г.) [Электронный ресурс]. URL: https://www.imf.org/en/Publications/WEO/weo-database/2020/October/weo-report (дата обращения: 12.11.2020).
3. Индикаторы цифровой экономики: 2020 : статистический сборник / Г. И. Абдрахманова, К. О. Вишневский, Л. М. Гохберг и др. – М.: НИУ ВШЭ, 2020. – 360 с.
4. Удалов Д. В. Угрозы и вызовы цифровой экономики // Экономическая безопасность и качества. – 2018. – №1 (30). – С. 12-18.
5. Волкова А. А., Плотников В. А., Рукинов М. В. Цифровая экономика: сущность явления, проблемы и риски формирования и развития // Управленческое консультирование. – 2019. – №4 (124). – С. 38-49.
6. Протасевич А. А., Фойгель Е. И. О возможностях криминалистической габитоскопии при реализации мер противодействия современной киберпреступности // Всероссийский криминологический журнал. – 2020. – Т. 14, № 3. – С. 471–480. – DOI: 10.17150/2500-4255.2020.14(3).471-480.
7. Бушуев А. Л., Деревцова И. В., Мальцева Ю. А., Терентьева В. Д. Роль информационной безопасности в условиях цифровой экономики // Baikal Research Journal. – 2020. – Т. 11, № 1. – DOI: 10.17150/2411-6262.20.11(1).6
8. Графова Т. О., Шаповалов А.Ф. Риски и угрозы экономической безо-пасности в цифровой экономике // Азимут научных исследований: экономика и управление. – 2020. – Т.9, № 1(30). – С. 382-386.
9. Жигас М. Г., Кузьмина С. Н. Блокчейн и децентрализованная денеж-ная система: принципы построения и пути развития // Известия Байкальского государственного университета. – 2020. – Т. 30, № 1. – С. 79-88. – DOI: 10.17150/2500-2759.2020.30(1).79-88.
10. Гриняев С. Н. Угрозы цифровой эпохи: краткий анализ возможных последствий [Электронный ресурс]. URL: http://csef.ru/ru/nauka-i-obshchestvo/445/ugrozy-czifrovoj-epohi-kratkij-analiz-vozmozhnyh-posledstvij-7875 (дата обращения: 12.11.2020).
11. Соколов И. Ю. Риски цифрового будущего // Проблемы анализа риска. – 2017. – Т. 14., № 6. – С. 6-21.
12. Блауг М. Экономическая мысль в ретроспективе / 4-е изд., пер. с англ. – М.: Дело Лтд, 1994. – 720 с.
13. Райнерт Э. С. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными. – Москва : Издательский дом Высшей шк. Эконо-мики, 2015. – 382 с.
14. Постел-Винай К. Глобализация 4.0 и новые модели международного сотрудничества // Вестник международных организаций. – 2020. – Т. 15, № 2. – С. 82-92. – DOI: 10.17323/1996-7845-2020-02-04.
15. E-pepper: Российский eCommerce и eGrocery в 2019 году: аналитика JP Morgan [Электронный ресурс].URL: https://e-pepper.ru/news/rossiyskiy-ecommerce-v-21019-godu-analitika-jp-morgan.html (дата обращения: 12.11.2020).
16. Тагаров Б.Ж. Оценка концентрации производства в условиях инфор-мационной экономики на примере финансовой деятельности // Экономика, предпринимательство и право. – 2020. – Том 10, № 7. – С. 1921- 1934. – DOI: 10.18334/epp.10.7.110449.
17. РБК: Доля онлайна в российской рознице приблизилась к уровню развитых стран [Электронный ресурс]. URL: https://www.rbc.ru/rbcfreenews/5f592c909a79471b55995534 (дата обращения: 12.11.2020).
18. ТАСС: Минтруд сообщил, что 3,5 млн россиян работают удаленно [Электронный ресурс]. URL: https://tass.ru/ekonomika/9972081 (дата обращения: 12.11.2020)

Страница обновлена: 27.11.2020 в 11:31:42